А.Л. ОСИПЕНКО,

кандидат юридических наук, доцент, начальник отдела Омской академии МВД России

 

Информационные ресурсы Всемирной паутины оказывают все более заметное влияние на жизнь современного общества. В сетевое взаимодействие вовлекаются самые разные субъекты: от органов государственной власти, общественных организаций, коммерческих структур до обычных граждан. При этом сетевые информационные процессы все более отличаются от простого обмена данными между компьютерами; для них теперь характерны необычайная широта охвата аудитории, высокая оперативность, вариативность форм воздействия при наличии обратных связей пользователя с поставщиком материалов. Такое сочетание приводит к тому, что Интернет становится одним из наиболее мощных инструментов выражения и формирования общественного мнения.

Между тем отсутствие отлаженных правовых механизмов влияния на представляемые материалы приводит к тому, что в Сети появляется информация, носящая ярко выраженный общественно опасный характер. Все чаще приходится сталкиваться с фактами размещения в Интернете ресурсов откровенно националистического, фашистского, расистского содержания, различного рода дезинформации, анонимных клеветнических публикаций, порнографической продукции, вредоносных компьютерных программ, рецептов производства наркотических и взрывчатых веществ и т. п. По своей сути подобные публикации являются прямой пропагандой криминальной психологии и нередко направлены на вовлечение молодежной аудитории глобальных сетей в противоправную деятельность. Тем самым воздействие через Интернет подпитывает преступность, искажая представления пользователей Всемирной паутины о правомерном и противоправном, преступном и непреступном в современном мире. Государства уже не в состоянии полностью контролировать информационные потоки в глобальных сетях, что напрямую сказывается на безопасности мирового сообщества.

В данной ситуации возрастает важность поиска адекватных форм противодействия размещению в Интернете общественно опасных материалов, особое место среди которых по понятным причинам должны занять уголовно-правовые. Однако формирование эффективной уголовной политики в этой сфере невозможно без учета особенностей возникшей в Интернете социальной среды. Такая среда, выступающая специфическим объектом криминологического изучения, является крайне неоднородной. Тем не менее ей присущи некоторые обобщенные свойства: практически полная анонимность субъектов общения, отсутствие жесткой регламентации поведения, многообразие способов самопрезентации. С позиций криминологии важно учитывать и особенности сложившегося в этой среде сетевого сообщества, для которого характерен постоянный приток участников. Новые пользователи приходят во Всемирную паутину со своими взглядами, нередко носящими социально негативный характер, что приводит даже к определенной маргинализации части обитателей Сети. Специфика новой среды, безусловно, сказывается на особенностях совершаемых здесь преступных деяний, а потому имеет смысл более детально рассмотреть, какие из них представляют повышенную общественную опасность.

Одним из наиболее серьезных противоправных явлений в глобальных сетях на сегодняшний день выступает распространение порнографии, и особенно — порнографии с участием несовершеннолетних (детской порнографии). Основная причина роста оборота подобной

продукции состоит в том, что новая технологическая среда позволяет пропагандировать сексуальные извращения, переправлять порнографическую продукцию от изготовителя потребителю с невиданной ранее скоростью и в не поддающихся измерению объемах. Развитие сетей придает этому явлению особые качества и до крайности повышает его общественную опасность[1]. По данным МВД России, в 2006 году в стране зарегистрировано 248 преступлений, связанных с распространением детской порнографии, причем по линии Управления «К» — 146 преступлений (в 2005 году — 31). Все более заметно это направление преступной деятельности переходит под контроль организованной преступности, и не случайно — за последние годы сформировался международный рынок детской порнографии, ставший одним из самых прибыльных секторов теневой экономики. Сайты с детской порнографией часто являются звеньями разветвленной организованной транснациональной преступной сети, направленной на вовлечение детей в сексуальную эксплуатацию.

