УДК 342.56

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО №9 2011 Страницы в журнале: 61-65 

 

П.Н. МЕЩЕРЯКОВ,

аспирант кафедры конституционного и муниципального права Сибирской академии государственной службы 

Научный руководитель:

И.А. КРАВЕЦ,

доктор юридических наук, профессор, зав. кафедрой конституционного и муниципального права Сибирской академии государственной службы

 

Представлен анализ правовых оснований совместной работы судов общей юрисдикции с Конституционным судом РФ и предпосылок формирования основ взаимодействия с конституционными (уставными) судами субъектов Российской Федерации. Выявлены проблемы законодательного регулирования действий названных судов в сфере нормоконтроля и предложены возможные пути их решения.

Ключевые слова: правовые основания, взаимодействие, суды общей юрисдикции, органы конституционного правосудия, нормоконтроль.

 

Law bases the interaction of general jurisdiction courts with the structures of constitutional justice in the sphere of normative control activity

 

Mescherjakov P.

 

The analysis of legal grounds of teamwork of courts of law with the Constitutional court of the Russian Federation and preconditions of formation of bases of interaction with the constitutional (authorized) courts of subjects of the Russian Federation is presented. Problems of legislative regulation of actions of the named courts in sphere of normative control activity are revealed and possible ways of their decision are offered.

Keywords: law bases, interaction, general jurisdiction courts, structures of constitutional justice, normative control activity.

 

Правовые основания взаимодействия судебных органов власти по осуществлению нормоконтроля представляют собой комплексный институт взаимоотношений, урегулированных нормами материального и процессуального права, возникающих на любой стадии судопроизводства.

Взаимодействие КС РФ, конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации и судов общей юрисдикции в сфере нормоконтроля должно основываться на невмешательстве в компетенцию друг друга. Для этого необходимо на законодательном уровне определить полномочия данных судов по проверке конституционности и законности нормативных правовых актов, а также урегулировать порядок их взаимоотношений.

Исходя из анализа норм ГПК РФ, УПК РФ, Федерального конституционного закона от 21.07.1994 № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» (далее — Закон о КС РФ), судебной практики КС РФ, можно выделить следующие формы взаимодействия судов общей юрисдикции с КС РФ в сфере нормоконтроля.

1. Содействие судов общей юрисдикции КС РФ в устранении из правовой системы России неконституционных нормативных правовых актов путем направления запросов о проверке конституционности законов, подлежащих применению в конкретном деле.

КС РФ осуществляет нормоконтроль в порядке конституционного судопроизводства. Соотношение этих двух институтов относительно российской правовой системы выражается в следующем.

Во-первых, такая контрольная деятельность осуществляется судебными органами. Во-вторых, она имеет единую цель — устранение нарушений законодательства. В-третьих, решения судов, принятые по результатам исполнения судебного конституционного контроля и судебного нормоконтроля, подлежат опубликованию (ст. 78 Закона о КС РФ, ст. 253 ГПК РФ).

Вместе с тем необходимо отметить, что в настоящее время так и не создано правовой основы в ГПК РФ для приостановления производства по делу в случае направления запроса судом общей юрисдикции в конституционный (уставный) суд субъекта Российской Федерации о проверке соответствия закона субъекта Российской Федерации конституции (уставу) субъекта Российской Федерации.

По словам Председателя Конституционного суда Республики Северная Осетия—Алания профессора А.М. Цалиева, в законодательстве практически всех субъектов Российской Федерации, где функционируют конституционные (уставные) суды, предусмотрено право всех иных судов направлять запросы в конституционный (уставный) суд о соответствии нормативного правового акта субъекта Российской Федерации конституции (уставу) субъекта Российской Федерации. При этом в ст. 215 ГПК РФ отсутствует положение об обязанности суда отложить производство по делу, а ст. 217 ГПК РФ не устанавливает сроков приостановления производства в случае обращения в конституционный (уставный) суд с судебным требованием[1].

Более того, надо отметить, что и ст. 216 ГПК РФ не дает такого права суду, направившему запрос.

