УДК 343.139 

Страницы в журнале: 91-94

 

А.А. ВАСЯЕВ,

кандидат юридических наук, адвокат Московской коллегии адвокатов «Коллегия адвокатов Павла Астахова» Alex-Willer@rambler.ru

 

Рассматривается актуальность изучения процесса исследования доказательств в уголовном судопроизводстве.

Ключевые слова: исследование, доказательство, судебное разбирательство, актуальность.

 

About actuality of evidence research

 

Vasyaev A.

 

We consider the relevance of studying the process of research of evidence in criminal proceedings.

Keywords: research, evidence, trial, actuality.

 

В  соответствии с ч. 1 ст. 240 УПК РФ «в судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию, за исключением случаев, предусмотренных разделом X настоящего Кодекса. Суд заслушивает показания подсудимого, потерпевшего, свидетелей, заключение эксперта, осматривает вещественные доказательства, оглашает протоколы и иные документы, производит другие судебные действия по исследованию доказательств». Содержание регламентированного порядка исследования доказательств не раскрывает его сути, проявляет лишь внешнюю форму данного процесса, не затрагивая сущностных особенностей исследования. Это характерно не только для УПК РФ, но и для всех уголовно-процессуальных кодексов стран СНГ.

Значение для уголовного судопроизводства изучения доказательств и обусловленность результатами этого исследования характера и содержания выносимых решений по уголовному делу определили изучение данной проблемы в специальной литературе, а также на уровне диссертационных работ.

Новый этап развития уголовно-процессуального законодательства и практика его применения требуют осмысления, что есть исследование доказательств, каков процессуальный порядок исследования доказательств, какие нарушения при этом допускаются, каковы место и роль участников судебного разбирательства в этом процессе, насколько суд может быть активным при этом, в какой мере действующие механизмы исследования доказательств способствуют достижению назначения уголовного судопроизводства и обеспечению прав участников при производстве по уголовным делам, каковы пределы, стадии, в которых осуществляется исследование доказательств.

Неоднозначное понимание на практике сути, содержания и процедуры исследования доказательств в уголовном судопроизводстве свидетельствует о неослабевающей актуальности данной проблемы. Изучение приговоров подтвердило не только активность употребления судами термина «исследование доказательств», но и разный подход к определению его смысла. В немалой степени это вызвано тем, что УПК РФ, предусматривая в статьях 240, 241, 244, 246, 248, 259, 274 термин «исследование доказательств», не закрепляет его понятие, не раскрывает содержания. «Согласно нормам ст. 75, ст. 240, ст. 297, п. 2 ст. 307 УПК РФ в их системном толковании, приговор суда признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями УПК РФ; при постановлении приговора суд должен привести легитимные доказательства, на которых основаны его выводы, непосредственно исследовав их в ходе судебного заседания…»[1]

Изучение кассационной и надзорной практики свидетельствует, что в 18% случаев приговоры были отменены в связи с нарушениями, допущенными при исследовании доказательств, что приводило к несоответствию выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела. Данные судебные решения изобилуют ссылками на то, что «суд обосновал свои выводы доказательствами, которые не были исследованы в судебном заседании», «приговор основан на недостаточно исследованных доказательствах», «оставлен без внимания ряд доказательств, исследование которых могло повлиять на решение вопроса о виновности или невиновности подсудимого», «суд односторонне подошел к исследованию доказательств, полученных в процессе предварительного и судебного следствия, не выяснив причины противоречий в показаниях потерпевших, свидетелей, а также самих подсудимых» и др.

Федеральным законом от 29.12.2010 № 433-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» внесены изменения в существующую систему апелляционной, кассационной и надзорной инстанций. Изменения затронули и процесс исследования доказательств в виде отказа от исследования доказательств в суде кассационной инстанции (гл. 47.1 УПК РФ), и акцентирование этого процесса в ходе судебного следствия в апелляционной инстанции (ч. 6 ст. 389.13 УПК РФ), что и определяет актуальность изучения процесса исследования доказательств на этой стадии.

