УДК 343.1 

Страницы в журнале: 109-111

 

С.Г. ЛЕОНОВ,

аспирант кафедры уголовного процесса Кубанского государственного аграрного университета

 

Юридические факты являются элементом механизма правового регулирования. На развитие уголовно-процессуальных отношений влияют особенности уголовно-процессуальных юридических фактов. К числу таких особенностей относится фиксированность юридических фактов в предусмотренной законом процессуальной форме, их алгоритмичность (последовательность), комбинационность с юридическими фактами материально-правового характера.

Ключевые слова: юридические факты, фактический состав, правоотношения, процессуальная форма, алгоритмичность, процессуальная фактическая система.

 

The feature of juridical facts in criminal law procedure

 

Juridical (legal) facts are the elements of legal regulation device. Character of criminal-law procedure influences on the development of criminal procedure. To such number of features of juridical facts fixity, the author refers to law procedure provided facts, their order, combinations with juridical facts of substantive character.

Keywords: juridical facts, factual stuff (composition), jural relation, procedural form, order, and factual procedure system.

 

Динамизм уголовного процесса как вида деятельности компетентных органов и должностных лиц, осуществляющих производство по уголовному делу, а также вовлекаемых в процесс частных лиц предопределяется возникновением, изменением и прекращением правовых отношений между указанными субъектами. Роль обстоятельства, влияющего на динамику уголовно-процессуальных отношений, играют уголовно-процессуальные юридические факты. Уголовно-процессуальные юридические факты являются видом юридических фактов, а потому не могут не иметь своих отличительных признаков. Очевидно, уголовно-процессуальные юридические факты несут на себе печать своей отраслевой принадлежности, что позволяет их отличать, к примеру, от юридических фактов материально-правового характера.

Так, И.В. Кутюхин выделяет две группы признаков уголовно-процессуальных юридических фактов. К первой группе относятся свойства, характеризующие общетеоретическую конструкцию юридических фактов безотносительно к отраслевой сфере порождаемых ими правоотношений: объективизированность и материальность, их связанность с социальной жизнью людей, индивидуальность (конкретность), нормативность, способность вызывать правовые последствия[1]. Вторую группу признаков составляют те, что позволяют определять юридический факт как уголовно-процессуальный. К ним относится процессуальная форма и алгоритмичность (последовательность)[2]. Кроме того, И.В. Кутюхин отмечает, что таковые юридические факты не выступают как единичные, а входят в определенные совокупности — фактические составы[3].

Процессуальная форма как признак процессуального юридического факта есть не что иное, как его фиксированность в процедурно-процессуальном виде. «Юридические факты по своей природе таковы, что они, как правило, не могут существовать в неоформленном виде»[4]. Особенность процессуального юридического факта заключается не в том, что он документально закрепляется (это общее свойство юридических фактов вообще), а в том, что форма такового закрепления строго предусмотрена процессуальным законом.

Наиболее явным признаком, отличающим процессуальные юридические факты, является алгоритмичность, или последовательность возникновения, юридических фактов. Алгоритмичность (последовательность), полагаем, является свойством только процессуальных юридических фактов. Именно это качество характеризует развитие уголовно-процессуальных отношений, преобразование одних процессуальных отношений в другие. Алгоритмичность (последовательность) юридических процессуальных фактов наиболее зримо характеризует очередность наступления стадий процесса, поскольку каждый итоговый акт той или иной стадии предопределяет движение уголовного дела. Логично, что в литературе алгоритм уголовно-процессуальной деятельности связывается с понятием «программа уголовного процесса»[5]. Понятно, что программа и алгоритмичность исключают наступление неожиданных ситуаций, которые не были заранее описаны в законе, а предполагает очередность процессуальных действий. Однако думается, что алгоритмичность (последовательность) не в полной

мере характеризует движение дела на уровне определенной последовательности процессуальных действий внутри той или иной стадии. К примеру, трансформация (переход) выдвинутого подозрения в иное качество — в выдвинутое обвинение (а не наоборот) — является не только результатом заранее предопределенной последовательности процессуальных действий. Такая сменяемость зависит от «накопления» доказательств, которые в своей совокупности допускают выдвижение обвинения путем вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, т. е. позволяют преобразовать уже возникшие уголовно-процессуальные отношения в отношения другого характера. Потому полагаем, что свойство алгоритмичности процессуальных юридических фактов должно дополняться таким признаком, как быстрая сменяемость, подвижность юридических фактов, что, собственно, и оправдывает понятие «процесс». По сути, это и есть динамизм юридических процессуальных юридических фактов, который не свойствен материально-правовым юридическим фактам. Материально-правовые отношения в некотором роде долгосрочно статичны, что и позволяет выявлять их наличие и состав в ходе процессуальной деятельности.

