Рецензия на:
С.Ф. Афанасьев.Право на справедливое судебное разбирательство: общая характеристика и его реализация в российском гражданском судопроизводстве: Монография. — Саратов: Научная книга, 2009. 312 с.
 
О.Н. МАЛИНОВСКИЙ,
доцент кафедры международного права Кубанского гос. университета, кандидат юридических наук
Н.И. МАНЯК,
 кандидат юридических наук, председатель судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда,
Г.Д. УЛЕТОВА,
заведующая кафедрой гражданского, арбитражного процесса и трудового права Кубанского гос. университета, доктор юридических наук
Е.В. ХАХАЛЕВА,
председатель судебной коллегии по административным делам Краснодарского краевого суда, кандидат юридических наук
А.А. ЧЕРНОВА,
судья Арбитражного суда Краснодарского края, преподаватель кафедры гражданского, арбитражного процесса и трудового права Кубанского гос. университета
 
Кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского процесса Саратовской государственной академии права, старший научный сотрудник Саратовского филиала Института государства и права РАН С.Ф. Афанасьев известен юридической общественности как ученый, занимающийся наиболее сложными проблемами гражданского судопроизводства. Его работы всегда вызывают большой интерес процессуалистов и специалистов смежных отраслей российского права, а также юристов-международников.
Новая монография посвящена исследованию одной из актуальных тем науки гражданского процессуального права — праву на справедливое судебное разбирательство. Актуализация этой темы обусловлена применением 15 января 2009 г. процедуры пилотного постановления в деле «Бурдов против России (№ 2)», в котором Европейский суд по правам человека констатировал наличие системных конвенционных нарушений, что требует срочного нормативно-прикладного урегулирования выявленных проблем. Право на справедливое судебное разбирательство, закрепленное в таких авторитетных международных актах, как Всеобщая декларация прав человека, Международный пакт о гражданских и политических правах человека, Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод, занимает особое место в ряду прав человека, поскольку от его осуществления во многом зависит эффективность защиты других прав. Внимание к вопросам реализации данного права в отечественной правовой системе заметно усилилось после ратификации Российской Федерацией Европейской конвенции о защите прав
человека и основных свобод, однако правоприменительная практика не обеспечивает в полной мере право на справедливое судебное разбирательство. Вхождение в национальную правовую систему этого основополагающего и обеспеченного уникальным механизмом имплементации европейского договора, нормы которого постоянно «подпитываются» прецедентами Европейского суда по правам человека и интерпретируются в их свете, поставило перед российской правовой наукой, отечественным законодателем и правоприменительной практикой целый ряд новых проблем и задач, которые вряд ли можно считать решенными на сегодняшний день, о чем свидетельствует не только количество жалоб против России, поданных
в Европейский суд на нарушение ст. 6 Конвенции, но и принятые в последнее время постановления («Акашев против России», «ООО «ПКГ «СИБ-ЮКАСС» против России», «Бурдов против России (№ 2)»).
Автором комплексно, последовательно и глубоко исследована широкая палитра вопросов, касающихся права на справедливое судебное разбирательство, которые сегодня чрезвычайно важны как в теоретическом, так и в практическом, прикладном отношении. Исходя из того, что право на справедливое судебное разбирательство многоаспектно и не сводится только к процессуальной составляющей, С.Ф. Афанасьев провел исследование в свете Европейской конвенции и практики Европейского суда всех основных элементов внутренней структуры рассматриваемого права и проблем его реализации в российском гражданском процессе, обратившись не только к органической, но и институционной части, имеющей косвенную связь с процессуальной стороной права на справедливое судебное разбирательство и во многом обусловливающую ее (с. 25—71 и др.).
