А.Ш. МАЛИКОВА,
кандидат юридических наук, доцент, завкафедрой уголовно-правовых дисциплин Академии государственного управления при Президенте Республики Казахстан
 
В  проблеме уголовно-правовой оценки содеянного имеется немало аспектов, рассматриваемых в теории уголовного права неоднозначно. Слово «квалификация» происходит от латинских слов quails (качество) и facere (делать). Следовательно, смысл этого составного слова сводится к установлению качественной характеристики определяемого объекта. Таким объектом в уголовном праве является совершенное лицом деяние, обладающее всеми или несколькими признаками деяния, описанного в соответствующей статье Особенной части Уголовного кодекса Республики Казахстан (далее — УК РК). Для правильного применения уголовного закона этому деянию необходимо дать уголовно-правовую оценку, т. е. решить вопрос о наличии в нем состава определенного преступления. 
 
Как пишет Л.Д. Гаухман, «уголовно-правовая оценка содеянного слагается из двух компонентов: 1) отграничения преступного от непреступного и 2) квалификации преступного, т. е. квалификации преступления»[1]. Представляется, что оба указанных компонента охватываются понятием квалификации, но лишь в смысле уголовно-правовой оценки содеянного. Эта оценка может завершиться выводом о том, что содеянное не подпадает ни под одну из статей уголовного закона, следовательно, не является преступлением.
Под квалификацией преступлений следует понимать определение его юридической сущности, т. е. оценку с точки зрения закона, иначе говоря, соотносимое с уголовным законом суждение об определенных фактах объективной действительности. По определению А.А. Герцензона, «квалификация преступления состоит в установлении соответствия данного конкретного деяния признакам того или иного состава преступления, предусмотренного уголовным законом»[2]. Это утверждение разделяется практически всеми криминалистами, однако оно не дает полной характеристики рассматриваемого понятия. В.Н. Кудрявцев считает возможным «определить квалификацию преступления как установление и юридическое закрепление точного соответствия между признаками совершенного деяния и признаками состава преступления, предусмотренного уголовно-правовой нормой»[3]. Из этой дефиниции следует важный вывод о том, что понятие квалификации имеет два значения: процесс установления признаков того или иного преступления в действиях лица и вместе с тем результат деятельности судебных и прокурорских органов — официальное признание и закрепление в соответствующем юридическом акте (постановлении следователя или органа дознания, обвинительном заключении, судебном приговоре или определении) обнаруженного соответствия признаков совершенного деяния уголовно-правовой норме. Большинство ученых видят сущность квалификации в установлении соответствия (чаще подчеркивая точность этого соответствия) между реальным деянием и его законодательной моделью. Иногда результат сопоставления сравниваемых объектов характеризуют как подобие одного другому. Думается, что ни соответствие, ни подобие не отражают той степени совпадения (как по перечню, так и по содержанию) юридических признаков реального общественно опасного деяния и его нормативной характеристики, которая необходима для квалификации преступления. Более точно характер совпадения двух групп признаков передается термином «идентичность» либо «тождество». Последний термин считают наиболее соответствующим логическому значению данной категории А.В. Наумов и А.С. Новиченко, которые определяют квалификацию как «констатацию тождества квалифицируемого общественно опасного деяния и признаков уголовно-правовой нормы, предусматривающей ответственность за это деяние»[4].
Поэтому квалификацию преступления точнее определять как установление и фиксацию в процессуальной форме тождества юридически значимых свойств реального преступления признакам состава преступления этого вида, закрепленным в норме УК РК. При уяснении понятия квалификации заслуживает внимания вопрос о том, что именно следует понимать под признаками состава преступления, закрепленными в норме УК РК.
Во-первых, норму УК РК нельзя отождествлять со статьей Особенной части УК РК, где во избежание ненужных повторений часто не указываются даже обязательные признаки состава данного преступления (возраст, с которого за это преступление возможна уголовная ответственность, вменяемость, вид и содержание умысла или неосторожность).
Во-вторых, при квалификации преступления участвуют все без исключения признаки состава преступления, независимо от того, выступают ли они обязательными, квалифицирующими, смягчающими или отягчающими наказание.
Так что же оценивается при квалификации преступлений? Наилучшим представляется понятие «поведение индивида». Поведением именуют присущее всем живым существам взаимодействие с окружающей средой, включающее их внешнюю (двигательную) и внутреннюю (психическую) активность[5]. Индивид же является человеком, представителем вида Ноmо sарiеns, единством врожденного и приобретенного. Таким образом, предложенное словосочетание охватывает собой такие элементы состава преступления, как субъект, субъективная сторона и объективная сторона, чего вполне достаточно, так как объект существует несколько изолированно. Оставшиеся видовые признаки связаны с целью квалификации именно преступления. Поведение индивида интересует нас не само по себе, а c точки зрения значимости для уголовного права. Поэтому необходимо выявить уголовно значимые признаки, которые тесно связаны с определением уголовного закона и его структурных элементов, подлежащих применению. Это касается уголовного закона в целом и статьи или статей Общей и Особенной частей уголовного законодательства, а при необходимости — частей, пунктов и примечаний к соответствующим статьям, где описывается состав интересующего нас преступления. Иногда содеянное в один и тот же промежуток времени может квалифицироваться по разным уголовным законам. Описав значимые признаки поведения индивида и определив закон, подлежащий применению, следует установить тождество (отношение между предметами, которое позволяет говорить о них как о неотличимых друг от друга) выявленных признаков конкретному составу преступления. При отсутствии искомого точного соответствия процесс квалификации прекращается без достижения результата (или с негативным результатом), т. е. мы не можем квалифицировать поведение индивида как преступное.
