О.В. НОВИКОВА,

соискатель Российской правовой академии Минюста России

 

Во все века у правосудия было две главных задачи: раскрытие преступлений и справедливое наказание виновных. Поскольку механизмы уголовной юстиции совершенствовались со временем лишь в системе отношений «государство — преступник», правовое положение жертвы преступления, ее законные интересы и потребности очень долгое время оставались за пределами общественного внимания. При криминологической характеристике необходимо учитывать всех «участников» преступления: и виновных, и потерпевших[1]. Поэтому одним из главных вопросов, связанных с исследованием похищений человека, является виктимологический анализ преступления, т. е. изучение отношений «преступник — жертва». Что касается похищения человека, то и здесь в какой-то мере криминализация (становление преступника) и виктимизация (становление жертвы преступления) могут анализироваться как процессы социального взаимодействия[2]. В последние годы наряду с криминализацией общества происходит его виктимизация.

Для лиц, совершивших похищение человека, решающее значение имеет выбор жертвы. Она заранее намечается: должник; лицо, которое (по мнению преступников) способно выполнить их требования либо имеет близких, готовых заплатить выкуп; лицо, предназначенное для физического уничтожения; лицо, указанное «заказчиком» при похищении по найму; лицо, имеющее определенные физические кондиции или обладающее профессиональными навыками, которое после похищения попадет в рабство, и т. д.[3]

Виктимность, т. е. способность стать жертвой преступления, — это свойство определенной личности, социальной роли или социальной ситуации, которое провоцирует или облегчает преступное поведение и зависит от ряда факторов: личностных характеристик; правового статуса должностного лица, специфики его служебных функций, материальной обеспеченности и уровня защищенности; степени конфликтности ситуации, особенностей места и времени, в которых эта ситуация развивается[4].

Анализ уголовных дел по Северо-Кавказскому региону показывает, что жертвами таких преступлений являются в основном предприниматели, должностные лица и члены их семей, заработавшие крупные денежные средства сомнительными, незаконными способами. Попытаемся рассмотреть, на чем основан выбор жертвы преступником.

Определенная категория граждан становится жертвами преступлений в силу своего служебного или общественного положения (сотрудники милиции, депутаты и др.). Всего за 1998 год и начало 1999 года в одной только Республике Дагестан погибли 39 милиционеров при исполнении служебных обязанностей и еще 36 милиционеров получили ранения различной степени тяжести[5].

Одним из привлекательных видов социального положения в последние годы стали общественные и государственные деятели, работники торговли (предприниматели) и даже работники телевидения. Так, 11 мая 1997 г. на дороге Ростов — Баку под угрозой применения оружия были похищены сотрудники «НТВ» (Е. Масюк, И. Мордюков и Д. Оличев).

Как показало изучение уголовных дел по Северо-Кавказскому региону, в ряде случаев жертва была знакома хотя бы с одним из похитителей либо проживала с ним в одном доме. В 15% случаев потерпевшие были хорошо знакомы с похитителями (сослуживцы, партнеры по бизнесу, соседи и т. п.), в 7,8% случаев похитители являлись родственниками похищенных. Многие похитители выбирают свои жертвы по тому, как одет человек, какой он ведет образ жизни. Часто преступники и жертва похищения ранее были связаны деловыми контактами в сфере бизнеса. Обращает на себя внимание тот факт, что значительное число преступлений совершается в отношении соседей, причем, как правило, зажиточных.

Жертвами похищений нередко становятся несовершеннолетние (6,5% случаев). Довольно новой для нашей страны является проблема похищения детей в целях выяснения отношений между враждебными группировками или вымогательства огромных денежных сумм, а также для получения донорских органов.

К сожалению, встречаются случаи, когда преступники убивают похищенных. В 2001—2003 гг. выявлено 63 таких факта. Чаще всего это происходит тогда, когда родственники не заявляют в правоохранительные органы о похищении и самостоятельно выплачивают деньги.

Проведенные опросы показали, что более 70% предпринимателей приходится сталкиваться с различными видами угроз в свой адрес и что они не исключают возможность похищения их либо одного из членов семьи. Поэтому нельзя не согласиться по этому вопросу с мнением Н.Э. Мартыненко, которая считает, что «при похищении людей всегда есть непосредственная жертва, которая может одновременно являться и косвенной, если к ней предъявляются требования; может быть косвенная жертва (родственники похищенного), но вряд ли возможна сопричастная жертва, так как требования всегда предъявляются конкретному адресату»[6]. До середины 1990-х годов жертвами похищений становились в основном дети коммерсантов. В последнее десятилетие в Чеченской Республике люди, и в особенности дети, превратились в живой товар. Также следует заметить, что ранее на территории Чечни среди похищенных большинство составляли военнослужащие и сотрудники ОВД, а с 2002 года участились случаи похищения мирных жителей.

Особый резонанс вызывают преступления в отношении иностранных граждан. Начиная с середины 1990-х годов число похищений этих граждан возрастает. Во многих случаях иностранные граждане, особенно журналисты и фоторепортеры, не соблюдая мер безопасности, выезжают в приграничную зону, а иногда в Чечню.

Рассматриваемые преступления в отношении иностранцев совершаются в целях дискредитации союза России и Чечни перед иностранными партнерами. Поэтому чаще похищаются лица, занимающие активные антисепаратистские и экстремистские позиции[7].

За период 1996—2003 гг. в Российской Федерации было похищено 52 гражданина из дальнего зарубежья, освобождено — 36. Четыре похищенных были убиты.

