Федеральной службой судебных приставов на постоянной основе проводится анализ складывающейся судебной практики по делам, связанным с оспариванием постановлений, действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей и иных должностных лиц ФССП России, а также по защите имущественных интересов Службы в судах Российской Федерации. В настоящем обзоре представлены отдельные положения анализа материалов судебной практики 2012 года по делам, связанным с взысканием алиментов на содержание детей.

 

В 2012 году на рассмотрении в судах Российской Федерации находилось 70 474 заявления об оспаривании постановлений, действий (бездействия) должностных лиц ФССП России, что на 2,8% больше, чем в 2011 году (68 532 заявления). При этом в 2011 году было удовлетворено 4142 заявления, т. е. 6% от числа предъявленных, а в 2012 году — 4427 заявлений (6,3%). В целом количество заявлений по отношению к общему количеству исполнительных производств составляет одно заявление на 737 производств, из которых на 11 728 производств приходится лишь одно удовлетворенное заявление. Из 70 474 заявлений об оспаривании постановлений, действий (бездействия) должностных лиц Службы 90% составили заявления, связанные с деятельностью судебных приставов-исполнителей, из них 4% — заявления об оспаривании действий по исполнению исполнительных документов о взыскании алиментов.

Нередко судебная практика восполняет пробелы в законодательстве, однако она не всегда является позитивной для Службы. Однозначной позиции по ряду положений Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» судебными инстанциями до сих пор не выработано, правоприменительная практика продолжает формироваться, о чем свидетельствуют отмененные судами вышестоящих инстанций судебные акты.

В обзоре рассматриваются примеры судебной практики по исполнению исполнительных документов о взыскании алиментов,  наиболее интересные с точки зрения правоприменения.

 

Расчет задолженности по алиментам обоснованно определен исходя из размера средней заработной платы в Российской Федерации, поскольку налоговая декларация по единому налогу на вмененный доход (далее — ЕНВД) не может считаться подтверждением дохода плательщика алиментов от предпринимательской деятельности.

Должник Ж. обратился в суд, указав, что он является индивидуальным предпринимателем. В силу выбранной системы налогообложения за свои доходы он отчитывается в налоговом органе один раз в квартал и имеет доход от предпринимательской деятельности. Однако судебный пристав-исполнитель при определении расчета задолженности алиментов на несовершеннолетнего ребенка не учел этого, рассчитав задолженность исходя из размера средней заработной платы в Российской Федерации.

Суд, отказывая в удовлетворении заявленных требований, указал следующее. В подп. «з» п. 2 Перечня видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей (утв. постановлением Правительства РФ от 18.07.1996 № 841), установлен такой вид дохода, как доход от осуществления предпринимательской деятельности без образования юридического лица. При этом налоговая декларация по ЕНВД, представляемая в налоговые органы, не может считаться подтверждением дохода плательщика алиментов от предпринимательской деятельности, так как декларируемый доход является вмененным, а не фактически полученным индивидуальным предпринимателем.

Согласно положениям ст. 346.27 Налогового кодекса РФ вмененным доходом признается потенциально возможный доход налогоплательщика единого налога, рассчитываемый с учетом совокупности условий, непосредственно влияющих на получение указанного дохода, и используемый для расчета величины единого налога по установленной ставке. При этом в ст. 346.29 НК РФ установлено, что налоговой базой для исчисления суммы единого налога признается величина вмененного дохода, рассчитываемая как произведение базовой доходности по определенному виду предпринимательской деятельности, исчисленной за налоговый период, и величины физического показателя, характеризующего данный вид деятельности.

Таким образом, вмененный доход определяется расчетным путем исходя из размеров базовой доходности физических показателей для различных видов деятельности (ст. 346.29 НК РФ), а также коэффициентов, которые устанавливаются законами субъектов Российской Федерации.

Указанный способ определения дохода установлен для целей исчисления и уплаты суммы ЕНВД и не может применяться при расчете суммы алиментов на содержание несовершеннолетнего ребенка.

