УДК 347.463 

Страницы в журнале: 82-87

 

Д.П. СТРИГУНОВА,

кандидат юридических наук, доцент кафедры предпринимательского и трудового права Государственного университета управления dina_str@list.ru

 

Рассматривается вопрос об ответственности перевозчика за нарушение обязательств по договору перевозки пассажира в соответствии с российским законодательством. Исследуются такие нарушения обязательств перевозчиком, как задержка отправления пассажира и опоздание прибытия транспортного средства, просрочка доставки багажа, утрата, недостача и повреждение (порча) багажа, причинение вреда жизни и здоровью пассажира. Отмечается, что вред, причиненный жизни и здоровью пассажира, возмещается в соответствии с нормами гражданского законодательства о деликтной ответственности.

Ключевые слова:  договор перевозки пассажира; перевозка; перевозчик; пассажир; багаж; ответственность перевозчика; задержка отправления транспортного средства; опоздание прибытия транспортного средства; просрочка доставки багажа; утрата, недостача и повреждение (порча) багажа; причинение вреда жизни или здоровью пассажира.

 

Liability of the carrier for breach of the obligations for the contract of carriage of a passenger

 

Strigunova D.

 

The question of liability of the carrier for breach of contract carriage of passenger in accordance with Russian law. We investigate such breach carrier as delay departures and late arrival of the vehicle, delivery of baggage delay, loss, shortage or damage (damage) of luggage, damage to life and health of the passenger. It is noted that the damage to life and health of the passenger shall be compensated in accordance with the civil law of tort.

Keywords: contract of the carriage of passenger; freight; carrier; passenger; baggage; the liability of the carrier; the passenger is delayed; delay arrival of the vehicle; delayed delivery of baggage; loss, shortage or damage (damage) of luggage; damage to life and health of the passenger.

 

При нарушении перевозчиком обязательств по договору перевозки пассажира возникает вопрос об ответственности перевозчика. Согласно п. 1 ст. 793 ГК РФ «в случае неисполнения либо ненадлежащего исполнения обязательств по перевозке стороны несут ответственность, установленную настоящим Кодексом, транспортными уставами и кодексами, а также соглашением сторон». При этом соглашения транспортных организаций с пассажирами об ограничении или устранении установленной законом ответственности перевозчика признаются недействительными (п. 2 ст. 793 ГК РФ).

Предусмотренная п. 2 ст. 793 ГК РФ норма в свою очередь означает возможность усиления ответственности перевозчика соглашением сторон по сравнению с ответственностью, предусмотренной законом. Например, ст. 123 Воздушного кодекса Российской Федерации 1997 года (далее — ВК РФ) содержит положение, в соответствии с которым перевозчик имеет право заключать соглашения с пассажирами о повышении пределов своей ответственности по сравнению с пределами, установленными ВК РФ или международными договорами Российской Федерации. Аналогичное положение в отношении морских перевозок пассажиров, при которых перевозчик и пассажир не являются организациями или гражданами Российской Федерации, содержит ст. 191 Кодекса торгового мореплавания Российской Федерации 1999 года (далее — КТМ РФ).

В литературе отмечается, что ответственность перевозчика по договору перевозки пассажира носит ограниченный характер[1]. Ряд ограничений в интересах перевозчика установлен с точки зрения оснований и условий его ответственности, а также оснований его освобождения от ответственности за нарушение договора перевозки пассажира[2].

