УДК 340.12 

Страницы в журнале: 8-11

 

О.А. СТЕПАНОВ,

доктор юридических наук,  профессор Академии управления МВД России e-mailo_stepanov@hotbox.ru

 

Исследуется проблема правового регулирования отношений, связанных с использованием информационных коммуникаций в общественной практике. Фактор правового регулирования развития информационно-электронных взаимодействий рассматривается в качестве методологического средства моделирования будущих реалий, связанных с безопасностью в киберпространстве.

Ключевые слова: правовое регулирование, информационно-электронные взаимодействия, экстремизм, мера свободы личности.

 

Law as a security tool in information technology

 

Stepanov O.

 

The problem of legal regulation of relations connected with the use of information communications in public practice. Factor regulation of information and electronic interactions viewed as methodological tools for modeling of future realities of security in cyberspace.

Keywords: legal regulation, information and electronic interactions, extremism, a measure of individual freedom.

 

В  рамках анализа результатов действия права в современном обществе как научный, так и практический интерес представляет процесс правового регулирования безопасного развития информационных коммуникаций, являющийся весьма чувствительным с позиций безопасности общества, который нельзя рассматривать в отрыве от активного интеллектуального человеческого начала.

Закат эры массового (индустриального) общества фактически подводит черту под эпохой традиционных форм взаимодействия государства и общества, обусловливает недопустимость дальнейшей направленности на усредненного избирателя и потребителя. Ориентация на массы, управление массами, выпуск товаров для масс определили параметры политических и экономических систем эпохи индустриализации. При этом весь менеджмент строился на том, чтобы для упрощения управленческой ситуации классифицировать и объединять группы людей и воздействовать на них. Но уже сегодня есть все основания говорить о критическом влиянии немассовидного (не желающего быть включенным в массу) индивида на экономические и политические процессы. Немассовидного прежде всего из-за развития средств коммуникации, которые из массовых превращаются в индивидуальные.

Современные средства связи, особенно Интернет, создают новое  индивидуальное коммуникативное пространство, позволяющее человеку  выбирать источники информации и респондентов для общения, и одновременно дают возможность оставаться публичным в контролируемых пределах. Таким образом, Интернет (которым пользуется примерно 2 млрд жителей во всем мире и 60 млн в Российской Федерации) и современные средства коммуникации фактически выталкивают человека из массы, дают ему шанс все меньше и меньше зависеть от нее. И это заставляет задумываться о проблемах безопасности политических лидеров. Так, по данным агентства Associated Press, аналитики спецподразделения ЦРУ просматривают ежедневно до 5 млн одних только записей в различных соцсетях Интернета по всему миру. Кроме того, ими анализируется информация местных телеканалов, радиостанций, газет и локальных интернет-форумов, которая в виде отчетов в ежедневном режиме предоставляется президенту США[1].

Очевидно, что окончание эпохи индустриального общества все в большей мере находит свое практическое воплощение в политических проблемах, когда Интернет используется не просто как информационная площадка, а, скорее, выполняет координирующую функцию для того, чтобы поднять молодежь и направить ее в нужное организаторам русло. Об этом открыто заявляют как специалисты, ответственные за правовое регулирование в сфере информационных технологий, так и государственные деятели.

Серьезность вопроса подтверждают события декабря 2010 года на Манежной площади в Москве, массовые беспорядки в августе 2011 года в Лондоне, жестокие столкновения населения с полицией в октябре 2011 года в Риме, а также события «арабской весны», в ходе которых повстанцы координировали действия с помощью социальных сетей, таких как Twitter и Facebook.

Вопрос о том, является Интернет рассадником экстремистских идей или только отражает сложившуюся в современном обществе ситуацию, эксперты комментируют по-разному. Для многих, например, кажется явным, что Интернет способствует распространению разных, в том числе самых маргинальных, идей в силу своей трансграничности и анонимности, поскольку эти качества весьма затрудняют выявление лица, разместившего соответствующую информацию.

В условиях «незаконного, злонамеренного использования новейших информационных технологий, в том числе в террористических целях, сопоставимых по масштабам с ущербом от применения “классического” оружия и даже оружия массового поражения… Россия призывает выработать международный кодекс поведения в киберпространстве с целью ограничить злоупотребление информационными технологиями против интересов отдельных государств и современного мира в целом», — заявил 1 ноября 2011 г. министр связи и массовых коммуникаций Российской Федерации И.О. Щеголев, выступая на лондонской конференции по проблемам киберпространства[2]. Он обратил внимание на то, что Россия и группа других стран в рамках различных международных форумов уже разработали и представили ряд предложений, направленных на формирование «кодекса поведения» в пространстве современных технологий в виде конвенции под эгидой ООН. По словам главы Минкомсвязи России, «это касается использования информационных технологий против критически важных структур наших государств, использования технологий государствами против друг друга в военно-политических целях, а также борьбы с угрозой терроризма и преступной деятельности в мировом пространстве… Цель российских инициатив — не допустить использование кибертехнологий против интересов безопасности государств», — подчеркнул министр[3].

