Е.В. ЧЕРНИКОВА,

кандидат экономических наук, доцент Российской академии государственной службы при Президенте РФ

 

Основная особенность правового регулирования банковской деятельности, на наш взгляд, состоит в совместном использовании в его механизме элементов административно-правового и частно-правового регулирования. В результате в правовом регулировании банковской деятельности применяются методы, правовые нормы и средства административного характера, а также частно-правового регулирования на основе норм гражданского права и гражданского правового метода.

Данная специфика правового регулирования банковской деятельности обусловлена прежде всего социально-экономической сущностью предмета правового регулирования — банковской деятельностью и комплексом порождаемых ею правоотношений, подлежащих управляющему воздействию. Как известно из теории права, к предмету правового регулирования относится то, на что направлено регулирующее воздействие. Выявив особенности банковской деятельности, ее проявления в современных общественно-экономических условиях, исследовав механизм ее правового регулирования, можно сказать следующее.

Банковская деятельность осуществляется в рамках банковской системы, имеющей два уровня (верхний и нижний). В результате проведения кредитными организациями банковских операций и сделок возникают два вида правоотношений, имеющих различную правовую природу, основанную на принципе равенства сторон и принципе власти и подчинения.

Согласно теории административного права, административно-правовое регулирование реализуется посредством вертикальных банковских правоотношений, в рамках которых осуществляется прямое административное воздействие на горизонтальные связи равноправных субъектов банковской деятельности второго уровня банковской системы.

При этом административно-правовое регулирование направлено непосредственно на горизонтальные банковские отношения и внутрибанковские взаимосвязи, складывающиеся на втором уровне банковской системы. В рамках государственного регулирования управляющее воздействие реализуется через вертикальные связи, возникающие между субъектами первого и второго уровней банковской системы. Это воздействие направлено на регулирование горизонтальных связей, появляющихся на втором уровне банковской системы. К вертикальным правоотношениям в первую очередь относятся взаимоотношения между Центральным банком России (далее — Банк России) как регулятором банковской системы и субъектами второго уровня, а также правоотношения между субъектами второго уровня банковской системы при осуществлении ими публичных полномочий.

Одновременно в составе названных вертикальных отношений возможно рассматривать отношения, возникающие в административно-правовом регулировании банковской деятельности при участии иных органов государственной власти.

Отметим, что в специальной и учебной литературе по банковскому праву и банковскому

делу рассматриваются главным образом гражданско-правовые аспекты банковской деятельности, за исключением указаний в редких источниках на то, что коммерческие банки в валютной сфере выполняют функции валютных агентов, а при исполнении кассовых операций — функции контроля. В такой литературе, как правило, не раскрывается участие банков в бюджетных, налоговых, валютных и кассовых правоотношениях. Эти правоотношения рассматривают специалисты в области финансового права. Другими словами, банки, как участники бюджетных, налоговых, валютных, кассовых правоотношений, в целом являются участниками финансовых правоотношений. Поэтому исполнение коммерческими банками публичных функций регулируют нормы финансового права[1]. При этом возникает проблема правового регулирования банковской деятельности нормами права, относящимися к различным отраслям законодательства, что требует глубокого научного осмысления и формирования позиции относительно характеристики банковского законодательства как отрасли законодательства и банковского права как самостоятельной отрасли права.

Выявляя особенности правового регулирования банковской деятельности, мы, разумеется, учитываем выработанные в теории права понятия «банковское законодательство» и научную позицию А.Г. Братко относительно метода правового регулирования, используемого банковским правом. Учитывая, что законодатель в ст. 2 Федерального закона от 02.12.1990 № 395-1 «О банках и банковской деятельности» (далее — Закон о банках и банковской деятельности) достаточно скупо охарактеризовал банковское законодательство, нормы которого регулируют банковскую деятельность, мы исходим из следующего научного определения данного понятия: «банковское законодательство, будучи комплексной отраслью законодательства, в системе российского законодательства в этом качестве представляет собой специфическое структурное образование, использующее для комплексного правового регулирования всех сторон деятельности банковской системы нормы различных отраслей права»[2]. Данная оценка банковского законодательства близка нашей позиции в части характеристики правового регулирования банковской деятельности как комплексного регулирования.

