А.В. СЕЛЮТИН,

кандидат юридических наук доцент кафедры уголовного процесса Московского университета МВД России

 

Автор анализарует цели, задачи и функции органов дознания и органов предварительного следствия, их сходство и различие,  прослеживает особенности разграничения подследственности уголовных дел, зафиксированные нормами УПК РФ, и на этой основе дает определение подследственности как самостоятельного института уголовно-процессуального права.

Ключевые слова: органы дознания, дознаватель, органы предварительного следствия, следователь, подследственность.

 

Author analizaruet goals, objectives and functions of the organs of inquiry and preliminary investigation bodies, their similarities and differences, particularly traces the investigative division of criminal cases, fixed rules of the Code, and on this basis provides a definition of investigative as an independent institution of criminal procedural law.

Keywords: bodies of inquiry, an investigator, the bodies of preliminary investigation, the investigator, investigative jurisdiction.

 

Двум видам расследования дел о преступлениях в уголовном процессе соответствует два вида органов, осуществляющих предварительное расследование: органы дознания и предварительного следствия.

Существование двух видов органов расследования находит своё объяснение в том, каковы задачи и цели создания данного органа, каковы причины наделения его функциями расследования, какое место занимает функция расследования во всей деятельности этого органа. Органы дознания и органы предварительного следствия отличаются друг от друга в известной степени по всем перечисленным вопросам. Они созданы не для осуществления одной и той же цели и выполнения одних и тех же задач, так как их цели и задачи не совпадают полностью, а сходны лишь в осуществлении функции расследования.

Неодинаковы причины, которые вызвали необходимость наделить органы дознания и органы предварительного следствия функциями расследования. Разное место занимают эти функции в деятельности органов дознания и в деятельности органов предварительного следствия.

Дознание производят некоторые административные органы, созданные в основном для осуществления других задач и целей, нежели предварительное расследование преступлений.

Так, органы милиции имеют своей задачей охрану общественного порядка и общественной безопасности, а также борьбу с преступностью. С этой целью они и созданы. Органы пожарного надзора имеют своей задачей надзор за соблюдением правил противопожарной безопаснос-ти и т.д. Статья 1 Закона РСФСР 18 апреля 1991 г. № 1026-1 «О милиции» от прямо устанавливает, что милиция — это система государственных органов исполнительной власти, призванных защищать жизнь, здоровье, права и свободы граждан, собственность, интересы общества и государства от преступных и иных посягательств, наделенных правом применения мер принуждения .

Главное место в деятельности этих органов занимает осуществление функций, для выполнения которых они созданы. Однако осуществление рядом административных органов своих основных функций сталкивает их с нарушением охраняемых ими объектов и правил. Данные нарушения могут носить и уголовно-правовой характер, вследствие чего требуют незамедлительного и компетентного расследования в установленных законом уголовно-процессуальных формах с целью сохранения и за-крепления по горячим следам всех обстоятельств правонарушения. Именно эти органы могут произвести наиболее быстрое и оперативное расследование, которое даст возможность обеспечить осуществление задач судопроизводства и правосудия по данному делу или закрепить следы в актах дознания.

В других случаях наделение органа функциями дознания объясняется спецификой деятельности этого органа, когда в силу его местонахождения никто иной не может произвести расследование совершённого преступления.

Этими обстоятельствами, например, объясняется наделение функциями дознания капитана в период нахождения морского судна в дальнем плавании, начальника зимовки — в период отсутствия транспортных связей с зимовкой, и др.

Отсюда видно, что функция дознания в деятельности ряда органов является производной, необходимо вытекающей из основной их деятельности и определяемой ею. Наделение этой функцией ряда административных органов имеет своей целью обеспечить закрепление следов совершенного преступления для последующего компетентного расследования со стороны специально для этого созданных органов.