Возможность сохранения анонимности, широкий охват аудитории, неразвитость механизмов уголовного преследования способствуют появлению все новых сетевых ресурсов, носящих экстремистскую направленность. В условиях, когда рост экстремистских настроений, распространение ксенофобии и агрессивного национализма могут угрожать общественной стабильности, беспрепятственное размещение подобных материалов в Интернете должно вызывать особую тревогу. По данным Общественной палаты России, не менее 200 русскоязычных сайтов в Интернете пропагандируют ненависть по национальному признаку. Широко представлены в сети сайты, нацеленные на аудиторию народов Кавказа, на которых ведется пропаганда националистических взглядов, разжигание межнациональной розни, публикуются призывы к организации незаконных вооруженных формирований и свержению органов власти[2]. Особо следует выделить сайты экстремистских организаций, которыми с размещением «ресурсов, демонстрирующих сцены убийств и пыток военнослужащих и мирных жителей, проводится политика широкомасштабного информационного террора»[3]. Указанные действия определенно могут квалифицироваться как возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды (ст. 282 УК РФ), публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя (ст. 280 УК РФ).

Сеть стала одним из наиболее активно используемых каналов связи между участниками преступных сообществ, террористических организаций. Увеличивается число сайтов, принадлежащих организованным преступным группировкам, через которые они не только обмениваются информацией, но и пытаются популяризировать свои идеи и образ жизни. На отдельных сайтах явно пропагандируется антиобщественное поведение, насаждается культ насилия и жестокости. Ведут идеологическую пропаганду и вербовку новых сторонников в Интернете и террористы.

С размещением в Интернете информации противоправного характера могут быть связаны и такие преступления, как клевета (ст. 129 УК РФ), оскорбление (ст. 130 УК РФ), нарушение неприкосновенности частной жизни (ст. 137 УК РФ), оскорбление представителя власти (ст. 319 УК РФ). Глобальные сети все более широко используются для распространения различного рода «компромата»[4]. Периодически здесь в буквальном смысле разгораются информационные войны между финансово-промышленными группами. Применяются ресурсы Интернета и в «черных» предвыборных технологиях. Децентрализованная структура Сети создает идеальную среду для массового распространения недостоверных сведений, чем и пользуются заинтересованные силы. Интернет позволяет «легализовать» сведения без «раскрытия» истинных исполнителей и заказчиков мероприятия. Перепечатка компромата, опубликованного в Интернете, помогает «отмыть» информацию, придать ей достоверный вид, выдать за попытку объективно разобраться в причинах появления слухов. Правоохранительные органы в подобных ситуациях сталкиваются с серьезными проблемами и способны разве что временно пресечь деятельность сайтов-«нарушителей». Выявление организаторов и исполнителей подобных акций

чаще всего крайне затруднено. В этой связи возрастает важность правовой регламентации защиты чести, достоинства и деловой репутации при размещении материалов в глобальных компьютерных сетях[5]. И следует согласиться с необходимостью «запретить СМИ обнародование материалов с использованием обезличенной информации: мнений, выводов, предположений, прогнозов, оценок, слухов и другой информации, не имеющей конкретного источника со своим именем, названием, почтовым либо юридическим адресом, а также запретить перепечатку обезличенной информации со ссылкой на другие СМИ либо Интернет»[6]. Авторы подобных материалов не должны уходить от ответственности в случае нарушения закона.

Стоит отметить, что в последнее время появились прецеденты уголовного преследования по фактам распространения в Интернете недостоверных сведений. Так, в 2006 году суд приговорил к штрафу в 20 тыс. руб. редактора интернет-газеты Р. по ст. 319 «Оскорбление представителя власти» УК РФ за размещение в Сети статьи с оскорблениями в адрес Президента Российской Федерации. По той же статье возбуждено уголовное дело в отношении Т., разместившего в одном из интернет-форумов информацию о якобы имевшем место участии губернатора Владимирской области в подготовке убийства. В 2004 году возбуждено уголовное дело в отношении подростка из Казани, поместившего на одном из сайтов объявление об оказании интимных услуг от имени своей учительницы. В том же году в г. Саранске обвинительный приговор вынесен в отношении А., опубликовавшего в Интернете порнографические рассказы, героями которых он сделал реальных сотрудников ГИБДД.

