УДК 347.734

Страницы в журнале: 58-60 

 

С.Ю. СИЗОВ,

адъюнкт кафедры административного права Московского университета МВД России, заместитель торгового представителя Российской Федерации в Китае

 

Рассматриваются правовые и организационные основы инвестиционной деятельности в банковской системе России; отмечается, что инвестиционный климат в указанной сфере оставляет желать лучшего. В этой связи изложен комплекс предложений по совершенствованию законодательства о банках и банковской деятельности.

Ключевые слова: банки, банковская деятельность, инвестиции, экономика, диверсификация, собственность, финансовый кризис, финансы, инвестирование, капитал.

 

We consider the legal and institutional framework for investment in the banking system, noting that the investment climate in this sphere leaves much to be desired. In this context contains a set of proposals to improve legislation on banks and banking activities.

Keywords: banks, banking, investment, economy, diversification, ownership, financial crisis, finance, investment, capital.

 

Одним из итогов банковско-финансового кризиса в России 2008 года стала критика несовершенства действующей в стране системы финансирования реального сектора экономики со стороны банков, а также дискуссия о необходимости диверсификации способов и институциональных форм консолидации инвестиционных средств в рамках отечественной банковской системы для дальнейшего целевого финансирования приоритетных инфраструктурных проектов[1].

Содержание понятия «инвестиции» специалистами определяется как долговременные вложения ресурсов в целях получения прибыли или достижения социального эффекта[2]. По общему правилу инвестирование может осуществляться посредством капитальных вложений в инфраструктуру инвестиционного проекта (предприятия) либо путем покупки акций на рынке ценных бумаг (отдельной является проблема инвестирования в покупку прав интеллектуальной собственности — патенты, ноу-хау и др.).

Инвестирование средств в реальный сектор экономики в рамках российского законодательства относится к области отношений, регулируемых Федеральным законом от 25.02.1999 № 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений» (далее — Закон о капитальных вложениях).

В статье 4 Закона о капитальных вложениях, определяющей лиц, которые могут становиться инвесторами (т. е. осуществлять капитальные вложения на территории Российской Федерации), такой перечень трактуется крайне расширительно: инвесторами могут быть физические и юридические лица, создаваемые на основе договора о совместной деятельности и не имеющие статуса юридического лица объединения юридических лиц, государственные органы, органы местного самоуправления, а также иностранные субъекты предпринимательской деятельности.

Следовательно, субъекты банковской деятельности в соответствии с упомянутой нормой инвестиционного законодательства также имеют право осуществлять инвестиционную деятельность в форме капитальных вложений в проекты реального сектора экономики.

С другой стороны, российское банковское законодательство по-иному трактует возможности по осуществлению инвестиций субъектами банковской деятельности.

Так, в ст. 5 Федерального закона от 02.12.1990 № 395-1 «О банках и банковской деятельности» (далее — Закон о банках), в которой представлен исчерпывающий перечень видов банковских операций, разрешенных к осуществлению кредитными организациями, а также и в других статьях указанного законодательного акта не упоминается возможность участия банков в инвестиционных проектах в форме капитальных вложений.

Положения п. 2 части первой ст. 5 Закона о банках, в которых трактуется возможность размещения банком привлеченных средств от своего имени и за свой счет, в принципе, не запрещают банку выдачу долгосрочных кредитов, но не выделяют в специальную категорию выдачу долгосрочных кредитов предприятиям реального сектора на инвестиционные цели либо финансирование инвестиционного проекта на стадии его реализации (с возможностью претендовать на льготы, предусмотренные Законом о капитальных вложениях), а равно не обусловливают выдачу долгосрочных кредитов (которые можно было бы по общему правилу рассматривать как инвестиционные) возможными банковскими льготами и гарантиями, побуждающими банки к такому виду деятельности.

Напротив, участие, например, в инвестициях на рынке ценных бумаг как специальный вид деятельности кредитных организаций, выходящий за рамки перечня банковских операций, особо прописано в ст. 6 Закона о банках, а содержание форм такого инвестирования подробно раскрывается в положениях отраслевого акта — Федерального закона от 22.04.1996 № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг».

Недавний банковско-финансовый кризис выявил серьезный недостаток банковских операций на рынке ценных бумаг, не свойственный инвестициям в форме капитальных вложений. Специалисты признали, что банки — инвесторы на рынке ценных бумаг часто становились в большей степени заинтересованными в краткосрочных спекулятивных операциях с акциями, чем в финансировании долгосрочного процесса развития предприятия (инвестиционного проекта) и в получении впоследствии доходов от его деятельности. Это в свою очередь снижало эффективность процесса инвестирования с точки зрения государства, заинтересованного в сбалансированном развитии финансового и реального секторов экономики.

Примечательно, что, несмотря на отсутствие в российском Законе о банках норм, соотносящихся с нормами инвестиционного законодательства, в рамках отечественной банковской системы де-факто уже действуют отдельные кредитные организации, специализирующиеся на инвестировании в форме капитальных вложений.

В качестве примера можно назвать Государственную корпорацию «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)», учрежденную и действующую в соответствии с  Федеральным законом от 17.05.2007 № 82-ФЗ «О Банке развития» (далее — Закон о Банке развития).