Базовыми формами ответственности перевозчика за нарушение обязательств, вытекающих из договора перевозки пассажира, являются неустойка (штраф, пени), а также возмещение убытков. В литературе неоднозначно оценивается возможность пассажира требовать компенсации морального вреда за неисполнение или ненадлежащее исполнение перевозчиком обязательств по договору перевозки пассажира. Так, В.В. Мосашвили признает возможность применения к перевозчику такой меры ответственности, как компенсация морального вреда[3]. Эта ответственность применяется в случае причинения пассажиру морального вреда нарушением его прав на основании ст. 15 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей»[4]. Вместе с тем на этот счет в литературе высказывается и иное мнение. Как отмечает Е.А. Суханов, «ГК РФ (ст. 151, п. 2 ст. 1099 и ст. 1100) и судебное толкование[5]по общему правилу не предусматривают возможности компенсации морального вреда при нарушении договорных обязательств, поскольку в этих случаях затрагиваются прежде всего имущественные права и интересы их участников, которые обычно компенсируются применением иных мер гражданско-правовой ответственности (возмещение убытков, уплата неустойки)»[6]. Аналогичной позиции по данному вопросу придерживается В.В. Витрянский[7].

Нарушениями обязательств по договору перевозки пассажира со стороны перевозчика, в частности, являются задержка отправления транспортного средства и опоздание его прибытия. Согласно п. 1 ст. 795 ГК РФ «за задержку отправления транспортного средства, перевозящего пассажира, или опоздание прибытия такого транспортного средства в пункт назначения (за исключением перевозок в городском и пригородном сообщениях) перевозчик уплачивает пассажиру штраф в размере, установленном соответствующим транспортным уставом или кодексом, если не докажет, что задержка или опоздание имели место вследствие непреодолимой силы, устранения неисправности транспортных средств, угрожающей жизни и здоровью пассажиров, или иных обстоятельств, не зависящих от перевозчика». При этом «в случае отказа пассажира от перевозки из-за задержки отправления транспортного средства перевозчик обязан возвратить пассажиру провозную плату» (п. 2 ст. 795 ГК РФ).

Нормы транспортных уставов и кодексов конкретизируют положения ГК РФ, в большинстве своем предусматривая определенный размер штрафов, уплачиваемых перевозчиком в случае задержки отправления транспортного средства либо опоздания его прибытия. Так, согласно п. 2 ст. 116 Кодекса внутреннего водного транспорта Российской Федерации 2001 года (далее — КВВТ РФ) «за задержку отправления пассажирского судна или прибытие его с опозданием, за исключением перевозок по пригородному, внутригородскому маршрутам перевозок пассажиров и на переправах, перевозчик уплачивает пассажиру по его требованию штраф в размере трех процентов стоимости проезда за каждый час задержки или опоздания, но не более чем в размере стоимости проезда, если перевозчик не докажет, что такие задержка или прибытие с опозданием произошли вследствие непреодолимой силы, устранения угрожающей жизни и здоровью пассажиров неисправности пассажирского судна или иных не зависящих от перевозчика обстоятельств». В соответствии с п. 13 ст. 34 Устава автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта Российской Федерации 2007 года (далее — УАТ РФ) «за задержку отправления транспортного средства, осуществляющего регулярные перевозки пассажиров в междугородном сообщении, или прибытие его с опозданием в пункт назначения более чем на час перевозчик уплачивает пассажиру штраф в размере трех процентов стоимости проезда за каждый час задержки, но не более чем в размере стоимости проезда и не позднее чем в течение десяти дней после дня предъявления пассажиром соответствующего требования». Согласно ст. 110 Устава железнодорожного транспорта Российской Федерации 2003 года (далее — УЖТ РФ) «за задержку отправления поезда или за опоздание поезда на железнодорожную станцию назначения, за исключением перевозок в пригородном сообщении, перевозчик уплачивает пассажиру штраф в размере трех процентов стоимости проезда за каждый час задержки, но не более чем в размере стоимости проезда…». Таким образом, КВВТ РФ, УАТ РФ и УЖТ РФ используют одинаковый размер ответственности перевозчика в форме штрафа, составляющего 3% от стоимости проезда за каждый час задержки, но в размере, не превышающем стоимости проезда.