Достаточно близко примыкает к указанным преступлениям и получающее распространение явление, которое в западных странах носит название «киберпреследование» (cyberstalking)[7]. Западными исследователями киберпреследование определяется как вид систематического преследования с использованием вычислительной техники, сочетающийся с явно выраженными или подразумеваемыми угрозами, вызывающими у жертвы чувство опасности. Иногда такие угрозы сопровождаются действиями, подтверждающими намерения преследователя (например, «взлом» компьютера жертвы)[8]. При этом жертве трудно определить, насколько реальна полученная угроза, кем преступник является в действительности, где он находится физически. Поскольку чувство страха и психологические страдания в подобном случае вполне оправданны, законодатели ряда государств относят «виртуальные» угрозы к достаточно опасным деяниям. Так, согласно федеральному законодательству США передача по сетям связи сообщений, содержащих угрозу похищения человека или причинения ему физического вреда, является федеральным уголовным преступлением и влечет наказание до 5 лет тюремного заключения и штраф в размере 250 тыс. долл. Факты использования сетевых ресурсов в подобных целях известны и отечественной правоприменительной практике. Так,в 2006 году приговорен к 1,5 годам лишения свободы по ст. 119 «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью» УК РФ В., разместивший на одном из сайтов «приговор» губернатору Санкт-Петербурга.

Реальный ущерб охраняемым законом интересам личности наносится в результате незаконного размещения в сетях информационных баз, содержащих персональные данные тысяч граждан[9]. Кроме того, в Интернете фиксируется и противоправный оборот информации, содержащей коммерческую тайну различных предприятий. Специалисты обращают внимание на появление нового вида общественно опасного бизнеса — торговли информацией, используемой в конкурентной борьбе, переделе имущества, в целях противодействия правоохранительной деятельности[10].

К деяниям, связанным с размещением противоправных материалов, может быть отнесено и использование сетевых ресурсов в целях пропаганды наркотических средств и психотропных веществ[11]. Федеральной службой РФ по контролю за оборотом наркотиков только в 2006 году выявлено более 700 сайтов, публиковавших рекламу наркотиков и методы их изготовления. Ощутимую общественную опасность несет и размещение в Интернете информации о способах получения взрывчатых и отравляющих веществ, а также материалов, пропагандирующих антиобщественное поведение в киберпространстве, разврат, каннибализм, самоубийства.

Реальную угрозу интересам общества несет открытое размещение в глобальных сетях описаний тактики и методики применения хакерского инструментария для достижения противоправных целей. По некоторым оценкам, не менее 30 тыс. сайтов содержат изложения различных способов реализации компьютерных взломов и сокрытия их следов. Полагаем, что в определенных случаях публикацию подобных материалов допустимо квалифицировать как подстрекательство к совершению преступлений в сфере компьютерной информации. В США имеется практика привлечения к уголовной ответственности за распространение подобных рекомендаций, а разработчики Конвенции по борьбе с киберпреступностью (принята Советом Европы 23.11.2001; далее — Конвенция) выделили в качестве самостоятельного состава преступления умышленное совершение таких действий, как изготовление, продажа, приобретение для использования, распространение или обеспечение доступа к специальным средствам (включая компьютерные программы), предназначенным или приспособленным для совершения сетевого компьютерного преступления.

Наконец, особую проблему, требующую отдельного обсуждения, образует распространение в глобальных сетях произведений с нарушением авторских прав (программного обеспечения, книг, музыкальных произведений и видеопродукции).

Предложенный краткий обзор видов общественно опасной информации, размещаемой в Интернете, позволяет констатировать, что это явление достаточно многообразно, имеет прямое воздействие на состояние безопасности государства, способно наносить ущерб как правам личности, так и широкому спектру общественных ценностей. Преступлениям, связанным с размещением в Интернете общественно опасных сведений и материалов, присущи различные качества, но наиболее ощутимые проблемы для правоохранительных органов создает трансграничный характер значительной части таких преступлений. Как правило, в подобных случаях для установления личности нарушителя требуется запуск сложных механизмов взаимодействия правоохранительных органов государств, через территорию которых передавалась информация. Не стоит сомневаться, что преступный мир все шире будет использовать надгосударственные свойства сетей, поскольку при явно недостаточном уровне международного сотрудничества совершение трансграничных преступлений дает преступникам массу преимуществ (сложность выявления и расследования, низкая вероятность привлечения к ответственности и др.).