Производный характер функции дознания в деятельности ряда административных органов определяет и то место, тот удельный вес, который занимает эта функция и должна занимать. Удельный вес этой функции должен быть такой, чтобы она не подавляла другие, основные функции органа дознания и не затрудняла бы их осуществление. Однако это невозможно обеспечить, если возложить расследование всех дел об уголовных преступлениях на органы дознания. С другой стороны, само расследование, производимое органами дознания, не может обеспечивать всех задач, стоящих перед этой стадией процесса, в силу недостаточной компетентности органов дознания в вопросах расследования дел о сложных преступлениях, поскольку не в этом состоит их основная задача. Все это обусловливает необходимость создания таких органов, которые обеспечивали бы качественное и компетентное расследование дел об уголовных преступлениях. Для выполнения же этой задачи требуется, чтобы вся деятельность этих органов была направлена именно на расследование и никаких других функций на них не возлагалось. Такими органами и являются органы предварительного следствия.

Единственной обязанностью этих органов является производство предварительного расследования преступлений в целях осуществления задач уголовного судопроизводства. Будучи специально созданными для выполнения этих задач, органы предварительного следствия наиболее приспособлены для производства расследования сложных дел о преступлениях. Они более компетентны в вопросах расследования и в состоянии обеспечить качественное расследование в силу того, что освобождены от выполнения каких-либо иных задач. Единственная их задача состоит в том, чтобы обеспечить быстрое, полное и объективное расследование дела о преступлении. На органы предварительного следствия возлагается расследование большинства уголовных дел о преступлениях, в то время как на органы дознания возложено лишь выполнение неотложных следственных действий по делам их компетенции. Полное расследование органы дознания производят лишь по небольшой группе дел о преступлениях, расследование которых в силу их несложности не требует предварительного следствия. Задача состоит в том, чтобы обеспечить правильное разграничение компетенции по расследованию преступлений между всеми органами расследования. Только правильное размежевание компетенции по предварительному расследованию между органами дознания, органами дознания и органами предварительного следствия, а также между органами предварительного следствия в состоянии обеспечить эффективную борьбу с преступностью.

Немаловажное значение имеет и то, каким органам предоставлены функции дознания, какой из органов предварительного расследования наделен правом производства предварительного следствия. Правильный выбор тех органов, которые следует наделять функциями дознания, имеет большое значение для эффективной организации борьбы с преступностью, так как история развития органов дознания в советском уголовном процессе показала, что чрезмерное расширение круга органов, которые наделяются функциями дознания, распыляет силы органов расследования, не способствует правильной координации их деятельности, не отвечает принципам законности и демократическим началам правосудия, снижает качество расследования.

Вся история развития органов предварительного расследования свидетельствует о стремлении найти лучшие формы организации расследования преступлений, наделить функциями по расследованию именно те органы, которые наилучшим образом в состоянии выполнить задачи, стоящие перед этой стадией процесса.

Наделение тех или иных органов расследования определенным кругом полномочий по расследованию, правильное разграничение подследственности, обеспечивающее наилучшее выполнение каждым органом его функций с учетом специфики их организации и условий деятельности, является в настоящее время одной из основных задач в организации предварительного расследования преступлений.

В свете изложенного определим, что является основой разграничения компетенции по расследованию преступлений между органами предварительного расследования.

Итак, ст. 150 УПК РФ определяет формы предварительного расследования, которое мо-жет производиться в форме предварительного следствия либо в форме дознания. Закон определяет, что производство предварительного следствия обязательно по всем уголовным делам. Исключение составляют лишь категории уголовных дел, по которым обязательно проводится дознание. Разграничение подследственности определяется статьей 151 УПК РФ.

Здесь необходимо отметить, что УПК РСФСР не содержал специальной нормы, определяющей правовой статус дознавателя, в отличие от нормативной регламентации статуса следователя, который раскрывался в содержании ст. 127 УПК РСФСР. Лишь в нескольких статьях упоминалось о лице, производящем дознание, но конкретного раскрытия статуса не было, как и не давалась понятие самого дознавателя.

В юридической литературе и на практике под лицом, производящим дознание, понимались как штатные дознаватели, так и лица, не назначенные на должность дознавателей, но в силу ведомственных актов обладающие правом проведения дознания[1].

Впервые термин «дознаватель» был введен только в рамках  УПК РФ, который определил, что дознавателем является должностное лицо органа дознания, правомочное осуществлять предварительное расследование в форме дознания. Иными словами, законодатель связал появление этого участника уголовного судопроизводства с возбуждением уголовного дела, по которому должно проводиться предварительное расследование в форме дознания.