Европейский суд по правам человека (далее — ЕСПЧ) неизменно определяет: «Действие статьи 6 Конвенции заключается и в том, чтобы среди прочего обязать суд провести надлежащее исследование замечаний, доводов и доказательств, представленных сторонами по делу, беспристрастно решая вопрос об их относимости к делу»[2]; «доказательства должны быть исследованы судами, которые несут ответственность за установление фактов»[3]; «доказательства должны исследоваться в открытом судебном заседании в присутствии обвиняемого, с соблюдением принципа состязательности»[4]. Поскольку юрисдикция ЕСПЧ для Российской Федерации обязательна по вопросам толкования и применения Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года и протоколов к ней, то обязательна его прецедентная практика: «применение судами Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского Суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод»[5].

Данная проблема актуальна и в силу того, что на практике исследование письменных материалов дела сводится к прочтению вслух документа (в полном объеме либо части) либо оглашению его названия с указанием тома, листов, где он находится. Именно поэтому сегодня стало возможным считать оглашение сотни страниц уголовного дела за несколько минут судебного следствия их исследованием. Исследование же личностных доказательств сводится к повторению показаний, данных лицом в ходе предварительного расследования. Это обусловлено позицией УПК РФ: «Суд заслушивает…» (ч. 1 ст. 240 УПК РФ).

Непроведение таких судебных действий, как освидетельствование, осмотр, эксперимент, производство экспертизы, сводит исследование доказательств к повторению предварительного расследования. Такой формалистический подход к исследованию доказательств не позволяет выявить подлинное их содержание, выяснить процессуальную форму их обнаружения и закрепления, а значит, и оценить в полной мере их свойства.

Выявленные в процессе изучения судебной практики неоднозначность, противоречивость и законодательная неурегулированность в процедуре исследования доказательств находятся в противоречии с принципом, определенным ЕСПЧ применительно к судебному производству, — «принципом правовой эффективности судебного производства»[6]. В свете данного принципа все судебные процедуры, в том числе и по исследованию доказательств, должны иметь четкую законодательную определенность: субъекты,  применяющие судебные процедуры, должны обладать надлежащим законодательным базисом прав, обязанностей, ответственности и средств, позволяющих реализовывать предоставляемые права, обязанности, исключая существующую самовольность суда, государственного обвинителя, защитника при применении тех или иных процессуальных норм, порождающую противоречивую судебную практику, ослабевая тем самым гарантии государственной защиты конституционных прав, свобод и законных интересов.

Все это служит подтверждением тому, что и на новом этапе развития уголовно-процессуального законодательства и практики его применения проблема исследования доказательств на центральной стадии уголовного судопроизводства — стадии судебного разбирательства — продолжает оставаться актуальной. Это порождает необходимость разработки наукой надлежащих процессуальных процедур, позволяющих принимать законные, обоснованные и справедливые решения, а также предусмотреть надлежащий механизм их проверки в суде апелляционной инстанции.

Задача изучения процесса исследования доказательств — разработать его теоретическую основу. Изучение судебной практики позволило сформулировать заказ судебной практики, целью которого является демонстрация участникам судебного разбирательства, как процесс исследования доказательств происходит при рассмотрении уголовного дела. Предложенная основа будет являться отправной точкой для исследования конкретного доказательства. Подобный теоретический фундамент, основанный на изучении судебной практики, позволит реализовать программы по исследованию определенных доказательств в конкретной процессуальной обстановке (ситуации), тем самым меняя роль науки уголовного процесса от обучающей  до обязательной в применении регламентированной программы, где участнику судебного разбирательства будет предлагаться алгоритм исследования того или иного доказательства.

Это поможет предусмотреть процесс исследования доказательства не как формулу с неизвестными значениями, а как процесс установления перечня заданных теорией вопросов, разрешение которых позволит сделать вывод, что доказательство исследовано.

 

Библиография

1 Кассационное определение от 17.04.2009 № 22-1815 // Архив Нижегородского областного суда. 2010.

2 Постановление ЕСПЧ от 12.02.2004 № 47287/99 по делу «Перес против Франции» // СПС «КонсультантПлюс».

3 Постановление ЕСПЧ от 19.12.1990 № 11444/85 по делу «Дельта против Франции». URL: http://europeancourt.ru/ tag/ugolovnoe-obvinenie

4 Постановление ЕСПЧ от 22.07.2010 № 21731/03 по делу «Самошенков и Строков против Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».

5 Постановление Пленума ВС РФ от 10.10.2003 № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» // Бюллетень ВС РФ. 2003. № 12. С. 6.

 

6 Постановление ЕСПЧ от 25.07.2002 по делу «Совтрансавто против Украины» // СПС «КонсультантПлюс».