УДК 347.73
 
Е.Н. КОМИССАРОВА,
преподаватель кафедры конституционного, административного и муниципального права Югорского государственного университета (г. Ханты-Мансийск) 
 
На протяжении длительного периода времени российское законодательство о налогообложении нефтяной отрасли было нацелено на обеспечение должного уровня налоговых поступлений в бюджет. Экономическая эффективность налогообложения  при этом уходила на второй план. Следствием этого стал сложившийся крайне неблагоприятный налоговый климат, препятствующий интенсивному развитию отрасли и повышению ее эффективности. 
 
During the long period of time the Russia legislation on the taxation of oil branch has been aimed at maintenance at any cost a  due level of tax revenues in the budget. Economic efficiency of the taxation thus left on the second plan. Consequence of it became a developed extremely adverse tax climate, Interfering intensive development of branch and increase of its efficiency.
 
Современная мировая практика налогообложения недропользователей исходит прежде всего из главного экономического принципа — изъятия в пользу собственника недр рентного дохода от эксплуатации лучших по горно-геологическим, природным и экономико-географическим условиям месторождений. Оптимальные налоговые системы должны выполнять две основные функции: стимулирующую и регулирующую. Первая заключается в том, чтобы стимулировать освоение низкорентабельных месторождений или не прекращать разработку залежей в периоды низких цен на нефть. Вторая состоит в изъятии сверхдоходов, образующихся при эксплуатации высокоэффективных нефтедобывающих объектов[1].
В Основных направлениях налоговой политики на 2008—2010 годы предусмотрено, что одним из приоритетов налоговой реформы является реальное облегчение налоговой нагрузки на экономику (номинальная налоговая нагрузка, исчисленная из 100% собираемости всех налогов и сборов, до начала налоговой реформы составляла 41%)[2]. Также планируется решить основные проблемы регулирования нефтяной сферы в Российской Федерации, а именно:
— совершенствование налоговой политики;
— привлечение инвестиций;
— совершенствование законодательства о недрах.
Новый механизм налогообложения нефтедобычи должен учитывать естественную дифференциацию условий добычи нефти по каждому отдельному месторождению. Это прежде всего касается стадий разработки месторождений, динамики качества запасов, мощностей продуктивных горизонтов и величины запасов, глубин залегания пластов, дебитов скважин, качества добываемой нефти, других геологических и географических характеристик. При этом величина рентного платежа должна зависеть от уровня цен на нефть как на внешнем, так и на внутреннем рынке. Внедрение предлагаемого принципа пообъектных рентных платежей будет способствовать организации рационального недропользования, препятствовать выборочной отработке высокорентабельных залежей и позволит соблюсти баланс экономических интересов всех добывающих компаний и государства. Все месторождения необходимо классифицировать по трем принципам на три группы.
Первый принцип. Месторождения разделить на:
— сверхмалые и малые;
— средние и крупные;
— сверхкрупные.
Второй принцип. Месторождения разделить на:
— неглубокие простые;
— глубокие и/или сложные;
— уникально сложные (например, шельфовые).
Третий принцип. Месторождения разделить на:
— сернистые, тяжелые углеводороды;
— аналог Urals;
— легкая нефть[3].
Направление реформирования системы налогообложения нефтяной отрасли России можно представить в следующем виде:
1) введение налога на сверхприбыль;
2) введение дифференциации налога на добычу полезных ископаемых (далее — НДПИ);
3) введение налоговых каникул, льгот.
Альтернативным НДПИ, основанному на механизме взимания ренты по схеме дифференциальной горной ренты на стадии добычи нефти, может стать налог на сверхприбыль от добычи нефти.
При этом разработка механизма налога на сверхприбыль от добычи нефти основывается на рентном принципе платности в недропользовании. Налог на сверхприбыль от добычи нефти рассматривается нами в качестве рентного механизма налогообложения недропользования, через который реализуется рентный принцип платности в недропользовании.
В настоящее время многие эксперты предлагают ввести в налоговую систему Российской Федерации налог на сверхприбыль организаций. Причем данный налог предлагается установить для различных отраслей экономики.
Налог на сверхприбыль представляет собой разновидность налога на прибыль. В различных странах он уплачивался по-разному, чаще в виде налога на прирост прибыли. Назначение данного налога состоит в ограничении рентабельности отдельных сверхдоходных производств, главным образом монополистов.
Исторически налог на сверхприбыль обычно вводился в военное время в качестве временной, чрезвычайной меры с целью мобилизации в бюджет прибылей, получаемых промышленниками, чрезмерно наживающимися на военных поставках. В то же время налог на сверхприбыль позволял покрывать постоянный рост военных расходов.
В Советской России конца 1920-х годов налог на сверхприбыль активно использовался как инструмент давления на частный капитал и привел к полному исчезновению частного предпринимательства.
В настоящее время в Российской Федерации налог на сверхприбыль не используется.
Мы предлагаем рассчитывать налог на сверхприбыль по следующей формуле:
 
Налог на сверхприбыль = чистый доход (НБ)     ставка налога на сверхприбыль.
 