Общественно-экономическая природа банковской деятельности предопределяет использование в ее правовом регулировании норм права, различных по своей правовой природе, относящихся к разным отраслям права. Сказанное относится и к методу правового регулирования. В этой связи заслуживает внимания научная позиция, высказанная по поводу метода банковского права.

Так, А.Г. Братко отмечает, что «метод правового регулирования в банковском праве имеет значительную специфику, основанную на участии в регулировании Банка России, одновременно устанавливающего обязательные для кредитных организаций правила поведения и осуществляющего пруденциальное регулирование и надзор, являясь при этом также органом валютного контроля»[3]. Таким образом, А.Г. Братко метод правового регулирования в банковском праве характеризует как метод власти и подчинения, который, однако, не следует смешивать с административным правом.

В результате правовое регулирование банковской деятельности приобретает явные черты комплексного регулирования, т. е. применения в правовом регулировании норм права, не связанных единой правовой природой, единым методом, следствием чего следует считать выделение в механизме правового регулирования двух основных компонентов — административно-правового и гражданско-правового. 

Дискуссия о границах правового регулирования банковской деятельности исходит из характеристики ее содержания. Рассмотрев совокупность правоотношений, составляющих банковскую деятельность, можно раскрыть следующий механизм регулирования этой деятельности. Посредством вертикальных банковских отношений реализуется административно-правовое регулирование, направленное на горизонтальные банковские отношения и внутрибанковские взаимосвязи. При этом к вертикальным правоотношениям мы в первую очередь относим правоотношения между субъектами первого и второго уровней, а также правоотношения между субъектами второго уровня банковской системы в процессе осуществления ими публичных полномочий.

В научно-правовой литературе о банках в качестве предмета правового регулирования, как правило, рассматривается банковская деятельность, причем ее содержание и виды трактуются по-разному. Научный интерес в связи с этим представляет мнение А.Г. Братко.

Подразделяя банковскую деятельность на основную и дополнительную, ученый содержание первой раскрывает через банковские операции, а второй  — через действия, обеспечивающие основную банковскую деятельность. При этом в содержание основной банковской деятельности не включается деятельность Банка России. Одновременно предметом правового регулирования банковского права называется банковская деятельность и банковские операции[4].

Теоретическое изложение полного курса банковского права под редакцией А.Г. Братко позволяет заключить, что при рассмотрении вопроса о предмете правового регулирования в банковском праве речь идет лишь об основной составляющей банковской деятельности, а именно о деятельности кредитных организаций по совершению ими банковских операций и сделок. Вместе с тем в рамках той же лекции А.Г. Братко, называя помимо кредитных организаций субъекты банковской деятельности, указывает Банк России и определяет его банковскую деятельность как действия по осуществлению им своих полномочий, функций, предусмотренных федеральным законодательством, в том числе банковских операций[5]. Поскольку суть основной составляющей содержания банковской деятельности — деятельности кредитных организаций по проведению банковских операций и других сделок — не нуждается в подтверждении, хотелось бы определиться с отнесением к таковой деятельности Банка России как кредитной организации. В названном издании нет ответа на данный вопрос.

Для определения круга правоотношений, подлежащих административно-правовому регулированию, в содержании понятия «банковская деятельность» важна прежде всего определенность. Определение понятия «правовое регулирование банковской деятельности», данное в Законе о банках и банковской деятельности, не позволяет установить этот круг, поскольку содержит только видовой перечень нормативных актов, составляющих основу банковского законодательства.