В числе выделяемых в науке особенных признаков процессуальных юридических фактов интерес представляет их свойство выступать не как единичные факты, а в совокупности с юридическими фактами материального характера. Речь идет о фактическом составе, в котором юридический процессуальный факт — всего лишь один или несколько элементов, непременно дополняемых юридическими фактами материального характера. Известно, что в общей теории права фактический состав определяется как система юридических фактов, необходимая для наступления юридических последствий. Фактический состав — комплекс разнородных жизненных обстоятельств, каждое из которых может иметь значение особого юридического факта. Самостоятельность каждого элемента фактического состава отграничивает фактический состав от сходного, но не тождественного понятия сложного юридического факта (его элементы не имеют самостоятельного значения). Важно заметить, что сложный юридический факт воспринимается как единичный (к примеру, к таким фактам относятся правонарушения)[6].

В теории процессуального права фактический состав предлагается определять как процессуальную фактическую систему, которая и обозначает процессуальный юридический факт как неединичный[7]. Процессуальная фактическая система — фактический состав, представленный самостоятельными юридическими фактами, которые могут быть либо чисто процессуальными (предусмотренными нормами уголовно-процессуального законодательства), либо процессуальными в сочетании с фактами материального характера (определенными нормами уголовного и гражданского законодательства). Полагаем, что сочетание в процессуальном фактическом составе юридических фактов различной отраслевой природы уместно определять как комбинационность. Совокупность юридических фактов одной отраслевой природы, т. е. однородных, думается, не может пониматься как комбинационное содержание. Потому полагаем, что в качестве признака уголовно-процессуального юридического факта (фактического состава) следует указать его комбинационность. Выделение комбинационности процессуальных юридических фактов предопределяет вопрос о содержании процессуального фактического состава.

Известно, что к юридическим фактам относятся различные жизненные обстоятельства, которые классифицируются по волевому признаку: события и действия. Уголовно-процессуальные юридические факты чаще всего являются действиями — как результат реализации субъектами уголовного процесса своих прав и обязанностей. События же как юридические факты, порождающие уголовно-процессуальные отношения, случаются редко.

Уголовно-процессуальный юридический факт как фактический состав включает в себя в определенных случаях и юридические факты материального характера. Что следует относить к юридическим фактам материально-правового характера в процессуальном фактическом составе? Если преступление, по поводу которого возник уголовный процесс, то речь должна идти о восприятии юридического факта материального характера как сложного юридического факта (состав преступления). Применительно к уголовному процессу под материальным юридическим фактом, полагаем, следует понимать не только собственно единичный сложный юридический факт (состав преступления), но и его отдельные элементы, устанавливаемые в ходе и в результате доказывания. Поступательное собирание, проверка и оценка доказательств, устанавливающих элементы как объективной, так и субъективной стороны преступления, по поводу которого возбуждено уголовное дело, ведет к накоплению сложного юридического факта — предмета доказывания по конкретному уголовному делу. Элементы такого сложного юридического факта, как событие преступления, устанавливаемое на стадии возбуждения уголовного дела, причастность лица к преступлению, размер и характер причиненного преступлением ущерба, определяемые в ходе расследования, а также виновность лица и остальные элементы состава преступления, констатируемые в приговоре, служат отдельными юридическими фактами материально-правового характера. Именно эти юридические факты дополняются процессуальными юридическими фактами, что «на выходе» и дает результат — процессуальную фактическую систему (фактический состав), которая порождает, изменяет или прекращает уголовно-процессуальные отношения.

Важно заметить, что юридические факты материального характера и процессуального характера действуют параллельно. Так, при установлении одного лишь обстоятельства субъективной стороны — недостижения возраста, с которого начинается уголовная ответственность, — прекращаются и основное материально-охранительное отношение, и уголовно-процессуальные отношения по уголовному преследованию такого лица. Полагаем, что юридическими фактами материального характера, комбинационно сочетающимися с собственно уголовно-процессуальными юридическими фактами в рамках фактического состава (процессуальной фактической системы), действительно являются жизненные обстоятельства (события, действия и состояния), имеющие уголовно-правовое значение для квалификации преступления, освобождения лица от уголовной ответственности, смягчения ответственности и наказания.

Вышеизложенные рассуждения позволяют заключить, что особенности уголовно-процессуальных юридических фактов проявляются в том, что они фиксируются в предусмотренной законом процессуальной форме; выступают в большинстве случаев как фактические составы, элементы которых характеризуются комбинационностью, т. е. предусмотрены нормами процессуального и материального права; им свойственна последовательность (алгоритмичность), определяющая движение уголовного дела.

 

Библиография

1 См.: Кутюхин И.В. Юридические факты в механизме уголовно-процессуального регулирования: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Владивосток, 2004. С. 15.

2 Там же. С. 18.

3 Там же.

4 Общая теория государства и права: Академический курс: В 2 т. — М., 1998. С. 309.

5 См.: Давлетов А.А., Азаренок Н.В. Программа уголовного судопроизводства. — М., 2009. С. 32—33.

6 См.: Алексеев С.С. Общая теория права. — М., 1982. Т. 2. С. 181.

7 См.: Лукьянова Е.Г. Теория процессуального права. — М., 2003. С. 195.