Очевидно, что реализация идеи безопасности в современном обществе должна сводиться к обеспечению максимально возможной меры свободы человека при защите важнейших параметров среды его обитания, представляющих для него интерес.

На Второй международной встрече высоких представителей, курирующих вопросы безопасности (Екатеринбург, сентябрь 2011 г.), Россия представила концепцию Конвенции об обеспечении международной информационной безопасности3. В документе намечены следующие основные шаги:

— применение соразмерных мер наказания к лицам, совершившим правонарушения в информационном пространстве;

— установление, исполнение и применение полномочий и процедур для проведения судебных разбирательств по фактам совершения правонарушений в информационном пространстве;

— оперативное предоставление компетентным органам государства-участника данных, которые позволят идентифицировать поставщиков услуг и путь передачи конкретного сообщения.

Принципиальным моментом в концепции Конвенции об обеспечении международной информационной безопасности является полное сохранение государственных суверенитетов и границ национального регулирования в виртуальном пространстве.

С учетом такого подхода, например, в России деятельность сотрудников органов внутренних дел допустимо ассоциировать с конкретной программой поведения, направленной как на сохранение структурно-функциональной устойчивости государственных институтов, так и на обеспечение защиты личности в условиях изменяющихся параметров состояния ее безопасности.

При этом правовое регулирование, являясь, с одной стороны, результатом целенаправленного воздействия государства на развитие общественных отношений, а с другой — фактором их стабильности, средством достижения общественно значимых параметров при обеспечении обратной связи между результатами регулирования и деятельностью государства, призвано органично объединять все правовые явления, связанные с функционированием системы «государство—право», и одновременно определять их роль в этой системе.

Развитие элементов данной системы должно быть органично связано с появлением новых угроз личности и обществу в условиях использования информационных технологий. Важно, например, понять, как правильно совместить использование удаленного доступа к электронным банкам данных разыскной, ориентирующей, сигнальной, доказательственной и другой информации в рамках осуществления более действенного контроля над личностью и сохранить при этом основы демократического развития общества.

Исходя из этого, конкретизация меры свободы и реализация свободы личностью на основе соблюдения баланса с интересами общественного развития могут быть определены в качестве одного из главных факторов деятельности государства. При этом практическая сторона рассмотрения безопасности должна сводиться к обеспечению максимально возможной меры свободы человека при защите важнейших параметров среды его обитания на основе права.

Следует отдавать себе отчет в том, что в начале третьего тысячелетия современная цивилизация оказалась в переломной точке своего исторического развития, переход через которую делает возможным различные варианты ее развития. Так, по мнению британских военных аналитиков, современный средний класс, состоящий из работников сферы информационного производства (науки, образования, компьютерного программирования, СМИ и коммуникаций, маркетинга, рекламы, шоу-бизнеса, индустрии развлечений и др.), вполне может стать классом, взявшим на себя роль, предназначенную К. Марксом пролетариату, —«интеллектуальным пролетариатом» цифровой эпохи[4].

С учетом отмеченного выше изречение Протагора о том, что «человек есть мера всех вещей», дополненное Сократом — «только как мыслящий», приобретает новый смысл в информационном обществе. Ведь именно в рамках мыслительно-созидательного процесса человек сохраняет за собой свободу выбора и может отвечать за свои действия. И именно право, наряду с государством, призвано обеспечить гарантии безопасного развития общества, поскольку в праве, как ни в каком другом из социальных регуляторов, могут формироваться элементы, обеспечивающие не только учет интересов человека, но и вовлечение их в процесс регулирования его поведения. Право, очерчивая границы поведения людей, связывает их государственной и взаимной ответственностью. Человек как субъект правового регулирования одновременно является и адресатом правовой регламентации, занимает центральное место в рамках «цифровой» эпохи в системе указанных выше связей. Его интересы и воля определяют эволюцию права и в конечном итоге прогресс социума. Вполне определенно можно говорить о том, что будущее правового регулирования, связанного с усовершенствованием информационных технологий, предполагает необходимость решения целого комплекса задач по обеспечению безопасного развития сложных социально-технологических процессов правовыми средствами. Именно безопасного, поскольку остановить дальнейшую эволюцию таких технологий невозможно, однако обеспечить прогресс в направлении, приемлемом для существования человека, вполне реально.

Таким образом, фактор правового регулирования в условиях развития информационных технологий следует рассматривать в качестве методологического средства моделирования будущих реалий, связанных с безопасностью в киберпространстве. В результате действия норм права социальные процессы в современном обществе призваны развиваться в направлениях, приемлемых для его безопасного существования, как в настоящем, так и в будущем.

 

Библиография

1 РБК. 2011. 6. нояб.

2 Подробнее: http://news.mail.ru/politics/7225330/?frommail=1/

3 Там же.

4 КоммерсантЪ. 2011. 23 сент.

 

5 Московские новости. 2011. 11 окт.