Размер ответственности перевозчика за задержку отправления транспортного средства или опоздание его прибытия на морском транспорте выглядит не совсем определенным. Так, за задержку отправления судна, перевозящего пассажира, или прибытие судна с опозданием в пункт назначения перевозчик уплачивает пассажиру штраф в размере до 50% платы за проезд пассажира (ст. 196 КТМ РФ). По этому поводу в литературе высказывается позиция, что «при взыскании данного штрафа с морского перевозчика в судебном порядке суд вправе исходить из того, что его размер составляет именно 50% платы за проезд пассажира и платы за провоз его багажа»[8].

В отношении перевозок пассажиров, осуществляемых на воздушном транспорте, необходимо отметить следующее. Статья 120 ВК РФ содержит положение, в соответствии с которым за просрочку доставки пассажира в пункт назначения перевозчик уплачивает штраф в размере 25% установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда за каждый час просрочки, но не более чем 50% провозной платы, если не докажет, что просрочка имела место вследствие непреодолимой силы, устранения неисправности воздушного судна, угрожающей жизни или здоровью пассажиров воздушного судна, либо иных обстоятельств, не зависящих от перевозчика. Как видно, норма ст. 120 ВК РФ не содержит правил об ответственности перевозчика за задержку отправления транспортного средства, которое может иметь большое значение в случае, когда пассажир отказывается от перевозки при значительной задержке отправления воздушного судна. В этой связи следует согласиться с В.В. Витрянским, Е.А. Сухановым, полагающими, что при задержке отправления самолета и отказе в связи с этим пассажира от перевозки пассажир вправе требовать от перевозчика возврата уплаченной провозной платы в соответствии с п. 2 ст. 795 ГК РФ и, кроме того, уплаты законной неустойки, установленной ГК РФ в размере, предусмотренном ВК РФ[9].

Для освобождения от ответственности за задержку или опоздание транспортного средства перевозчик должен доказать, что задержка отправления или опоздание прибытия транспортного средства произошли вследствие непреодолимой силы, устранения неисправности транспортных средств, угрожающей жизни или здоровью пассажиров, или иных обстоятельств, которые от перевозчика не зависели. Подобная норма, которая должна применяться на всех видах транспорта, закреплена в п. 1 ст. 795 ГК РФ, а также воспроизведена в п. 2 ст. 116 КВВТ РФ, ст. 110 УЖТ РФ, ст. 120 ВК РФ. Согласно ст. 36 УАТ РФ основаниями для освобождения перевозчика от ответственности за задержку отправления транспортного средства или опоздание его прибытия служат: непреодолимая сила; временные ограничения или запрет движения транспортных средств по автомобильным дорогам, введенные в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, по независящим от перевозчика причинам; иные не зависящие от перевозчика причины. Как видно, в данном определении в качестве основания для освобождения перевозчика от ответственности самостоятельно не выделено устранение неисправности транспортных средств, угрожающей жизни или здоровью пассажиров. Тем не менее представляется, что оно должно рассматриваться как обстоятельство, которое от перевозчика не зависело. В статье 196 КТМ РФ основанием для освобождения морского перевозчика от ответственности является доказательство им того, что задержка отправления судна или прибытие его с опозданием произошли вследствие обстоятельств, не зависящих от перевозчика. Очевидно, к таким обстоятельствам следует относить в том числе непреодолимую силу и устранение неисправности транспортных средств, угрожающей жизни или здоровью пассажиров.

