Рецензия наЛазутин Л.А. Правовая помощь по уголовным делам как межотраслевой нормативный комплекс. — Екатеринбург, 2008. — 402 с.
 
Ю.И. СКУРАТОВ,
 доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РФ,
 
А.Ю. СКУРАТОВА,
кандидат юридических наук, преподаватель кафедры международного права МГИМО (У) МИД России
 
Современная интернационализация преступности, в том числе увеличение числа преступлений, затрагивающих интересы нескольких государств, усложнение способов совершения преступлений, расширение границ преступной деятельности обусловливают необходимость интенсивного сотрудничества государств, международных организаций, принятия совместных мер для борьбы с транснациональной преступностью, в том числе посредством оказания государствами взаимной правовой помощи по уголовным делам. 
 
С учетом этого тема монографического исследования Л.А. Лазутина является востребованной и актуальной. Скоординированное сотрудничество правоохранительных и иных государственных органов позволяет эффективно осуществлять предупреждение, пресечение и раскрытие различных преступлений, привлечение лиц, виновных в их совершении, к ответственности, способствуя таким образом упрочению международного правопорядка. Наряду с непосредственным межгосударственным взаимодействием, осуществляемым через соответствующие компетентные органы, значительный вклад в области борьбы с преступностью вносит деятельность международных организаций: Международной организации уголовной полиции (Интерпол), Европейской полицейской организации (Европол), а также органов международной уголовной юстиции (Международный уголовный суд и международные трибуналы ad hoc по бывшей Югославии, Руанде, Сьерра-Леоне).
В главе I монографии (с. 13—114) автор рассматривает теоретические аспекты правовой помощи по уголовным делам. Показан процесс зарождения и становления комплекса юридических норм, регулирующих оказание правовой помощи по уголовным делам, его последующее развитие и кодификация. Л.А. Лазутин приводит и оценивает различные доктринальные определения правовой помощи по уголовным делам и формулирует авторское определение правовой помощи, характеризуя ее как «сформировавшуюся в межгосударственных отношениях совокупность нормативных и организационно-правовых средств, закрепленных как международными договорами, так и внутренним законодательством государств, посредством которых осуществляется взаимодействие государств через свои компетентные органы по выполнению судебных и иных поручений (запросов) одного государства другим в целях урегулирования правоотношений уголовно-правового характера, затрагивающих интересы государства, а также физических либо юридических лиц» (с. 51).
Автором проработаны вопросы соотношения международно-правовых и внутригосударственных аспектов применительно к реализации правовой помощи, обозначены проблемы, возникающие в процессе правоприменения. В данном контексте отмечены и проанализированы две формы реализации норм о правовой помощи по уголовным делам: издание соответствующих внутригосударственных актов (принятие во исполнение международного договора внутригосударственных нормативных правовых актов; определение порядка исполнения международного договора; включение в национальное законодательство отсылок к международным договорам) и непосредственное применение норм международного права (с. 96—113)).
Глава II монографии (с. 114—210), посвященная источникам международного права, регламентирующим взаимную правовую помощь по уголовным делам, основана на анализе обширного нормативного материала. Автор выделяет традиционные источники — договоры о правовой помощи по уголовным делам (Европейская конвенция о взаимной правовой помощи по уголовным делам 1959 года и Дополнительные протоколы к ней 1978 и 2001 годов; Конвенция СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 года и др.) и иные, т. е. те, которые регулируют оказание правовой помощи по уголовным делам опосредованно.   К ним отнесены: международные договоры, направленные на борьбу с международными преступлениями и преступлениями международного характера; учредительные акты органов международной уголовной юстиции; акты ряда международных организаций (ООН, Интерпола); межправительственные и межведомственные соглашения правоохранительных органов Российской Федерации по вопросам борьбы с преступностью. Научный анализ этих документов имеет особую значимость.
Сравнительно недавно бесспорное признание получили межведомственные соглашения. Автором тщательно изучены соглашения, заключенные Генеральной прокуратурой РФ, МВД России, Минюстом России, Федеральной службой по контролю за оборотом наркотиков, Федеральной службой налоговой полиции. С каждым годом их число растет. Например, до 1995 года Генеральной прокуратурой РФ было подписано одно межведомственное соглашение, а в период с 1995 по 1998 год — девять соглашений с прокуратурами государств СНГ, а также Монголии и Китая. В настоящее время Генеральной прокуратурой РФ заключено более 30 межведомственных соглашений с прокуратурами различных государств.