Однако и это не все. Даже определив поведение индивида как преступное, невозможно точно сказать, есть перед нами преступление или нет. Уголовный и уголовно-процессуальный законы содержат указания на ряд факторов, которые исключают преступность поведения даже при наличии всех признаков состава преступления. К таковым можно отнести:
1) малозначительность, исключающую общественную опасность содеянного;
2) необходимую оборону, причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, крайнюю необходимость, физическое или психическое принуждение, обоснованный риск, исполнение приказа или распоряжения;
3) добровольный отказ от преступления;
4) деятельное раскаяние в случаях, специально предусмотренных уголовным законом;
5) истечение сроков давности привлечения к уголовной ответственности;
6) отсутствие поданного в установленном порядке заявления потерпевшего в случае дел частного и частнопубличного обвинения.
Таким образом, квалификация преступлений — это уголовно-правовая оценка поведения индивида на основе выявления уголовно значимых признаков, определения уголовного закона и его элементов, подлежащих применению, и установления тождества выявленных признаков конкретному составу преступления при отсутствии факторов, исключающих преступность поведения.
С точки зрения реального применения уголовно-правовых норм принципиальное значение имеет выделение двух видов квалификации преступлений: официальной (легальной) и неофициальной (доктринальной). Понятно, что юридическую силу и, соответственно, определенные правовые последствия имеет только та квалификация, которая дается органом дознания, следователем, прокурором, судьей (судом), т. е. специально уполномоченными органами и лицами. Выражение своего мнения другими лицами значения не имеет. Квалификация преступлений может быть доктринальной (исходящей от научных или научно-педагогических работников или учреждений) либо обыденной (исходящей от лица, не имеющего юридической подготовки и научного или научно-педагогического статуса). Самое главное, что она носит неофициальный характер и не имеет значения с позиции реального применения норм уголовного права.
Нас интересует только официальная квалификация преступлений, которую можно определить как квалификацию в узком смысле слова. Понятно, что в этом случае предложенную выше дефиницию необходимо дополнить видовыми признаками. Один из них уже назван: осуществление квалификации только специально на то уполномоченными органами и лицами. Закон, в том числе и уголовный, формален. Любые процесс и результат должны соответствующим образом оформляться. Можно даже сказать, что информации, полученной процессуально не должным образом либо не должным образом закрепленной (не закрепленной вовсе), с точки зрения уголовного права не существует. Поэтому необходимо юридическое закрепление процесса (оно должно быть точным, ибо обвинительный приговор не может основываться на предположениях) и результата квалификации преступления.
Оформление процесса и результата квалификации преступления на разных стадиях уголовного процесса различается.
Последствия нарушения этого требования весьма серьезны. Если имеет место неуказание статьи УК РК, части, пункта либо при совершении нескольких преступлений не дана правовая оценка каждому из них, то уголовное дело подлежит возвращению для дополнительного расследования, а приговор — отмене.
Таким образом, указание пункта (пунктов), части и статьи уголовного закона является обязательным.
Официальная квалификация преступлений — это осуществляемая специально уполномоченными органами и лицами уголовно-правовая оценка поведения индивида на основе выявления и юридического закрепления уголовно значимых признаков, определения уголовного закона и его элементов, подлежащих применению, и установления тождества выявленных признаков конкретному составу преступления при отсутствии факторов, исключающих преступность поведения.
Нельзя не сказать несколько слов и о социально-правовом значении истинности квалификации преступлений. Следует отметить, что о данном аспекте писали практически все, кто касался общих вопросов квалификации, и каких-либо разногласий по этому поводу не наблюдается[6]. Основные моменты значения истинности квалификации преступлений сводятся к следующим:
1) обеспечение точного и полного применения уголовного закона;
2) обусловливание планирования и проведения оперативно-розыскных и следственных мероприятий при расследовании уголовного дела;
3) гарантия прав и законных интересов как потерпевшего, так и виновного;
4) одно из оснований возникновения негативных последствий для лица, совершившего квалифицируемое преступление;
5) юридический факт для появления других (не уголовно-правовых) видов правоотношений;
6) основа объективного и точного отражения в уголовной статистике показателей преступности.
Таким образом, вопросы квалификации преступлений имеют большое значение не только для уголовного права, но и для решения довольно широкого спектра других социально-правовых проблем. Однако решить эти проблемы возможно только в том случае, если квалификация является истинной.
