УДК 347.959: 347.999 

Страницы в журнале: 116-120

 

И.В. РЕХТИНА,

кандидат юридических наук, доцент кафедры трудового, экологического права и гражданского процесса Алтайского государственного университета jerdel80@mail.ru

 

Анализируются проблемы пересмотра судебных постановлений в связи с обращением граждан в Европейский суд по правам человека. Выявляются недостатки правового регулирования и пробелы законодательства в отношении процессуальных средств, необходимых для восстановления нарушенных прав. Предлагаются варианты совершенствования механизма пересмотра судебных актов на национальном уровне.

Ключевые слова: гражданский процесс, арбитражный процесс, Европейский суд по правам человека, пересмотр судебных постановлений, правовая реформа, правосудие.

 

The decision of the European Court of human rights — new circumstance for revision of judicial acts in civil and arbitration processes

 

Rekhtina I.

 

In article the author analyzes problems of revision of judicial decisions in connection with the reference of citizens in the European Court of human rights. Reveals lacks of legal regulation and blanks of the legislation concerning the remedial means necessary for restoration of the broken rights. Offers variants of perfection of the mechanism of revision of judicial certificates at national level.

Keywords: civil process, arbitration process,  European Court on human rights, revision of judicial resolutions, legal reform, justice.

 

Характерные для всего мирового сообщества процессы интеграции, конвергенции и глобализации, вступление России в различного рода международные организации, в том числе присоединение в 1996 году к Уставу Совета Европы[2], обусловливают необходимость построения взаимоотношений с этими организациями на началах партнерства, диалога и взаимного уважения интересов. К совершению подобного шага максимально должны быть подготовлены не только политическая власть, гражданское общество, но и национальная правовая база.

Ратификация Российской Федерацией в 1998 году Конвенции о защите прав человека и основных свобод[3] (далее также — Конвенция) — бесспорно, важный позитивный этап в развитии российского государства и права, который влечет повышение гарантий защиты прав и свобод человека и гражданина, иной уровень ответственности государства за принимаемые в рамках национальной системы акты, видимое улучшение международного имиджа России. А. Нусбергер обоснованно отмечает, что «введение в действие Европейской конвенции о правах человека в отдельных странах-участницах представляет собой большой вызов для национальной правовой системы — вызов, который нужно понимать не как цель, к которой можно стремиться и которой можно в определенный момент достичь, а как постоянный процесс, способный снова и снова подвергать сомнениям традиционные представления и понимание национального права»[4].

В связи с возможностью обращения российских граждан в Европейский суд по правам человека (далее — ЕСПЧ, Европейский суд) особенно актуальным стал вопрос о пересмотре в рамках национальной судебной системы постановлений, в которых обнаружились нарушения норм Конвенции, поскольку присуждение справедливой компенсации потерпевшей стороне не снимает с государства обязанности исполнить окончательные постановления Европейского суда по делам, в которых оно является стороной (ст. 46 Конвенции). При этом исполнение данных актов «предполагает в случае необходимости обязательство со стороны государства принять меры частного характера, направленные на устранение нарушений прав человека, предусмотренных Конвенцией, и последствий этих нарушений для заявителя, а также меры общего характера, с тем чтобы предупредить повторение подобных нарушений»[5].

Учитывая сказанное, обязанность исполнить постановление Европейского суда включает:

1) меры индивидуального характера, направленные на снятие с потерпевшей стороны статуса жертвы. Данная обязанность подразумевает не только выплату денежной компенсации, предусмотренной резолютивной частью постановления Европейского суда, но и восстановление нарушенных прав путем устранения нарушений норм Конвенции на национальном уровне (т. е. необходимость пересмотра дела в рамках внутригосударственной судебной системы). В противном случае нарушение Конвенции нельзя считать исправленным, а статус жертвы — ликвидированным. На наличие в национальных правовых системах механизмов, позволяющих достичь восстановления нарушенных прав, обращает внимание Комитет министров Совета Европы в Рекомендации от 19.01.2000 № R(2000)2[6], адресованной государствам—участникам Конвенции;

2) меры общего характера, направленные на недопущение подобных нарушений Конвенции в будущем (изменение действующего законодательства и совершенствование правоприменительной практики). Несоблюдение вышеназванных положений порождало бы порочную практику «покупки отдельным государством права нарушать Конвенцию», когда денежная компенсация подменяет собой восстановление нарушенных прав и устранение нарушений Конвенции.