Индивидуальному предпринимателю, использующему упрощенную систему налогообложения, задолженность по алиментам исчисляется из дохода, полученного им от ведения предпринимательской деятельности, уменьшенного на величину расходов, связанных с получением дохода, и на сумму налога, уплаченного в связи с применением указанной системы налогообложения. При этом бремя доказывания доходов и расходов лежит на самом плательщике алиментов.

А. обратился в Курчатовский районный суд г. Челябинска с заявлением о признании незаконным расчета задолженности по алиментам. В обоснование заявленных требований А. указал, что является индивидуальным предпринимателем, в связи с чем для исчисления размера алиментов следует принимать налоговые декларации и доходы за вычетом расходов.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд указал следующее. А. были представлены налоговые декларации по ЕНВД без первичной финансовой документации. Судебный пристав-исполнитель истребовала у А. первичную финансовую документацию.

А. представил Книгу расходов и доходов, не содержащую обязательных реквизитов, предусмотренных требованиями ст. 9 Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» (далее — Закон о бухгалтерском учете).

Между тем бремя доказывания доходов и расходов лежит на самом индивидуальном предпринимателе — плательщике алиментов, для чего и используется Книга учета доходов и расходов, необходимая для исчисления налоговой базы по налогу.

Форма и порядок заполнения Книги учета доходов и расходов утверждается Министерством финансов РФ (ст. 346.24 НК РФ).

Те предприниматели, которые избрали в качестве объекта налогообложения только доходы (без вычета расходов), по смыслу налогового законодательства вправе не вести учет расходов и могут использовать предусмотренные Законом о бухгалтерском учете первичные учетные документы, которыми подтверждаются понесенные ими расходы, для учета при определении размера доходов, из которого подлежат удержанию алименты на несовершеннолетних детей.

Расчет задолженности, произведенный судебным приставом-исполнителем исходя из размера средней заработной платы в Российской Федерации, правомерен, компенсационные же выплаты, выплачиваемые должнику в связи с уходом за нетрудоспособным гражданином, не являются доходом для расчета алиментов.

К. обратился с заявлением в Зубово-Полянский районный суд Республики Мордовия об отмене постановления о расчете задолженности по алиментам (дело № 2-1447/2012). В обоснование своих требований К. указал, что он является лицом, ухаживающим за престарелой матерью, о чем заключен договор с Пенсионным фондом Российской Федерации (УПФР в Зубово-Полянском муниципальном районе Республики Мордовия) и что подтверждено договором об оказании платных услуг на дому за нуждающимся, заключенным между ним и его матерью, согласно которому его работа по уходу за нуждающимся оплачивается из расчета 1500 руб. в месяц. Данный доход является его единственным заработком, поскольку получать компенсационную выплату по уходу за пожилым родственником может только лицо, не имеющее иной оплачиваемой работы и не получающее пенсии или пособия по безработице. Одновременно К. производились в адрес взыскателя ежемесячные выплаты по алиментам в сумме 1000 руб. Кроме этого, проживая с младшим сыном в одном доме, он постоянно заботится о нем.

Суд, отказывая в удовлетворении требований К., указал, что судебным приставом-исполнителем правомерно произведен расчет задолженности по алиментам исходя из размера средней заработной платы в Российской Федерации, так как в спорный период должник К. не работал и не представил доказательства, подтверждающие его заработок или иной доход, а на компенсационные выплаты в связи с уходом за нетрудоспособным гражданином взыскание не может быть обращено. Выплаченные истцом в добровольном порядке денежные средства взыскателю судебным приставом-исполнителем зачтены в счет уплаты задолженности по алиментам, о чем в постановлении указано. Договор об оказании платных услуг на дому за нуждающимся не зарегистрирован в налоговом органе, подоходный налог К. не платил, в связи с чем у суда возникли обоснованные сомнения относительно надлежащего исполнения условий данного договора сторонами. Факты совместного проживания должника К. с сыном, приобретение им продуктов питания, а также разовые покупки детям не свидетельствуют о надлежащем исполнении им своих родительских обязанностей по содержанию несовершеннолетних детей.

