А.Г. ЗАЛУЖНЫЙ,

советник юстиции 1 класса, кандидат философских наук

 

C  принятием Федерального закона от 25.07.2002 № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» (далее — Закон о противодействии экстремизму) и внесением изменений и дополнений в законодательные акты в связи с принятием данного закона в значительной мере возросла роль правоохранительных и иных государственных органов в противодействии экстремистской и иной противоправной деятельности в политической, религиозной и других сферах общественной жизни.

В частности, положительные результаты приносит работа судов по рассмотрению дел о ликвидации и запрете деятельности организаций, нарушающих законодательство. Так, по заявлению Генерального прокурора РФ Верховный суд РФ решением от 14.02.2003 признал террористическими 15 организаций и запретил их деятельность на территории Российской Федерации.

Однако следует признать тот факт, что деятельность экстремистски настроенных отдельных лиц и их объединений, сопровождающаяся нарушениями законодательства России, приобрела в настоящее время широкие масштабы. Особую озабоченность вызывает деятельность религиозных групп, исповедывающих ислам, которая давно стала проблемой на Северном Кавказе. К примеру, в Республике Дагестан по состоянию на 1 января 2004 г. было зарегистрировано 617 мусульманских религиозных организаций. В то же время действующих мечетей, по некоторым данным, в 3—3,5 раза больше. Вывод о том, чем могут заниматься члены незарегистрированных религиозных объединений, напрашивается из одного того факта, что в республике, не дожидаясь изменений федерального законодательства, был принят свой закон, направленный на противодействие экстремистской деятельности.

Под прикрытием различных благотворительных и гуманитарных фондов, учебных заведений во многих республиках Северного К