К сожалению, определением, данным законом, не охватывалось лицо, назначенное на должность дознавателя, принявшее к своему производству уголовное дело либо производящее по поручению начальника органа дознания неотложные следственные действия по уголовным делам о преступлениях, по которым обязательно производство предварительного следствия. Кроме того, под это понятие не подпадает дознаватель, производящий следственные действия и оперативно-розыскные мероприятия по поручению следователя.

Позднее Федеральным законом от 29 мая 2002 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации»  понятие «дознаватель» было скорректировано и определено, что дознавателем признается должностное лицо органа дознания, правомочное осуществлять предварительное расследование в форме дознания, а также иные полномочия, предусмотренные УПК РФ.

Так, УПК РФ определил, что к органам дознания относятся:

1) органы внутренних дел Российской Федерации, а также иные органы исполнительной власти, наделенные в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности;

2) органы Федеральной службы судебных приставов;

3) командиры воинских частей, соединений, начальники военных учреждений или гарнизонов;

4) органы государственного пожарного надзора Федеральной противопожарной службы.

Возбуждение уголовного дела в порядке публичного обвинения и выполнение неотложных следственных действий возлагаются также на:

1) капитанов морских и речных судов, находящихся в дальнем плавании, — по уголовным делам о преступлениях, совершенных на данных судах;

2) руководителей геологоразведочных партий и зимовок, удаленных от мест расположения органов дознания, указанных в части первой настоящей статьи, — по уголовным делам о преступлениях, совершенных по месту нахождения данных партий и зимовок;

3) глав дипломатических представительств и консульских учреждений Российской Федерации — по уголовным делам о преступлениях, совершенных в пределах территорий данных представительств и учреждений.

На органы дознания возлагаются дознание по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия необязательно, и выполнение неотложных следственных действий по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия обязательно. К полномочиям начальника подразделения дознания в отношении его подчиненных закон относит следующее:

1) поручать дознавателю проверку сообщения о преступлении, принятие по нему решения, выполнение неотложных следственных действий либо производство дознания по уголовному делу;

2) изымать уголовное дело у дознавателя и передавать его другому дознавателю с обязательным указанием оснований такой передачи;

3) отменять необоснованные постановления дознавателя о приостановлении производства дознания по уголовному делу;

4) вносить прокурору ходатайство об отмене незаконных или необоснованных постановлений дознавателя об отказе в возбуждении уголовного дела.

Начальник подразделения дознания вправе возбудить уголовное дело в порядке, установленном УПК РФ, принять уголовное дело к своему производству и произвести дознание в полном объеме, обладая при этом полномочиями дознавателя. При осуществлении своих полномочий начальник подразделения дознания вправе:

1) проверять материалы уголовного дела;

2) давать дознавателю указания о направлении расследования, производстве отдельных следственных действий, об избрании в отношении подозреваемого меры пресечения, о квалификации преступления и об объеме обвинения.

Полномочия же органа дознания  возлагаются на дознавателя начальником органа дознания или его заместителем.

Закон отдельно отмечает, что не допускается возложение полномочий по проведению до-знания на то лицо, которое проводило или проводит по данному уголовному делу оперативно-розыскные мероприятия.

Здесь уместно привести замечание Т.В. Зе-ленской о том, что существующее различие между уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью, как и между процессуальной и непроцессуальной деятельностью, заключаются, прежде всего, в автономном круге участников каждого из видов деятельности. Так, в ст. 13 Федерального закона от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-ро-зыскной деятельности» (далее — Закон об ОРД) содержится перечень органов, правомочных осуществлять оперативно-розыскную деятельность. При этом уголовно-процессуальный закон оперативно-розыскную деятельность соотносит с органом дознания (ст. 40 УПК РФ), которым, согласно п. 24 ст. 5 УПК РФ, являются государственные органы и должностные лица, уполномоченные в соответствии с УПК РФ осуществлять дознание и другие процессуальные полномочия. К данным полномочиям уголовно-процессуальный закон относит: дознание по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия не обязательно; выполнение неотложных следственных действий по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия обязательно (ст. 157 УПК РФ); возбуждение уголовного дела (ст. 146 УПК РФ).