При этом чистый доход определяется как разница между налогооблагаемым доходом и корпоративным подоходным налогом, а также налогом на чистый доход постоянного учреждения нерезидента. Налоговая база корректируется на сумму фактически понесенных затрат  и (или) прироста фиксированных активов, но не более 10% от налоговой базы.
Ставки налога на сверхприбыль дифференцированы в зависимости от соотношения накопленных доходов и накопленных расходов за налоговый период.
При соотношении этих показателей на уровне менее 1,2 ставка налога составляет 0%, а в случае превышения — налог постепенно возрастает вплоть до 60%:
от 1,2 до 1,3 — ставка налога составляет 10%;
от 1,3 до 1,4 — 20%;
от 1,4 до 1,5 — 30%;
от 1,5 до 1,6 — 40%;
от 1,6 до 1,7 — 50%;
свыше 1,7 — 60%[4].
Проблема области применения налога на сверхприбыль от добычи нефти (далее — НСН) заключается в решении вопроса о распространении НСН только на новые месторождения либо на все нефтяные месторождения, а также в решении вопроса об обязательности перехода на данный налоговый режим. Проблема применения НСН не только на новых, но и на разрабатываемых месторождениях заключается прежде всего в сложности учета прошлых затрат на поиски, разведку и разработку месторождения, а также в опасности резкого снижения доходов бюджета, связанного с теоретической возможностью завышения производителями своих расходов и занижения доходов. Поскольку основной целью НСН является стимулирование новых инвестиций, то не обязательно распространять НСН на старые (действующие) месторождения, так как капиталовложения по старым месторождениям уже сделаны. Поэтому целесообразно ограничить применение НСН только в отношении новых месторождений. При этом под новыми месторождениями следует понимать не только месторождения, по которым лицензии будут выданы после вступления в действие НСН, а именно те месторождения, по которым либо с начала инвестиционной деятельности ведется отдельный учет расходов и доходов, либо начало инвестиций приходится на момент после введения НСН. Это обстоятельство обусловлено тем, что на разработку большинства месторождений России лицензии уже выданы. Многие месторождения, на разработку которых лицензии еще не выданы, в настоящее время экономически неэффективны. Поэтому ограничение НСН только новыми лицензиями может фактически свести к нулю данный налог. В то же время, по нашему мнению, переход на режим НСН для предприятий, осуществляющих новые инвестиции, следует сделать обязательным. В противном случае применение данного налогового режима будет осуществляться только на заведомо низкорентабельных месторождениях, поскольку для предприятий, разрабатывающих высокорентабельные нефтяные ресурсы, существующий на сегодняшний момент налоговый режим, основанный на недифференцированном НДПИ, является предпочтительным, так как дополнительный доход (дифференциальная горная рента), или сверхприбыль, образующаяся на высокорентабельных месторождениях, остается у предприятия[5].
Из вышесказанного можно сформулировать некоторые выводы. Необходимо:
1) совершенствовать правовое регулирование нефтедобывающей отрасли России;
2) реформировать НДПИ при помощи введения налоговых каникул и стимулирующих льгот;
3) ввести дифференциацию НДПИ;
4) ввести налог на сверхприбыль от добычи нефти (НСН).
 
От редакции. Цена на нефть за последние месяцы снова выросла и достигла уровня 70 долл. за баррель. Но российский бюджет на этом не заработал ничего. По мнению экспертов, эта прибыль исчезнет в карманах нефтяников.
Безусловно, необходимость совершенствования законодательства о добыче и использовании углеводородов давно назрела.
 
Библиография
1 См.: Комиссарова Е.Н. Правовые основы налогового режима в нефтегазовой отрасли // Составляющие научно-технического прогресса: Сб. материалов 4-й Междунар. науч.-практ. конф. (Тамбовский государственный технический университет). — Тамбов, 2008. С. 6—8.
2 См.: Салина А.И. Совершенствование налогообложения нефтедобычи // Нефть, Газ и Право. 2007. № 2. С. 38—42.
3 См.: Комиссарова Е.Н. Пути совершенствования системы налогообложения предприятий нефтедобывающей отрасли экономики России // VI Конференция молодых специалистов организаций, осуществляющих виды деятельности, связанной с пользованием участками недр на территории Ханты-Мансийского автономного округа Югры: Сб. материалов конференции. — Ханты-Мансийск, 2006. С. 538—542.
4 См.: Чубыкина А.И. К вопросу о целесообразности введения налога на сверхприбыль // Налоги и налогообложение. 2008. Янв. С. 39—40.
5 См.: Аржаев С.А. Рентное налогообложение нефтяной отрасли в России: Дис. … канд. экон. наук. — Саратов, 2006.