В самом общем виде под истиной понимают адекватное отражение познающим субъектом какого-либо объекта так, как он существует сам по себе, независимо от сознания познающего. Понятно, что о квалификации преступлений как таковой стоит говорить только в том случае, если она истинна. В ином случае имеет место ошибка, подлежащая скорейшему исправлению. Возникает теоретически и практически очень важный вопрос: достижима ли объективная истина в процессе квалификации преступлений?
С философской точки зрения квалификацию преступлений допустимо рассматривать как частный случай процесса познания, которое есть отражение действительности. А один из постулатов диалектики гласит, что субъективная диалектика (развитие нашего мышления) является отражением объективной диалектики (развития материального мира). Следовательно, некоторые категории диалектики значимы для квалификации преступлений. В специальной литературе к таковым принято относить общее (уголовно-правовую норму) и единичное (преступление). Однако диалектика оперирует четырьмя категориями:
· единичное (специфически индивидуальное в объектах);
· особенное или отдельное (общее для объектов определенного подмножества);
· общее (имеющееся во всех объектах множества);
· всеобщее (имеющееся во всех материальных объектах)[7].
Причем всеобщее, общее и единичное существуют лишь в отдельном — в виде его сторон и моментов. Так, каждое преступление обладает своими характером и степенью общественной опасности, отличающими его от других преступлений. Однако в целом общественной опасностью обладают все деяния, запрещенные уголовным законом. Таким образом, быть общественно опасными — это общее свойство всех преступлений. Оно существует реально, но в отдельном, в единстве со специфически индивидуальным. Поэтому единичное можно подводить под общее, делая при этом уголовно-правовые выводы.
Рассматривая конкретное преступление в качестве отдельного, неповторимые его признаки — в качестве единичного, а присущие всем преступлениям признаки — как общее, процесс квалификации будет сведен к выделению существенных признаков отдельного (преступления) и сопоставлению их с общими (уголовно-правовой нормой).
При этом, имея в виду истинность, В.Н. Кудрявцев выделяет три элемента представлений лица, осуществляющего квалификацию:
а) о фактических обстоятельствах дела;
б) о содержании уголовно-правовой нормы;
в) об отношении между фактическими признаками деяния и признаками, предусмотренными уголовно-правовой нормой[8].
Представления о фактических обстоятельствах дела будут истинными, если они объективно отражают реально происходившие события. То же относится и к остальным элементам.
Истинность квалификации следует понимать в том смысле, что она не может быть произвольной, зависеть от субъекта квалификаций, поскольку реально истинным может быть одно и только одно решение. Оно может быть достигнуто не в одночасье, а постепенно.
Более того, при квалификации преступления нет нужды в абсолютной (или хотя бы максимальной) полноте отражения действительности. С этой точки зрения истинность квалификации является относительной (например, обстоятельства, имеющие значение для назначения наказания, могут быть абсолютно неважны для квалификации преступлений). Однако в пределах конкретного состава преступления необходимо установить все признаки с исчерпывающей полнотой и глубиной. И в этом смысле квалификация преступлений представляет собой абсолютную истину.
Правильная квалификация преступлений имеет огромное юридическое значение.
Во-первых, она позволяет отграничить уголовно наказуемое деяние от иных правонарушений и аморальных поступков.
Во-вторых, квалификация является важной предпосылкой назначения наказания, поскольку неправильная квалификация может повлечь наказание по более строгой или менее строгой норме, чем та, которая фактически была нарушена.
В-третьих, она служит основанием дифференциации условий отбывания наказания в
зависимости от категории совершенного преступления.
В-четвертых, в зависимости от квалификации и категории совершенных преступлений устанавливается опасный и особо опасный рецидив, что влечет различные правовые последствия.
В-пятых, в зависимости от квалификации и категории совершенного преступления по-разному решаются вопросы об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, о замене наказания более мягким, об истечении сроков давности, о возможности освобождения от уголовной ответственности, о применении или неприменении амнистии и т. д.
В-шестых, она является предпосылкой правильного применения многих уголовно-процессуальных положений (о подследственности, подсудности, процессуальных сроках, видах мер пресечения и т. д.).
В-седьмых, правильная квалификация преступлений имеет немалое криминологическое значение (отражение действительного состояния и структуры преступности в уголовной статистике, разработка и применение мер предупреждения преступлений разных видов и т. д.).
 
Библиография
1 Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. — М., 2001. С. 10.
2 Герцензон А.А. Квалификация преступлений. — М., 1947. С. 3.
3 Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. — М., 1999. С. 5.
4 Наумов А.В., Новиченко А.С. Законы логики при квалификации преступлений. — М., 1978. С. 30.
5 См.: Кудрявцев В.Н. Указ. соч. С. 5.
6 См.: Малыхин В.И. Квалификация преступлений. Теоретические вопросы. — Куйбышев, 1987. С. 32.
7 См.: Рарог А.И. Квалификация преступлений по субъективным признакам. — М., 2003. С. 17.
8 См.: Кудрявцев В.Н. Указ. соч. С. 6.