Т.В. МЕЛЬНИКОВА,
кандидат философских наук, доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин, завкафедрой правоведения Сибирского государственного аэрокосмического университета им. М.Ф. Решетнева
 
В  настоящее время в науке российского гражданского права отсутствует единое мнение по поводу правосубъектности органов юридического лица, в том числе совета директоров (наблюдательного совета). Например, Н. Козлова относит к числу субъектов корпоративных отношений лишь физические лица и само юридическое лицо[1]. В.В. Прохоренко также отмечает: «Совет директоров не является субъектом… правоотношения»[2]. Подобной точки зрения придерживаются В.А. Белов[3], В.С. Кононов[4], С. Могилевский[5], Д.А. Сумской[6].
 
Однако есть и иное мнение по исследуемому вопросу. Так, В.В. Залесский пишет о внутренних отношениях между участниками и органами общества[7]. П.В. Степанов допускает существование внутренних отношений с участием органов корпорации[8]. Об органах юридического лица как об участниках правоотношения пишет М.А. Рожкова: «Именно самостоятельность органов корпорации (в корпорации они приобретают статус автономного субъекта права) отграничивает корпоративные (“внутренние”) отношения от всех прочих гражданских правоотношений. Вследствие этого особенностью субъектного состава корпоративных отношений является то, что органы корпорации, которые во “внешних” отношениях не рассматриваются как самостоятельные субъекты права, в корпоративных отношениях приобретают статус самостоятельного субъекта, который обладает субъективными правами и несет обязанности, обеспеченные возможностью применения к нему мер ответственности»[9]. Исследователи О. Винник[10], А. Сергеев, Т. Терещенко, А. Игнатенко, Д. Кирдяшкин[11] разделяют точку зрения, что орган юридического лица — самостоятельный субъект права.
В ГК РФ (абзац второй п. 1 ст. 2) установлен перечень субъектов гражданского права, но органы юридического лица среди них не названы.
По нашему мнению, сложились предпосылки наделения органов юридического лица правосубъектностью. При этом следует учитывать, что подход к понятию категории правосубъектности в цивилистике  весьма неоднозначен1. Мы придерживаемся концепции, что правосубъектность показывает, какими качествами должны обладать субъекты отрасли права в целом. Следовательно, правосубъектность включает правоспособность и дееспособность.
Рассмотрим это на примере такого органа юридического лица, как совет директоров (наблюдательный совет). Данная проблема тем более актуальна, что подобный орган образуется не только в коммерческих, но и в ряде некоммерческих организаций (например, совет в потребительском обществе, правление в кредитном потребительском кооперативе граждан и жилищном накопительном кооперативе).
Вопрос о необходимости образования совета директоров решается законодателем по-разному — в зависимости от организационно-правовой формы юридического лица. Так, для общества с ограниченной ответственностью решение указанного вопроса законодатель относит исключительно на усмотрение его участников: согласно ст. 32 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» порядок образования и деятельности совета директоров (наблюдательного совета) общества, а также порядок прекращения полномочий членов совета директоров (наблюдательного совета) общества и компетенция председателя совета директоров (наблюдательного совета) общества определяются уставом последнего. Создание совета директоров (наблюдательного совета) в акционерном обществе с числом акционеров более 50 обязательно (п. 2 ст. 103 ГК РФ). А согласно п. 2 ст. 14 Федерального закона от 08.05.1996 № 41-ФЗ «О производственных кооперативах» (далее — Закон № 41-ФЗ) в кооперативе с числом членов более 50 наблюдательный совет может быть создан.
Из Закона РФ от 19.06.1992 № 3085-1 «О потребительской кооперации (потребительских обществах, их союзах) в Российской Федерации» (далее — Закон № 3085-1) вытекает обязательность образования такого органа, как совет потребительского общества, который в силу ст. 19 данного закона представляет интересы пайщиков, защищает их права и подотчетен общему собранию. А из Федерального закона от 07.08.2001 № 117-ФЗ «О кредитных потребительских кооперативах граждан» (далее — Закон № 117-ФЗ) и Федерального закона от 30.12.2004 № 215-ФЗ «О жилищных накопительных кооперативах» (далее — Закон № 215-ФЗ) — правления. Согласно ст. 23 Закона № 117-ФЗ правление осуществляет руководство деятельностью кооператива в периоды между общими собраниями членов кооператива. При этом исполнительным органом правление не является. Аналогично определяет компетенцию и статус правления ст. 42 Закона № 215-ФЗ.