Мы поддерживаем мнение А.М. Цалиева о необходимости в связи с этим внесения изменений в статьи 215 и 217 ГПК РФ путем дополнения новым основанием для приостановления производства по делу: когда суд обращается в конституционный (уставный) суд субъекта Российской Федерации с запросом о проверке соответствия закона, подлежащего применению, конституции (уставу) субъекта Российской Федерации. В этом же порядке ст. 217 ГПК РФ необходимо дополнить соответствующим положением о сроках приостановления производства по делу.

Еще одной новеллой А.М. Цалиева является корректировка ст. 253 ГПК РФ, касающаяся своевременного направления копии постановления судами общей юрисдикции по делам об оспаривании нормативных правовых актов в конституционный (уставный) суд субъекта Российской Федерации (при его создании), что исключит появление другого судебного решения по поводу одного и того же нормативного правового акта субъекта Российской Федерации[2].

В развитие названной идеи можно предложить дополнить региональные законы о конституционных (уставных) судах нормой о предоставлении копий судебного постановления, которым нормативный акт признается соответствующим либо не соответствующим конституции (уставу) субъекта Российской Федерации, также в суды общей юрисдикции, расположенные на территории деятельности конституционного (уставного) суда. В случае если будет принят единый федеральный конституционный закон о конституционных (уставных) судах субъектов Российской Федерации, норму о направлении копий судебного решения иным судам также целесообразно предусмотреть в этом законе.

2. Пересмотр судами общей юрисдикции гражданских и уголовных дел в результате признания КС РФ не соответствующим Конституции РФ закона, примененного в конкретном уголовном или гражданском деле.

Данное основание предусмотрено в ГПК РФ и обозначено в нем как вновь открывшееся обстоятельство (п. 5 ч. 2 ст. 392), а в УПК РФ — как новое обстоятельство (п. 1 ч. 4 ст. 413). Следует учитывать, что причинами пересмотра дела выступают также судебные акты КС РФ, которыми проверяемые на конституционность законы были признаны соответствующими Конституции РФ, однако правоприменителем им придавалось истолкование, расходящееся с конституционно-правовым смыслом, выявленным КС РФ. Такое решение КС РФ также относится к новому (уголовное судопроизводство) или к вновь открывшемуся (гражданское судопроизводство)[3] обстоятельству, являющемуся, на наш взгляд, причиной для пересмотра дела.

Не предусмотрено в качестве вновь открывшегося или нового обстоятельства основания и механизма для пересмотра дела об административном правонарушении в КоАП РФ в результате признания КС РФ не соответствующим Конституции РФ закона, который был применен в деле об административном правонарушении. Думается, что в таком случае должны использоваться положения ст. 79 Закона о КС РФ: решения судов и иных органов, основанные на актах или их отдельных положениях, признанных постановлением КС РФ неконституционными, не подлежат исполнению и должны быть пересмотрены в установленных федеральным законом случаях.

Вместе с тем КоАП РФ такого случая не предусматривает. В нем закреплена процедура обжалования постановления по делу об административном правонарушении в общем порядке (когда решение не вступило в законную силу) или в порядке надзора (в случае вступления постановления в законную силу) (статьи 30.1, 30.12 КоАП РФ).

Конечно, уполномоченный орган или лицо, рассматривавшее дело об административном правонарушении, обязано будет пересмотреть дело, в котором был применен не соответствующий Конституции РФ закон на основании решения КС РФ (оно в силу ст. 6 Федерального конституционного закона от 31.12.1996 № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» и ст. 79 Закона о КС РФ является обязательным для исполнения). Но возникает вопрос: каков будет процессуальный порядок пересмотра дела, если в КоАП РФ он не определен?

Институт пересмотра дел ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств предусмотрен в трех основных процессуальных актах Российской Федерации: АПК РФ, ГПК РФ, УПК РФ. КоАП РФ является смешанным актом, т. е. документом, содержащим в себе нормы как материального, так и процессуального права, и этот нормативный акт также нуждается в закреплении данного института.