Так, правоотношениям между субъектами второго уровня банковской системы, т. е. между кредитными организациями, а также между ними и их клиентами, в основном свойствен гражданско-правовой характер. Поэтому их регулируют нормы частного права, относящиеся в основном к гражданскому законодательству. Отношения же, возникающие между субъектами первого и второго уровней банковской системы, направленные на регулирование вышеуказанных горизонтальных отношений, регулируют нормы специального банковского законодательства, определенного в ст. 2 Закона о банках и банковской деятельности, а также нормы административного и финансового права.

Кроме того, правоотношения, возникающие в ходе банковской деятельности кредитных организаций при реализации ими публичных функций, регулируют нормы административного, финансового, налогового и бюджетного права, а также нормативные акты Банка России. Таким образом, банковскую деятельность регулируют нормы общего гражданского или частного права, общие нормы публичного права и нормы специального законодательства, в рамках которого выделяются нормативные акты Банка России. Поэтому в теории права сформировалась точка зрения о комплексном регулировании банковских правоотношений, банковской деятельности. Заслуживает внимания точка зрения авторского коллектива во главе с Г.А. Тосуняном.

Таким образом, сочетание в пределах правового регулирования банковской деятельности различных по своей правовой природе норм права и принципов правового регулирования — первая и основная особенность правового регулирования банковских правоотношений. Данное обстоятельство законодателю целесообразно отразить в понятии «правовое регулирование банковской деятельности».

Комплексный характер правового регулирования банковской деятельности предопределен двойственной природой ее содержания, наличием в ее составе двух различных видов правоотношений. В научно-правовой литературе отмечалось, что «банковская деятельность» — понятие межотраслевое, связанное с комплексным характером законодательства как его отрасли и существенным образом определяющее предмет его правового регулирования[6].

Данное обстоятельство, придающее специфику правовому регулированию банковской деятельности, следует учитывать в процессе его осуществления. Значение сказанного состоит в том, что дефиниция «банковская деятельность» отсутствует и в научной теории, и в законодательстве.

Полагаем, все выделенные нами правоотношения в составе понятия «банковская деятельность» относятся к банковским и подлежат административно-правовому регулированию. Банковскими мы называем правоотношения на основе дефиниции, выработанной в научно-правовой теории.

Так, в учебнике «Банковское право Российской Федерации. Общая часть» банковские правоотношения определяются как урегулированные нормами банковского и иного законодательства общественные отношения, представляющие собой комплексную (сложную и смешанную) форму социального взаимодействия, участники которых, обладая взаимными корреспондирующими юридическими правами и обязанностями, реализуют содержащиеся в этих нормах предписания по осуществлению банковской деятельности[7].

Содержание понятия «правовое регулирование банковской деятельности» характеризуется как комплексное регулирование нормами права всех форм проявления данного вида деятельности. Поскольку в юридической науке дефиниция «банковская деятельность» не определена, при выявлении особенностей ее административно-правового регулирования, круга правоотношений и пределов этого регулирования, думается, целесообразно банковскую деятельность считать прежде всего категорией социально-экономической.

На наш взгляд, подобная точка зрения обосновывает характеристику комплексности в правовом регулировании банковской деятельности. В этой связи весьма правильной представляется точка зрения С.С. Алексеева на проблему комплексного регулирования в законодательстве. Так, он отмечает, что «нормы права в комплексных отраслях законодательства» (а банковское законодательство теория права относит к таковым) не связаны единым методом регулирования, а «имеют прописку в основных отраслях»[8].

Отметим также, что основные особенности правового регулирования банковской деятельности обусловлены ее двойственным содержанием, предполагающим правовое обеспечение правоотношений как публичных, так и гражданско-правовых.

