УДК 34.03
 
Д.А. ТОКАРЕВ,
директор ООО «Юрисконсульт», 
А.И. ГОНЧАРОВ,
доктор юридических наук, профессор кафедры гражданско-правовых дисциплин ФГОУ ВПО «Волгоградская академия государственной службы»
 
В статье исследуется проблема злоупотребления правом в корпоративных отношениях. Анализируются предлагаемые некоторыми учеными определения института злоупотребления правом. Обосновывается важность научной разработки проблемы злоупотребления правом в корпоративных отношениях. Предлагаются основные критерии разграничения форм злоупотребления правом. Дается авторская классификация форм злоупотребления правом в корпоративных отношениях.
 
Notion and forms of the abuse by right in corporative relations
 
In article is researched problem of the abuse by right in corporative relations. The Authors analyse the proposed different scientist define-thread of the institute of the abuse by right. It is motivated importance of the scientific development of the problem of the abuse by right in corporative relations. The main criterias of the delimitation of the forms of the abuse by right are offered. It is given author’s categorization of the forms of the abuse by right in corporative relations.
 
Ключевые слова: содержание корпоративных отношений; институт злоупотребления правом; понятие «злоупотребление правом»; классификация форм злоупотребления правом; разграничение форм злоупотребления правом в корпоративных отношениях.
 
Проблема злоупотребления правом в корпоративных отношениях является  одной из актуальных проблем деятельности юридических лиц. Однако современное гражданское законодательство в недостаточной степени регулирует и конкретизирует правовой феномен злоупотребления субъективным гражданским правом в различных областях общественных отношений, в том числе и в области корпоративных отношений, что на практике затрудняет процесс квалификации деяний как злоупотребления субъективным гражданским правом и снижает эффективность судебного механизма разрешения конфликтов.
Дела о злоупотреблении правом в корпоративных отношениях сегодня не редкость в судебной практике. При этом в связи с высокой степенью индивидуализации данной категории споров довольно сложно создать единообразие в принимаемых судебных актах. Это свидетельствует о необходимости теоретической разработки вопросов о квалифицирующих признаках данного вида злоупотребления и существующих формах злоупотреблений, что позволит обеспечить не только формирование устойчивой судебной практики в области применения норм о запрещении злоупотребления правом, но и профилактику его совершения.
Прежде всего следует определить, что мы подразумеваем под понятиями «корпорация» и «корпоративные отношения», опираясь на положения российского права.
В отличие от законодательства зарубежных стран, понятие «корпорация» в российском законодательстве отсутствует. В действующем российском законодательстве термин «корпорация» используется в своеобразном значении. Так, согласно абзацу первому п. 1 ст. 7.1 Федерального закона от 12.01.1996 № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» государственной корпорацией признается не имеющая членства некоммерческая организация, учрежденная Российской Федерацией на основе имущественного взноса и созданная для осуществления социальных, управленческих или иных общественно полезных функций. Государственная корпорация создается на основании федерального закона.
На наш взгляд, наиболее полное и содержательное определение корпорации дано С.Д. Могилевским, который делает вывод, что применительно к российскому законодательству корпорация — это юридическое лицо, обладающее общей правоспособностью, основной целью которого  является извлечение прибыли (коммерческая организация), уставный капитал которого разделен на доли (акции), удостоверяющие обязательственные права его участников (акционеров) по отношению к юридическому лицу. Участники (акционеры) объединяются на основе заключаемого между ними гражданско-правового договора, не отвечают по обязательствам юридического лица, принимая риск убытков, связанных с его деятельностью, в пределах стоимости принадлежащих им долей (акций). Корпорация создается в форме акционерного общества, общества с ограниченной или дополнительной ответственностью[1]. Именно в таком ракурсе мы и будем в дальнейшем понимать значение и правовой статус корпорации в Российской Федерации.
