М.Н. ЧЕРНЫХ,

соискатель Российской академии адвокатуры и нотариата, адвокат Московской межтерриториальной  коллегии адвокатов «Центральная»

 

Статья посвящена проблемам устранения коллизий правового регулирования вопросов безопасности адвоката в контексте его процессуальной независимости.

Ключевые слова: словосочетания: адвокат, защита, независимость, гарантии безопасности, участник уголовного судопроизводства.

 

The modern problems of legal regulation of questions of a safety of the lawyer as participant of criminal legal proceedings

 

The summary: clause is devoted to problems of elimination of collisions of legal regulation of safety issues of the lawyer in a context of its remedial independence

Keywords of a word-combination: the lawyer, protection, independence, guarantees of safety, the participant of criminal legal proceedings.

 

Прочность и стабильность основ демократического правового государства  во многом определяется степенью  защищенности личности от противоправных посягательств на ее права  и законные интересы. Особой значимостью это положение наполняется в уголовном судопроизводстве, когда степень  притязаний государства по отношению  к лицу, совершившему противоправное деяние, достигает наивысшего предела, а «умерить» это противоречие по силам исключительно опытному и квалифицированному адвокату.

Право личности на защиту является многоаспектным, сложным, комплексным институтом, в котором переплетаются нормы конституционного, гражданского, уголовно-процессуального, гражданского процессуального, финансового и некоторых других отраслей  права. Кроме того, проблема обеспечения права на защиту имеет помимо чисто правового содержания, также политический, социокультурный,  экономический и ряд других аспектов[1].

Защитительная роль адвоката предопределяется не только его компетентностью, но и независимостью, которая в свою очередь, возможна при гарантированной безопасности для самого адвоката, членов его семьи и близких лиц, а также при отсутствии любых форм противодействия законной деятельности адвоката.

Таким образом, возникает закономерный вопрос, а кто защитит самого адвоката? Термин «защита» — понятие весьма объемное и собирательное. В толковом словаре В. Даля  «защищать» определяется как «охранять, оборонять, отстаивать, заступаться, не давать в обиду»[2]. В российском законодательстве термин «защита» длительное время презюмировался как  нечто формальное, декларативное, не всегда обеспечиваемое надлежащими средствами реализации[3].

Защиту можно определить  как деятельность управомоченных субъектов, направленную на обеспечение осуществления права, исполнение юридической обязанности, восстановление нарушенного или оспариваемого права конкретного лица, проводимую в определенной форме[4].

Особенностями  защиты в уголовном судопроизводстве должны стать ее действенность, своевременность, облаченность в правовую форму, законность средств и методов, распространение на всех без исключения  лиц, нуждающихся в ней[5] .

Для определения критериев  защищенности российских  адвокатов как особого организационно-правового состояния в период с 2006 г. по 2009 г. проводилось анкетирование (в том числе  электронное, посредством использования Интернет-ресурсов) 138 адвокатов г. Москвы, Московской, Кировской, Тверской, Рязанской, Брянской, Смоленской областей. Респондентам  было предложено выбрать из приведенного  перечня  основные  позиции, определяющие названную защищенность.

В вопросах личной безопасности мнения  опрашиваемых разделились: одни (68%) считают, что адвокат, являющийся участником уголовного  судопроизводства, должен иметь право на защиту согласно Федеральному закону от 20 августа 2004 г. № 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства»,  (далее — Закон о защите) другие — что  аналогичные нормы должны  содержаться в специализированном федеральном законе (23%),  который регламентировал бы вопросы безопасности адвокатов при участии в любом судопроизводстве и  при осуществлении профессиональной деятельности в целом,  третьи — что  нормы, содержащиеся в Федеральном законе «О безопасности», касающиеся субъектов, осуществляющих защиту, должны быть воспроизведены в полном объеме и в Федеральном законе «Об адвокатуре и адвокатской деятельности (далее — Закон об адвокатуре) (9%).

