УДК 347.77:347.78:341 

Страницы в журнале: 111-116

 

И.В. ШУГУРОВА,

кандидат юридических наук,  доцент кафедры гражданского и международного частного права Саратовской государственной юридической академии ivshugurova@mail.ru

 

Анализируется Соглашение о единых принципах регулирования в сфере охраны и защиты прав интеллектуальной собственности, исследуются таможенное регулирование, охрана авторских и смежных прав, товарных знаков в государствах Таможенного союза.

Ключевые слова: принципы регулирования, интеллектуальная собственность, Таможенный союз, унификация, авторское право, товарный знак, исчерпание прав.

 

Guidelines for the unification of regulation principles in the sphere of intellectual property in the Customs Union states

 

Shugurova I.

 

The article deals with Agreement on unified regulation principles in the sphere of protection intellectual property rights. Author analyses customs regulation, copyright, neighbouring rights and trade marks protection in the Customs Union states.

Keywords: principles of regulation, intellectual property, Customs Union, unification, copyright, trademark, exhaustion of rights.

 

Формирование рынка интеллектуальной собственности — один из актуальных аспектов существования Таможенного союза (далее также — ТС) Республики Беларусь, Республики Казахстан и Российской Федерации. С 1 января 2012 г. стало функционировать Единое экономическое пространство (далее — ЕЭП) государств ТС. Концепция формирования ЕЭП, разработанная и принятая в 2003 году, представляет собой программу мер по углублению многостороннего экономического сотрудничества.

С 1 июля 2010 г. вступил в силу Таможенный кодекс Таможенного союза[1] (далее — ТК ТС). Регулированию отношений в сфере интеллектуальной собственности на единой таможенной территории посвящена глава 46 «Особенности совершения таможенных операций в отношении товаров, содержащих объекты интеллектуальной собственности». Вопросы интеллектуальной собственности затрагиваются также в Федеральном законе от 27.11.2010 № 311 «О таможенном регулировании в Российской Федерации»[2].

Комиссией Таможенного союза[3] принят План мероприятий по введению в действие Таможенного кодекса Таможенного союза[4] (далее — План). Пункт 13 Плана предусматривает унификацию законодательства стран—членов Таможенного союза по вопросам административной и уголовной ответственности за ввоз контрафактных товаров. В соответствии с Планом должен быть разработан ряд документов, регламентирующих вопросы административной помощи между таможенными органами  государств—членов Таможенного союза, правовой помощи при расследовании уголовных дел и рассмотрении административных дел в сфере таможенного регулирования.

Следует отметить, что ТК ТС предусматривает два вида реестров объектов интеллектуальной собственности: национальный (ведется в таможенном органе государства—члена ТС) и Единый таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности государств—членов Таможенного союза (далее — Единый таможенный реестр), соглашение о котором было подписано в 2010 году[5]. Единый таможенный реестр позволит обеспечить соблюдение и защиту прав интеллектуальной собственности при пересечении товаров через границу и осуществлении внешнеэкономической деятельности.

Соглашение о Едином таможенном реестре предусматривает, что в реестр могут быть включены объекты авторских, смежных прав, товарные знаки и знаки обслуживания. Однако объекты, охраняемые патентным правом, внесению в него не подлежат. Устанавливаются правила взаимодействия таможенных органов государств—членов ТС между собой, а также с правообладателями или лицами, представляющими их интересы, государственными органами, иными организациями,  учреждениями и гражданами по вопросам, связанным с ведением Единого таможенного реестра. Взаимодействие таможенных органов будет осуществляться на основе регламента[6].

Вместе с тем возникает вопрос: каким образом будут включаться в Единый таможенный реестр одни и те же объекты интеллектуальной собственности, например товарные знаки, права на которые принадлежат разным правообладателям в государствах ТС. Товары, в отношении которых используется один и тот же товарный знак, могут быть признаны контрафактными на территориях других стран—членов ТС. В связи с этим выдвигается предложение о создании товарного знака Таможенного союза по аналогии с товарным знаком ЕС.