Специфика совершаемых в Интернете преступлений оказывает определяющее влияние на организацию противодействия им. Прежде всего стоит подчеркнуть особую важность взаимодействия правоохранительных органов на международном уровне. В этом отношении трудно переоценить роль Конвенции, регулирующей правовые и процедурные аспекты уголовного преследования за противоправную деятельность в глобальных сетях и предлагающей основы оперативной и действенной системы международного сотрудничества в этой сфере[12].

Несомненно большое значение имеет и наличие качественной правовой основы. Отдельные государства уже осознали эту проблему и пытаются вводить ограничения на распространение общественно опасной информации с использованием глобальных компьютерных сетей. Особо при этом выделяется запрет на распространение детской порнографии. Соответствующие изменения внесены и в УК РФ, среди них — введение ст. 242. Хотя эта статья и не свободна от определенных недостатков (в частности, практически не учитывается роль субъекта в процессе оборота порнографических материалов (что в определенных случаях, возможно, имело бы смысл при назначении наказания); остается неясным вопрос об ответственности лиц, производящих детскую порнографию с применением компьютерного монтажа (с использованием программ типа Photoshop) без участия реальных подростков), все же она стала важным инструментом борьбы с оборотом детской порнографии в Интернете. Предпринимаются попытки создать правовые ограничители для публикации в Интернете материалов экстремистской направленности. Существующие нормы законодательства используются при блокировании сайтов, содержащих запрещенную к распространению информацию. По данным Бюро специальных технических мероприятий МВД России, в течение 2006 года с участием правоохранительных органов в отечественном сегменте Сети было прекращено функционирование более 100 сайтов: из них

28 распространяли информацию экстремистского содержания, 27 — сведения клеветнического характера, 24 — контрафактную продукцию, 53 — порнографические материалы с участием детей. Однако простое блокирование сайтов без привлечения их владельцев к ответственности не решает проблемы, поскольку нередко после закрытия сайта он вскоре появляется по новому адресу.

В целом же вполне очевидно несовершенство отечественного законодательства в сфере уголовно-правового противодействия обороту общественно опасной информации в глобальных компьютерных сетях. До сих пор нет полной ясности в вопросе о правовом статусе информационных ресурсов Интернета и возможности их отнесения к средствам массовой информации. Российское законодательство даже не дает легального определения понятия «сайт» («сайт в сети Интернет»), хотя достаточно активно им пользуется[13].

Отсутствует четкая правовая регламентация ответственности провайдеров и владельцев сайтов за содержание управляемых ими ресурсов. Не определены критерии допустимости размещения в сетях отдельных видов информации. Слабо разработанной в законодательстве остается «проблема защиты от информации, способной травмировать психику человека, и примыкающая к ней проблема защиты детей, несовершеннолетних от информации, пропаганды, агитации, которая наносит вред их здоровью, нравственному и духовному развитию»[14]. Следует выработать реальные механизмы ограничения доступа к отдельным сайтам для различных категорий аудитории Интернета, обеспечив при этом баланс между соблюдением конституционных прав граждан на свободное выражение своего мнения и защитой охраняемых законом интересов личности, общества, государства.

Особого внимания требует проблема анонимности доступа в глобальные сети. Отсутствие официальных идентификаторов пользователей сетей, упрощенные процедуры регистрации пользователей провайдерами, постоянное совершенствование механизмов анонимного участия в сетевых процессах существенно усложняют выявление лиц, совершающих в сетях противоправные действия. В свою очередь допустимость анонимной активности в Сети вырабатывает у лиц с отклоняющимся поведением ощущение безнаказанности и, как следствие, приводит к расширению противоправной деятельности. Предлагаемые сегодня для изменения ситуации способы (например, полная идентификация пользователя в момент вхождения в Сеть) не всегда приемлемы, сложны в организационном плане и требуют для своей реализации существенных капиталовложений.