По нашему мнению, в целях устранения указанного пробела КоАП РФ необходимо дополнить процедурой пересмотра дел по вновь открывшимся обстоятельствам. Также отразить в качестве одного из вновь открывшихся такое обстоятельство для пересмотра дела, как решение КС РФ о признании закона, примененного в конкретном деле об административном правонарушении, не соответствующим Конституции РФ, а также постановление КС РФ, которым проверяемому на соответствие Конституции РФ закону КС РФ придал иное истолкование, расходящееся с толкованием, придаваемым закону лицом или органом, уполномоченным рассматривать дела об административном правонарушении.

Для установления компетентным органом или должностным лицом наличия нового или вновь открывшегося обстоятельства для пересмотра дела любой категории будет достаточно представления копии решения КС РФ и заявления о пересмотре дела.

Такой вывод мы делаем исходя из правовой позиции, выраженной КС РФ в постановлении от 02.02.1996 № 4-П «По делу о проверке конституционности пункта 5 части второй статьи 371, части третьей статьи 374 и пункта 4 части второй  статьи 384 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан К.М. Кульнева, В.С. Лалуева, Ю.В. Лукашова и И.П. Серебренникова»[4]: для пересмотра уголовного дела Президиумом ВС РФ в рассматриваемой в постановлении правовой ситуации не требуется ни проведения расследования новых или вновь открывшихся обстоятельств, ни последующего направления его материалов вместе с заключением прокурора в суд. Единственным и достаточным поводом для пересмотра уголовного дела является само решение КС РФ о признании закона, примененного в конкретном деле, не соответствующим Конституции РФ.

3. Признание не соответствующими Конституции РФ законов субъектов Российской Федерации на основании ранее вынесенного постановления КС РФ по схожему делу путем подтверждения недействительности актов, содержащих нормы, аналогичные положениям, которые уже были признаны КС РФ неконституционными.

Данная правовая позиция была выражена КС РФ в постановлении от 11.04.2000 № 6-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений пункта 2 статьи 1, пункта 1 статьи 21 и пункта 3 статьи 22 Федерального закона “О прокуратуре Российской Федерации” в связи с запросом Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации»[5]. Однако ГПК РФ такого полномочия судов общей юрисдикции для проведения нормоконтроля не предусматривает, поэтому представляется, что данное дополнительное полномочие судов общей юрисдикции необходимо включить в ГПК РФ. Это будет способствовать полноценному законодательному закреплению его в федеральном законе, поскольку суд при отправлении правосудия руководствуется Конституцией РФ и федеральным законом.

Взаимоотношения КС РФ и судов общей юрисдикции в сфере обеспечения принципов непосредственного действия, верховенства и высшей юридической силы Конституции РФ, федерального и регионального законодательства были выработаны КС РФ в постановлениях еще более 10 лет назад: например, от 03.05.1995 № 4-П «О проверке конституционности статей 220 и 220 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.А. Аветяна»; от 30.04.1997 № 7-П «По делу о проверке конституционности Указа Президента Российской Федерации от 2 марта 1996 г. № 315 “О порядке переноса срока выборов в законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов Российской Федерации”, Закона Пермской области от 21 февраля 1996 года “О проведении выборов депутатов Законодательного Собрания Пермской области” и части 2 статьи 5 Закона Вологодской области от 17 октября 1995 года “О порядке ротации состава депутатов Законодательного Собрания Вологодской области”»; от 16.06.1998 № 19-П «По делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации»; от 11.04.2000 № 6-П.

Регулирование порядка совместной деятельности судов общей юрисдикции, КС РФ и конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации как в научном, так и в правовом поле в полном объеме не происходило.

Несмотря на то что судьи независимы, взаимодействие в сфере нормоконтроля — это та область, в которой необходимо сотрудничество между судебными органами общей и конституционной юрисдикции.