Что касается просрочки доставки багажа, то на этот счет ГК РФ специальных положений не содержит. Вместе с тем нормы относительно просрочки доставки багажа имеются в некоторых транспортных уставах и кодексах. Так,  согласно ст. 120 ВК РФ за просрочку доставки багажа в пункт назначения перевозчик уплачивает штраф в размере 25% установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда за каждый час просрочки, но не более чем 50% провозной платы, если не докажет, что просрочка имела место вследствие непреодолимой силы, устранения неисправности воздушного судна, угрожающей жизни или здоровью пассажиров воздушного судна, либо иных обстоятельств, не зависящих от перевозчика. В соответствии с п. 12 ст. 34 УАТ РФ «за просрочку доставки багажа перевозчик уплачивает получателю багажа штраф в размере трех процентов его провозной платы за каждые сутки просрочки (неполные сутки считаются за полные), но не более чем в размере провозной платы. Просрочка доставки багажа исчисляется с двадцати четырех часов суток, когда должен быть доставлен багаж». Согласно ст. 108 УЖТ РФ «за просрочку доставки багажа перевозчик уплачивает пассажиру, получателю при его выдаче на основании акта, составленного по требованию пассажира, получателя, пени в размере трех процентов платы за перевозку багажа за каждые сутки просрочки (неполные сутки считаются за полные), но не более чем в размере платы за перевозку багажа, если не докажет, что просрочка произошла вследствие предусмотренных частью первой статьи 29 настоящего Устава обстоятельств, устранения угрожающей жизни или здоровью людей неисправности транспортных средств либо иных не зависящих от перевозчика обстоятельств».

Еще одним нарушением обязательств по договору перевозки пассажира со стороны перевозчика является утрата, недостача или повреждение (порча) багажа. Согласно п. 1 ст. 796 ГК РФ перевозчик несет ответственность за несохранность багажа, происшедшую после принятия его к перевозке и до выдачи лицу, управомоченному на получение багажа, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение (порча) багажа произошли вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело». Аналогичные положения предусмотрены в п. 1 ст. 117 КВВТ РФ, п. 5 ст. 34 УАТ РФ, ст. 107 УЖТ РФ.

Несколько иные по смыслу правила об ответственности перевозчика за утрату и повреждение багажа содержатся в ст. 186 КТМ РФ, согласно которой перевозчик несет ответственность за утрату багажа пассажира или повреждение его багажа, если происшествие, вследствие которого причинен ущерб пассажиру, произошло во время перевозки пассажира и его багажа по вине перевозчика, его работников или агентов, действовавших в пределах своих обязанностей (полномочий). Вместе с тем указанное и другие содержащиеся в главе IX КТМ РФ правила об ответственности перевозчика, в том числе за утрату и повреждение багажа, и об ограничении такой ответственности не применяются при его перевозке в каботаже. То есть в последнем случае подлежат применению нормы ст. 796 ГК РФ, а не положения главы IX КТМ РФ.

Статья 118 ВК РФ также содержит положения, отличные от норм ст. 796 ГК РФ об ответственности перевозчика за несохранность багажа. Согласно п. 1 ст. 118 ВК РФ перевозчик несет ответственность за утрату, недостачу или повреждение (порчу) багажа после принятия его к воздушной перевозке и до его выдачи в случае, если не докажет, что им были приняты все необходимые меры по предотвращению причинения вреда или такие меры невозможно было принять. Далее, следуя п. 2 ст. 118 ВК РФ, «перевозчик несет ответственность за сохранность находящихся при пассажире вещей, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение (порча) этих вещей произошли вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело, либо умысла пассажира». И наконец, перевозчик несет ответственность за утрату, недостачу или повреждение (порчу) багажа, если не докажет, что они не явились результатом совершенных умышленно действий (бездействия) перевозчика или произошли не во время воздушной перевозки (п. 3 ст. 118 ВК РФ). Учитывая несоответствие положений ст. 118 ВК РФ нормам ст. 796 ГК РФ, представляется, что нормы указанной статьи ВК РФ подлежат применению в части, не противоречащей ст. 796 ГК РФ.