Унификация правового регулирования, прежде всего гражданского законодательства, государств—членов ТС предусмотрена Соглашением о единых принципах регулирования в сфере охраны и защиты прав интеллектуальной собственности от 09.12.2010 (далее — Соглашение)[7]. Его реализация должна способствовать созданию благоприятных условий для формирования ЕЭП и ТС Беларуси, Казахстана и России путем организации единой скоординированной системы охраны и защиты прав интеллектуальной собственности.

Соглашение направлено на унификацию, т. е. на приведение к единообразию, основных принципов регулирования в сфере охраны и защиты результатов интеллектуальной деятельности, а также средств индивидуализации товаров, работ и услуг, охраняемых национальным законодательством стран-участниц (ст. 1). Стороны Соглашения основываются на общей международной правовой базе. В частности, они разделяют принципы Соглашения ВТО по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (далее — Соглашение ТРИПС), обязательного для всех стран—членов Всемирной торговой организации. Помимо этого стороны руководствуются другими международными соглашениями, в том числе находящимися под административным управлением Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС). Так, во всех трех государствах-участниках уже действуют договоры ВОИС 1996 года по авторскому праву, по исполнениям и фонограммам и Договор о патентной кооперации 1970 года.

Соглашением предусматривается обязательство государств—членов ТС, которые еще не являются участниками Сингапурского договора о законах по товарным знакам 2007 года и Международной конвенции об охране прав исполнителей, изготовителей фонограмм и вещательных организаций (Римская конвенция 1961 г.), присоединиться к ним.

Договаривающиеся стороны приняли обязательства закрепить в своем национальном законодательстве положения о предоставлении физическим и  юридическим лицам, результатам интеллектуальной деятельности и средствам индивидуализации такого же режима охраны и защиты прав интеллектуальной собственности, как собственным физическим и юридическим лицам на своей территории в объеме, предусмотренном Соглашением и в рамках международных обязательств. Вместе с тем национальное законодательство государств может обеспечивать более высокий уровень охраны и защиты прав интеллектуальной собственности.

Раздел II Соглашения включает общие принципы, касающиеся регулирования авторских и смежных прав, товарных знаков, наименований мест происхождения товаров и патентных прав. Применительно к охране авторских и смежных прав Соглашение обязывает стороны руководствоваться положениями Бернской конвенции (в ред. 1971 года) и договоров ВОИС 1996 года. Предусматривается охрана программ для ЭВМ (компьютерных программ) как литературных произведений. Использование двойной терминологии связано с тем, что внутригосударственные законы стран-участниц еще не в полной мере унифицированы. Так, российский и казахстанский законы оперируют устаревшим понятием «программа для ЭВМ», в то время как белорусский закон использует понятие «компьютерная программа», которое применяется в европейском законодательстве. Например, такая терминология закреплена в Директиве Европейского парламента и Совета ЕС 2009/24/ЕС от 23 апреля 2009 г. о правовой охране компьютерных программ (кодифицированная версия)[8]. Авторским правом охраняются также составные произведения, представляющие собой по подбору и расположению материала результат творчества.

При перечислении авторских прав Соглашение называет лишь основные из них и делает отсылку к внутригосударственному законодательству. Соглашение закрепляет требование свести к отдельным случаям ограничения и изъятия из авторских и смежных прав. При этом данные ограничения и изъятия не должны противоречить обычному использованию произведений либо объектов смежных прав и необоснованно ущемлять законные интересы правообладателей. Это так называемый трехступенчатый тест, предусмотренный Соглашением ТРИПС (ст. 13). Аналогичные положения закреплены в национальном законодательстве (например,  в п. 5 ст. 1229 ГК РФ).

Сроки охраны исключительного права на произведение, в том числе созданное в соавторстве либо обнародованное после смерти автора, должны быть не ниже сроков, установленных Бернской и Римской конвенциями и Соглашением ТРИПС. В то же время в национальном законодательстве могут предусматриваться более длительные сроки охраны. Например, российский закон закрепляет срок охраны, на двадцать лет превышающий минимальный срок, предусмотренный Бернской конвенцией (ст. 1281 ГК РФ).

Статья 5 Соглашения обязывает стороны предоставлять правообладателям кинематографических произведений право разрешать или запрещать публичный коммерческий прокат оригиналов или копий их произведений, охраняемых авторским правом, на территории государства другой стороны. Однако кинематографические произведения составляют лишь часть аудиовизуальных произведений, к которым относятся также теле- и видеофильмы и другие подобные произведения. Представляется не вполне обоснованным исключение этих произведений из сферы действия права на коммерческий прокат.