В первоначальной редакции ст. 392 ГПК РФ[7], устанавливающей основания для пересмотра судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам, отсутствовало специальное основание для пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений в случае установленного Европейским судом нарушения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Данным положением ГПК РФ существенным образом отличался от АПК РФ, в п. 4 ч. 3 ст. 311 которого закреплялось, что установленное Европейским судом нарушение положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении арбитражным судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Европейский суд, является основанием для пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам; а также от УПК РФ, в ч. 4 ст. 413 которого в качестве основания возобновления производства по уголовному делу ввиду новых обстоятельств названо установленное ЕСПЧ нарушение положений Конвенции при рассмотрении судом уголовного дела, связанное с применением федерального закона, не соответствующего Конвенции,  и иные ее нарушения.

Отсутствие в ст. 392 ГПК РФ прямого указания не пересмотр судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам в связи с обращением в Европейский суд не запрещало устранять пробел путем применения по аналогии п. 4 ч. 3 ст. 311 АПК РФ и пересматривать подобные постановления. Вместе с тем Верховный Суд РФ не давал официальных разъяснений о такой возможности, что порождало на практике массовый отказ судей в пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам постановлений с мотивировкой отсутствия в ст. 392 ГПК РФ специально предусмотренного условия. В ряде случаев судебные постановления в связи с обращением гражданина Российской Федерации в ЕСПЧ пересматривались при помощи иных механизмов, не предусмотренных специально для данных целей, имеющих иную сущность и значение. Так, дело Л.А. Праведной, в котором постановлением Европейского суда от 18.11.2004 по делу «Праведная против Российской Федерации»[8]  было констатировано нарушение норм Конвенции, по ее жалобе было пересмотрено в порядке надзора Президиумом Новосибирского областного суда.

Данное обстоятельство предопределило обращение ряда граждан в Конституционный Суд РФ с целью проверки конституционности положений ст. 392 ГПК РФ. Конституционный Суд РФ в постановлении от 26.02.2010, признав ст. 392 ГПК РФ соответствующей Конституции РФ, правомерно указал, что «установление различного уровня гарантий защиты прав граждан при формулировании перечня оснований для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам судебных актов в результате принятия Европейским Судом по правам человека постановления, констатирующего нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод, не может быть оправдано спецификой дел, рассматриваемых судами общей юрисдикции»[9], поэтому суды при рассмотрении таких заявлений в силу ч. 4 ст. 1 ГПК РФ обязаны руководствоваться как п. 4 ч. 3 ст. 311 АПК РФ, так и п. 4 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ и пересматривать подобные акты по вновь открывшимся обстоятельствам.

Из совокупности положений ст. 46 Конвенции и статей 19, 46 и 118 Конституции РФ вытекает, что государства в своих национальных системах должны предусмотреть средство или совокупность средств устранения последствий нарушения норм Конвенции для восстановления нарушенного права (restitutio in integrum) и вправе самостоятельно выработать специальный механизм, способствующий достижению указанных целей. В связи с этим в упомянутом постановлении Конституционный Суд РФ обязал федерального законодателя внести изменения в ГПК РФ, чтобы гарантировать возможность пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений в случаях установления Европейским судом нарушений положений Конвенции при рассмотрении судом общей юрисдикции конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в ЕСПЧ.

Федеральным законом от 09.12.2010 № 353-ФЗ «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации»[10], вступившим в силу с 1 января 2012 г., в главу 42 внесены коррективы, предусматривающие наряду с пересмотром по вновь открывшимся обстоятельствам институт пересмотра по новым обстоятельствам. Аналогичные изменения были внесены в АПК РФ Федеральным законом от 23.12.2010 № 379-ФЗ «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации»[11], на основании которого в ч. 3 ст. 311 АПК РФ была выделена группа новых обстоятельств.