Причины недостаточной эффективности противодействия распространению противоправной информации в Интернете видятся и в том, что это довольно новый для правоохранительных органов вид деятельности, для которого важно решить ряд организационных проблем. И здесь необходимо объединение усилий многих заинтересованных министерств и ведомств и создание новых организационных структур. Более активно должны внедряться современные организационные формы противодействия сетевой преступности, особенно направленные на выявление организованных криминальных групп, размещающих в глобальных сетях запрещенную к распространению информацию. Обнаруживать такие группы гласными способами чаще всего не представляется возможным, а потому на практике им должен быть противопоставлен весь комплекс мер оперативно-розыскной деятельности, и в частности особые меры негласного характера (оперативно-розыскной мониторинг мест сетевого общения, «легендированная» электронная переписка с подозреваемыми лицами, использование конфиденциальных источников информации и др.).

Очевидно, что значимые результаты противодействия преступности в Интернете не могут быть достигнуты без сотрудничества правоохранительных органов с сетевой общественностью. Наблюдаемое сегодня некоторое отчуждение обитателей Сети от власти и даже противопоставление их интересов чревато опасностью усиления негативных тенденций в развитии криминальной обстановки в глобальных компьютерных сетях. Интересен опыт США, где в 2006 году с целью нейтрализации негативных последствий публикаций в Интернете была создана служба по связям с общественностью, в задачи которой входит отслеживание материалов о важных для общества событиях и обеспечение незамедлительной публикации опровержений в случае появления материалов, искаженно отражающих суть этих событий.

Вряд ли возможно в пределах небольшой статьи рассмотреть весь комплекс проблем, связанных с противодействием размещению в Интернете общественно опасной информации. Тем не менее надеемся, что изложенное позволило продемонстрировать сложный характер и высокую опасность угроз, исходящих от стихийного распространения информации в глобальных компьютерных сетях, и обусловливаемую этим важность разработки стратегии их нейтрализации на государственном уровне.

 

Библиография

1  Основная часть детской порнографии (по оценкам специалистов — до 75%) в последние годы распространяется главным образом в сети Интернет.

2  См.: Гурулев Д. Проблемы борьбы с терроризмом // Законность. 2007. № 6. С. 7—11.

3  Остроухов В.В. Пропаганда терроризма и ксенофобии в телекоммуникационных сетях общего пользования. Выступление на форуме ОБСЕ. Париж, 2004. // http://lenta.ru/internet/2004/06/16/osce

4  См.: Власов А., Кесареева Т. Честь, достоинство и деловая репутация в виртуальном мире // Российская юстиция. 2000. № 7. С. 53—54; Климова Ю. Как пресечь распространение компромата в виртуальном мире // Юридическая мысль. 2001. № 12. С. 61—62.

5  См.: Чеботарева А.А. Права граждан в контексте деятельности средств массовой информации, функционирующих в сети Интернет // Юридический мир. 2007. № 3. С. 34—39.

6  Гребенькова Е.Г. Освобождение от ответственности по ст. 57 Закона РФ «О средствах массовой информации»: проблемы применения // Адвокат. 2007. № 1.

7  См.: Солдатов А. Интернет-преступники удостоились международного признания // Сегодня. 2000. 14 апр.

8  См.: Shinder D.L. Scene of the Cybercrime: Computer Forensics Handbook. — Syngress, 2002.

9  См.: Дятленко В.В., Волчинская Е.К. Законодательство о защите персональных данных: проблемы и решения // Информационное право. 2006. № 1. С. 11—16.

10  См.: Букалерова Л.А., Пикуров Н.И. Уголовно-правовая охрана оборота официальной информации // Правовые вопросы связи. 2005. № 1. С. 6—8.

11  См. ст. 46 Федерального закона от 08.01.1998 № 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах», запрещающую, в частности, распространение в компьютерных сетях сведений о способах, методах разработки, изготовления и использования, местах приобретения наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров.

12  К сожалению, Россия до настоящего времени Конвенцию не подписала, несмотря на принятое Президентом РФ в 2005 году распоряжение. См.: Распоряжение Президента РФ от 15.11.2005 № 557-рп «О подписании Конвенции о киберпреступности» // СЗ РФ. 2005. № 47. Ст. 4929.

13  Подробно об этом см. : Юридическое заключение по вопросу о правовой природе сайтов в сети Интернет: Редакционный материал // Информационное право. 2007. № 1.

14  Китайчик М.М. Право на защиту от информации // Конституционное и муниципальное право. 2007. № 3. С. 12—18.