Е.А. ХЛОБЫСТОВА,

ассистент кафедры гражданского права и процесса Института экономики, управления и права (г. Казань)

 

Доходы, полученные учреждением от осуществления приносящей доход деятельности, поступают в самостоятельное распоряжение учреждения (п. 2 ст. 298 ГК РФ). Это право учреждений в ГК РФ более не упоминается. Сущность права самостоятельного распоряжения имуществом не раскрывается и в иных нормативных правовых актах, противоречива также судебная практика.

О природе вещного права учреждения высказаны различные суждения. Так, это право отождествляют с правом хозяйственного ведения, исходя из анализа объема и характера его правомочий[1]. Некоторые исследователи полагают, что право самостоятельного распоряжения несколько шире права хозяйственного ведения, поскольку нет законодательных ограничений в отношении объектного состава имущества, которым учреждение может распоряжаться самостоятельно[2]. Любопытно, что в экономической литературе авторы, ведя речь о деятельности учреждений, приносящей доходы, зачастую без какого-либо указания на то, что это вопрос дискуссионный, отмечают, что «имущество, приобретенное на средства от этой деятельности, находится у учреждения на праве хозяйственного ведения»[3].

Признание права самостоятельного распоряжения правом хозяйственного ведения противоречит природе последнего. Так, возможность свободного распоряжения учреждением самостоятельно заработанным имуществом не ставится законодателем в зависимость от того, недвижимое это имущество или движимое. Кроме того, собственник имущества, находящегося в хозяйственном ведении, имеет право на получение части прибыли от его использования (абзац второй п. 1 ст. 295 ГК РФ), чего при самостоятельном распоряжении имуществом нет.

Несмотря на то что в соответствии со ст. 296 ГК РФ имущество, закрепленное за учреждением собственником, принадлежит ему на праве оперативного управления, не следует считать таковым право самостоятельного распоряжения, хотя подобные точки зрения встречаются[4]. Любопытно мнение А.А. Рабиновича, полагающего, что это вещное право «лучше всего обозначить как отдельный режим права оперативного управления... право оперативного управления “прим.”»[5]. Однако, во-первых, по смыслу ст. 120 ГК РФ право оперативного управления возникает на закрепленное за учреждением собственником имущество, а не на имущество, приобретенное в результате приносящей доход деятельности. Во-вторых, законодатель разделяет правовой режим имущества и средств, переданных учреждению собственником и приобретенных самим учреждением.

В-третьих, в состав права самостоятельного распоряжения имуществом включено такое правомочие, как возможность самостоятельно распоряжаться имуществом, что не характерно для права оперативного управления учреждений.

К аналогичному выводу приводит и анализ судебной практики. Так, Пленум ВАС РФ в постановлении от 25.02.1998 № 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» разъяснил, что доходы и приобретенное на них имущество, учитываемое на отдельном балансе, не могут быть изъяты у учреждений, в том числе когда они не используются или используются не по целевому назначению. Собственник же вправе изъять имущество, находящееся на праве оперативного управления, и распорядиться им по своему усмотрению (п. 2 ст. 296 ГК РФ).

До 3 января 2006 г. некоторые правовые акты отождествляли право самостоятельного распоряжения имуществом и право оперативного управления. В частности, в постановлении Правительства РФ от 02.04.1997 № 448 «Об утверждении Устава Государственного фонда кинофильмов Российской Федерации» было указано, что «имущество, приобретенное за счет доходов, получаемых от собственной творческо-производственной деятельности… в правовом отношении приравнивается к другому имуществу, закрепленному… на праве оперативного управления» (п. 16). Это положение противоречило ГК РФ.

Наличие в содержании вещного права широкого правомочия распоряжения привело ряд правоведов к мысли, что доходы и имущество принадлежат учреждению на праве собственности[6]. Своеобразно мнение Д.В. Сараева, согласно которому необходимо предоставить возможность владеть имуществом на праве собственности негосударственным учреждениям[7].

Представляется, что неясное определение содержания права учреждения на самостоятельное распоряжение имуществом не означает признания за учреждением права собственности в отношении имущества и доходов, приобретенных за счет самостоятельной деятельности. Хотя право самостоятельного распоряжения и включает в свой состав все три вещных правомочия и правомочие распоряжения шире, чем одноименное правомочие в составе права оперативного управления и права хозяйственного ведения, тем не менее его нельзя считать правом собственности, поскольку это противоречит ст. 48 ГК РФ (собственником имущества учреждения является его учредитель), а также не согласуется со статьями 120, 213, 296 ГК РФ. Правильно отмечают некоторые цивилисты, что определяющим элементом конструкции учреждения является отсутствие у него имущества, принадлежащего ему на праве собственности[8]. Право самостоятельного распоряжения учреждения средствами, полученными в результате приносящей доход деятельности, и приобретенным за счет них имуществом нельзя идентифицировать с правом собственности.

Предлагаю, соглашаясь с мнением З.А. Ахметьяновой, М.И. Брагинского, А.И. Масляева, Ю.К. Толстого[9], считать право учреждения на доходы и имущество самостоятельным вещным правом. Безусловно, потребуется внести соответствующие изменения в ГК РФ в части разъяснения понятия и содержания этого вещного права, а также в иные нормативные правовые акты.

Право самостоятельного распоряжения как ограниченное вещное право есть закрепленная законом возможность учреждения по своему усмотрению владеть, пользоваться и распоряжаться с учетом целевой правоспособности средствами, полученными в результате осуществления приносящей доходы деятельности, и приобретенным за счет них имуществом. Субъектом права самостоятельного распоряжения может быть только учреждение. В качестве объекта выступают доходы и имущество, полученные в результате осуществления предпринимательской и иной приносящей доход деятельности. В случае приобретения на доходы учреждением недвижимого имущества необходима государственная регистрация прав на недвижимое имущество и соответствующих сделок с ним.