Таким образом, орган дознания обязан вы-полнять процессуальную деятельность и вправе осуществлять оперативно-розыскную, но только во взаимоисключающих случаях, ког-да, во-первых, орган дознания наделен правомочием осуществлять оперативно-розыскную деятельность, а, во-вторых, когда лицо, проводящее оперативно-розыскные мероприятия, не ведет производство дознания по данному уголовному делу (ч. 2 ст. 41 УПК РФ)[2].

Как справедливо отметила П.А. Лупинская, аргументом последнего утверждения выступает обстоятельство, которое исключает влияние данных, ставших им известными в ходе оперативно-розыскных мероприятий, на отношение к проведению следственных действий и оценку их результатов[3].

Дознаватель уполномочен:

1) самостоятельно производить следственные и иные процессуальные действия и принимать процессуальные решения, за исключением случаев, когда в соответствии с УПК РФ на это требуются согласие начальника органа дознания, согласие прокурора и (или) судебное решение;

2) осуществлять иные полномочия, предусмотренные УПК РФ.

В части же подследственности органов дознания УПК РФ определил, что дознание производится:

1) дознавателями органов внутренних дел Российской Федерации;

2) дознавателями пограничных органов Федеральной службы безопасности — по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных статьями 253 и 256 (в части, касающейся незаконной добычи водных животных и растений, обнаруженной пограничными органами Федеральной службы безопасности), ч. 1 ст.  322 и ч. 1 ст. 323 УК РФ, а также о преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 188 УК РФ (в части, касающейся контрабанды, задержанной пограничными органами Федеральной службы безопасности в отсутствие таможенных органов Российской Федерации);

3) дознавателями органов Федеральной службы судебных приставов — по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных статьями 157 и 177, ч. 1 ст. 294, ст. 297, ч. 1 ст. 311, ст. 312 и 315 УК РФ;

4) дознавателями таможенных органов Российской Федерации — по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 188 и ст. 194 УК РФ;

5) дознавателями органов государственного пожарного надзора Федеральной противопожарной службы — по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ст. 168, ч. 1 ст. 219, ч. 1 ст. 261 УК РФ;

6) следователями Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации — по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных ч. 3 ст. 150 УПК РФ, совершенных лицами, указанными в подп. «б» и «в» п. 1 ч. 2 этой статьи;

7) дознавателями (следователями) органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ — по уголовным делам о преступлениях, предусмотрен-ных ч. 1 ст. 228,  ч. 1 статей 228.2, 230,  ч. 1 ст. 231, ч. 1 ст. 232 и ст. 233,  частями 1 и 4  ст. 234 УК РФ.

Как отмечают О. Зайцев и Ф. Абдуллаев, анализ положений УПК РФ, регламентирующих порядок производства дознания и полномочия дознавателя, позволяет сделать вывод о том, что процессуальные полномочия дознавателя и следователя практически не отличаются друг от друга.

Исключение составляет только обвинительный акт, завершающий дознание, который подлежит утверждению начальником органа дознания (ч. 4 ст. 225 УПК РФ), а также обязательное выполнение указаний прокурора и начальника органа дознания (ч. 4 ст. 41 УПК РФ). В соответствии с законом указания на-чальника органа дознания по уголовным де-лам могут быть обжалованы прокурору, а указания прокурора — вышестоящему прокурору[4].

Процессуальное положение следователя бо-лее независимо по сравнению с дознавателем. Так, если следователь не согласится с указанием прокурора о привлечении лица в качестве обвиняемого, о квалификации преступления, об объеме обвинения, об избрании меры пресечения либо отмене или изменении меры пресечения, избранной следователем в отношении обвиняемого, об отказе в даче согласия на возбуждение перед судом ходатайства об избрании меры пресечения или о производстве иных процессуальных действий, о направлении уголовного дела в суд или его прекращении, об отводе следователя или отстранении его от дальнейшего ведения следствия, то следователь вправе обжаловать такое указание вышестоящему прокурору. В этом случае обжалование следователем указаний прокурора приостанавливает их исполнение.