Существующие современные точки зрения на корпоративные отношения свидетельствуют о том, что в российской юридической литературе и судебной практике нет четкого и единообразного определения их сущности и не выработаны их основные признаки. Не вносит ясности в данную проблему и российский законодатель. В законе не закреплены признаки корпоративных отношений, не установлено, какие юридические лица и почему являются корпорациями. Вместе с тем именно на уровне законодательства должен быть решен вопрос о том, какие организации (признаваемые юридическими лицами) являются корпорациями. Из закона должно четко усматриваться, что юридическое лицо суть публичный статус (статус правосубъектности) корпорации, присвоение которого государственным регистрирующим органом возможно лишь при наличии у корпорации установленных законом признаков обособления имущества и организации деятельности. Кроме того, в законе должно быть четко отражено, что организационные структуры, не являющиеся организациями—юридическими лицами, не являются и корпорациями[2].
Корпоративные отношения можно определить как социально-экономические взаимосвязи субъектов, направленные на объединение их имущества и деятельности для достижения общих целей и удовлетворения однопорядковых интересов, предстающие в различных организационных формах[3].
Корпоративные отношения — это отношения внутри самой корпорации между различными группами участников корпорации, между ними и профессиональным менеджментом, между директорами и менеджментом. Характер этих отношений различный. Это отношения:
— в сфере управления (которые шире, чем отношения внутриорганизационные);
— имущественные (например, определение размера вознаграждения членам совета директоров).
От того, насколько отлажены механизмы взаимоотношений внутри корпорации, зависит положение корпорации вовне: ее прозрачность и привлекательность для инвесторов. Поэтому вторая составляющая корпоративных отношений — это внешние отношения корпорации с партнерами, кредиторами, персоналом, биржами, специалистами фондового рынка, государственными органами, осуществляющими контроль над деятельностью корпорации[4].
Следовательно, корпорация — комплексное понятие, под которым понимаются предпринимательские объединения капитала, имеющие различные организационно-правовые формы. В узком смысле под корпорацией понимаются такие формы предпринимательского объединения капитала, как хозяйственное общество и его разновидности.
Анализируя проблему злоупотребления правом в корпоративных отношениях, следует отметить, что в юриспруденции под злом (в зависимости от отрасли права и правовой системы страны) понимаются вред (ущерб) или убытки. Вредом называется уничтожение или умаление материальных и нематериальных благ. Под убытками следует понимать реальный ущерб, а также упущенную выгоду[5].
Определения института злоупотребления правом в корпоративных отношениях, как, впрочем, и в целом института злоупотребления правом, в российском законодательстве не существует. Отсутствует и законодательно установленное деление злоупотребления правом на формы.
В соответствии со ст. 10 Гражданского кодекса РФ превышение пределов осуществления гражданских прав квалифицируется как злоупотребление правом и представляет собой
неправомерное действие. Злоупотребление правом признается неразумным и недобросовестным действием. Следуя логике российского законодателя, можно заключить, что злоупотребление правом как неправомерное осуществление субъективного гражданского права есть нарушение управомоченным лицом установленных пределов осуществления. Буквальное прочтение текста ст. 10 ГК РФ позволяет выделить три формы злоупотребления правом:
а) шикану; б) злоупотребление в иных, отличных от шиканы формах; в) злоупотребление правом применительно к конкурентным отношениям. При дальнейшем рассмотрении становится заметно отсутствие единого критерия классификации злоупотребления правом на формы[6].

Если шикана и злоупотребление в иных, отличных от шиканы формах сравнивают-
ся главным образом в связи с особенностями субъективной стороны деяния, то обособление в отдельную группу ненадлежащего осуществления конкурентных прав вызвано другими причинами. Последний вид злоупотребления с точки зрения степени и формы вины управомоченного лица вполне укладывается в рамки второй группы (злоупотреблений, отличных от шиканы). Совершение шиканы в отношении между конкурентами представляется маловероятным. Устанавливая особый запрет на использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции и на злоупотребление доминирующим положением на рынке, законодатель не имел целью противопоставить данный вид формам. В отличие от злоупотреблений правом в иных социальных отношениях, где они носят отдельный и частный характер, в конкурентной среде злоупотребление правами затрагивает одновременно права и интересы неопределенного круга лиц (потребителей), приобретает характер, пагубный для общества в целом. Этим объясняется особое внимание законодателя к злоупотреблению конкурентными правами, продемонстрированное в ст. 10 ГК РФ. Тем не менее каких-либо принципиальных особенностей состава, позволяющих выделить злоупотребление конкурентными правами в особую форму, нет[7].