Целесообразно дополнить перечень вещных прав на недвижимость, подлежащих государственной регистрации (п. 1 ст. 131 ГК РФ), правом самостоятельного распоряжения имуществом. Федеральный закон от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» не требует корректировки, поскольку государственной регистрации подлежат права собственности и другие вещные права на недвижимое имущество и сделки с ним в соответствии со статьями 130—132 и 164 ГК РФ (п. 1 ст. 4).

Праву самостоятельного распоряжения имуществом учреждения свойственны признаки вещных прав, например право следования. При переходе права собственности на учреждение к другому лицу учреждение сохраняет наряду с правом оперативного управления право самостоятельного распоряжения соответствующим имуществом. Право самостоятельного распоряжения подлежит защите при помощи вещно-правовых исков.

Нормы о праве самостоятельного распоряжения следует поместить в главу 19 ГК РФ, озаглавив ее «Право хозяйственного ведения, право оперативного управления, право самостоятельного распоряжения». Необходимо дополнить эту главу рядом правовых норм, указав, в частности, что учреждение в отношении доходов, полученных в результате приносящей доход деятельности, а также приобретенного за счет них имущества самостоятельно осуществляет в пределах, установленных законом, в соответствии с целями своей деятельности и назначением имущества правомочия владения, пользования и распоряжения им, за исключением случаев, установленных законом или иными правовыми актами.

Учреждение может без согласия собственника отчуждать и совершать иные сделки и действия в отношении имущества, принадлежащего ему на праве самостоятельного распоряжения, если это не противоречит цели его создания, за исключением случаев, установленных законом или иными правовыми актами. Собственник учреждения не имеет права на получение части прибыли от использования имущества, находящегося в самостоятельном распоряжении учреждения.

Право самостоятельного распоряжения имуществом возникает у учреждения в случае легального осуществления приносящей доход деятельности (если это право предоставлено учреждению учредительными документами) с момента получения дохода от такой деятельности или приобретения за счет него имущества, если иное не установлено законом или иными правовыми актами. Это вещное право учреждения прекращается по основаниям и в порядке, предусмотренным ГК РФ, другими законами или иными правовыми актами для прекращения права собственности.

Имущество, приобретенное учреждением по иным основаниям, нежели решение собственника, поступает в оперативное управление учреждения (п. 2 ст. 299 ГК РФ), что противоречит п. 2 ст. 298. Сохранение п. 2 ст. 299 в такой редакции только запутывает участников гражданского оборота. Необходима оговорка, исключающая доходы и имущество, принадлежащие учреждению на праве самостоятельного распоряжения, из поступлений от использования имущества, находящегося у учреждения на праве оперативного управления.

Целесообразно дополнить перечень вещных прав, приведенный в ст. 216 ГК РФ, правом самостоятельного распоряжения имуществом. Существенным упущением законодателя является то, что в абзаце втором п. 1 ст. 120 ГК РФ и в ст. 9 Федерального закона от 12.01.1996

№ 7-ФЗ «О некоммерческих организациях», посвященных учреждению (во втором случае — частному учреждению), не упоминается о каком-либо ином, кроме права оперативного управления, правовом режиме его имущества.

Таким образом, право самостоятельного распоряжения относится к вещным правам на имущество юридических лиц. Право самостоятельного распоряжения шире ограниченных прав на имущество юридических лиц (права оперативного управления и права хозяйственного ведения), ближе всего к праву собственности, но не идентично последнему. К сожалению, отсутствие ясности правовой природы права самостоятельного распоряжения неблагоприятно сказывается на возможности учреждений эффективно участвовать в гражданском обороте.

 

Библиография

1 См.: Леонтьева О.Б. Вещные права образовательных организаций // Социальные проблемы права: Сб. ст. / Под ред. Н.Е. Борисовой. — М., 2000. Вып. 1. С. 114; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. — М., 1998. С. 99.

2 См.: Козлова Н.В. Некоммерческие организации: благотворительность или предпринимательство? // Законодательство. 1998. № 1. С. 45; Леонова Г.Б. Учреждение как субъект гражданского права // Вестник МГУ. 1998. № 1. С. 68.

3 Голубева М.А. Особенности учета имущества в бюджетных организациях // Главбух. 1999. № 12. С. 25.

4 См., например: Алехина С.О. О процессуальном соучастии в арбитражном процессе по делам о защите права собственности // Хоз-во и право. 2000. № 9. С. 43.

5 Рабинович А. Нормативно-правовые основы составления отдельного баланса небюджетного учреждения по учету доходов от разрешенной деятельности и приобретенного за этот счет имущества // Хоз-во и право. 2001. № 1. С. 92.

6 См.: Богданов Е.В. Моделирование права собственности в гражданском законодательстве РФ // Гос-во и право. 2000. № 11. С. 22; Камышанский В.П. Право собственности: пределы и ограничения. — М., 2000. С. 172.

7 См.: Сараев Д.В. Имущественные права учреждений // Юрист. 2002. № 9. С. 46.

8 См.: Генкин Д.М. Оперативное управление как институт гражданского права // Сов. юстиция. 1963. № 3. С. 3—5.

9 См.: Ахметьянова З.А. О правовой природе права самостоятельного распоряжения имуществом // Юрист. 2004. № 7. С. 20; Комментарий к части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей / Под ред. М.И. Брагинского. — М., 2002. С. 67; Масляев А.И. Понятие и виды вещных прав // Закон. 2004. № 2. С. 6; Толстой Ю.К. Право государственной и муниципальной собственности // Гражданское право: Учеб. Часть первая / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. — М., 2003. С. 357.