Пересмотр вступивших в законную силу судебных постановлений осуществляется теперь не только по вновь открывшимся обстоятельствам, существенным для дела и существовавшим на момент принятия судебного решения, но и по новым обстоятельствам, возникшим после принятия судебного постановления и имеющим существенное значение для правильного разрешения дела. Данный институт не нов для российского законодательства. Подобный механизм пересмотра ранее был установлен в ст. 413 УПК РФ.

Перечень новых обстоятельств в ст. 392 ГПК РФ и ст. 311 АПК РФ является исчерпывающим. В качестве нового обстоятельства в п. 4 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ и п. 4 ч. 3 ст. 311 АПК РФ названо установление Европейским судом нарушения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в Европейский суд. Таким образом, российский законодатель в качестве меры индивидуального характера исполнения постановлений ЕСПЧ установил в гражданском и арбитражном процессах механизм пересмотра принятых с нарушением Конвенции постановлений по новым обстоятельствам.

Однако законодательно такая возможность предусмотрена только для граждан, обратившихся в ЕСПЧ, в отношении которых судом приняты соответствующие акты. При этом в п. 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ разъясняется, что правом обращения с заявлением о пересмотре судебного постановления арбитражного суда по новым обстоятельствам обладают и не участвовавшие в деле лица, о правах и обязанностях которых суд принял судебный акт, по поводу вынесения которого состоялось обращение в ЕСПЧ[14].

При этом, в отличие от п. 9 названного постановления Пленума ВАС РФ, где возможность обращения с заявлением о пересмотре судебного акта по новым обстоятельствам других лиц связана с непосредственным обращением данных лиц в Конституционный Суд РФ, подобная оговорка в отношении обязательного обращения данных субъектов в ЕСПЧ отсутствует. В связи с этим возникают вопросы: 1) необходимо ли обращение других лиц в ЕСПЧ или достаточно обращения иных участников процесса? 2) сознательно ли высшая судебная инстанция дала различные толкования и использовала дифференцированные формулировки в пунктах 9 и 10 постановления Пленума ВАС РФ, или это недостаток юридической техники?

Следует отметить, что разъяснение о применении института новых обстоятельств в гражданском судопроизводстве пока отсутствует.

Несмотря на внесенные законодательные коррективы, неразрешенной остается проблема, связанная с возможностью пересмотра дел, в которых российскими судами допущены нарушения, аналогичные выявленным Европейским судом по обращениям других граждан. Данный вопрос не стал предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ. Сложившаяся к настоящему времени правоприменительная практика позволяет сделать вывод о том, что постановления в отношении лиц, не обратившихся в Европейский суд, не могут быть пересмотрены российскими судами[13].

Результатом игнорирования подобных прав стало массовое обращение российских граждан в Европейский суд. Так, в 2005 году ЕСПЧ принял 7 решений о приемлемости жалоб о нарушениях Конвенции, аналогичных тем, что были выявлены в деле «Праведная против Российской Федерации»[14]. Европейский суд, руководствуясь системой выработанных им прецедентов, в безусловном порядке удовлетворит жалобы, свидетельствующие о подобных нарушениях положений Конвенции, выявленных им ранее.

В целях реализации ст. 46 Конституции РФ, гарантирующей каждому судебную защиту его прав и свобод, а также сокращения количества жалоб российских граждан в Европейский суд[15] необходимо в процессуальном законодательстве установить определенные гарантии защиты прав лиц, в делах которых имеются аналогичные нарушения норм Конвенции, выявленные по жалобам других граждан.