Фундаментальное исследование концепции злоупотребления было проведено В.П. Грибановым и до настоящего времени является основным научным источником по обсуждаемой проблеме. В.П. Грибанов считал, что злоупотребление правом есть особый тип гражданского правонарушения, совершаемого управомоченным лицом при осуществлении им принадлежащего ему права, связанный с использованием недозволенных конкретных форм в рамках дозволенного ему законом общего типа поведения[8].
По мнению А.А. Малиновского, злоупотребление правом представляет собой такой способ осуществления права в противоречии с его назначением, посредством которого субъект причиняет вред личности, обществу, государству. А.А. Малиновский также считает, что правильная квалификация деяния как злоупотребление правом имеет не только исключительно важное познавательное, научное, но и практическое значение. Однако проблема квалификации представляется чрезвычайно сложной, поскольку само понятие «злоупотребление правом» в большинстве случаев детально законодателем не определено. На практике это означает отсутствие возможности у правоприменителя отыскать в законе четко прописанные признаки злоупотребления правом[9].
В.И. Емельянов полагает, что злоупотребление гражданским правом есть нарушение управомоченным лицом предписания осуществлять субъективное гражданское право в интересах другого лица, к чему управомоченное лицо обязано законом или договором[10].
А.В. Волков утверждает, что злоупотребление гражданским правом — это особый вид гражданского правонарушения, связанного с умышленным выходом управомоченного лица за внутренние пределы (смысл, назначение) субъективного гражданского права (определяемые в том числе критериями разумности и добросовестности) для достижения своей незаконной скрытой цели с использованием юридического формализма гражданского права, как то: пробелов, оговорок, недостатков, узости, противоречий правовых норм и договорных условий. При этом А.В. Волков считает, что давать законодательное определение понятию «зло-
употребление правом» нет никакой необходимости, чтобы не создать стереотип, который рано или поздно начинает тормозить развитие самого права[11].
Ранее предпринималось несколько попыток классификации форм злоупотребления гражданским правом, целью которых можно считать стремление придать ей свойства универсальности, рассматривать злоупотребление субъективным правом как феномен, общий для частного и публичного права. Именно поэтому в качестве оснований для отграничения одной группы злоупотреблений от другой служат либо свойства преломления конституционного принципа недопустимости злонамеренного осуществления прав в различных правовых отношениях, либо особенности правового регулирования в рамках отдельных отраслей права (гражданского, уголовного, налогового и т. п.).
Мы поддерживаем А.В. Волкова в его классификации форм злоупотребления правом по различным признакам — в зависимости от вины, от вида причиненного вреда, по субъектному составу, по предметам злоупотреблений и т. д. Однако в конечном итоге А.В. Волков полагает возможным проводить классификацию форм злоупотребления правом только по двум признакам: исходя из средств злоупотребления правом и из цели злоупотребительных актов.
Исходя из средств злоупотребления правом, А.В. Волков выделяет следующие виды злоупотребления:
— злоупотребление правом собственности;
— злоупотребление неимущественными правами;
— злоупотребление гражданско-правовыми обязанностями;
— злоупотребление правом на защиту.
В рамках целей им выделяются злоупотребление в виде классической шиканы, злоупотребление с целью обогащения (получения имущественной выгоды), злоупотребление с целью уклонения от выполнения обязанностей и злоупотребление с целью воспрепятствования, блокировки реализации прав кредиторов и третьих лиц[12].
А.Е. Молотников выделяет следующие виды злоупотребления правом, характерные для корпоративных (акционерных) отношений:
— злоупотребление правом акционерами общества;
— злоупотребление правом членами органов управления акционерного общества;
— злоупотребление правом органами государственной власти.
А.Е. Молотников предлагает все случаи акционерных злоупотреблений разделить на две группы:
1) деяния, совершаемые миноритарными акционерами;
2) деяния, инициированные акционерами в рамках борьбы  за установление  контроля над обществом[13].