Автор монографии справедливо подчеркивает роль межведомственных соглашений в борьбе с преступностью. Данные соглашения не только регулируют вопросы сотрудничества и взаимной правовой помощи, но и конкретизируют традиционные межгосударственные договоры о правовой помощи по уголовным делам. Аналогичную функцию выполняют и соглашения других правоохранительных ведомств.
Л.А. Лазутиным проведен также сравнительно-правовой анализ положений действующих международных договоров Российской Федерации, нацеленных на борьбу с международными преступлениями и преступлениями международного характера. Этот блок международно-правовых актов, как универсального, так и регионального характера, рассматривается автором именно в ракурсе опосредованного регулирования ими конкретных аспектов правовой помощи по уголовным делам. Речь идет о таких документах, как Конвенция о пресечении преступления апартеида и наказании за него (1973 г.), Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него (1948 г.), Конвенция о борьбе с захватом заложников (1979 г.), Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации (1971 г.), Конвенция о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ (1988 г.), Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства (1988 г.) и  др.
Анализ данных договорных источников, традиционно относимых к иным, нежели международное уголовное право, отраслям международного права (морскому, воздушному, ядерному), дал автору исследования возможность научного осмысления института правовой помощи по уголовным делам в качестве межотраслевого нормативного комплекса.
В главе III рассмотрены разновидности правовой помощи по уголовным делам (с. 210— 311). Приведена классификация видов правовой помощи по уголовным делам, определено их юридическое содержание. При анализе объема правовой помощи автором рассмотрены следующие процессуальные действия: розыск лиц; производство обыска, выемки; изъятие и передача вещественных доказательств; допрос сторон, обвиняемых, свидетелей, экспертов; осуществление оперативно-розыскных мероприятий в рамках расследуемого уголовного дела.
Как достоинство научного исследования хотелось бы отметить юридически грамотно аргументированное разграничение процедур выдачи (extradition) лица другому государству и передачи (transfer, surrender) лица органам международной уголовной юстиции для целей уголовного преследования. Порядок передачи лица в распоряжение судебного органа предусмотрен положениями уставов международных трибуналов по бывшей Югославии и Руанде; вопросы передачи лица Международному уголовному суду регулируются статьями 89—91 Римского статута. Содержание этих  терминов раскрыто в ст. 102  Римского статута: выдача означает «доставку лица одним государством в другое государство в соответствии с положениями международного договора, конвенции или национального законодательства»; предоставление в распоряжение означает доставку лица государством в Суд в соответствии со Статутом.
Разграничение данных юридических процедур имеет существенное практическое значение, поскольку большинство государств не признают допустимым выдачу собственных граждан; данное обстоятельство явилось бы значительным препятствием для нормального функционирования Международного уголовного суда. Согласие на экстрадицию лица, совершившего преступление, является правом государства, передача требуемого лица Суду — обязанностью государства—участника Римского статута. Таким образом, правовое разграничение процедуры экстрадиции и процедуры передачи лица судебному органу способствует эффективной деятельности Суда, позволяет устранить коллизию положений Римского статута с нормами национального законодательства в части регулирования вопроса выдачи собственных граждан (с. 269).
Автор также проводит разграничение между процедурой выдачи и процедурой вызова граждан Российской Федерации с территории иностранного государства для производства процессуальных действий по уголовному делу. Это позволяет устранить коллизию конституционных норм с положениями международных договоров о взаимной правовой помощи по уголовным делам.
Применительно к вопросам выдачи автор, проводя исследование конвенций, касающихся борьбы с международными преступлениями, ставит вопрос о том, какую правовую природу имеют положения данных договоров, регулирующие вопросы выдачи. Другими словами, Л.А. Лазутин задается вопросом: выдача на основании данных конвенций является  самостоятельным институтом или разновидностью правовой помощи? — и склоняется к мнению, что выдачу, предусмотренную конвенциями о преступлениях против мира и безопасности че-ловечества, следует рассматривать как составляющую института правовой помощи (с. 180), но не самостоятельный институт.
Далее автор исследования указывает, что «выдача как разновидность правовой помощи занимает особое место в международном уголовном и уголовно-процессуальном праве»
(с. 247).
Данный тезис было бы уместно сопоставить с мнением Н.А. Сафарова, высказанным в его докторской диссертации «Экстрадиция в международном уголовном праве: проблемы теории и практики» (М., 2007) и одноименной монографии (М.: Волтерс-Клувер, 2005). Н.А. Сафаров разграничивает понятия «экстрадиция» и «правовая помощь по уголовным делам». В частности, по мнению Н.А. Сафарова, корректнее рассматривать экстрадицию не в качестве акта правовой помощи, а в качестве акта международного сотрудничества, «поскольку правовая помощь по уголовным делам охватывает иные действия».
