УДК 347.9:347.26 

Страницы в журнале: 112-116

 

Т.П. ПОДШИВАЛОВ,

кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права и процесса Южно-Уральского государственного университета e-mail: chelpride@gmail.com

 

Рассматривается судебный порядок установления сервитута. Подробно исследуется вопрос о квалификации требований, заявляемых для установления сервитута; определяются критерии соотношения гражданско-правовых требований, заявляемых для приобретения сервитута. Формулируются предложения по совершенствованию законодательства.

Ключевые слова: сервитут, вещные иски, негаторный иск, иск о приобретении вещного права, иск об установлении сервитута.

 

The judicial establishment of servitude

 

Podsсhivalov T.

 

We consider a judicial procedure for the easement. Investigated in detail the issue of qualification requirements for the easement claimed establishes the criteria for the ratio of civil claims, claimed for the purchase of an easement. Formulates proposals for improving legislation.

Keywords: easements, property claims, negatory claim, the claim on the acquisition of property law, an action to establish an easement.

 

Согласно пунктам 1 и 3 ст. 274 ГК РФ собственник недвижимого имущества вправе требовать от собственника соседнего земельного участка, а в необходимых случаях и от собственника другого земельного участка предоставления права ограниченного пользования соседним участком.

Сервитут устанавливается по соглашению между лицом, требующим установления сервитута, и собственником соседнего участка и подлежит регистрации в порядке, установленном для регистрации прав на недвижимое имущество. В случае недостижения соглашения об установлении или условиях сервитута спор разрешается судом по иску лица, требующего установления сервитута (п. 3 ст. 274 ГК РФ).

Споры об установлении сервитута чаще всего связаны с созданием помех в пользовании имуществом, что формирует ситуацию, в которой возможно предъявление негаторного иска. Поэтому рассмотрим вопросы установления и защиты сервитута и проследим взаимосвязь данных правовых явлений с негаторной защитой.

Негаторный иск является основным способом защиты прав собственника земельного участка от действий владельца сервитута, когда устанавливается право ограниченного пользования чужим земельным участком. Исторически данное вещно-правовое требование возникло как иск, отрицающий именно сервитут, и первоначально именовалось как actio negatoria servitutis. В римском правопорядке этот иск предъявлялся в случае, когда какое-либо лицо без наличия на то оснований приписывало себе сервитут в отношении вещи, принадлежащей собственнику. Как пишет В.М. Хвостов: «Если кто-либо незаконно совершает такие действия по отношению к чужой вещи, для правомерного совершения которых должен обладать сервитутным правом на эту вещь, то собственник последней может требовать прекращения этих действий, т. е. добиваться признания свободы своей собственности от сервитутов»[1].

Такое значение негаторного иска не претерпело изменений и отражено в современном гражданском законодательстве. Однако в правоприменительной практике может сложиться и обратная ситуация, когда негаторный иск будет использоваться как средство установления фактического сервитута. Встречаются случаи, когда истец предъявляет негаторное требование, ставя перед собой цель получения возможности использования вещи, принадлежащей ответчику, без установления сервитута.

В арбитражной практике нет однозначного ответа на вопрос о соотношении негаторного иска и иска об установлении сервитута. Более того, в настоящее время высказаны диаметрально противоположные правовые позиции.

В рамках первого подхода арбитражные суды отказывают в удовлетворении требований в ситуациях, когда из обстоятельств дела следует, что истец заявил негаторный иск о предоставлении права пользования объектом недвижимости, но при этом не обращался к собственнику (ответчику) за установлением сервитута[2]. Так, в ряде гражданских дел суд, отказывая в удовлетворении негаторных требований, указал, что истец фактически просит предоставить право прохода к своему объекту недвижимости через дорогу (коридор), принадлежащую третьему лицу, без согласования с собственником права ограниченного пользования[3].