Свойство банковской деятельности в ходе осуществления экономических действий касаться социальных интересов физических и юридических лиц специфически сказывается на содержании ее правового регулирования, в котором преобладают административно-правовые нормы. Возникновение в рамках одной деятельности гражданско-правовых и административно-правовых отношений влечет необходимость их равнозначного правового обеспечения на основе различных принципов административного воздействия и паритета сторон. Потребность в одновременном применении при правовом обеспечении одного института норм публичного и частного права составляет своеобразие правового регулирования банковской деятельности. Поэтому вопрос о правовом регулировании банковской деятельности только нормами банковского права либо банковского законодательства не совсем корректен. Проблема комплексного регулирования приобретает еще один аспект — наличие в правовом регулировании банковской деятельности специальных правовых режимов, что, на наш взгляд, на современном этапе предполагает необходимость комплексного регулирования и одновременного формирования полноценного специального банковского законодательства.

Вторая особенность, обусловленная содержанием банковской деятельности и социально-экономической значимостью предмета правового регулирования, состоит в исключительном регулировании банковской деятельности нормами конституционного и федерального законодательства. Нормативные акты Банка России в этой части рассматриваются согласно его статусу, определенному Конституцией РФ. Таким образом, банковское законодательство, регулирующее банковскую деятельность, базируется на нормах конституционных и федеральных нормативных актов. Поэтому правовое регулирование банковской деятельности Банком России в силу его правового статуса и одновременное осуществление им банковской деятельности в рамках банковской системы вызывает постоянные дискуссии относительно правомерности сложившейся ситуации.

При поиске путей повышения эффективности правового регулирования банковской деятельности с учетом его выявленных особенностей предлагаем исходить из следующего.

В настоящее время законодательно установлен единый федеральный уровень правовых норм, регулирующих банковскую деятельность. Согласно Конституции РФ (п. «ж» ст. 71) установление правовых основ единого рынка,  финансовое, валютное, кредитное, таможенное регулирование, денежная эмиссия, основы ценовой политики, федеральные экономические службы, включая федеральные банки, относятся к исключительной юрисдикции Российской Федерации. Поэтому Закон о банках и банковской деятельности (ст. 2) определил, что банковскую деятельность регулируют Конституция РФ, названный закон, Федеральный закон от 10.07.2002 № 86-ФЗ «О центральном банке Российской Федерации (Банке России)» (далее — Закон о Банке России), другие федеральные законы и нормативные акты Банка России. Тем самым законодатель определил уровень и видовой состав законодательства, нормы которого регулируют банковскую деятельность.

Таким образом, банковскую деятельность регулируют только нормы права федерального законодательства и нормативных актов Банка России. Субъекты Российской Федерации и

органы местного самоуправления не вправе принимать нормативные акты по вопросам банковской деятельности. Поэтому отнесение вопросов правового регулирования банковской деятельности к исключительному ведению Российской Федерации следует признать второй важной особенностью понятия «правовое регулирование банковской деятельности». Верно ли такое положение, соответствует ли оно потребностям социально-экономического развития страны, например, с точки зрения предоставления банковских услуг в регионах?

На современном этапе развития российской экономики правовое обеспечение банковской деятельности исключительно нормами федерального законодательства обосновано необходимостью стабильного функционирования банковской системы, потому что банковская деятельность как экономический процесс серьезно влияет на настроения гражданского общества, что требует от государства роли стража интересов членов этого общества. Правовое регулирование банковской деятельности обретает характеристики способа государственного управления финансово-кредитной сферой экономики страны. Поэтому, учитывая особую социально-экономическую значимость банковской деятельности, такой подход представляется верным.

Вместе с тем, исходя из имеющихся социально-экономических потребностей соответствующего региона страны, необходима корреляция сложившейся практики правового регулирования банковской деятельности. Речь идет о предоставлении органам государственной власти субъектов Российской Федерации и, возможно, органам местного самоуправления права участвовать в процессе управления данным видом деятельности.

О торможении в развитии социально-экономического института ввиду несовершенства его правового обеспечения, в том числе и в рамках правового регулирования банковской деятельности, свидетельствуют услуги микрокредитования и микрофинансирования. Предоставление участникам малого и среднего бизнеса финансовых средств на начало и развитие бизнеса по своему экономическому содержанию означает банковскую услугу кредитования, размещение средств на условиях платности, срочности, возвратности и обеспеченности. По этой причине оказывать такую услугу должна кредитная организация.

