УДК 347.251.037

Страницы в журнале: 60-63 

 

Т.П. ПОДШИВАЛОВ,

преподаватель кафедры гражданского права и процесса Южно-Уральского государственного университета

 

Рассмотрены ситуации, в которых негаторный иск является наиболее эффективным способом защиты нарушенных прав. Особое внимание обращено на соседские отношения и защиту прав участников общей собственности во взаимоотношениях между собой.

Ключевые слова: негаторный иск, соседские отношения, защита прав участников общей собственности, право проживания.

 

Статья 304 ГК РФ определяет негаторный иск как требование об устранении всяких нарушений права собственности, если эти нарушения не соединены с лишением владения. Несмотря на всю кажущуюся простоту законодательной конструкции негаторного иска, как в теории, так и на практике возникает множество проблем, в том числе связанных с определением сферы применения.

Подавляющая часть негаторных требований вытекает из соседских отношений. Наиболее характерным примером использования негаторного иска для разрешения спора между соседями могут служить дела по нарушениям в виде воспрепятствования допуску к принадлежащей собственнику недвижимости[1]. Так, в постановлении ФАС Уральского округа от 05.08.2004 № Ф09-2445/04ГК суд указал, что установление ответчиком забора, преграждающего доступ на соседний земельный участок, при том что такой проход существовал ранее, нарушает права истца, который лишается возможности нормального доступа к своему имуществу, в связи с чем требования о пресечении действий, нарушающих права собственника, подлежат удовлетворению. В постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 06.05.2006 № А43-13086/2003-23-443 суд пришел к выводу о доказанности факта лишения законного владельца недвижимости возможности пользования крановым оборудованием по причине возведения смежным землепользователем ограждения в зоне перемещения крана и удовлетворил иск о защите прав собственника.

Негаторный иск является наиболее эффективным способом нормализации соседских отношений. В соответствии с п. 3 ст. 17 Конституции РФ осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц, а п. 2 ст. 36 закрепляет правило, что владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами осуществляются их собственниками свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов иных лиц.

Законодательству Российской Федерации неизвестно ограничение права собственности на земельные участки, вытекающее из так называемого соседского права. Предложение о введении подобного права сделано В.В. Чубаровым[2]. Суть этого права состоит в том, что собственник земельного участка не может запретить неприятное воздействие исходящих из другого (соседнего) земельного участка газов, запаха, дыма, копоти, шума и т. д., если они не влияют либо влияют несущественно на использование его участка (ст. 996 Германского гражданского уложения; далее — ГГУ). Если же собственник соседнего земельного участка выйдет за пределы указанных ограничений, то в этом случае возможно предъявление негаторного иска.

Такая идея представляется вполне обоснованной, поскольку благотворно повлияет на отношения между соседями и не потребует внесения изменений в ст. 304 ГК РФ, так как законодательная конструкция негаторного иска не включает каких-либо исключений, и, как следствие, титульный владелец земельного участка имеет возможность предъявить негаторный иск в случае совершения любого из указанных выше действий.

Как показывает опыт применения ГГУ, нарушение норм «соседского» права может повлечь подачу собственником соседнего участка негаторного иска об устранении нарушений[3].

На основании сказанного следует положительно оценить предложение, изложенное в п. 3.6.2 раздела 4 Концепции развития гражданского законодательства об ограничении права собственности на земельный участок в публичных интересах и интересах соседей, а также предложение п. 2.5 о необходимости закрепления в ГК РФ правила о том, что вещные права должны осуществляться без нарушений прав и законных интересов других лиц.

Негаторный иск является основным способом защиты прав собственника земельного участка от действий владельца сервитута (статьи 274 и 277 ГК РФ), когда устанавливается право ограниченного пользования чужим земельным участком. Негаторный иск может быть предъявлен в отношении прекращения сервитута (ст. 276 ГК РФ). В связи этим стоит заметить, что исторически он и возник как иск, отрицающий именно сервитут. В римском правопорядке такой иск предъявлялся в случае, когда какое-либо лицо без наличия на то оснований приписывало себе сервитут в отношении вещи собственника.

Говоря о сфере применения негаторного иска, следует затронуть проблему защиты прав участников общей собственности. Так, не вызывает сомнений возможность использования собственниками общей собственности негаторного иска в тех случаях, когда противоправные действия совершаются третьими лицами. В тех же случаях, когда правомочия сособственника нарушаются действиями другого сособственника, возможность использования негаторного иска не столь очевидна уже хотя бы потому, что ответчиком должен выступать собственник.