В рамках второго подхода суды удовлетворяют негаторные требования, их суть сводится к предоставлению истцу права беспрепятственного пользования вещью ответчика, и устанавливают сервитут. Так, есть судебные дела, по которым суды удовлетворяют негаторные иски, по сути, вынося решения об установлении сервитута: определяются сроки возможного пользования чужой вещью, размер платы и т. д.[4]

Для того чтобы найти решение проблемы соотношения негаторного иска и требования об установлении сервитута, рассмотрим характерный пример из судебной практики, когда истцом был неправильно выбран способ защиты своего права.

Закрытое акционерное общество обратилось в арбитражный суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью об устранении препятствий в пользовании имуществом путем возложения на ответчика обязанности снести забор, расположенный на границе соседних земельных участков. В обоснование своего требования истец указал: расстояния от его зданий до забора недостаточно для использования зданий по назначению, что нарушает его права как собственника зданий. Решением суда в иске было отказано на основании того, что установление ответчиком на границе участков забора в целях сохранения своего имущества и недостаточность площади земельного участка истца для использования зданий сами по себе не доказывают факт нарушения права собственности истца[5].

В рассматриваемом случае истцом был неправильно выбран способ защиты права собственности, так как заявленные требования не соответствовали специфики ситуации. Для обеспечения своего интереса собственнику здания необходимо было обратиться к собственнику соседнего земельного участка с требованием о предоставлении сервитута.

Неверность второго подхода объясняется еще и тем, что суды, удовлетворяя негаторный иск, направленный на установление сервитута, выходят за пределы исковых требований, т. е. устанавливают в пользу истца сервитут, о приобретении которого он не просил.

Цель негаторного иска заключается в пресечении неправомерных ограничений возможности пользоваться своей вещью, в результате чего восстанавливается положение, существующее до нарушения. Негаторный иск направлен на отрицание возможности чинить собственнику препятствия к пользованию вещью и на устранение последствий, вызванных созданием таких помех. Как справедливо указывает Д.В. Мурзин, посредством негаторного иска можно устранить препятствие в пользовании своим имуществом, но не определить порядок пользования чужим имуществом[6].

Следует отметить, что практика арбитражных судов в последнее время все больше склоняется к позиции о невозможности использования негаторного иска для получения выгод сервитутного характера[7]. Так, в постановлении ФАС Уральского округа от 12.11.2007 № Ф09-9235/07-С6 сказано, что требование истца об обеспечении беспрепятственного проезда транспорта по территории соседнего земельного участка не удовлетворено, поскольку это требование об установлении сервитута, не подлежащее рассмотрению в рамках негаторного иска.

Следовательно, если истец предъявляет требование, хоть и названное негаторным, но направленное на предоставление ему права пользования вещью ответчика, суд должен отказывать в удовлетворении такого требования и рекомендовать обратиться к ответчику за установлением сервитута в соответствии с п. 3 ст. 274 ГК РФ.

Разрешив вопрос о соотношении рассматриваемых требований, стоит определить сущность иска об установлении сервитута. В правовой литературе высказано мнение о том, что иск об установлении сервитута целесообразно отнести к разновидности вещных исков, придав ему статус самостоятельного требования. Так, С.В. Карпинская предлагает определять иски об установлении или отмене сервитута в качестве самостоятельного вещно-правового требования[8]. Такую позицию нельзя считать обоснованной. Отмена сервитута возможна заявлением негаторного иска в рамках ст. 276 ГК РФ. Кроме того, требование об установлении сервитута в судебном порядке не обладает свойством самостоятельности, а является разновидностью иска о приобретении вещного права.

Правовая природа иска о приобретении вещного права определяется исходя из решения вопроса о нахождении сущности иска о признании права собственности и другого вещного права. В вопросе определения сути иска о признании вещного права можно выделить два подхода. В рамках первого подхода иск о признании права собственности и иного вещного права рассматривается как правосоздающий (устанавливающий вещное право) — субъективное право создается и закрепляется судебным решением. В рамках второго подхода этот иск рассматривается как правоконстатирующий: суд, рассматривая вопрос о признании права, ничего не создает, а только фиксирует, формализует уже имеющиеся отношения.