Так, согласно положениям ч. 3 ст. 3 Закона о Банке развития указанная корпорация в том числе осуществляет финансирование инвестиционных проектов (п. 1), участвует в сделках (п. 9), в реализации федеральных целевых программ и государственных инвестиционных программ (п. 10), в реализации инвестиционных проектов, имеющих общегосударственное значение и осуществляемых на условиях государственно-частного партнерства, а также проектов по созданию объектов инфраструктуры и иных объектов, предназначенных для обеспечения функционирования особых экономических зон (п. 11).

Следовательно, указанная государственная корпорация вправе осуществлять широкий круг форм и способов финансирования инвестиционных проектов реального сектора экономики без осуществления операций на рынке ценных бумаг.

Вместе с тем нельзя отрицать и банковский характер деятельности упомянутой государственной корпорации. В частности, в соответствии с положениями ч. 4 ст. 3 Закона о Банке развития,  он имеет право привлекать во вклады денежные средства юридических лиц, участвующих в реализации проектов Внешэкономбанка (п. 1), и размещать указанные привлеченные средства от своего имени и за свой счет (п. 3).

В этой связи можно говорить о двойственной сущности правового положения Внешэкономбанка как инвестиционной корпорации, осуществляющей инвестиции в форме капитальных вложений аккумулированных средств, в том числе привлеченных средств по договору банковского вклада.

Известно, что в соответствии с программой приватизации, озвученной в Послании Президента РФ Д.А. Медведева Федеральному собранию Российской Федерации от 12 ноября 2009 г.[3], запланировано акционирование некоторых системообразующих государственных корпораций, в том числе упомянутой государственной корпорации — Внешэкономбанка.

Таким образом, после смены организационно-правовой формы — государственной корпорации на акционерное общество — Внешэкономбанк уже в качестве коммерческого банка продолжит осуществлять два основных вида деятельности: привлечение средств во вклады и инвестирование привлеченных средств в приоритетные проекты развития российской экономики, т. е. в рамках российской банковской системы будет действовать коммерческий инвестиционный банк.

Также известно, что еще одним из итогов банковско-финансового кризиса стала структурная реорганизация ряда кредитных организаций, заключавшаяся в учреждении ими специализированных дочерних структур (компаний), непосредственно участвующих в капитализации, управлении и реализации (продаже) третьей стороне «проблемных» активов, права на которые перешли к указанным банкам от их несостоятельных должников, т. е. действующих уже не в целях, обозначенных в ч. 1 ст. 3 Закона о Банке развития как «обеспечение повышения конкурентоспособности экономики Российской Федерации, ее диверсификации, стимулирование инвестиционной деятельности», но как полноценные подразделения коммерческих банков, осуществляющие инвестиции в предприятия реального сектора в форме капитальных вложений в целях извлечения прибыли[4].

По-видимому, можно говорить о происходящей институциональной реформе российской банковской системы и о появлении группы новых субъектов банковского права — инвестиционных коммерческих банков, самостоятельно либо через специализированные подразделения осуществляющих инвестиционную деятельность в форме капитальных вложений.

Эта новая экономическая реалия, как видится, должна быть должным образом закреплена в банковском и сопутствующем отраслевом законодательстве.

В частности, по нашему мнению, инвестиционная деятельность в форме капитальных вложений наряду с операциями на рынке ценных бумаг должна быть отдельно прописана в Законе о банках в качестве специальной «небанковской» операции, разрешенной к осуществлению кредитными организациями.

В то же время Закон о Банке развития должен быть трансформирован в новый акт более широкого действия об инвестиционных банках (банках развития), в комплексе регулирующий вопросы вложения банковских капиталов в проекты реального сектора экономики без посредничества рынка ценных бумаг, осуществляемого субъектами определенной дополнениями к Закону о банках составной части российской банковской системы — инвестиционными коммерческими банками.

В этой связи законодателям,  на наш взгляд, необходимо будет провести также работу по конкретизации и внесению дополнений в положения Закона об инвестиционной деятельности в части, касающейся  применяемых гарантий и льгот (ст. 15 Закона о капитальных вложениях) с учетом специфики банковского инвестирования (масштабность объемов инвестирования, ответственность субъектов инвестиций — банков перед вкладчиками и др.), с тем, чтобы обеспечить соответствие норм инвестиционного законодательства положениям вышеуказанного нового акта об инвестиционных банках, а также расширить перечень представленных в инвестиционных актах форм государственной поддержки коммерческим банкам—инвесторам.

Результатом такой реформы банковского и инвестиционного законодательства станет, по-видимому, усиление заинтересованности и активизация субъектов банковской деятельности в сфере инвестирования в форме капитальных вложений приоритетных и иных коммерческих проектов реального сектора экономики, общее повышение эффективности процесса финансирования проектов развития экономики России.

 

Библиография

1 См.: Материалы научно-практической конференции «Актуальные проблемы банковского права» // Банковское право.  2009. № 3; Антропцева И.О. Кредитование банками предприятий в условиях кризиса // Там же. С. 27—29.

2 См.: Основы банковского дела в Российской Федерации: Учеб. пособие / Под ред. О.Г. Семенюты. — Ростов н/Д, 2001. С. 270.

3 Российская газета. Федеральный выпуск. № 5038(214). 2009. 13 нояб.

4 Так, например, по информации СМИ, 12 июля 2008 г. учреждена инвестиционная структура со 100%-м  капиталом Сбербанка — «Сбербанк Капитал», в декабре 2009 года — дочерняя инвестиционная структура Внешэкономбанка — «ВЭБ Капитал».