А.С.  НАБОКА,

старший преподаватель Хабаровской государственной академии экономики и права

 

Автор анализирует содержание понятия “административный арест” и обеспечение защиты права на свободу и личную неприкосновенность при применении административного ареста по действующему законодательству Российской Федерации.

Ключевые слова: права человека, право на личную неприкосновенность, ограничение прав, административный арест.

 

The limitation of the right to freedom of and personal integrity in the appointment

of and the performance of administrative arrest

Naboka A.

 

The author analyzes the concept of "administrative arrest" and to ensure the protection of the right to freedom and personal inviolability in the application of administrative arrest according to the current legislation of the Russian Federation.

Keywords: human rights, the right to personal integrity, the restriction of the rights of administrative arrest.

 

В результате мирового исторического развития в различных международных и национальных документах было зафиксировано современное понятие прав человека.

В соответствии со ст. 1 Всеобщей декларации прав человека «все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах»[1]. Исходя из закрепленного в Декларации идеала свободной личности, Международный пакт о гражданских и политических правах[2]  предусматривает, что каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность (п. 1 ст. 9); никто не должен содержаться в рабстве, в подневольном состоянии, не должен понуждаться к принудительному труду (ст. 8); ни одно лицо не должно без его свободного согласия подвергаться медицинским или научным опытам (ст. 7). Конституция РФ, признавая принципы и нормы международного права, закрепила в ст. 22 право на свободу и личную неприкосновенность как неотчуждаемое и принадлежащее каждому от рождения.

Право на свободу является одним из наиболее значимых и емких социальных благ, включающим в себя комплекс конституционных прав и свобод, реализуемых в сферах личной, политической, социально-экономической и культурной жизнедеятельности человека. Оно предоставляет людям возможность пользоваться личной (гражданской), политической, экономической и духовно-культурной свободой, создавая тем самым условия, необходимые для всестороннего развития личности, обеспечения функционирования демократического общества в целом.

Неприкосновенность личности имеет целью с одной стороны обеспечить индивидуальную свободу и правовую защиту каждого от произвола других, с другой — защитить гражданина от незаконных арестов и задержаний.

Институт неприкосновенности включает как физическую неприкосновенность, так и моральную, духовную неприкосновенность (честь, достоинство личности)[3]. Физическая неприкосновенность человека обеспечивается запретом посягательств на жизнь, здоровье и телесную неприкосновенность человека. Психическая неприкосновенность подразумевает запрет незаконного воздействия на психику человека. Индивидуальная свобода человека выражается в праве свободно передвигаться и выбирать место пребывания и жительства (ст. 27 Конституции РФ), свободно исповедовать любую религию или не исповедовать никакой (ст. 28 Конституции РФ), иметь собственное мнение по любому вопросу и выражать его не противоречащим закону способом (ст. 29 Конституции РФ), по своему усмотрению располагать собой и организовывать свое времяпрепровождение[4].

Содержание права на свободу тесно взаимосвязано с правом на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (ст. 23 Конституции), правом на свободу передвижения и выбор места пребывания и жительства (ст. 27 Конституции) и более подробно раскрывается в них.

Понятие «неприкосновенность частной жизни» включает в себя, в первую очередь, совокупность общественных отношений, которые характеризуют человека и гражданина, как субъекта права, обладающего полной свободой.

Прежде всего, это право означает предоставление человеку возможности контролировать информацию о себе, препятствовать разглашению сведений  личного и интимного характера, дает ему свободу общения с другими людьми на неформальной основе. Это социальное благо защищается принудительной силой государства[5]. Право на неприкосновенность частной жизни обеспечивает человеку личную автономию, личную независимость в рамках закона.

Конституционное право на свободу передвижения и выбора места пребывания и жительства. От эффективной реализации данной свободы, в свою очередь, зависит осуществление многих других конституционных прав и свобод граждан, таких как право собственности и наследования, право на жилище, на труд, на свободное использование способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности; право на социальное обеспечение, охрану здоровья и медицинскую помощь, избирательные права и др.

Статья 22 Конституции включает, в частности, право не подвергаться ограничениям, которые связаны с применением таких принудительных мер, как задержание, арест, заключение под стражу или лишение свободы во всех иных формах, без предусмотренных законом оснований, санкции суда или компетентных должностных лиц, а также сверх установленных либо контролируемых сроков. Вместе с тем, будучи неотчуждаемым и принадлежащим каждому от рождения, право на свободу в силу статьи 22 (часть 2) Конституции РФ может быть правомерно ограничено при аресте, заключении под стражу и содержании под стражей. Условия такого правомерного ограничения установлены в соответствии с Конституцией РФ федеральным законодательством[6].