Р.А. Адельханян выделяет следующие группы жертв, обладающих повышенной виктимностью:

1) лица, занимающиеся предпринимательской деятельностью или работающие в различных коммерческих структурах и получающие от этой деятельности высокие доходы, а также их близкие родственники;

2) лица, взявшие в долг на определенное время деньги или товарно-материальные ценности для их реализации и не возвратившие их в установленный срок;

3) лица, занимающиеся каким-либо незаконным промыслом и получающие от этого высокие доходы;

4) одинокие пожилые люди, инвалиды, а также алкоголики, наркоманы[8].

По мнению Б.А. Гаджиэменова, сегодня можно выделить две группы лиц, уровень виктимности которых весьма высок по сравнению с другими социальными группами. Первую группу образуют государственные чиновники, высокопоставленные должностные лица органов государственной власти и органов местного самоуправления либо их близкие родственники, руководители предприятий, учреждений, организаций и их структурных подразделений. Вторую составляют предприниматели, т. е. лица, занимающие высокие, хорошо оплачиваемые должности в коммерческих структурах либо непосредственно занятые предпринимательской деятельностью[9].

Для изучения данного вопроса нами были проведены опросы лиц, ставших жертвами похищений за последние 5 лет, родственников похищенных людей, а также обзор материалов прессы. Опрос проводился среди населения городов Республики Дагестан.

На основе исследования нами выделены следующие группы потерпевших, обладающих повышенной виктимностью:

1. Лица, занимающие государственные должности, а также их близкие. Входящие в эту группу лица становятся жертвами похищения в связи с родом их деятельности и высокими доходами. Например, сын бывшего Председателя Правительства Республики Дагестан А. Мирзабекова провел в заточении больше года. Его похитили в Москве четверо неизвестных, представившихся сотрудниками милиции, затем переодели в рабочую форму, связали, посадили в коробку в кузове грузовика, засыпали сверху картошкой и вывезли в Чечню. По словам сотрудников ГУБОП,

К. Мирзабеков стал самым дорогим заложником среди россиян: за него требовали 25 млн долл.

2. Лица, занимающиеся предпринимательской деятельностью и получающие от этой деятельности высокие доходы, а также их близкие.

3. Лица, получившие в долг от кредитора на определенное время деньги и не возвратившие их в установленный срок. В эту группу могут входить любые граждане, независимо от должностного и общественного положения. Похищения с целью возврата долга происходят в 43,2% случаев.

Анализ практики раскрытия преступлений, связанных с похищением людей, позволяет сделать вывод о том, что во многих случаях потерпевшие не были чисты перед законом: скрывали значительную часть прибыли от налогообложения либо получали доходы незаконными путями. Виктимность заключается в отрицательном, ненадлежащем с точки зрения права и морали поведении потенциальной жертвы, которое является фактором, способствующим совершению преступления.

Многие ученые-виктимологи относят к виктимности не только противоправное или безнравственное поведение гражданина, но и проявленную им элементарную житейскую неосмотрительность. По нашему мнению, к такой категории следует отнести алкоголиков и наркоманов. Их похищают с целью завладения принадлежащим им имуществом (квартирой, автомобилем, прочими ценностями). Такие потерпевшие сами создают условия, способствующие совершению в отношении них данного преступления. Хочется обратить внимание и на беспечность многих жителей Северо-Кавказского региона, выезжающих, несмотря на многочисленные предупреждения правоохранительных органов в СМИ, для решения каких-либо своих проблем, в частности для заключения сомнительных коммерческих сделок или закупки горюче-смазочных материалов, в Чечню и Ингушетию, которые впоследствии и становятся жертвами похищений.

Следует отметить, что социологический анализ всех обстоятельств преступления, в том числе поведения жертвы, ее личностных особенностей необходим в каждом случае. Подобная информация позволит выявить группы риска и повысить эффективность профилактических мер для предупреждения преступлений этого вида.

 

Библиография

1 Потерпевшим может быть любое лицо, независимо от его возраста, гражданства, социального положения, правовой характеристики. Однако из этого правила есть исключения. Так, не может квалифицироваться по ст. 126 УК РФ завладение собственным или усыновленным ребенком одним из родителей (бабушкой или дедом) вопреки воле людей, у которых он по закону находится на воспитании, если эти действия совершаются в интересах ребенка.

2 См.: Абельцев С.Н., Пучнин В.М. Похищение человека (криминологический анализ): Лекция. — Тамбов, 1999. С. 28.

3 См.: Дворкин А.И., Самойлов Ю.М., Исаенко В.Н. и др. Расследование похищения человека: Метод. пособие. — М., 2000. С. 6.

4 См.: Иншаков С.М. Зарубежная криминология. — М., 1997. С. 184.

5 См.: Глухова А.А. Виктимологические аспекты профессиональной деятельности сотрудников органов внутренних дел // Преступность в разных ее проявлениях и проблемы организованной преступности / Под ред. А.И. Долговой. — М., 2004. С. 173.

6 Мартыненко Н.Э. Похищение человека: уголовно-правовые и криминологические аспекты: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. — М., 2000. С. 16.

7 См.: Кригоузов В.А. Борьба правоохранительных органов России с похищением людей и захватом заложников на Северном Кавказе // Современный терроризм: состояние и перспективы / Под ред. Е.И. Степанова. — М., 2000. С. 195.

8 См.: Адельханян Р.А. Расследование похищения человека. — М., 2003. С. 46—47.

9 См.: Гаджиэменов Б.А. Уголовно-правовые и криминологические проблемы похищения человека (по материалам Республики Дагестан): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. — Махачкала, 2000 С. 17.