А.В. ЗУБОВ,

заместитель руководителя УФССП России по Мурманской области — заместитель главного судебного пристава Мурманской области

 

Статья 1 Федерального закона от 21.07.1997 № 118-ФЗ «О судебных приставах» (далее — Закон) определяет три основные задачи, возлагаемые на судебных приставов. Первые две не вызывают вопросов, но вот третья в контексте рассматриваемого Закона, на наш взгляд,  не совсем ясна.

Напомним ее формулировку: на судебных приставов возлагаются задачи по «исполнению законодательства об уголовном судопроизводстве по делам, отнесенным уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации к подследственности федерального органа исполнительной власти по обеспечению установленного порядка деятельности судов и исполнению судебных актов и актов других органов (далее — Федеральная служба судебных приставов)».

Нет никаких сомнений, что речь здесь идет о такой форме предварительного расследования, как дознание. На кого же, исходя из поставленных Законом задач, возлагается дознание в Федеральной службе судебных приставов? В п. 1 ст. 4 Закона указано: «Судебные приставы в зависимости от исполняемых ими обязанностей подразделяются на судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов и судебных приставов-исполнителей». 

Однако в статьях, регламентирующих обязанности и права судебных приставов по ОУПДС (ст. 11 Закона) и судебных приставов-исполнителей (ст. 12 Закона), о расследовании ими уголовных дел ничего не сказано. При этом п. 4 ч. 3 ст. 151 УПК РФ определено, что дознание проводится «дознавателями органов Федеральной службы судебных приставов — по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных статьями 157 и 177, частью первой статьи 294, статьей 297, частью первой статьи 311, статьями 312 и 315 Уголовного кодекса Российской Федерации».

Имеющееся на первый взгляд противоречие легко объяснимо. Понятие «дознаватель» определяется в п. 7 ст. 5 УПК РФ как «должностное лицо органа дознания, правомочное либо уполномоченное начальником органа дознания осуществлять предварительное расследование в форме дознания, а также иные полномочия, предусмотренные настоящим Кодексом». Таким образом, имеется два вида дознавателей, один из которых стал дознавателем (в контексте уголовно-процессуального законодательства) после того, как его на это уполномочил начальник органа дознания.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 40 УПК РФ к органам дознания относятся «органы Федеральной службы судебных приставов». Начальником органа дознания является «должностное лицо органа дознания, в том числе заместитель начальника органа дознания, уполномоченное давать поручения о производстве дознания и неотложных следственных действий, осуществлять иные полномочия, предусмотренные настоящим Кодексом».

В территориальных органах ФССП России этими должностными лицами являются главные судебные приставы субъектов Российской Федерации и их заместители, курирующие дознание, а в структурных подразделениях территориальных органов ФССП России — «начальники отделов судебных приставов — старшие судебные приставы, их заместители, координирующие организацию работы по производству дознания, либо лица, исполняющие их обязанности» (приказ ФССП России от 06.12.2010 № 677).

Исходя из этого, судебный пристав (судебный пристав-исполнитель или судебный пристав по ОУПДС), который является работником службы судебных приставов, становится полноправным (по уголовно-процессуальному законодательству) дознавателем после возложения на него обязанностей о производстве дознания соответствующим правовым документом (приказ или распоряжение — в зависимости от того, кто из начальников органа дознания подписывает данный документ).

В любом случае получается, что для пристава дознание— не основная обязанность, а обязанность, возлагаемая на него по мере необходимости.

Теперь вернемся к дознавателям, являющимся ими по должности (или, как сказано в п. 7 ч. 5 УПК РФ, лицам, правомочным осуществлять дознание). Должность дознавателя введена в службе судебных приставов в 2006 году (ранее приказами главных судебных приставов обязанности дознавателей возлагались на конкретных судебных приставов-исполнителей). Было введено три вида должностей дознавателя:

1) главный специалист-эксперт (дознаватель);

2) ведущий специалист-эксперт (дознаватель);

3) судебный пристав (дознаватель).

Должность судебного пристава (дознавателя) имеется только в штатных расписаниях отделов организации дознания некоторых территориальных органов ФССП России, поэтому далее рассматриваться не будет (хотя не ясно, откуда взялась эта должность: в ч. 1 ст. 4 Закона она не упоминается).

В структурных подразделениях (отделах судебных приставов) территориальных органов ФССП России предусмотрено два первых вида должностей дознавателей.