Ограничение прав и свобод человека и гражданина, то есть определение пределов личной свободы в обществе и государстве, — это безусловно, — один из важнейших аспектов взаимоотношений человека и государства[7]. Государство должно создавать условия и предоставлять необходимые средства для свободной и беспрепятственной реализации гражданином закрепленных в Конституции РФ прав, свобод и интересов, а в случае нарушения — восстановления их.

Создавая такие условия, государство закрепило круг норм, гарантирующих неприкосновенность личности, регламентирующих юрисдикционную деятельность государственных органов, применяющих наказание и меры обеспечения производства. Так, привод, задержание, арест, личный обыск и другие принудительные действия допускаются лишь при наличии перечисленных в законе оснований и в установленном им порядке. Случаи ограничения свободы и личной неприкосновенности в сфере административных правоотношений: при доставлении административного правонарушителя, задержании, личном досмотре исчерпывающе указаны в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях.

Наиболее существенные ограничения права на свободу и личную неприкосновенность человека связываются с применением ареста, заключения под стражу и задержания. Административный арест является основным видом административного наказания, целью которого выступает ограничение такого личного блага человека, как свобода, т.е. арест — одно из самых строгих наказаний, назначаемых за совершение серьезного административного правонарушения, и непосредственно сопряжен с ограничением права на свободу и личную неприкосновенность, а также права на свободу передвижения.

Между тем, свобода личности является значимой ценностью, признаваемой, соблюдаемой и защищаемой государством на конституционном уровне. В связи с чем, часть 2 ст. 22 Конституции специально определяет условия, при наличии которых эти меры правового принуждения могут быть применены.

Часть 1 ст. 3.9 КоАП РФ  гласит: «Административный арест заключается в содержании нарушителя в условиях изоляции от общества и устанавливается на срок до пятнадцати суток, а за нарушение требований режима чрезвычайного положения или правового режима контртеррористической операции до тридцати суток».

Анализ данной нормы позволяет сделать вывод о том, что арест представляет собой изоляцию лица от общества и выражается в содержании данного лица в определенных условиях.

При этом изоляцию следует понимать как принудительное, от имени государства осуществляемое, временное правовое ограничение социальных связей личности с ранее окружавшей ее социальной (природной) микросредой обитания (нахождения) в специально оборудованном государством местах (помещениях) в целях и условиях, определенных законодательством[8]. Значит, в соответствии с законодательством России они должны соответствовать надлежащим условиям для жизни лица (т.е. отвечать санитарно-гигиеническим условиям, должны быть снабжены местами для сна, приема пищи и т. п.). Режим содержания лиц, подвергнутых административному аресту, является одним из средств достижения целей данного вида наказания.

Такая исключительная мера административного наказания, как арест,  может назначаться только на определенный срок, установленный законом. Кодексом РФ об административных правонарушениях установлен срок, не превышающий 15 календарных дней в случаях, когда лицо нарушило правовой режим чрезвычайного положения, и 30 суток за нарушение режима проведения антитеррористической операции.

В соответствии со ст. 3.9 Кодекса РФ об административных правонарушениях административный арест назначается только судьей и только в качестве основного административного наказания, что обусловлено большей самодостаточностью и суровостью данной меры по сравнению с другими мерами административной ответственности. При этом ст. 3.3 Кодекса РФ об административных правонарушениях допускает применение административного ареста в сочетании с одним из дополнительных видов административного наказания. Ни один другой орган, а равно должностное лицо не вправе назначить административный арест.

Как отметил в своем Определении Конституционный Суд РФ, «Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, предусматривая применение административного ареста за грубые нарушения общественного порядка, злостные посягательства на общественную безопасность, порядок управления (статьи 6.8, 6.12, 19.24, 20.1, 20.3, часть 1 статьи 20.25 и др.), допускает возможность избрания альтернативного наказания (административного штрафа) в соответствии с санкцией конкретной статьи (кроме части 2 статьи 20.25), что позволяет суду назначать административный арест действительно лишь в исключительных случаях, когда только применением административного ареста могут быть достигнуты цели административного наказания. Судья, рассматривающий дело, обязан дать оценку всем обстоятельствам совершенного правонарушения, назначить наказание, исходя из тяжести содеянного, личности виновного и иных обстоятельств, и в силу части 2 статьи 4.2 может признать смягчающими обстоятельства, не указанные в Кодексе, в том числе такое, как самостоятельное воспитание отцом детей в возрасте до четырнадцати лет»[9].

В соответствии с признанными нормами международного права и нормами Конституции Российской Федерации человек может подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом и необходимы для обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других лиц, для охраны государственной (национальной) безопасности, территориальной целостности, публичного (общественного) порядка в демократическом обществе. Данное положение корреспондирует к возможности альтернативного выбора одного из видов наказаний за административное правонарушение, так как наказание в виде административного ареста всегда дается в конкретной санкции как один из вариантов.