Имеющиеся в литературе мнения различны. Так, М.К. Умуркулов полагает: «Учитывая, что собственники решили (договорились) владеть в установленном порядке либо владение определено решением суда, то есть условно признавая договорное или внедоговорное обязательство, участники общей собственности защищают свои правомочия как кредиторы»[4], т. е. посредством обязательственно-правовых исков. По мнению О.С. Иоффе, нормы о негаторном иске не могут применяться к отношениям участников общей собственности, поскольку их взаимодействие подчинено специальному правовому регулированию[5]. С.В. Залугин полагает, что собственник при общей собственности не может предъявить вещные иски к другому собственнику[6]. По представлению С.Г. Певницкого, негаторный иск не может быть предъявлен к собственнику общего имущества при недостижении соглашения относительно пользования общим имуществом[7].

Иную позицию в этом вопросе занимает А.А. Ерошенко. «Применение негаторного иска в случаях нарушения сособственником субъективных прав, принадлежащих другим участникам общей собственности, обусловлено тем, что упомянутый институт не содержит специальных норм, предусматривающих какие-либо меры для устранения указанных правонарушений… Такие нарушения устраняются при помощи негаторного иска»[8]. По мнению О.Н. Кудрявцева, нет никаких ограничений к возможности предъявления одним из собственников иска о сносе сооружений, самовольно возведенных другим участником общей собственности и мешающих ему пользоваться общим домом[9].

В правовой литературе отмечалась и возможность использования негаторного иска для устранения необоснованных возражений одного собственника против дополнительного строительства, проводимого другим участником общей собственности в установленном порядке на принадлежащем им земельном участке или в здании[10].

Решение обозначенной проблемы связано с наличием или отсутствием соглашения о совместном пользовании общим имуществом. Если такое соглашение имеется, то собственники обязаны решать споры в рамках этого соглашения и с использованием обязательственно-правовых исков. При отсутствии соглашения, а равно при спорах о его заключении, собственники могут использовать негаторный иск для защиты своих интересов. При этом важно понимать, что по негаторному иску ответчик не может быть обязан к совершению положительного действия в пользу истца, т. е. негаторный иск не может возложить на ответчика позитивных обязанностей относительно способствования истцу в осуществлении его прав. Негаторный иск может быть связан исключительно с пресечением противоправных действий, докучающих истцу.

Правильность указанной позиции подтверждается и судебной практикой. Так, требование о возложении обязанности предоставить доступ для проезда на территорию ответчика (товарищества собственников жилья) служебных машин истца (собственника нежилых помещений на первом этаже здания) было удовлетворено в том числе в связи с тем, что истцом не заключалось соглашение с иными собственниками жилых и нежилых помещений многоквартирного дома о порядке владения и пользования находящимся в их долевой собственности земельным участком[11]. Отсутствие такого соглашения подтверждает право на виндикацию, поскольку в этой ситуации говорить о наличии обязательственных отношений между истцом и ответчиком нет оснований.

Еще один аспект применения негаторного иска во взаимоотношениях участников общей собственности связан с совместным использованием нежилых помещений. Дело в том, что нет однозначного ответа на вопрос, может ли собственник отдельного помещения в нежилом здании предъявить негаторный иск в случае, когда ответчик затрудняет нормальное пользование помещением путем размещения вывесок, рекламных плакатов, возведением незаконных пристроек к зданию и пр.

Длительное время арбитражные суды в удовлетворении таких требований отказывали, ссылаясь на то, что законодательством не предусмотрено возникновение у собственников помещений в нежилом здании права общей долевой собственности на общее имущество здания: внешние стены, крышу, инженерные сети и т. п. (в отличие от собственников квартир в многоквартирном доме). Поэтому суды приходили к выводу о том, что истец не является собственником всего или части здания, а следовательно, не может предъявлять негаторный иск[12].

Однако в настоящее время проблема отсутствия правового регулирования вопросов общей долевой собственности в нежилых зданиях снята путем судебного толкования. Как указано в п. 1 постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 64 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров о правах собственников помещений на общее имущество здания», «отношения собственников помещений, расположенных в нежилом здании, возникающие по поводу общего имущества в таком здании, прямо законом не урегулированы. Поэтому в соответствии с пунктом 1 статьи 6 ГК РФ к указанным отношениям подлежат применению нормы законодательства, регулирующие сходные отношения, в частности статьи 249, 289, 290 ГК РФ».