Статья 6 Соглашения определяет интеллектуальные (имущественные и личные неимущественные) права на результаты исполнительской деятельности (исполнения), на фонограммы и иные права, установленные национальным законодательством, в качестве прав, смежных с авторскими (смежных прав). При этом обращает на себя внимание то обстоятельство, что в данной статье впервые (и единственный раз) используется термин «интеллектуальные права», характерный для российского законодательства (часть четвертая ГК РФ). Во всех других статьях Соглашения применяются понятия «права интеллектуальной собственности» (преамбула, статьи 3 и 20) и «права на результаты интеллектуальной деятельности» (статьи 4, 19, 21—23). Скорее всего, права на результаты интеллектуальной деятельности здесь понимаются в широком смысле, включая и права на средства индивидуализации, например, товарные знаки, наименования мест происхождения товаров. В противном случае, если толковать буквально, права на средства индивидуализации не будут обеспечиваться в аспекте правоприменения (ст. 19), пограничных мер (ст. 21), мер административного и уголовного характера (ст. 22). Использование разнящейся терминологии наглядно демонстрирует необходимость унификации законодательства стран—участниц Соглашения и приведения его в соответствие с универсальными международными договорами. В частности, в Соглашении ТРИПС используется понятие «права интеллектуальной собственности», и это отражено в самом названии.

В Соглашении закрепляются отдельные права исполнителей, изготовителей (производителей) фонограмм и содержится отсылка к «другим правам, установленным национальным законодательством Сторон». Так, указанным субъектам смежных прав на территориях государств сторон предоставляются исключительные права (на исполнение, на фонограмму), исполнителям, кроме того, гарантируются личные права — право авторства, право на имя. Следует отметить, что в соответствии с правилами ст. 1231 ГК РФ личные неимущественные права действуют на территории  Российской Федерации на основе принципа национального режима, без необходимости соблюдения каких-либо условий. В то же время ст. 7 Соглашения закрепляет предоставление прав (в том числе личных) исполнителям сторон на взаимной основе. Что же касается сроков охраны, то они должны быть не ниже установленных Соглашением ТРИПС и Римской конвенцией 1961 года.

Действующие законы стран-участниц уже предоставляют охрану прав исполнителям и производителям фонограмм в течение срока, предусмотренного данными договорами. Например, Закон Республики Казахстан от 10.06.1996 № 6-1 «Об авторском праве и смежных правах» предоставляет охрану имущественных прав исполнителя в течение 50 лет после первого исполнения или постановки (ст. 42). Закон Республики Беларусь от 16.05.1996 № 370-ХIII «Об авторском праве и смежных правах» охраняет имущественные права исполнителя в течение 50 лет с момента первой записи исполнения (ст. 38). Оба закона предусматривают, что права производителя фонограмм охраняются в течение 50 лет после первого опубликования фонограммы либо в течение 50 лет после первой ее записи, если фонограмма не была опубликована в течение этого срока. Российский закон предоставляет потенциально более длительный срок действия исключительного права на исполнение — в течение всей жизни исполнителя, но не менее 50 лет, считая с 1 января года, следующего за годом, в котором осуществлены исполнение, либо запись исполнения, либо сообщение исполнения в эфир или по кабелю (ст. 1318 ГК РФ).

В сфере охраны средств индивидуализации Соглашение устанавливает определенные правила в отношении товарного знака и наименования места происхождения товара. Товарным знаком и знаком обслуживания является охраняемое в соответствии с национальным законодательством сторон и международными договорами, участниками которых являются стороны, обозначение, служащее для отличия товаров и (или) услуг одних участников гражданского оборота от товаров и (или) услуг других его участников.

Статья 13 Соглашения предусматривает введение принципа регионального исчерпания прав на товарный знак. С даты вступления в силу Соглашения не является нарушением исключительного права на товарный знак использование этого товарного знака в отношении товаров, которые были правомерно введены в гражданский оборот на территориях государств сторон непосредственно правообладателем или другими лицами с его согласия. Следует отметить, что в России и Беларуси применяется принцип национального исчерпания прав на товарный знак, а в Казахстане — принцип международного исчерпания.