Учитывая сказанное, а также особый статус Европейского суда и наднациональный характер принимаемых им постановлений, наиболее эффективным следует считать создание в рамках российской правовой системы специальной процедуры возобновления производства по делу в связи с принятием ЕСПЧ постановления, касающегося как заявителя, так и других граждан, в делах которых допущены аналогичные нарушения, с установлением пресекательного срока возобновления производства и возложением соответствующих полномочий на конкретный орган (например, Верховный Суд РФ, Высший Арбитражный Суд РФ).

Целесообразно принять специальный федеральный закон, посвященный исполнению на территории Российской Федерации постановлений Европейского суда и пересмотру российских судебных актов, что позволит унифицированно регулировать вопросы возобновления производства по делу в рамках различных видов судопроизводства (гражданского, уголовного, административного). При этом в ст. 392 ГПК РФ, ст. 311 АПК РФ, ст. 413 УПК РФ достаточно сделать ссылку, что процедура возобновления производства по делу в связи с установленным Европейским судом нарушением норм Конвенции осуществляется в порядке, определяемом специальным федеральным законом.

Исполнение Российской Федерацией взятых на себя обязательств обеспечит стабильное развитие общественных отношений как в рамках европейского сообщества, так и в границах отдельного государства.

 

Библиография

1 Статья подготовлена при финансовой поддержке РГНФ в рамках проекта целевого конкурса молодых ученых № 12-33-01233а2 «Европейский Суд по правам человека и гражданское судопроизводство России: воздействие, динамика, унификация».

2 Устав Совета Европы (ETS № 1) (принят в Лондоне 5 мая 1949 г.) // СЗ РФ. 1997. № 12. Ст. 1390.

3 О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней: Федеральный закон от 30.03.1998 № 54-ФЗ // СЗ РФ. 1998. № 14. Ст. 1514.

4 Нусбергер А. Развитие прецедентного права Европейского Суда по правам человека на основании решений о России // Право и политика. 2005. № 10.

5 О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации: постановление Пленума ВС РФ от 10.10.2003 № 5 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. № 12.

6 Рекомендация от 19.01.2000 № R (2000)2 по пересмотру дел и возобновлению производства по делу на внутригосударственном уровне в связи с постановлениями Европейского Суда по правам человека // Российская юстиция. 2001. № 12.

7 СЗ РФ. 2002. № 46. Ст. 4532.

8 Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2005. № 5.

9 По делу о проверке конституционности части второй статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан А.А. Дорошка, А.Е. Кота и Е.Ю. Федотовой: постановление КС РФ от 26.02.2010 № 4-П // СЗ РФ. 2010. № 11. Ст. 1255.

10 СЗ РФ. 2010. № 50. Ст. 6611.

11 Там  же. № 52 (ч. 1). Ст. 6994.

12 О применении положений Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам: постановление Пленума ВАС РФ от 30.06.2011 № 52 // Вестн. ВАС РФ. 2011. № 9.

13 Так, в письме ВС РФ от 12.09.2005 № 1673-5/общ., подготовленного в адрес Пенсионного фонда РФ в связи с делом «Праведная против Российской Федерации», указано: «Что касается прав других пенсионеров, а также правильности применения пенсионного законодательства в отношении самой Праведной Л.А., то Европейский Суд по правам человека их не обсуждал. Учитывая это, решение Европейского Суда по правам человека по делу “Праведная против Российской Федерации” на других пенсионеров не распространяется» [Электронный ресурс] // Электронная библиотека: http://sudbiblioteka.ru/vs/text_big2/verhsud_big_ 32420.htm (дата обращения: 20.04.2012).

14 См.: Султанов А.Р. Пересмотр решений суда по вновь открывшимся обстоятельствам и res judicata // Журнал российского права. 2008. № 11.

 

15 Так, в 2011 году в Европейский суд  поступило 12 465 жалоб против России, 12 223 жалобы объявлены в том же году неприемлемыми или исключены из списка подлежащих рассмотрению дел, 133 постановления по жалобам против России оглашено Европейским судом в 2011 году, 40 225 жалоб против России ожидают рассмотрения в Европейском суде [Электронный ресурс] // EuropeanCourt.ru (дата обращения: 20.04.2012).