В настоящее время эти функции осуществляют коммерческие банки, небанковские депозитные кредитные организации, потребительские кредитные кооперативы граждан, потребительские сельскохозяйственные кредитные кооперативы, союзы названных кредитных кооперативов, а также фонды поддержки развития малого предпринимательства. При этом проблемы в правовом регулировании банковской деятельности в сфере микрокредитования, осуществляемого коммерческими банками и небанковскими депозитно-кредитными организации, в целом нет, поскольку по своему правовому статусу это кредитные организации.

Порядок выдачи Банком России лицензий небанковским депозитно-кредитным организациям на деятельность по микрофинансированию вызывает определенные трудности.

Остальные названные организации хотя и не относятся по своему правовому статусу к кредитным организациям, однако привлекают денежные средства и оказывают услуги кредитования. Согласно статьям 3, 4, 17 Федерального закона от 07.08.2001 № 117-ФЗ «О кредитных потребительских кооперативах граждан» (в ред. от 03.11.2006) , ст. 40.1 Федерального закона от 08.12.1995 № 193-ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации» (в ред. от 26.06.2007)  потребительские кредитные кооперативы, а также их объединения привлекают денежные средства физических и юридических лиц во вклады на основании договоров займа и предоставляют на том же основании кредит своим членам.

Безусловно, данные услуги кооперативов по депозиту и кредитованию, в отличие от аналогичных, предоставляемых кредитными организациями, ограничены по кругу лиц, так как предоставляются только членам кооперативов. Возможно, на современном этапе экономического развития их регулирование вышеназванными федеральными законами достаточно, не требует контроля и надзора, присущего банковской услуге. При этом фонды поддержки развития малого предпринимательства, действующие на основании Федерального закона от 14.06.1995 № 88-ФЗ «О государственной поддержке малого предпринимательства в Российской Федерации» (в ред. от 02.02.2006; далее — Закон о господдержке малого предпринимательства), вправе действовать в отношении неограниченного круга лиц, предоставляя в рамках микрофинансирования финансовые услуги и поддержку малым предпринимателям.

С учетом общности социально-экономической природы банковской деятельности и услуг по микрокредитованию граждан, государственного контроля за этой деятельностью и ее поддержки возникает вопрос: возможно ли государственное управление процессами микрофинансирования в рамках правового регулирования банковской деятельности? На наш взгляд, ответ на данный вопрос положительный, поскольку процессы микрофинансирования и микрокредитования развиваются в пределах финансово-кредитной системы и ее составной части — банковской системы, в рамках которой осуществляется банковская деятельность, непосредственно направленная на обеспечение потребностей экономики в банковских услугах.

Микрофинансирование, микрокредитование, банковская деятельность как понятия экономические по своей природе относятся к инструментам кредитно-финансового механизма экономики и подлежат равнозначному правовому обеспечению. На наш взгляд, данные понятия соотносятся следующим образом. Микрокредитование представляется родовым понятием в отношении видовых понятий «банковская деятельность» и «микрофинансирование». Характер употребления понятий «микрофинансирование» и «микрокредитование» аналогичен употреблению понятия «банковская деятельность», при этом определений этих понятий не содержит ни научная теория, ни законодательство. Поэтому вновь становится актуальным вопрос о выработке определений данных понятий.

При разрешении вопросов о правовом регулировании названных процессов и поиске форм и возможностей его проведения в пределах правового регулирования банковской деятельности исходим из следующего.