Теоретическая основа монографии выглядит очень солидно. С.Ф. Афанасьевым обстоятельно проанализированы труды как отечественных, так и зарубежных авторов. В монографии дан полный и обстоятельный анализ различных точек зрения на рассматриваемые проблемы, в отношении позиций, разделяемых С.Ф. Афанасьевым, им найдены дополнительные и весьма убедительные аргументы. Заслуживает одобрения то, что автор пытается «не снять трудноразрешимые вопросы», а предлагает на основе глубокого научного осмысления и избранного подхода пути их решения, которые могут быть интересны законодателю. Весьма значительной является и нормативная, а также эмпирическая база исследования, пред-
ставленная решениями Европейского суда по правам человека, российских судов, обширными статистическими данными (с. 46, 47 и др.).
Структура работы отражает ее комплексный характер.
В первой главе монографии, посвященной общей характеристике права на справедливое судебное разбирательство, автор в контексте стандартов Совета Европы акцентирует внимание на принципе верховенства права, неотъемлемым элементом которого является исследуемое право. Рассматривая указанный принцип как отправную точку анализа права субъектов на справедливое судебное разбирательство (с чем нельзя не согласиться), С.Ф. Афанасьев дает краткую историческую ретроспективу развития данного принципа и подробно останавливается на основных сегментах его содержания, касающихся современного цивилистического процесса (с. 7—25). Глубоко аргументирован вывод автора о том, что «для России как участницы Европейской конвенции ст. 6 когентна, а вариативность ее применения может иметь место, но с учетом прецедентной практики страсбургского Суда» (с. 25, 26).
Мы в полной мере разделяем позицию С.Ф. Афанасьева, что логика развития правоотношений и движения гражданского дела по стадиям требует «не включать принудительную реализацию судебных правоприменительных документов в органические компоненты, так как надлежащий доступ к правосудию должен обеспечиваться до судебного производства» (с. 25).
Рассматривая во второй главе монографии институциональный элемент права на справедливое судебное разбирательство и констатируя, что институциональная составляющая в большей степени соотносится с судоустройством, чем с судопроизводством, автор перечисляет требования, которым должен отвечать суд с позиций Европейской конвенции, а затем детально анализирует вопросы соответствия этим требованиям законодательства и судебной практики России. Позитивно оценивая федеральную целевую программу развития судебной системы, автор в то же время обращает внимание на ее некоторое несовершенство. В целом же он разделяет мысль о том, что в рамках правовой, в частности судебной реформы, существуют целые законодательные, социально-экономические пласты, нуждающиеся в рационализации для того, чтобы сделать право на справедливое судебное разбирательство реальностью, а также создать комплекс условий равного доступа к независимому и беспристрастному суду (с. 68).
Вряд ли можно опровергнуть вывод о том, что существующий порядок отбора кандидатов на должность судьи нуждается в существенном содержательном улучшении, тем более, как справедливо заметил С.Ф. Афанасьев, это открыто признают и сами служители Фемиды (с. 49—51).
Раскрывая в третьей главе работы содержание органического элемента права на справедливое судебное разбирательство, олицетворяющего собой право на доступ к правосудию, частное проявление «права на суд», и констатируя, что ввиду отсутствия в российском гражданском процессуальном законе стадии досудебного производства данный элемент до недавнего времени в отечественной цивилистической юриспруденции подвергался разбору по остаточному принципу, автор, опираясь на практику Европейского суда, Рекомендации Комитета Министров Совета Европы, официальные материалы Европейского комитета по правовому сотрудничеству Совета Европы и Европейской комиссии по вопросам эффективности правосудия, а также на законодательство ряда европейских государств, дает развернутую характеристику права на доступ к правосудию. После этого С.Ф. Афанасьев рассматривает проблемные вопросы реализации органических элементов права на справедливое судебное разбирательство в России. В частности, он вполне обоснованно указывает на то, что законодатель не прислушался к разумным предложениям о возврате к хорошо забытому старому, не разработал собственных новелл, а потому не зафиксировал в нормах материального и процессуального права сколько-нибудь существенные внесудебные и судебные процедурные отступления для мировой юстиции — с целью доступности и упрощения, не говоря уже об остальных судах общей юрисдикции, что ставит под сомнение полноту реализации Россией взятых международных обязательств, в частности, проистекающих из ст. 6 Конвенции (с. 194, 195).