Дознаватель же в подобной ситуации обязан выполнять любое указание прокурора, независимо от их обжалования.

В соответствии с положениями УПК РФ дознаватель наделен следующими основными правами:

— рассматривать и проверять сообщения о совершенных и готовящихся преступлениях в порядке ст. 144 УПК РФ;

— ходатайствовать о продлении 3-суточного срока проверки сообщения о преступлении до 10 суток (ч. 3 ст. 144 УПК РФ);

— принимать решения по результатам рассмотрения сообщений о преступлении (ст. 145 УПК РФ);

— производить дознание в порядке, предусмотренном гл. 32 УПК РФ;

— применять меры процессуального принуждения, а также иные процессуальные решения в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством;

— осуществлять производство неотложных следственных действий по поручению органа дознания (ст. 157 УПК РФ);

— обжаловать указания начальника органа дознания прокурору, а указания прокурора — вышестоящему прокурору (ч. 4 ст. 41 УПК РФ);

— осуществлять иные полномочия, предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством.

В соответствии с уголовно-процессуальным законодательством дознаватель обязан:

— осуществлять свою деятельность, руководствуясь принципами уголовного судопроизводства (гл. 2 УПК рф);

— производить доказывание по уголовному делу по правилам, сформулированным в гл. 11 УПК РФ;

— применять меры уголовно-процессуального принуждения строго в рамках, предусмотренных законом (гл. гл. 12 — 14 УПК РФ);

— информировать заявителя о решении, принятом им по результатам рассмотрения сообщения о преступлении (ч. 2 ст. 145 УПК РФ);

— в случае принятия решения, предусмотренного п. 3 ч. 1 ст. 145, осуществлять меры по сохранению следов преступления (ч. 3 ст. 145 УПК РФ);

— выполнять указания прокурора и начальника органа дознания (ч. 4 ст. 41 УПК РФ);

— заявлять самоотвод при наличии предусмотренных законом обстоятельств, исключающих его участие в расследовании уголовного дела (ч. 1 ст. 61 УПК);

— разрешать вопрос об отводе, заявленном во время проведения неотложных следственных действий, переводчика, эксперта, специалиста, защитника, представителя потерпевшего, гражданского истца или гражданского ответчика (ст. ст. 69 — 72 УПК РФ);

— осуществлять иные обязанности, предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством.

Как уже было указано выше, основное на-

значение дознавателя — осуществление дознания по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия не обязательно.  Дознание вправе производить дознаватели: 

— органов внутренних дел;

— органов налоговой полиции;

— органов пограничной службы;

— органов службы судебных приставов;

— таможенных органов;

— органов Государственной противопожарной службы.

В первой группе органов дознания обозначены лишь органы внутренних дел, в рамках которых по объему выполняемой ими (органами дознания) процессуальной деятельности на ведущих позициях остается милиция. В отношении других органов исполнительной власти, осуществляющих функции дознания, законодатель ограничился указанием на критерий отнесения их к органам дознания. Таким критерием является наличие у соответствующего органа полномочий по осуществлению ОРД. Помимо органов Федеральной службы безопасности, таможенной службы и других, на которых традиционно возлагается проведение дознания, сюда же следует относить теперь и подразделения Федеральной службы исполнения наказания (начальники исправительных учреждений, СИЗО)[5].

В части разграничения подследственности милицию (органы внутренних дел) по праву можно отнести к универсальному органу дознания.

Отнесение милиции к универсальному органу дознания обусловлено ее участием в расследовании основной массы преступлений. Не-трудно убедиться в том, что любое преступление, совершенное в пределах территориальной компетенции милиции, затрагивает ее функциональные интересы, так как имеет место в сфере ее деятельности. Поэтому вполне понятно, что в связи с таким характером задач органы милиции занимаются дознанием значительно больше, чем любой другой орган дознания. И если еще учесть, что в организационном отношении милиция для ведения дознания обладает значительно большими возможностями, чем любой другой орган, то не лишено оснований утверждение, что это основной, главный орган дознания в уголовном процессе.