Анализ законодательных документов, определяющих стратегию социально-экономического развития страны и ее кредитно-финансовую политику (Послание Президента РФ Федеральному собранию РФ от 26.04.2007; Заявление Правительства РФ № 983-п-П13, ЦБ РФ № 01-01/1617 от 05.04.2005 «О стратегии развития банковского сектора Российской Федерации на период до 2008 года»; Программа социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу (2006—2008 годы), утвержденная распоряжением Правительства РФ от 19.01.2006

№ 38-р; постановление Правительства РФ от 14.02.2000 № 121 «О Федеральной программе государственной поддержки малого предпринимательства в Российской Федерации на 2000—2001 годы»), позволяет сделать вывод, что государство вопросы кредитования субъектов малого предпринимательства рассматривает в пределах проводимой кредитной политики.

Учитывая комплексный характер правового регулирования банковской деятельности, на наш взгляд, возможно вовлечение в процесс ее правового регулирования по вопросам микрофинансирования органов государственной власти субъектов Российской Федерации.

Так, согласно ст. 1 Закона о господдержке малого предпринимательства государственная поддержка малого предпринимательства осуществляется в соответствии с федеральным законодательством, а также законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации. На основании Закона о господдержке малого предпринимательства субъекты Российской Федерации принимают программы поддержки малого предпринимательства; к сожалению, пока еще слабо работают идеи в части развития системы микрокредитования и микрофинансирования из-за отсутствия у субъектов Российской Федерации полномочий по правовому регулированию этих процессов.  В рамках правового регулирования банковской деятельности эту проблему возможно решить, используя нормотворческие полномочия Банка России, осуществляющего банковское регулирование, надзор и контроль в силу Конституции РФ (ст. 75), Закона о Банке России (статьи 3, 4, 7).

В связи с вышеизложенным, Банк России в пределах своих полномочий, предусмотренных статьями 3 и 7 Закона о Банке России, может принять в соответствующей форме (указание, инструкция, положение) нормативный акт, являющийся по своему содержанию методикой по созданию региональных и муниципальных программ развития институтов микрофинансирования и микрокредитования.

На основании такого нормативного акта соответствующие органы исполнительной власти, исходя из потребностей региона, могли бы принимать программы развития институтов микрофинансирования и микрокредитования. В настоящее время практически отсутствует опыт разработки региональных программ развития институтов микрофинансирования и микрокредитования. По информации руководителя Департамента поддержки и развития малого предпринимательства правительства Москвы М. Вышегородцева, разрабатывается концепция программы развития системы микрофинансирования малого бизнеса небанковскими депозитно-кредитными организациями[9]. В разработке методических рекомендаций могут принять участие ведущие научные учреждения, члены банковского сообщества, представители Минэконономразвития России и Минфина России.

Разработка вышеназванной методики Банком России позволила бы повысить степень проработки вопросов организации системы микрофинансирования, а также профессиональный уровень субъекта банковской деятельности и достичь при этом глубины исследования проблем микрокредитования. В свою очередь субъект Российской Федерации при разработке программы развития системы микрофинансирования, ее целей и задач, результативных показателей сможет учесть потребности своего региона. Необходимость подготовки таких методических рекомендаций обусловлена потребностью в обеспечении единого подхода регионов к формированию концепции построения систем микрофинансирования и микрокредитования. Правовую основу для разработки методики составят вышеуказанные нормативные акты.

В связи с вышеизложенным нельзя недооценивать в процессе правового регулирования банковской деятельности проблему определения в законодательном порядке понятийного аппарата. При этом важно определить, какие нормы права должны закреплять и, как следствие, обеспечивать единообразие в понимании и применении дефиниций различных категорий.

К сожалению, в законодательстве отсутствуют определения понятий «банковская деятельность», «микрокредитование», «микрофинансирование», а также «кредитная политика», «управление банковской деятельностью». В научной экономической и правовой теории их формирование не завершено. Содержание определений понятий, закрепленных в законодательстве, а именно «кредитная организация», «небанковская кредитная организация», «банковская система Российской Федерации», «правовое регулирование банковской деятельности», не соответствует потребностям правового регулирования связанных с ними социально-экономических институтов. При таком положении вещей недостижимо повышение эффективного правового регулирования банковской деятельности как одной из целей государственного управления.