Следовательно, можно надеяться, что арбитражные суды будут более благосклонны к собственникам отдельных помещений в нежилых зданиях, нормальное пользование которыми затрудняется путем размещения вывесок, рекламных плакатов и другими подобными нарушениями. В таких случаях при доказанности реальности чинимых препятствий негаторный иск должен быть удовлетворен.

Пунктом 3 ст. 292 ГК РФ предусмотрена возможность защиты своих прав членами семьи собственника жилого помещения путем предъявления иска об устранении нарушений их прав на жилое помещение от любых лиц, включая самого собственника жилого помещения. В литературе высказано мнение, что право на жилое помещение членов семьи собственника жилья обладает вещно-правовым характером[13]. Право проживания предложено рассматривать как вещное, потому что это право на чужую вещь, ограниченное по своему содержанию, обладающее свойством следования и имеющее абсолютный характер защиты.

В пункте 3 ст. 292 ГК РФ, действительно, первоначально закреплялось ограниченное вещное право пользования членом семьи собственника принадлежащим последнему жилым помещением. Отнесение этого права к ограниченному вещному праву косвенно подтверждалось названием главы 18 ГК РФ, говорящей о «других вещных правах на жилые помещения». В настоящее время новой формулировкой п. 2 ст. 292 ГК РФ данное право было лишено свойства следования и тем самым утратило свой вещный характер (при прекращении семейных отношений прекращается и право пользования жилым помещением). Данный вывод подтверждает и п. 4 ст. 31 Жилищного кодекса РФ. Указанное в п. 3 ст. 292 ГК РФ право не является ограниченным вещным правом — оно представляет собой социальную гарантию прав членов семьи собственника жилого помещения.

Однако права членов семьи собственника обусловливают наличие титульного владения, основанного на законе. Следовательно, исходя из правила ст. 305 ГК РФ, член семьи имеет право предъявить негаторный иск к собственнику жилого помещения по правилам ст. 304 ГК РФ, если нарушается его право пользования жилым помещением.

Подводя итог, следует заключить, что точное определение сферы применения негаторного иска позволит решить вопрос о соотношении данного требования с другими гражданско-правовыми способами защиты, а это, несомненно, будет способствовать стабилизации гражданского оборота.

 

Библиография

1 См. постановления ФАС Волго-Вятского округа от 13.10.2006 № А39-7781/2005-230/16; ФАС Северо-Западного округа от 28.07.2004 № А56-30964/03, от 15.09.2006 № А56-5261/2005; ФАС Уральского округа от 01.08.2005 № Ф09-2431/05-С5; ФАС Центрального округа от 22.11.2005 № А54-3197/05-С19 и др.

2 См.: Чубаров В.В. Проблемы правового регулирования недвижимого имущества: Дис. … д-ра юрид. наук. — М., 2006. С. 80.

3 См.: Жалинский А., Рерихт А. Введение в немецкое право. — М., 2001. С. 414; Шапп Я. Основы гражданского права Германии. — М., 1996. С. 59.

4 Умуркулов М.К. Осуществление и защита права общей собственности: Дис. … канд. юрид. наук. — М., 1984. С. 175.

5 См.: Иоффе О.С. Советское гражданское право. — М., 1967. С. 490—491.

6 См.: Залугин С.В. Право общей собственности: понятие, осуществление и защита: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2008. С. 21.

7 См.: Певницкий С. Виндикационный и негаторный иски в системе защиты права собственности на недвижимое имущество // Арбитражный и гражданский процесс. 2006. № 10. С. 41—42.

8 Ерошенко А.А. Личная собственность в гражданском праве. — М., 1973. С. 187.

9 См.: Кудрявцев О.Н. Некоторые проблемы разрешения споров о домовладениях // Учен. зап. Харьков. юрид. ин-та. Вып. 15. — Харьков, 1961. С. 105.

10 См.: Ананьева Ж.К. Вопросы права общей собственности в практике судов Эстонской ССР // Известия вузов. Правоведение. 1966. № 4. С. 156; Кандыбина Т. Споры об устранении препятствий в производстве пристроек или переоборудовании строений, являющихся общей собственностью // Советская юстиция. 1970. № 13. С. 18 и др.

11 См. постановления ФАС Уральского округа от 27.11.2008 № Ф09-8904/08-С6 и Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.09.2008 по делу № А50-16187/07.

12 См. постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 11.09.2006 № Ф04-5950/2006; ФАС Московского округа от 13.02.2006 № КГ-А40/14-06 и др.

13 См.: Формакидов Д.А. Вещное право проживания: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Екатеринбург, 2005. С. 7—8; Качалова И.В. Право собственности и иные вещные права граждан на жилые помещения: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2006. С. 8 и др.