Для иска о признании вещного права в его устоявшемся понимании правильным является второй подход. Сущность иска о признании вещного права заключается в требовании о констатации факта наличия принадлежности вещного права за конкретным лицом, что вносит ясность и устраняет неопределенность в уже существующем правоотношении. Этот иск предъявляется, когда право лица неочевидно для иных участников гражданского оборота. Как указывает Д.И. Мейер, «для осуществления прав, большею частью, достаточно признания их со стороны тех лиц, которые прикосновенны к юридическим отношениям»[9].

В судебной практике не раз отмечалось: признание права как способа защиты должно применяться в ситуации, когда само право уже существует, но необходимо судебное подтверждение данного факта[10].

Обоснованность второго подхода подтверждается и тем, что констатация права и его создание обладают различными правовыми эффектами, которые не могут иметь место в рамках одного способа защиты. Следовательно, в таких случаях, как признание права собственности по давности владения (ст. 234 ГК РФ), признание права собственности на самовольную постройку (п. 3 ст. 222 ГК РФ), признание права муниципальной собственности на бесхозную недвижимость (п. 3 ст. 225 ГК РФ), признание права собственности на переработанную вещь (п. 3 ст. 220 ГК РФ) и судебное установление сервитута (п. 3 ст. 274 ГК РФ), судебное решение носит правоустанавливающий (правосоздающий) характер. Данные требования хоть и содержат в своем наименовании слово «признание», но не являются по своей природе исками о признании вещного права.

На основании обобщения таких требований можно сделать вывод о наличии еще одного иска, ранее не выделяемого в системе вещных исков, — иска о приобретении вещного права. Его сущность как раз и будет определяться целью установления вещного права, возникновения нового правоотношения. Стоит заметить, что в перечисленных случаях защищается не только субъективное право, но и интересы участников гражданского оборота. Относительно этих случаев можно говорить и о защите (ст. 12 ГК РФ), и об основании возникновения гражданских прав (п. 1 ст. 8 ГК РФ). Способность указанных институтов являться в том числе и способами защиты права собственности отмечал Б.Б. Черепахин, он утверждал: есть основания отнести к способам защиты права собственности такие институты, которые нередко связываются только с приобретением права собственности (находка, клад, безнадзорные животные и пр.)[11]. Данные институты и требования могут обеспечивать сохранность имущества и возврат его собственнику, на что и направлено большинство норм о защите вещных прав.

Предложенное деление вещных исков имеет большое практическое значение, так как позволяет более точно определить сферу применения исков; способствует разграничению исков и, как следствие, предотвращает появление ошибок в определении исковых требований, а также позволяет избегать терминологической путаницы.

Таким образом, негаторный иск и требование о судебном установлении сервитута являются различными способами защиты права и законного интереса, не могут конкурировать между собой и подменять друг друга. Иск об установлении сервитута является по своей правовой природе вещно-правовым требованием и относится к группе исков о приобретении вещного права.

С вопросом об использовании негаторного иска в сервитутных отношениях тесно связан вопрос установления сервитута по давности пользования. Данная конструкция приобретения сервитута была известна как римскому частному праву, так и современному законодательству зарубежных стран. Например, Гражданский кодекс Испании 1889 года содержит норму о возникновении сервитутов по давности владения (статьи 537—539). Гражданский кодекс Франции 1804 года (ст. 690) устанавливает, что сервитуты непрерывные и явные приобретаются в силу сделки или в силу 30-летнего пользования. А Гражданский кодекс Республики Молдавия 2002 года в ст. 433 «Приобретение сервитута вследствие приобретательной давности» устанавливает правила такого приобретения относительно разных видов сервитутов.

Введение в российское гражданское законодательство рассматриваемого основания установления сервитута позволило бы лицу, пользующемуся чужой вещью, возражать против удовлетворения негаторного иска, предъявленного к нему собственником эксплуатируемой вещи.