На этот счет заслуживает внимания точка зрения профессора Д.В. Винницкого, признавшего банковское правовое регулирование составной частью финансового правового регулирования. Не рассматривая финансовое регулирование как объединение налогового, бюджетного, банковского, валютного и иного права, ученый считает, что «это регулирование другого порядка, которое должно опосредоваться самостоятельной нормативной системой»[10]. Такой подход не влечет механического объединения указанных отраслей права, напротив, финансовое право представляется «как некоторый аналог конституционного права для группы отраслей финансово-правового цикла» на основе «общности их функциональных задач, скоординированных принципами единой финансовой политики»[11]. Доктрина «макроюридического финансового регулирования», безусловно, выходит за пределы специфики правового регулирования банковской деятельности. Вместе с тем, думается, ее возможно учитывать как исходную основу при формировании теоретико-методологических подходов к правовому регулированию банковской деятельности.

Учитывая способность банковской деятельности влиять на развитие экономики и интересы граждан, думается, нужно закрепить данное определение в понятийном аппарате банковского законодательства или в унифицированном нормативном акте финансового права.

Актуальность подобных действий диктуется необходимостью обеспечения единообразия в понимании содержания данного понятия в рамках как гражданского, так и уголовного и административного права.

Объективная необходимость законодательного акта, определяющего правовые основы банковской деятельности и функционирования банковской системы, объясняется способностью законодательства изменять как структуру самой системы, так и принципы ее построения и функционирования. Возможно принятие рамочного по своему характеру федерального закона о банковской системе Российской Федерации, но содержащего определения системообразующих понятий: «управление финансово-кредитной сферой», «кредитная политика», «банковская система Российской Федерации», «банковская деятельность», «правовое регулирование банковской деятельности», «микрокредитование», «микрофинансирование», «кредитная организация», «небанковская кредитная организация».

Думается, все названные выше особенности правового регулирования банковской деятельности на современном этапе, а именно комплексный характер регулирования, осуществление его исключительно правовыми нормами федерального уровня, природа нормотворческих полномочий Банка России, обусловлены административно-правовой составляющей правового понятия «банковская деятельность». Последняя, в свою очередь, предусмотрена двойственной экономической сутью банковской деятельности, ее способностью одновременно оказывать влияние на экономическое развитие и общественные процессы, непосредственно связанные с интересами граждан. Для регулирования всех имеющихся взаимосвязей в содержании банковской деятельности, на наш взгляд, необходим законодательный акт об управлении банковской деятельностью. Правовые основы ее функционирования, определяющие принципы управления финансово-кредитной системой и построения внутрисистемных связей в банковской деятельности, в настоящее время регулируют отдельные нормы, содержащиеся в различных отраслевых законодательных актах, что затрудняет их единообразное применение.

 

Библиография

1 В настоящее время в финансовом праве выделяют следующие подотрасли: бюджетное право, налоговое право, валютное право.

2 Тосунян Г.А., Викулин А.Ю., Экмалян А.М. Банковское право Российской Федерации. Общая часть: Учеб. / Под общ. ред. акад. Б.Н. Топорнина. — М.: Юристъ. 2004. С. 23.

3 См.: Братко А.Г. Банковское право: Курс лекций. —  М., 2006. С. 9.

4 См.: Братко А.Г. Указ. соч. С. 12—17.

5 См. там же. С. 29—30.

6 См.: Тосунян Г.А., Викулин А.Ю., Экмалян А.М. Указ. соч. С. 220—221.

7 См.: Тосунян Г.А., Викулин А.Ю., Экмалян А.М. Указ. соч. С. 23.

8 Алексеев С.С. Теория права. — М., 1994. С. 110.

9 Интернет http://www.businesspress.ru/newspaper/article__mid

10 Актуальные проблемы финансового права Республики Беларусь, России, Украины / Отв. ред. Д.В. Винницкий. — СПб., 2006. С. 10—11.

11 Там же. С. 24—25.