Таким образом, нарушения прав должника со стороны судебного пристава-исполнителя судом не установлено.

 

При достижении одним из детей совершеннолетия судебный пристав-исполнитель вправе самостоятельно в соответствии со ст. 81 Семейного кодекса Российской Федерации определить размер алиментов на второго ребенка, не достигшего 18 лет.

З. обратился в Устиновский районный суд г. Ижевска с заявлением о признании незаконным отказа судебного пристава-исполнителя в прекращении исполнительного производства в связи с достижением одним ребенком совершеннолетия, а также признании незаконным постановления о расчете задолженности по алиментам. Свои требования истец мотивировал следующим.

В районном отделе судебных приставов г. Ижевска возбуждено исполнительное производство о взыскании с него алиментов в размере 1/3 части от всех видов заработка и (или) иного дохода ежемесячно, начиная с 2009 года и до совершеннолетия детей 1992 и  1994 года рождения. Один из детей достиг совершеннолетия. Несмотря на данный факт, судебный пристав-исполнитель продолжал начислять алименты на ребенка, достигшего совершеннолетия, чем, по мнению З., нарушил нормы Семейного кодекса РФ. Также З. указал, что, поскольку взыскание алиментов в силу закона должно было быть прекращено, отказ судебного пристава-исполнителя в прекращении исполнительного производства он считает незаконным.

Отказывая в удовлетворении заявленных З. требований, суд отметил, что в исполнительном листе, на основании которого возбуждено исполнительное производство, размер алиментов определен судом в размере 1/3 части от всех видов заработка и (или) иного дохода, которые должен выплачивать заявитель.

Исходя из смысла статей 81 и 119 СК РФ, изменение размера взыскиваемых алиментов относится к компетенции суда и какое-либо лицо до вынесения соответствующего судебного акта не имеет права изменить размер алиментов. Кроме того, у судебного пристава-исполнителя отсутствовали законные основания для прекращения или окончания исполнительного производства, поскольку в исполнительном документе указано на взыскание алиментов на двоих детей, один из которых не достиг совершеннолетия, следовательно, окончание или прекращение исполнительного производства судебным приставом-исполнителем привело бы к нарушению прав как самого ребенка, так и взыскателя.

Вместе с тем по результатам рассмотрения Судебной коллегией по гражданским делам Верховного суда Удмуртской Республики апелляционной жалобы З. решение суда первой инстанции было отменено в части отказа в удовлетворении заявления З. о признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя о расчете задолженности по алиментам на содержание ребенка, достигшего совершеннолетия.

Судом апелляционной инстанции в определении указано, что, поскольку ребенок 1992 года рождения достиг совершеннолетия, обязанность, установленная исполнительным документом по выплате алиментов на его содержание, прекратилась. С учетом этого оснований для расчета задолженности по алиментам, подлежащим выплате на содержание ребенка 1992 года рождения, у судебного пристава-исполнителя не имелось; алименты на содержание ребенка 1994 года рождения в силу положений п. 1 ст. 81 СК РФ подлежали уплате в размере 1/4 от всех видов заработка должника и (или) иного его дохода.

В части отказа в прекращении исполнительного производства решение признано законным и обоснованным.

Судом кассационной инстанции в определении об отказе в передаче кассационной жалобы судебного пристава-исполнителя сделан вывод о том, что в тех случаях, когда взыскание алиментов производится на основании одного исполнительного документа на двух детей в пользу одного родителя в установленном законом размере — 1/3 части от всех видов заработка другого родителя, при достижении одним из детей совершеннолетия судебный пристав-исполнитель вправе самостоятельно, в соответствии со ст. 81 СК РФ определить размер алиментов на второго ребенка, не достигшего совершеннолетия.

В данном случае вопрос об определении размера выплаты на содержание второго ребенка, не достигшего совершеннолетия, может быть разрешен на стадии исполнения решения суда судебным приставом-исполнителем в рамках вынесенного судебного акта и без его изменения.

 

Обзор подготовлен Правовым управлением ФССП России