Ответственность перевозчика за утрату, недостачу или повреждение багажа носит ограниченный характер. Размер ответственности перевозчика определяется в п. 2 ст. 796 ГК РФ.  Ущерб, причиненный при перевозке багажа, возмещается перевозчиком: в случае утраты или недостачи багажа — в размере стоимости утраченного или недостающего багажа; в случае повреждения (порчи) багажа — в размере суммы, на которую понизилась его стоимость, а при невозможности восстановления поврежденного багажа — в размере его стоимости; в случае утраты багажа, сданного к перевозке с объявлением его ценности, — в размере объявленной стоимости багажа. Аналогичную норму содержат п. 1 ст. 119 КВВТ РФ и ст. 107 УЖТ РФ.

В пункте 7 ст. 34 УАТ РФ размер ответственности перевозчика в целом определяется аналогичным образом, однако к трем упомянутым выше основаниям добавляется еще одно: перевозчик возмещает ущерб, причиненный при перевозке багажа в размере доли объявленной стоимости багажа, соответствующей недостающей или поврежденной (испорченной) части багажа, в случае недостачи, повреждения (порчи) багажа, сданного для перевозки с объявленной ценностью и испорченного или поврежденного.

Размер ответственности перевозчика за несохранность багажа на морском транспорте устанавливается в ст. 190 КТМ РФ, однако нормы указанной статьи не распространяются на каботажные перевозки, следовательно, для определения размера ответственности перевозчика при осуществлении последних подлежат применению нормы ст. 796 ГК РФ.

В свою очередь ВК РФ содержит следующие положения об ответственности перевозчика за несохранность багажа. Согласно п. 1 ст. 119 ВК РФ за утрату, недостачу или повреждение (порчу) багажа, а также вещей, находящихся при пассажире, перевозчик несет ответственность в следующих размерах: 1) за утрату, недостачу или повреждение (порчу) багажа,  принятого к воздушной перевозке с объявлением ценности, — в размере объявленной ценности; 2) за утрату, недостачу или повреждение (порчу) багажа, принятого к воздушной перевозке без объявления ценности, — в размере его стоимости, но не более 600 руб. за килограмм веса багажа; 3) за утрату, недостачу или повреждение (порчу) вещей, находящихся при пассажире,— в размере их стоимости, а в случае невозможности ее установления — в размере не более чем 11 тыс. руб. Таким образом, ВК РФ, в отличие от других транспортных уставов и кодексов, устанавливает предел ответственности перевозчика, ограничиваясь определенными суммами.

Стоимость багажа определяется исходя из его цены, указанной в счете продавца или предусмотренной договором, а при отсутствии счета или указания цены в договоре исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары (п. 2 ст. 796 ГК РФ). Перевозчик наряду с возмещением установленного ущерба, вызванного утратой, недостачей или повреждением (порчей)  багажа, обязан возвратить отправителю (получателю) провозную плату, взысканную за перевозку утраченного, недостающего, испорченного или поврежденного багажа (п. 3 ст. 796 ГК РФ).

При рассмотрении вопроса об ответственности перевозчика перед пассажиром нельзя не коснуться его ответственности за вред, причиненный жизни или здоровью пассажира. В соответствии со ст. 800 ГК РФ ответственность перевозчика за вред, причиненный жизни или здоровью пассажира, определяется по правилам главы 59 ГК РФ, если законом или договором перевозки не предусмотрена повышенная ответственность перевозчика. Таким образом, ответственность перевозчика за вред, причиненный жизни либо здоровью пассажира, в соответствии с российским законодательством выходит за рамки договора и является деликтной.

Как отмечает В.В. Витрянский, из всех правил о деликтной ответственности, содержащихся в главе 59 ГК РФ, к отношениям, связанным с причинением вреда жизни и здоровью пассажира при его перевозке, подлежат применению прежде всего нормы об ответственности за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих (ст. 1079 ГК РФ). При этом размер возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья пассажира, определяется по правилам, предусмотренным ст. 1085 ГК РФ[10].