Между тем некоторые специалисты возражают против введения принципа регионального исчерпания права. Так, С. Лосев полагает, что реализация такого подхода в вопросе исчерпания исключительного права на товарный знак может привести к ухудшению правового положения правообладателей, которые будут лишены возможности пресекать параллельный импорт товаров, выпущенных в оборот в других странах Таможенного союза[9]. Д.А. Гаврилов, напротив, выступает в пользу отмены национального или регионального исчерпания прав на товарный знак[10]. По его мнению, национальное исчерпание прав не отвечает задачам защиты интеллектуальной собственности и лишь усиливает монополию правообладателя и вводит необоснованный контроль за перемещением товаров, которые уже были выпущены в гражданский оборот правообладателем. В связи с этим отмечается возможность злоупотреблений как правообладателя, так и уполномоченных им лиц — дистрибьюторов, лицензиатов. Как полагает Д.А. Гаврилов, применение на территории Российской Федерации и Таможенного союза в целом принципа международного исчерпания прав будет отвечать целям развития конкуренции и позволит не допустить злоупотреблений и ограничений, создаваемых правообладателем, например, установления монопольно высоких цен[11].

Сторонником легализации параллельного (независимого) импорта является А.В. Семенов, который предлагает внести изменения в ст. 1487 ГК РФ (исключить из нее словосочетание «на территории Российской Федерации») и в ст. 13 Соглашения (исключить словосочетание «на территории государств Сторон»)[12]. Вместе с тем можно согласиться с мнением А.Б. Крысанова, который считает, что введение регионального принципа исчерпания прав в России не будет иметь негативных последствий для отечественных правообладателей. Изменения направлены не на легализацию контрафактной продукции и введение ограничений прав на товарные знаки, а на создание возможности свободного перемещения на территории России товаров, товарные знаки на которых были законно размещены правообладателем за ее пределами[13].

В статье 14 Соглашения предусматривается, что стороны разработают и введут единые процедуры для обеспечения правовой охраны товарных знаков и наименований мест происхождения товаров (географических указаний) на территориях своих государств, а также зафиксируют единые механизмы регистрации данных объектов в отдельном договоре. Договор о единых механизмах (процедурах) регистрации товарных знаков и наименований мест происхождения товаров (географических указаний) (далее — Договор) был доработан в декабре 2011 года и должен быть подписан после завершения процедур внутригосударственного согласования. В соответствии с переходными положениями Договора национальные ведомства начнут прием заявок на товарные знаки после утверждения соответствующей инструкции[14].

Единые механизмы (процедуры) регистрации товарных знаков (по сути — региональная система регистрации товарных знаков) дополняют действующие мадридскую систему международной регистрации и национальные системы регистрации товарных знаков. Договор предполагает получение правовой охраны товарных знаков путем подачи одной заявки в любое патентное ведомство договаривающихся государств, координацию действий патентных ведомств и выдачу единого охранного документа — свидетельства на товарный знак. Исключительное право на товарный знак будет признаваться на территории всех стран—участниц Договора. 

В связи с созданием ТС и формированием Единого таможенного реестра существует проблема использования на единой таможенной территории товарных знаков, зарегистрированных разными правообладателями в отдельных странах ТС. В Единый таможенный реестр включаются объекты интеллектуальной собственности, охраняемые в каждом государстве ЕЭП. Однако права на один и тот же товарный знак в России, Беларуси или Казахстане могут принадлежать разным лицам, которые зачастую являются конкурентами. Как отмечают эксперты, в настоящее время разными правообладателями на территориях государств—членов ТС зарегистрировано около 5 тыс. советских товарных знаков[15]. В связи с этим создание системы региональной регистрации товарных знаков позволит избежать конфликтов товарных знаков и признания товара, выпущенного на территории одной страны, контрафактным на территории другой.

В сфере патентного права Соглашение касается изобретения, полезной модели и промышленного образца, охрана которых обеспечивается в порядке, установленном национальным законодательством сторон. Соглашение предусматривает минимальные сроки охраны названных объектов патентного права, определяет основные права патентообладателей.