Важные вопросы освещаются в заключительной главе монографии, посвященной процессуальному элементу права на справедливое судебное разбирательство по гражданским делам. Отмечая, что данный элемент является самым сложным и что относительно его имманентной сути в литературе общность мнений отсутствует, автор в контексте практики Европейского суда детально останавливается на таких его составляющих, как право на публичное судебное разбирательство, право на судебное разбирательство в разумный срок, право на равные процессуальные возможности в условиях действия принципа состязательности, право на получение мотивированного судебного решения, право на исполнение судебного решения. Рассматривая право на исполнение судебного решения, С.Ф. Афанасьев анализирует мнения ученых о соотношении исполнения с гражданским процессом, отмечая, что принятие Федерального закона «Об исполнительном производстве» подвело своеобразную черту под дискуссией о наличии самостоятельной отрасли права — исполнительного права (исполнительного процессуального, гражданского исполнительного права). Констатируя, что
новый закон сохранил многие системные недостатки и дефекты правового регулирования, автор делает вывод о том, что страсбургские судьи в ближайшем будущем будут вынуждены вновь при-
знать, что российское исполнительное производство не согласуется со статьями 6 и 13 Конвенции (его выводы, как и выводы, сделанные ранее Т.Н. Нешатаевой и некоторыми другими исследователями данной проблемы, оказались пророческими деле «Бурдов против России
(№ 2)»). С.Ф. Афанасьев соглашается с авторами, усматривающими возможность устранения соответствующей проблемы через коррекцию отдельных законов либо принятие новых нормативных актов. Такая потребность действительно существует, что подтверждается продолжением работы над проектом Исполнительного кодекса Российской Федерации, который в на-
стоящее время находится на этапе экспертной оценки. Однако, на наш взгляд, требуется и сущностное изменение российской концепции исполнения с принуждения на добровольное исполнение через повышение авторитета судьи и доверия органам правосудия. В связи с этим мы в полной мере солидарны с мнением Т.Н. Нешатаевой о том, что «в Российской Федерации еще не утвердилось уважение к судебной власти как независимой и самодостаточной… И неисполнение судебных решений лишь ярчайшее проявление такого неуважения». При этом С.Ф. Афанасьев вполне обоснованно утверждает, что государства могут самостоятельно определять вектор развития собственного законодательства, обеспечивающего надлежащее исполнение решений органов судебной власти (с. 301). Главное, как нам представляется, в контексте правоприменительной практики Европейского суда: исполнение судебных решений и решений иных уполномоченных органов (исполнительное производство) должно быть эффективным и быстрым, средства защиты не должны сводиться только к судебной защите, они могут быть иными, в том числе и административными, но они должны быть эффективными, что в полной мере корреспондирует как п. 1 ст. 6, так и ст. 13 Конвенции.
В монографии автором сформулирован ряд заслуживающих внимания предложений, направленных на совершенствование гражданского процессуального законодательства (с. 64—68 и др.).
Вместе с тем представляется, что С.Ф. Афанасьеву следовало подробнее рассмотреть вопрос о взаимодействии статей 6 и 13 Европейской конвенции. Хотелось бы уточнить мнение о возможности внедрения в России альтернативной модели исполнения судебных актов и актов иных юрисдикционных органов. Насколько нам известно из предшествующих работ, ранее автор рассматривал такую модель в качестве весьма перспективной. Иногда, по-нашему мнению, автор увлекается цитированием работ известных процессуалистов и международников.
Однако указанные замечания не влияют на общее положительное впечатление о работе.
Являясь значительным вкладом в науку гражданского процессуального права и способствуя повышению эффективности реализации в российском гражданском судопроизводстве международных стандартов, гармонизации с ними норм гражданского процессуального законодательства, монография С.Ф. Афанасьева, как представляется, вызовет заслуженный интерес как у научных и практических работников, так и у всех, кто интересуется проблемами гражданского судопроизводства.
Хотелось бы пожелать С.Ф. Афанасьеву продолжить исследование этой актуальной и перспективной темы.