По нашему мнению, допустимо применение следующей дефиниции к институту злоупотребления правом в корпоративных отношениях: злоупотребление правом в корпоративных отношениях — это волевые, неразумные и недобросовестные действия участников корпоративных отношений или третьих лиц, причиняющие имущественный или иной вред, влекущий негативные последствия другим участникам корпоративных отношений, самой корпорации или третьим лицам.
Мы предлагаем выделять злоупотребление правом в пассивной и активной форме. В первом случае управомоченное лицо не исполняет возложенных на него обязанностей (не созывает собрание, не вносит изменения в реестр юридических лиц), во втором — умышленно совершает действия, наносящие вред (заключение убыточных сделок или сделок с негативными последствиями для корпорации, увеличение собственной доли участия в корпорации или увеличение доли участия третьих лиц).
В зависимости от цели предлагается следующая классификация форм злоупотребления правом в корпоративных отношениях.
Прежде всего, злоупотребление с целью получения контроля над корпорацией. Указанное злоупотребление может быть совершено такими методами, как «размытие» доли участия собственников корпорации, проведение альтернативных общих собраний участников, избрание параллельных органов управления, перехват управления, проведение альтернативных и повторных собраний участников, доведение до банкротства, совершение кабальных сделок. Чаще всего перечисленные действия именуются недружественным захватом, или поглощением. Недружественное поглощение — это установление полного контроля над организацией-целью как в юридическом, так и в физическом смысле вопреки желанию собственника и (или) руководителей организации-цели. По нашему мнению, основной признак недружественного поглощения — отсутствие согласия на данную сделку со стороны владельцев организации-цели. В этом случае владельцы организации-цели и (или) ее руководство противодействуют совершению сделки, и у «захватчика» появляются проблемы с оформлением сделки, сменой органов управления и установлением юридического и физического контроля над организацией-целью[14].
Следующая форма злоупотребления правом — получение контроля над активами корпорации (завладение наиболее значимым имуществом и активами организации-цели). Методы и действия при данной форме злоупотребления могут быть самыми разнообразными: реорганизация и ликвидация корпорации, доведение до банкротства, увод активов из корпорации, злоупотребление правами кредиторов и собственников, создание искусственной кредиторской задолженности, совершение незаконных сделок.
Еще одной формой злоупотребления является так называемый корпоративный шантаж (гринмейл). Корпоративный шантаж — это комплекс юридических, экономических, психологических, организационных и административных действий участников или кредиторов корпорации, а также третьих лиц, направленных на принуждение корпорации выкупить у шантажиста акции (доли), долг или имущество по завышенной цене.
В этой связи следует отметить, что Д.В. Гололобов верно выделяет ряд квалифицирующих признаков, наличие которых позволяет утверждать о корпоративном шантаже именно как о злоупотреблении правом:
— средством злоупотребления являются субъективные права, принадлежащие отдельным лицам;
— границей, за пределами которой непосредственно находятся действия, рассматриваемые как акты злоупотребления правом, является опасность этих действий для определенных отношений;
— злоупотребление акционером своим правом отличает то, что оно обязательно нарушает те пределы своего субъективного права, которые установлены предписанием осуществлять право не только в собственных целях, но и в целях соблюдения и обеспечения надлежащей реализации прав других лиц;
— действия корпоративных шантажистов далеко не всегда наносят акционерному обществу прямой имущественный вред[15].
С корпоративно-юридической точки зрения Д.В. Гололобов выделяет следующие признаки корпоративного шантажа (гринмейла):
— гринмейл является по своей сути результатом активных или пассивных действий отдельных акционеров или группы акционеров общества;
— корпоративный шантаж направлен на создание соответствующего негативного для общества и (или) его акционеров результата в определенной форме;
— процесс корпоративного шантажа подразумевает в конечном итоге получение за воздержание от действий или за осуществление определенных действий выгоды в имущественной или неимущественной форме.