Представляется, что совершенствование форм совместной работы судов по осуществлению нормоконтроля принесет плоды в виде устранения противоречивых федеральных, региональных и местных нормативных актов. Для этого необходимо предоставить конституционным (уставным) судам субъектов Российской Федерации, судам общей юрисдикции и арбитражным судам право рассматривать дела о признании недействующими законов субъектов Российской Федерации путем распространения на них правовых позиций КС РФ, закрепив такое полномочие на законодательном уровне.

В судебной практике встречаются случаи, когда судьи по каким-либо причинам, в том числе по незнанию, не исполняли решения КС РФ, что впоследствии нарушало права, свободы и законные интересы граждан, а в целом отражалось на единообразии судебной практики[6].

Для того чтобы свести к минимуму повторение подобных ситуаций, можно предложить следующие меры:

1) дополнить Федеральный конституционный закон от 07.02.2011 № 1-ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации» (далее — Закон о судах общей юрисдикции) положением о том, что ВС РФ как высший судебный орган среди судов общей юрисдикции в различных формах не реже одного раза в 6 месяцев должен информировать об актах КС РФ нижестоящие суды путем включения таких актов в перечни нормативных материалов, направляемых в суды, либо специально доводить до судов тексты названных актов, которые прямо относятся к судам общей юрисдикции, публиковать информационные письма о судебной практике, связанной с пересмотром судами общей юрисдикции судебных постановлений на основании решений КС РФ, в Бюллетене Верховного суда РФ;

2) дополнить Закон о судах общей юрисдикции положением о том, что в заседаниях Пленума ВС РФ по вопросам взаимодействия органов конституционного правосудия и судов общей юрисдикции в сфере исполнения решений органов конституционного правосудия, а также судебной практики имеют право принимать Председатель КС РФ и председатели конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации. Это позволит обсуждать проблемы правоприменительной практики, обмениваться опытом по наиболее сложным делам о нормоконтроле, вырабатывать по результатам совместных заседаний конкретные предложения по разрешению возникающих в судебной практике коллизий и включению таких рекомендаций в совместные обзоры и постановления пленумов.

4. Проведение встреч для обсуждения проблем, обмена опытом, подведения итогов работы судебной системы на уровне субъектов Российской Федерации с участием председателей конституционного (уставного) суда и суда общей юрисдикции субъекта Российской Федерации, высших должностных лиц органов исполнительной и законодательной власти субъекта, Уполномоченного по правам человека.

В качестве образца можно учесть опыт Свердловской области: ежегодно в областном Дворце правосудия организуется совещание, в котором участвуют председатели уставного и областного судов, губернатор, глава законодательного органа власти области, Уполномоченный по правам человека. Они оценивают результаты работы судебной системы региона, вносят предложения по ее реформированию, обсуждают спорные вопросы, делятся опытом, приобретенным на местах[7].

Установление в процессуальном законодательстве и законодательстве о конституционных (уставных) судах субъектов Российской Федерации положения (а в случае принятия единого федерального закона об общих принципах организации и деятельности конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации — соответствующей нормы в нем) об обязательности проведения таких ежегодных собраний председателей судов общей, арбитражной и конституционной (уставной) юрисдикции субъекта Российской Федерации с участием представителей от исполнительных, законодательных органов власти субъекта Российской Федерации представляется нам весьма целесообразным, поскольку такое мероприятие будет стимулировать обсуждение непосредственно самими судьями и теми, кто издает нормативные акты, проблем, связанных с рассмотрением дел о нормоконтроле и исполнением судебных решений по делам о нормоконтроле, и способствовать выработке совместных предложений, направленных на внесение изменений в законодательство о конституционных (уставных) судах.

Это в целом повлияет на эффективность судебной деятельности по защите прав граждан и юридических лиц, на правильность и безошибочность разрешения судьями дел о нормоконтроле.

Таким образом, можно сказать, что правовыми основаниями взаимодействия КС РФ и судов общей юрисдикции в сфере нормоконтроля являются в настоящее время нормы, закрепленные в ГПК РФ (рассмотрение дел об оспаривании нормативных правовых актов); Конституции РФ; Законе о КС РФ; Законе о судах общей юрисдикции (направление запроса в КС РФ); постановлениях и определениях КС РФ; УПК РФ (в части направления запроса в КС РФ в связи с возникшей неопределенностью в вопросе соответствия Конституции РФ подлежащего применению в конкретном деле закона).