Ввиду того что позиция Л.А. Лазутина иная, было бы интересно ознакомиться с его аргументами, но, к сожалению, в диссертации таких аргументов нет, равно как и нет данных о существовании иных воззрений.
Глава IV посвящена вопросу о месте норм правовой помощи по уголовным делам в современном международном праве (с. 311—347). При исследовании вопроса автор акцентирует внимание на международном уголовном и международном уголовно-процессуальном праве. Это примечательно, поскольку данные отрасли международного права в настоящее время не являются общепризнанными (особенно международное уголовно-процессуальное право), в отличие от таких давно сформировавшихся отраслей, как, например, международное морское право, дипломатическое, консульское право, международное гуманитарное право (право вооруженных конфликтов). При этом дискуссионность вопроса о существовании международного уголовного права в большей степени характерна для отечественной доктрины, чем для зарубежной. В России был издан ряд монографий, учебных пособий по международному уголовному праву (среди авторов — И.И. Лукашук, А.В. Наумов, В.Н. Кудрявцев, А.Р. Каюмова, Н.И. Костенко, В.П. Панов, А.Г. Кибальник). В то же время авторитетным правоведом, в прошлом членом Комиссии международного права ООН, Н.А. Ушаковым было высказано и аргументировано суждение о том, что говорить о существовании некоего международного уголовного права, равно как и международной уголовной юстиции, ошибочно.
На этом фоне любопытно, что автор в начале монографии констатирует: «… дискуссия о признании в качестве самостоятельной отрасли международного права практически завершается в пользу такого признания», а к концу указывает, что «признание международного уголовного права как самостоятельной отрасли международного права в принципе общепризнанно» (с. 311). В качестве доказательства последнего тезиса автор дает ссылку на некоторые из указанных научных трудов (с. 9, 311). Однако, возможно, Л.А. Лазутину следовало бы сделать акцент на авторской позиции в отношении данной проблемы, более развернуто представить свои аргументы в пользу существования подобной отрасли, например, четко изложить свое научное видение предмета, метода правового регулирования. Касательно проблемы признания международного уголовно-процессуального права автор справедливо указывает, что «на пути квалификации международного уголовно-процессуального права как самостоятельной отрасли сделаны лишь первые научные шаги и единого мнения пока не сложилось».
Если же говорить о выводах автора монографии, то они сводятся в основном к следующему: правовая помощь в международном уголовном праве как неотъемлемый компонент международного сотрудничества государств в борьбе с преступностью представляет собой комплекс норм, выполняющих субсидиарную функцию в целях реализации международно-правовых обязательств  (с. 327). Применительно к вопросу о международном уголовно-процессуальном праве автор заключает, что нормы о правовой помощи в данной отрасли права представляют самостоятельный центральный институт, способствующий эффективному выполнению принятых на себя государствами обязательств по международным договорам  (с. 352).
Вместе с тем интересна позиция автора об ошибочности резкого разграничения норм материального права, в основном представляющих международное уголовное право, и норм процессуального права, образующих международное уголовно-процессуальное право, так как по своей сути международное уголовное право и международный уголовный процесс дополняют друг друга, имея общую цель — борьбу с преступлениями.
В ходе исследования автор приходит к выводу об актуальности разработки универсальной конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам. Упомянув несомненную целесообразность принятия данной конвенции, он ограничивается констатацией: «Нам этот документ видится комплексным, охватывающим все элементы правовой помощи, включая выдачу, передачу осужденных лиц, осуществление уголовного преследования и процессуальные действия по реализации объема правовой помощи по уголовным делам» (с. 353).
Между тем научная работа Л.А. Лазутина была бы значительно обогащена, если бы автор разработал и представил постатейный проект такой универсальной конвенции. Подобный проект является в настоящее время востребованным в целях прогрессивного развития международного права, совершенствования его договорных норм. Также хотелось бы пожелать автору более полно освещать зарубежные международно-правовые доктринальные источники, в том числе современные.
В целом же монография Л.А. Лазутина является глубоко проработанным, комплексным исследованием, вносящим существенный вклад в развитие международного права в части международной борьбы с преступностью. Данный научный труд будет интересен и полезен юристам, специализирующимся как в уголовном и уголовно-процессуальном праве Российской Федерации, так и в международном праве.