Адвокат, участвующий в уголовном судопроизводстве, может осуществлять защиту интересов как обвиняемых, так   и потерпевших. Если адвокат является законным представителем, представителем потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика или частного обвинителя, то он   является субъектом права на государственную защиту в силу п. 7, ч. 1 ст. 2 Закона о защите, при других обстоятельствах он этого права лишен. Представляется, что подобное положение не отвечает требованию единства правового регулирования и  ставит адвоката-защитника обвиняемого в уязвимое положение.

В целях устранения пробела правового регулирования вопроса защиты адвокатов  в уголовном судопроизводстве целесообразно дополнить  часть 1 статьи 2 Закона о защите пунктом 8 «адвокат — защитник обвиняемого». Подобное положение  будет согласовываться (в случае его законодательного закрепления)  с ч. 1 ст. 6 Закона об адвокатуре,  закрепляющей, что полномочия  адвоката, участвующего в качестве представителя доверителя в конституционном, гражданском и административном судопроизводстве, а также в качестве представителя или защитника доверителя в уголовном судопроизводстве и производстве по делам об административных правонарушениях, регламентируются соответствующим процессуальным законодательством Российской Федерации.

Не менее важной организационно-правовой  проблемой является расширение перечня  органов,  призванных обеспечивать безопасность адвокатов в Российской Федерации. Так, ч. 4  ст. 18 Закона об адвокатуре «Гарантии  независимости адвоката» гласит: «Адвокат, члены его семьи и имущество находятся под защитой государства. Органы внутренних дел обязаны принимать необходимые меры по обеспечению безопасности адвоката, членов его семьи, сохранности принадлежащего им имущества».

Но если  обратиться к  Закону о защите, то  ч. 3 ст. 3  его содержит положение о том, что осуществление мер безопасности возлагается на органы внутренних дел Российской Федерации, органы федеральной службы безопасности, таможенные органы Российской Федерации и органы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ по уголовным делам, находящимся в производстве или отнесенным к их ведению, а также на иные государственные органы, на которые может быть возложено в соответствии с законодательством  Российской Федерации осуществление отдельных мер безопасности. Получается, что адвоката  защищают только органы милиции, а другие относятся к его безопасности индифферентно. Для устранения подобной несправедливости  представляется  целесообразным дополнение  ч. 4 ст. 18 Закона об адвокатуре полным перечнем органов, указанных в Законе о защите.

И еще один, не менее важный момент:  меры  по защите адвокатов, членов  их семей  и близких лиц, а при необходимости —  и меры, обеспечивающие сохранность личного имущества от противоправных посягательств, должны применяться своевременно и не ограничиваться   сроками участия адвоката  в  уголовном  судопроизводстве (в гражданском судопроизводстве, представительстве или юридическом сопровождении деятельности коммерческой организации или  любого другого бизнеса).

Правовая основа профессиональной деятельности адвоката, представленная подобным образом, обеспечит беспрепятственное и  полноценное участие адвоката в судьбе лиц, нуждающихся в квалифицированной юридической помощи.

 

Библиография

1 См.: Богдановская В.А. Конституционные право на защиту в сфере уголовного судопроизводства:  Дис. … канд. юрид. наук. — Казань, 2005. С. 5. Аналогичной позиции придерживается и В.Л. Кудрявцев. См.: Кудрявцев В.Л. Реализация конституционно-правового института квалифицированной  юридической помощи в деятельности адвоката (защитника) в российском уголовном судопроизводстве: теоретические основы и проблемы обеспечения: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. — М. 2008.

2 Даль В. Толковый словарь великорусского языка. — М.: Наука, 1981. Т. 1. С. 668.

3 Григорьева Е.Г. К вопросу о защите в уголовном процессе. — Тюмень, 1994. С. 4.

4 См.: Круппо С.М. Правовая и социальная защита сотрудников  органов внутренних дел: Дис. … канд. юрид. наук. — М., 2001. С. 29.

5 Саушкин С.А. Актуальные вопросы теории и практики участия свидетеля в уголовном процессе: Дис. ..  канд. юрид. наук. — М., 2002. С. 123.