К сожалению, о полноценном взаимодействии конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации и судов общей юрисдикции говорить не приходится. Этому есть множество причин, из которых отметим следующие:

— небольшое количество созданных органов конституционного (уставного) контроля субъектов Российской Федерации. Безусловно, количество конституционных (уставных) судов с 1992 года выросло, но говорить о том, что оно изменилось существенно, было бы неправильным. В настоящее время деятельность в субъектах Российской Федерации осуществляют 17 конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации: 14 конституционных судов республик, 2 областных уставных суда, 1 уставный суд города федерального значения[8];

— отсутствие в ГПК РФ нормы, регулирующей порядок направления в конституционный (уставный) суд субъекта Российской Федерации запроса о разрешении коллизии о соответствии нормативного правового акта субъекта Российской Федерации его конституции (уставу);

— нерегламентированность механизма рассмотрения судебных запросов в специальных региональных законах о конституционных (уставных) судах;

— неопределенность в разграничении компетенции данных судов в сфере нормоконтроля.

В этой связи мы поддерживаем предложения, обсуждаемые в научной литературе, о необходимости принятия единого федерального закона об общих принципах организации и деятельности конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации2[9].

В этом законе необходимо отразить в качестве основных положения о:

— конкретной компетенции названных судов с ее разграничением по объектам проверяемых на соответствие учредительному акту субъекта Российской Федерации нормативных правовых актов между судами общей и арбитражной юрисдикции, КС РФ;

— порядке рассмотрения судебных запросов о проверке соответствия нормативных правовых актов субъекта Российской Федерации его конституции (уставу);

— регламенте исполнения решений конституционного (уставного) суда субъекта Российской Федерации и об ответственности в случае неисполнения постановления суда;

— правилах, предусматривающих режим пересмотра решения конституционного (уставного) суда Российской Федерации, противоречащего постановлению КС РФ.

 

Библиография

1 См.: Цалиев А.М., Качмазов О.Х. Дальнейшее развитие конституционных (уставных) судов — актуальная задача судебной реформы // Российский судья. 2009. № 4. С. 7—8.

2 Там же. С. 4.

3 См.: Определение КС РФ от 11.11.2008 № 556-О-Р «О разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2007 года № 2-П по делу о проверке конституционности положений статей 16, 20, 112, 336, 376, 377, 380, 381, 382, 383, 387, 388 и 389 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» // СЗ РФ. 2008. № 48. Ст. 5722.

4 СЗ РФ. 1996. № 7. Ст. 701.

5 Вестн. КС РФ. 2000. № 4. С. 15—29.

6 Более подробно об этом см.: Определение Кассационной коллегии ВС РФ от 08.07.2008 № КАС08-307 // КонсультантПлюс; Постановление КС РФ от 20.02.2006 № 1-П «По делу о проверке конституционности положения статьи 336 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан К.А. Инешина, Н.С. Никонова и открытого акционерного общества “Нижнекамскнефтехим”» // СЗ РФ. 2006. № 10. Ст. 1145; Медведев И.Р. Практика применения статьи 336 ГПК РФ: преждевременный оптимизм // Арбитражный и гражданский процесс. 2009. № 4. С. 25—28; Султанов А.Р. О кассационном производстве по делам об оспаривании нормативных актов // Российский судья. 2010. № 1. C. 44—48.

7  http://ustavsud.ur.ru/1.htm (дата обращения: 29.04.2011).

8 См.: Официальный сайт Уставного суда Свердловской области // http://ustavsud.ur.ru/1.htm (дата обращения: 13.04.2011).

9 См.: Несмеянова С.Э. Проблемы становления и развития органов конституционного контроля в субъектах Российской Федерации: Моногр. — Челябинск, 2003. С. 108.