Вопрос об ответственности перевозчика за причинение вреда жизни или здоровью пассажира практически не получил дальнейшей регламентации в транспортном законодательстве. Например, соответствующие нормы отсутствуют в КВВТ РФ и УАТ РФ. В УЖТ РФ содержится отсылочная норма к законодательству Российской Федерации, в соответствии с которым перевозчик несет ответственность за вред, причиненный жизни или здоровью пас-

сажира (ст. 113). КТМ РФ содержит правила, определяющие размер ответственности перевозчика за вред, причиненный жизни или здоровью пассажира, который не должен превышать 175 тыс. расчетных единиц в отношении перевозки в целом (п. 1 ст. 190). Однако в силу п. 1 ст. 197 КТМ РФ правила об ответственности перевозчика за вред, причиненный жизни или здоровью пассажира, и об ограничении такой ответственности применяются при перевозке пассажира в заграничном сообщении, если только перевозчик и пассажир не являются организациями или гражданами Российской Федерации. В тех случаях, когда перевозчик и пассажир являются организациями или гражданами Российской Федерации, рассматриваемая ответственность перевозчика определяется по правилам гражданского законодательства Российской Федерации, т. е. в соответствии с нормами ст. 800 и главы 59 ГК РФ.

Наиболее детально вопрос об ответственности перевозчика за вред, причиненный жизни или здоровью пассажира, регулируется в ВК РФ. Согласно п. 1 ст. 117 ВК РФ перевозчик несет ответственность за вред, причиненный при воздушной перевозке жизни или здоровью пассажира воздушного судна, в соответствии с международными договорами Российской Федерации и главой 59 ГК РФ. Вместе с этим перевозчик обязан обеспечить выплату компенсации в счет возмещения вреда, причиненного при воздушной перевозке жизни пассажира воздушного судна, гражданам, имеющим право на возмещение вреда в случае смерти кормильца в соответствии с гражданским законодательством, при отсутствии таких граждан — родителям, супругу, детям умершего пассажира воздушного судна, а в случае смерти пассажира воздушного судна, не имевшего самостоятельного дохода, — гражданам, у которых он находился на иждивении, в сумме 2 млн руб. Перевозчик обязан обеспечить выплату компенсации в счет возмещения вреда, причиненного при воздушной перевозке здоровью пассажира воздушного судна, в сумме, определяемой исхо-дя из характера и степени тяжести повреждения здоровья в соответствии с нормативами, установленными Правительством РФ. Размер указанной компенсации не может превышать 2 млн руб. При этом в случае, если определенный в соответствии с гражданским законодательством размер возмещения вреда, причиненного при воздушной перевозке жизни или здоровью пассажира воздушного судна, превышает размер компенсации в счет возмещения вреда, выплата указанной компенсации не освобождает перевозчика от возмещения такого вреда в части, превышающей сумму произведенной компенсации (пункты 1.1—1.3 ст. 117 ВК РФ).

 

Библиография

1 См., например: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга четвертая: Договоры о перевозке, буксировке, транспортной экспедиции и иных услугах в сфере транспорта. — М., 2004. С. 329.

2 См.: Российское гражданское право: учеб.: в 2 т. Т. II: Обязательственное право / отв. ред. Е.А. Суханов. 2-е изд., стереотип. — М., 2011. С. 695.

3 См., например: Мосашвили В.В. Договор международной воздушной перевозки пассажира и багажа: понятие, особенности, система правового регулирования: дис. … канд. юрид. наук. — М., 2011. С. 147.

4 См.: Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т. 2 / под ред. А.П. Сергеева. — М., 2011. С. 542.

5 Пункт 25 постановления Пленума ВС РФ от 29.09.1994 № 7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей»; пункты 2—4 постановления Пленума ВС РФ от 20.12.1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда».

6 Российское гражданское право. Т. 2. С. 696.

7 См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 332—334.

8 Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч.  С. 333.

9 Там же. С. 335; Российское гражданское право. Т. 2. С. 697.

 

10 См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Указ. соч. С. 341—342.