Органы Федеральной службы безопасности являются органами дознания по делам, отнесенным законом к их ведению. 

Федеральная служба безопасности является федеральным органом исполнительной власти, в пределах своих полномочий осуществляющим государственное управление в области обеспечения безопасности Российской Федерации, борьбы с терроризмом, защиты и охраны государственной границы Российской Федерации, охраны внутренних морских вод, территориального моря, исключительной экономической зоны, континентального шельфа Российской Федерации и их природных ресурсов, обеспечивающим информационную безопасность Российской Федерации и непосредственно реализующим основные направления деятельности органов Федеральной службы безопасности, определенные законодательством Российской Федерации, а также координирующим контрразведывательную деятельность федеральных органов исполнительной власти, имеющих право на ее осуществление.

Статья 10 Федерального закона от 3 апреля 1995 г. «Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации»  несколько конкретизирует круг преступлений, по которым органы ФСБ России проводят оперативно-розыскные мероприятия. Органы ФСБ России в соответствии с законодательством Российской Федерации проводят оперативно-розыскные мероприятия по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию шпионажа, организованной преступности, коррупции, незаконного оборота оружия и наркотических средств, контрабанды, представляющих угрозу безопасности Российской Федерации, и преступлений, дознание и предварительное следствие по которым отнесены законом к их ведению, а также по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию деятельности незаконных вооруженных формирований, преступных групп, отдельных лиц и общественных объединений, ставящих своей целью насильственное изменение конституционного строя Российской Федерации.

Так, согласно подп. 2 п. 2 ст. 151 УПК РФ, следователями органов Федеральной службы безопасности осуществляется предварительное следствие по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных статьями 188 (частями второй — четвертой), 189, 205, 205.1, 205.2, 208, 211, 275 — 281, 283, 284, 322 (частью второй), 322.1( частью второй), 323 (частью второй), 355 и 359 УК РФ.

Дознавателями пограничных органов Федеральной службы безопасности осуществляется дознание по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных статьями 253 и 256 (в части, касающейся незаконной добычи водных животных и растений, обнаруженной пограничными органами федеральной службы безопасности), ч. 1 ст. 322 и ч. 1 ст.  323 УК РФ, а также о преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 188 УК РФ (в части, касающейся контрабанды, задержанной пограничными органами Федеральной службы безопасности в отсутствие таможенных органов Российской Федерации).

Как известно, уголовно-процессуальное законодательство определяет орган дознания по делам о пожарах и нарушении противопожарных правил — органы государственной противопожарной службы.

В соответствии с Федеральным законом «О пожарной безопасности» государственный по-жарный надзор в Российской Федерации осуществляется должностными лицами органов Государственного пожарного надзора, находящихся в ведении федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на решение задач в области пожарной безопасности.

Органами Государственного пожарного надзора являются:

— федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный на решение задач в области пожарной безопасности, в лице структурного подразделения его центрального аппарата, в сферу ведения которого входят вопросы организации и осуществления государственного пожарного надзора;

— структурные подразделения региональных центров по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий, созданные для организации и осуществления государственного пожарного надзора на территориях федеральных округов;

— структурные подразделения территориальных органов управления федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на решение задач в области пожарной безопасности;

— подразделения федеральной противопожарной службы, созданные в закрытых административно-территориальных образованиях.

В части разграничения подследственности ст. 151 УПК РФ определяет, что дознавателями органов Государственного пожарного надзора федеральной противопожарной службы осуществляется дознание по уголовным делам о неосторожном уничтожении или повреждении имущества путем неосторожного обращения с огнем или иными источниками повышенной опасности либо повлекших тяжкие последствия (ч. 2 ст. 168 УК РФ), нарушении правил пожарной безопасности (ч. 1 ст. 219 УК РФ) и об уничтожении или о повреждении лесов в результате неосторожного обращения с огнем или иными источниками повышенной опасности (ч. 1 ст. 261 УК РФ).

Согласно УПК РФ должностные лица Фе-деральной службы судебных приставов вправе вести дознание лишь по делам о преступлениях, о которых они первые узнают по службе. Прежде всего это преступления против правосудия, перечень которых определен в ст. 151 УПК РФ — по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных статьями 157 и 177, ч. 1  ст. 294, ст.  297, ч. 1 ст. 311, статьями 312 и 315 УК РФ.