Предлагаемое нововведение позволит закрепить существующий длительное время неформальный порядок открытого и непрерывного пользования чужой вещью, когда на протяжении определенного времени собственник не возражал против использования своей вещи другим лицом.

Законодательную конструкцию приобретения сервитута по давности целесообразно сформировать по аналогии с нормами о возникновении права собственности по давности владения. К условиям установления сервитута, кроме истечения соответствующего срока, есть смысл отнести, во-первых, непрерывность и правомерность пользования (отсутствие возражений собственника в течение всего срока), во-вторых, намерение осуществлять сервитут для себя и как собственное право[12].

Механизм осуществления данного положения мог бы реализовываться путем судебного установления. А само требование об установлении сервитута по давности пользования возможно будет заявить только в рамках спора по негаторному иску, т. е. в качестве встречного требования.

Возможность установления сервитута по давности стало бы логичным возражением против негаторного требования в тех ситуациях, когда на протяжении длительного времени собственник не возражал против такого использования своей вещи третьим лицом. В этом случаи будет проявляться тесная связь между защитой вещных прав и их приобретением.

 

Библиография

1 Хвостов В.М. Система римского права: учеб. — М., 1996. С. 263.

2 См. постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 01.10.2002 № А74-1066/02-К1-Ф02-2836/02-С2; ФАС Московского округа от 19.09.2003 № КГ-А41/6755-03; ФАС Уральского округа от 05.05.2004 № Ф09-1200/04ГК; ФАС Центрального округа от 15.04.2005 № А36-108/8-03 и др.

3 См. постановления ФАС Западно-Сибирского округа от 08.06.2005 № Ф04-3565/2005(11988-А27-22); ФАС Уральского округа от 31.08.2004 № Ф09-2767/04ГК и др.

4 См. постановления Президиума ВАС РФ от 07.08.2001 № 760/01; ФАС Московского округа от 31.01.2001 № КГ-А40/50-01; ФАС Северо-Западного округа от 03.02.2006 № А13-4272/03-09, от 29.09.2006 № А56-4361/2006, от 19.12.2007 по делу № А42-6825/2006; ФАС Северо-Кавказского округа от 27.08.2007 № Ф08-4449/2007; ФАС Центрального округа от 05.06.2001 № 154/2-1-А68-89/7-00 и др.

5 Постановление ФАС Уральского округа от 08.10.2002 № Ф09-2448/02-ГК.

6 См.: Гражданское право: в 3 т. Т. 1 / под общ. ред. С.А. Степанова. — М., 2010. С. 474.

7 Определения ВАС РФ от 25.06.2009 № 7580/09, от 28.07.2010 № ВАС-10315/10; постановления ФАС Московского округа от 22.06.2009 № КГ-А40/5472-09; ФАС Центрального округа от 30.03.2010 № Ф10-935/10; ФАС Уральского округа от 31.03.2008 № Ф09-2034/08-С6, от 17.07.2008 № Ф09-1048/08-С6, от 22.07.2008 № Ф09-5110/08-С6 и др.

8 См.: Карпинская С.В. Гражданско-правовое регулирование отношений собственности на землю в российском законодательстве: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2008. С. 28—29.

9 Мейер Д.И. Русское гражданское право. — М., 2003. С. 287.

10 См. постановления ФАС Волго-Вятского округа от 01.03.2010 по делу № А11-12179/2008; ФАС Дальневосточного округа от 28.07.2009 № Ф03-3461/2009; ФАС Московского округа от 28.09.2009 № КГ-А40/9911-09; ФАС Уральского округа от 22.11.2006 № Ф09-9331/06-С6.

11 См.: Гражданское право / под общ. ред. С.С. Алексеева. — М., 2007. С. 152.

 

12 См. подробнее: Подшивалов Т. Исковая давность для негаторного иска de lege ferenda // Хозяйство и право. 2012. № 3. С. 84—87.