В настоящее время в структуре службы судебных приставов главный специалист-эксперт (дознаватель) и ведущий специалист-эксперт (дознаватель) находятся в неравном положении по отношению к судебному приставу, и это несправедливо. Дознавателю не реже, чем судебному приставу-исполнителю, приходится выходить по месту жительства, например, должников по алиментным обязательствам. Не секрет, что большинство таких лиц ведет асоциальный образ жизни, многие ранее судимы. В результате служебной деятельности дознавателя в отношении этих лиц может быть возбуждено уголовное дело по ст. 157 УК РФ («Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей»), а привлечение должника к уголовной ответственности может повлечь за собой такую меру наказания, как лишение свободы.

Увеличивается ли вероятность совершения таким должником противоправных деяний в отношении дознавателя по сравнению с судебным приставом-исполнителем? Ответ на этот вопрос напрашивается один: да.

Дознаватели вынуждены с целью скорейшего окончания расследования уголовных дел лично развозить большое количество различных запросов и получать на руки необходимые для этого документы. Однако обеспечение их проездными документами на все виды общественного транспорта не предусмотрено.

В этой связи, на наш взгляд, норма п. 1 ст. 4 Закона нуждается в дополнении. Предлагаем изложить ее в следующей редакции:

«Судебные приставы в зависимости от исполняемых ими обязанностей подразделяются на судебных приставов по обеспечению установленного порядка деятельности судов, судебных приставов-исполнителей и судебных приставов-дознавателей».

Предлагаем также дополнить Закон статьей 12.1 «Обязанности и права судебных приставов-дознавателей» следующего содержания:

«Права и обязанности судебных приставов-дознавателей определены уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации».

Внесение этих изменений в Закон, во-первых, даст возможность усилить гарантии правовой и социальной защиты дознавателей ФССП России; во-вторых, позволит при необходимости создать в территориальных органах ФССП России полноценные межрайонные отделы дознания, поскольку вводить в каждом структурном подразделении ряда территориальных органов должность дознавателя нецелесообразно.

Межрайонные отделы дознания могли бы обслуживать территории нескольких структурных подразделений. Для четкого функционирования межрайонного отдела дознания необходимо, чтобы его возглавлял начальник отдела судебных приставов — старший судебный пристав. Это должностное лицо, являясь начальником органа дознания (см. приказ ФССП России от 06.12.2010 № 677), будет обладать всеми процессуальными правами, вплоть до утверждения обвинительного акта, составленного дознавателем. Однако в настоящее время при имеющихся в штатном расписании должностях дознавателей структурных подразделений это будет только должность начальника отдела, так как в структуре межрайонного отдела дознания не будет ни одного судебного пристава. Права подобного руководителя будут существенно ограничены, т. е. сведены к правам начальника подразделения дознания, что явно недостаточно. Таким образом, смысл создания межрайонного отдела теряется. Но если все же есть необходимость в такой структуре, нужно тщательно продумать, как ее рационально организовать.

И конечно, нельзя обойти вниманием то, что внесение предложенных изменений в Закон позволит уравнять денежное содержание дознавателей, т. е. главного специалиста-эксперта и ведущего специалиста-эксперта. При имеющейся в настоящее время градации должностей дознавателей структурных подразделений территориального органа ФССП России разница в их окладах составляет 319 руб. Между тем  служебная нагрузка распределяется между ними равномерно, оба исполняют совершенно одинаковые обязанности. Кроме того, оклад судебного пристава-исполнителя равен окладу главного специалиста-эксперта (дознавателя). При наличии в отделе судебных приставов только одного дознавателя в должности ведущего специалиста-эксперта (дознавателя) получение им денежного содержания ниже, чем у судебного пристава-исполнителя, необоснованно. Дознаватель обязан проверять исполнительные производства, находящиеся у судебного пристава-исполнителя на исполнении, готовить по ним заключения, указания, имея при этом, судя по окладу, более низкий статус.

В заключение хочется добавить, что, поскольку дознавателей в ФССП России не так много (чуть более 3,5 тыс. штатных единиц, из которых только половина — ведущие специалисты-эксперты (дознаватели)), предлагаемые изменения не потребуют больших финансовых затрат, но в то же время поднимут статус столь важной для службы судебных приставов должности, а значит, и позволят проще решать вопрос с более качественным подбором кадров для укомплектования структурных подразделений квалифицированными работниками.