Однако в целях раскрытия таких преступлений они, к сожалению, не вправе проводить оперативно-розыскных мероприятий. При этом законодатель, включив Главного судебного пристава РФ и других лиц в перечень органов дознания, очевидно, исходил не только из принципа «больше некому», но и из других соображений[6].

Наделение УПК РФ ФССП России функцией органа дознания нормативно подтвердило не-обходимость реальной уголовно-правовой защиты деятельности судов общей юрисдикции и арбитражных судов, выработки правового ме-ханизма обеспечения исполнения актов судебной власти и в конечном итоге содействия достижению целей и предназначения уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК РФ). Реализация УПК РФ позволит создать систему уголовно-правового преследования лиц, препятствующих реализации функций судебной власти.

Представляется интересной позиция Н.Н. Мингалина, отметившего, что указанные выше составы преступлений (статьи 157, 177, 319 УК РФ) УПК РФ отнес к подследственности органов дознания, правда, к исключительной подведомственности органов внутренних дел, что не позволит Федеральой службе судебных приставов в полной мере реализовать функции уголовно-правового преследования лиц, препятствующих исполнению или уклоняющихся от исполнения актов судебной власти.

Можно согласиться с автором, отметив, что, целесообразно преступления, квалифицированные по статьям 157, 177, 319 УК РФ, отнести к альтернативной подследственности в форме дознания по принципу ч. 5 ст. 151 УПК РФ, т.е. его производит орган, выявивший эти преступления[7].

Таможенные органы, в соответствии с действующим УПК РФ, являются органом дознания по делам о контрабанде. Возбудив уголовное дело, они проводят по нему только неотложные следственные действия, призванные установить и закрепить следы преступления, и не позднее чем через 10 суток передают его следователю.

В рамках осуществления правоохранительной деятельности таможенные органы проводят дознание по уголовным делам о таких преступлениях, как уклонение от уплаты таможенных платежей (п. 5 ч. 3 ст. 151 УПК РФ); неотложные следственные действия по отдельным экономическим преступлениям в области таможенного дела (п. 3 ч. 2 ст. 157 УПК РФ).

Таким образом, на основании изложенного выше можно констатировать, что институт подследственности как самостоятельный ин-ститут уголовно-процессуального права есть совокупность норм, определяющих понятие подследственности и регламентирующих отношения, возникающие между субъектами уголовного судопроизводства на досудебных стадиях в связи с распределением подследственности уголовных дел между ними. В связи с этим предлагается  внести изменения в ч. 2 ст. 151 УПК РФ, поскольку ее редакция противоречит норме ч. 2 ст. 223 УПК РФ, указывающей на подследственность следователей без ссылки на то, что по делам компетенции дознания (ч. 3 ст. 150 УПК РФ) с неустановленными лицами проводится предварительное следствие. Часть 2 ст. 151 УПК РФ предлагаем изложить в следующей редакции: «Предварительное следствие производится по всем преступлениям в отношении неустановленных лиц, а также по иным преступлениям, указанным ниже».

 

Библиография

1 См.: Зайцев О., Абдуллаев Ф. Процессуальное положение дознавателя по УПК РФ. // Законность. 2002.  № 12.  С. 23.

2 См.: Зеленская Т.В. Соотношение уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельности (основные положения) // Российский следователь, №8, 2006. — С.9-10.

3 См.: Лупинская П.А. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская. — М.: Юристъ, 2004. С. 102.

4 См.: Зайцев О., Абдуллаев Ф. Процессуальное положение дознавателя по УПК РФ. // Законность.  2002.  № 12. С. 23.

5 См.: Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный. / Под ред. В.М. Лебедева, В.П. Божьева — М.: Юрайт, 2007. С. 51.

6 См.: Мингалин Н.Н. Субъект дознания в службе судебных приставов // Бюллетень службы судебных приставов Минюста РФ.  2003. № 3. С. 21.

7  См.: Мингалин Н.Н. Указ ст. С. 22.