Раздел III Соглашения посвящен вопросам правоприменения, пограничным мерам, а также мерам административного и уголовного характера и в целом направлен на формирование единообразной правоприменительной практики. В соответствии со ст. 20 Соглашения стороны предусматривают законодательные меры для эффективного пресечения оборота контрафактных товаров на единой таможенной территории ТС, а также единые меры по противодействию нарушению прав интеллектуальной собственности в сети Интернет. В целях реализации этих мер предусматривается заключение договора о координации действий по защите прав на результаты интеллектуальной деятельности (ст. 22).

В Соглашении устанавливается, что законы и иные нормативные акты, окончательные судебные и административные решения, введенные в действие в государствах-участниках и касающиеся наличия, объема, приобретения, соблюдения прав на результаты интеллектуальной деятельности, подлежат официальной публикации либо должны быть общедоступны для правообладателей и властей. Соглашение также предусматривает обязанности по взаимному предоставлению такой информации в ответ на письменный запрос. Таким образом, предполагаются открытость во взаимодействии государств—членов ТС и взаимный информационный обмен.

Соглашением предусматривается создание постоянно действующего институционального механизма — Координационного совета ЕЭП по интеллектуальной собственности. Споры между государствами-участниками  предполагается разрешать путем переговоров и консультаций. В случае недостижения согласия любая из сторон передает спор для рассмотрения в Суд Евразийского экономического сообщества.

В целом можно предположить, что единое таможенное пространство, созданное в рамках ЕЭП на территориях Российской Федерации, Республики Беларусь и Республики Казахстан, будет способствовать дальнейшей экономической интеграции трех государств и привлечет других участников ЕврАзЭС, а также станет основой для формирования единого рынка прав на объекты интеллектуальной собственности и региональной инновационной системы. Страны—члены ТС смогут осуществлять согласованное участие в международном обороте прав интеллектуальной собственности, в том числе в рамках системы ВТО.

 

Библиография

1 Принят решением Межгосударственного совета ЕврАзЭС от 27.11.2009 № 17 // СЗ РФ. 2010. №  50. Ст. 6615.

2 СЗ РФ. 2010. № 48. Ст. 6252.

3 Согласно ст. 39 Договора о Евразийской экономической комиссии от 18.11.2011 1 июля 2012 г. деятельность Комиссии Таможенного союза прекращена. Ее преемницей стала Евразийская экономическая комиссия.

4 СЗ РФ. 2010. № 50. Ст. 6615.

5 Соглашение о Едином таможенном реестре объектов интеллектуальной собственности государств—членов Таможенного союза (заключено в г. Санкт-Петербурге 21.05.2010) // СЗ РФ. 2012.  №  36. Ст. 4864.

6 Комиссия Таможенного союза приняла решение от 18.06.2010 № 290 «О Регламенте взаимодействия таможенных органов государств—членов Таможенного союза по вопросам ведения Единого таможенного реестра объектов интеллектуальной собственности». URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=LAW;n=61126 (дата обращения: 20.05.2012).

7 Ратифицировано Федеральным законом от 11.07.2011 № 179-ФЗ. Вступило в силу с 01.01.2012 // СЗ РФ. 2012. № 5. Ст. 542.

8 URL: http://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=CELEX:32009L0024:EN: NOT (дата обращения: 30.05.2012).

9 См.: Лосев С. Правила охраны интеллектуальной собственности в Едином экономическом пространстве // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. 2011. № 1. С. 65.

10 См.: Гаврилов Д.А. Параллельный импорт: дискуссия продолжается // Патенты и лицензии. 2012. № 3. С. 36—37.

11 Там же. С. 37.

12 См.: Семенов А.В. Исчерпание великой мистификации XXI века // Там же. 2011. № 8. С. 15.

13 См.: Крысанов А.Б. Охрана товарных знаков в условиях формирования Единого экономического пространства // Там же. 2012. № 4. С. 51.

14 Ратификация Договора предполагается в 2012 году. URL: http://www.tsouz.ru/eek/aboutEEK/Pages/default.aspx (дата обращения: 04.06.2012).

 

15 См.: Тюнин М. Интеллектуальная собственность без границ // Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность. 2012. № 5. С. 63.