Нормы Особенной части КоАП РФ содержат указания о том, какие виды административного наказания и в каких пределах могут быть применены органами административной юрисдикции или судом за конкретное правонарушение. С составом административного проступка законодательство также связывает и пределы наказания за правонарушения данного вида.

Административный арест назначается в пределах и по правилам, установленным Кодексом РФ об административных правонарушениях. При назначении наказания физическому лицу учитываются характер нарушения, личность виновного, его имущественное положение, обстоятельства смягчающие и отягчающие административную ответственность. При этом следует учитывать, что в соответствии с ч. 2 ст. 3.9 КоАП РФ данный вид наказания не может применяться к ряду субъектов административно-правовых отношений, к которым законодатель отнес:

— беременных женщин,

—женщин, имеющим детей в возрасте до четырнадцати лет, лицам, не достигшим возраста восемнадцати лет,

—инвалидов I и II групп,

—военнослужащих,

—гражданам, призванным на военные сборы, а также к имеющим специальные звания сотрудникам органов внутренних дел, органов и учреждений уголовно-исполнительной системы, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных ве-ществ и таможенных органов.

Административный арест должен применяться только при наличии обстоятельств ,отягчающих административную ответственность, перечень которых закреплен в ст. 4.3 КоАП РФ:

1) продолжение противоправного поведения, несмотря на требование уполномоченных на то лиц прекратить его;

2) повторное совершение однородного административного правонарушения, если за совершение первого административного правонарушения лицо уже подвергалось административному наказанию, по которому не истек срок;

3) вовлечение несовершеннолетнего в совершение административного правонарушения;

4) совершение административного правонарушения группой лиц;

5) совершение административного правонарушения в условиях стихийного бедствия или при других чрезвычайных обстоятельствах;

6) совершение административного правонарушения в состоянии опьянения.

Данные перечень является исчерпывающим, а перечисленные обстоятельства не могут учитываться как отягчающие в случае, если они предусмотрены в качестве квалифицирующего признака административного правонарушения соответствующими нормами об административной ответственности за совершение административного правонарушения.

Следует отметить, что в целях обеспечения единообразия судебной практики и в связи с возникающими у судов при рассмотрении дел об административных правонарушениях Пленум Верховного Суда Российской Федерации в своем Постановлении от 24 марта 2005 г. № 5  «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» обратил внимание на то, что:

—при назначении наказания в виде административного ареста следует иметь в виду, что в соответствии с частью 2 статьи 3.9 КоАП РФ данный вид наказания может быть назначен лишь в исключительных случаях, когда с учетом характера деяния и личности нарушителя применение иных видов наказания не обеспечит реализации задач административной ответственности;

—поскольку административный арест не может быть применен к беременным женщинам, женщинам, имеющим детей в возрасте до четырнадцати лет, несовершеннолетним и инвалидам 1 и 2 групп (часть 2 статьи 3.9 КоАП РФ), судья при решении вопроса о привлечении лица к административной ответственности за правонарушение, допускающее наложение ареста, должен проверить наличие данных обстоятельств;

—в постановлении о назначении административного ареста судье следует указать момент, с которого подлежит исчислению срок ареста. При определении начального момента течения этого срока необходимо иметь в виду часть 4 статьи 27.5 КоАП РФ, согласно которой срок административного задержания лица исчисляется со времени доставления в соответствии со статьей 27.2 КоАП РФ, а лица, находящегося в состоянии опьянения, — со времени его вытрезвления.

Согласно Конституции РФ, допустимо вводить ограничения права как такового, и непосредственно права на неприкосновенность частной жизни, только в строго определенных законодательством случаях. Однако право на судебную защиту не может быть ограничено ни при каких обстоятельствах (ч.3 ст.56 Конституции РФ). Человек, защищая свое право на неприкосновенность частной жизни, выступает не объектом государственной деятельности, а равноправным субъектом, который имеет возможность защищать свои права всеми, не запрещенными законом способами (ч. 2 ст. 45 Конституции РФ), а также  спорить с государством в лице любых его органов.

В соответствии со ст. 38.2 постановление судьи об административном аресте исполняется органами внутренних дел немедленно после вынесения такого постановления. Специфическая особенность исполнения постановления судьи об административном аресте, в отличие от всех других административных наказаний, в том числе и при назначении их судьей, заключается в том, что оно исполняется немедленно после вынесения такого постановления, т. е. независимо от подачи жалобы в вышестоящий суд и ее рассмотрения[9].