Среди данной формы злоупотребления правом широко известны действия, связанные с предъявлением массовых исков, зачастую необоснованных: обжалование решений исполнительных органов и органов управления, привлечение контролирующих и правоохранительных органов для проведения различного рода проверок. Такая форма злоупотребления правом в корпоративных отношениях выражается в осуществлении препятствий деятельности корпорации (ее органов) по иным мотивам, среди которых можно назвать некомпетентность, зависть, месть, подкуп, жажду обогащения и пр. К таким действиям относятся совершение сделок не в интересах корпорации, сговор с конкурентами, подкуп менеджмента с целью устранения конкурентов, принятие разовых решений для удовлетворения конкретных интересов субъектов.
Большинство ученых и практикующих юристов сходятся во мнении, что причиной совершения действий недобросовестными участниками корпоративных отношений, связанных со злоупотреблением правом, является то, что в корпорации происходит отделение собственности от управления, это ведет к конфликтам интересов внутри и вовне корпорации, т. е. к корпоративным конфликтам[16].
По нашему мнению, в управлении корпоративными отношениями должен быть найден определенный баланс интересов мажоритарных и миноритарных участников (акционеров), самой корпорации и государства. Такая организация корпоративных отношений, которая обеспечивает баланс интересов различных участников этих отношений, минимизирует конфликты их интересов, обеспечивает устойчивое существование корпоративных отношений и их поступательное развитие, является корпоративным управлением. Поэтому в самом широком понимании корпоративное управление включает все отношения, так или иначе влияющие на положение акционеров и поведение самого акционерного общества. В таком широком понимании корпоративное управление тождественно корпоративному поведению, т. е. взаимодействию участников корпоративных отношений между собой и внешним миром — деловым сообществом, местным населением, государственными органами.
Кроме предложенной выше классификации, на наш взгляд, приемлема классификация форм корпоративных злоупотреблений правом в зависимости от субъектного состава лиц, совершающих данные действия.
Участниками корпоративных отношений могут выступать:
1) собственники корпорации (акционеры, участники, учредители);
2) исполнительные органы и органы управления корпорацией;
3) менеджеры, работники корпорации;
4) третьи лица, имеющие интерес к корпорации или к  ее активам.
Практически корпоративные злоупотребления могут быть осуществлены субъектом, принадлежащим к одной из вышеуказанных групп.
В заключение хотелось бы отметить, что законодательного решения проблема злоупотребления правом в корпоративных отношениях, несмотря на ее актуальность, до сегодняшнего дня не нашла, в том числе и по причине отсутствия соответствующей базы научных исследований в этой области права.
 
Библиография
1 См.: Могилевский С.Д., Самойлов И.А. Корпорации в России: правовой статус и основы деятельности: Учеб. пособие. — М., 2007.
2 См., например: Пахомова Н.Н. Цивилистическая теория корпоративных отношений. — М., 2005.
3 Там же.
4 См.: Макарова О.А. Корпоративное право: Учеб. — М., 2005.
5 См., например: Зайцева С.Г. «Злоупотребление правом» как правовая категория и как компонент нормативной системы законодательства Российской Федерации. — Рязань, 2002.
6 См., например: Поротикова О.А. Проблема злоупотребления субъективным гражданским правом. — М., 2007.
7 См.: Поротикова О.А. Указ. соч.
8См.: Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. — М., 1992.
9См.: Малиновский А.А. Злоупотребление правом. — М., 2002.
10 См.: Емельянов В.И. Разумность, добросовестность, незлоупотребление гражданскими правами. — М., 2002.
11 См.: Волков А.В. Теория концепции «злоупотребление гражданскими правами». — Волгоград, 2007.
12 См.: Волков А.В. Указ. соч.
13 См.: Молотников А.Е. Слияние и поглощения. Российский опыт. — М., 2007.
14 См., например: Захват предприятий и защита от захвата / Под ред. В.В. Григорьева. — М., 2007.
15 См.: Гололобов Д.В. Акционерное общество против акционера: противодействие корпоративному шантажу. — М., 2004.
16 См.: Молотников А.Е. Указ. соч.; Захват предприятий и защита от захвата / Под ред.  В.В. Григорьева; Доброволь-
ский В.И. Защита корпоративной собственности в арбитражном суде. — М., 2006; Ионцев М.Г. Корпоративные захваты: слияния, поглощения, гринмэйл. — М., 2005.