По справедливому замечанию Р.А. Мюллерсона, главная проблема защиты прав и свобод человека — недопущение злоупотреблений ограничениями[10].

Согласно Конституции РФ, допустимо вводить ограничения права как такового, и непосредственно права на личную неприкосновенность, только в строго определенных законодательством случаях. Однако право на судебную защиту не может быть ограничено, ни при каких обстоятельствах в соответствии с ч. 3 ст. 56 Конституции РФ. То есть, устанавливая баланс между ограничением и соблюдением прав, законодательство предоставляет человеку возможность защищать свое право на личную неприкосновенность всеми не запрещенными законом способами, а также спорить с государством в лице любых его органов.

Защита права человека на свободу и личную неприкосновенность — одна из целей деятельности органов прокуратуры, законодательной и исполнительной власти на уровне федеральном уровне и уровне ее субъектов, судебных органов, Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации.

Представляется, что важная роль в деле защиты права на личную неприкосновенность при применении административного ареста должна принадлежать Уполномоченному по правам человека. Согласно Федеральному конституционному закону от 26 февраля 1997 г.

№ 1-ФКЗ «Об Уполномоченном по правам человека в РФ» Уполномоченный способствует восстановлению нарушенных прав в соответствие с общепризнанными принципами и нормами международного права (ст. 1). Важно отметить, что Закон предусматривает возможность учреждения должности Уполномоченного по правам человека в субъектах РФ (ст. 5). Вместе с тем «опыт свидетельствует, что потребность в этом институте возникает тогда, когда существующие институты не способны решить все контрольные задачи и возникает необходимость дополнительной защиты прав граждан от административного произвола, с одной стороны, а с другой — такой контроль в разной степени необходим и в интересах самой исполнительной власти»[12]. 

Решения Конституционного Суда РФ, вынесенные по вопросам прав человека на неприкосновенность частной жизни, могут быть обжалованы в Европейский Суд. Таким образом, положение ст. 79 Закона о Конституционном Суде РФ, согласно которому решение Суда окончательно, не подлежит обжалованию, утрачивает свой императивный характер и нуждается в корректировке[13].

Таким образом, по своей природе административный арест является карательной мерой, сопряженной с ограничением права на свободу и личную неприкосновенность. И хотя рассмотренная процедура применение данной меры административной ответственности строго урегулирована нормами конституционного и административного законодательства, перед государством все еще стоит задача создания прочных гарантий соблюдения и реализации права человека, подвергающегося аресту, на свободу и личную неприкосновенность. Гарантии, предусмотренные Конституцией РФ, требуют дополнительной регламентации, что в свою очередь должно способствовать укреплению законности при назначении и исполнении наказания в виде административного ареста и предупреждению нарушений норм Конституции РФ.

 

Библиография

1 Всеобщая декларация прав человека (принята на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН резолюцией 217 А (III) от 10 декабря 1948 г.) // Российская газета. 1998. 10 декабря.

2  Международный пакт о гражданских и политических правах (Нью-Йорк, 19 декабря 1966 г.) // Ведомости Верховного Совета СССР. 1976. № 17.

3 Комментарий к Конституции Российской Федерации / Под ред. Л.А. Окунькова. — М.: Изд-во БЕК, 1994. С. 68.

4  Кузнецова О.В. Возмещение морального вреда: практ. пособие. — М.: Юстицинформ, 2009. С. 22.

5 Канина И.А. Правовой режим частной жизни. — Голицыно, 2007. С. 8.

6 Постановление Конституционного Суда РФ от 13 июня 1996 г. № 14-П «По делу о проверке конституционности части пятой статьи 97 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.В. Щелухина» // СЗ РФ. 1996. № 26. Ст. 3185.

7 Тархов А.В. Административные наказания, ограничивающие личную свободу: Дисс. …канд.юрид.наук. — М., 2004. С. 3.

8 Маковик Р.С., Бессараб Н. Меры административного принуждения, связанные с изоляцией личности // Государственная власть и местное самоуправление. 2003. № 2. С. 28.

9 Определение Конституционного Суда РФ от 13 июня 2006 г. № 195-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации на нарушение конституционных прав гражданина Ивукова Константина Александровича положением части 2 статьи 3.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 2006. № 5.

10 Шалыгин Б.И. Некоторые особенности надзора и контроля за исполнением отдельных видов административных наказаний // Административное право. 2009. № 4. 31.

11  Мюллерсон Р.А. Права человека: идеи, нормы, реальность. — М., 1991. — С. 86.

12 Хаманева Н.Ю. Роль омбудсмана в охране прав граждан в сфере государственного управления // Советское государство и право. 1990. №9. С.138.

13 Лукашева Е.А. Права человека: Учебник для ВУЗов. — М.: Норма, 2003. С. 302.