По нашему мнению, полномочия названных органов аналогичны полномочиям наблюдательного совета в хозяйственных обществах и производственных кооперативах, поэтому вряд ли обоснованно использование различных наименований в зависимости от организационно-правовой формы юридического лица.
Способность совета директоров иметь гражданские права и исполнять обязанности, а также приобретать своими действиями и осуществлять гражданские права и исполнять обязанности подтверждается действующим законодательством о юридических лицах.
Во-первых, в любом нормативном акте, посвященном той или иной организационно-правовой форме юридического лица и предусматривающем образование совета директоров (иного приравненного к нему органа), есть правовые нормы, регулирующие статутные права и обязанности этого органа (например, глава VIII Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон № 208-ФЗ)).
Во всех случаях речь идет не о компетенции членов совета директоров, а о довольно обширной компетенции самого органа.  Например, ст. 65 Закона № 208-ФЗ содержит семнадцать вопросов, относящихся к компетенции совета директоров, причем перечень этот открытый. Как Законом № 208-ФЗ, так и уставом конкретного юридического лица к компетенции совета директоров могут быть отнесены и иные вопросы.
Как писал Д.И. Мейер о субъекте права, «способность к правам уже характеризует лицо»2. Совет директоров наделен такой способностью.
Во-вторых, полномочия членов совета директоров возникают, как правило, одновременно. Что касается прекращения полномочий, то в одних случаях в нормативных правовых
актах о юридических лицах говорится о прекращении полномочий самого органа юридического лица, а в других— о прекращении полномочий членов совета директоров. Например, согласно п. 1 ст. 15 Закона № 41-ФЗ общее собрание решает вопрос об образовании наблюдательного совета и о досрочном прекращении его полномочий; а в соответствии с п. 1 ст. 66 Закона № 208-ФЗ по решению общего собрания акционеров полномочия всех членов совета директоров (наблюдательного совета) общества могут быть прекращены досрочно. Хотя в последнем случае закон устанавливает прекращение полномочий не самого совета директоров, а его членов, эти полномочия прекращаются одновременно. Единственное исключение из данного правила — смерть одного из членов совета.
В отношении юридических лиц определенных организационно-правовых форм в законодательстве закреплен еще один вариант: избрание и прекращение полномочий не органов юридического лица, а их членов. Например, согласно п. 2 ст. 16 Закона № 3085-1 к исключительной компетенции общего собрания пайщиков относится избрание членов совета потребительского общества и досрочное прекращение их полномочий.
По нашему мнению, изложенное положение дел — еще одно доказательство существования такого субъекта права, как орган юридического лица. В данном случае имеет место ситуация, аналогичная смене участников юридического лица. Состав участников изменяется — юридическое лицо продолжает существовать. Изменяется состав членов органа управления — последний не переизбирается, а продолжает свою деятельность в измененном составе.
В-третьих, правосубъектность любого участника гражданского правоотношения проявляется в том, что его действия могут порождать, изменять или прекращать эти правоотношения. Мы полагаем, что совет директоров наделен такой способностью, а решения наблюдательного совета влекут за собой указанные последствия. Например, согласно п. 3 ст. 42 Закона № 208-ФЗ размер дивидендов, решение о выплате которых принимает общее собрание, не может быть больше рекомендованного советом директоров.
Решения совета директоров являются необходимыми юридическими фактами, влекущими в совокупности с другими событиями и действиями возникновение внешних отношений с участием юридического лица. Например, согласно статьям 78 и 79 Закона № 208-ФЗ для совершения исполнительным органом некоторых крупных сделок требуется одобрение их советом директоров. В случае нарушения порядка совершения крупной сделки последняя может быть признана недействительной по иску акционерного общества или акционера.
Решения совета директоров могут быть обжалованы. В арбитражной практике распространены споры, связанные с признанием решений совета директоров недействительными[12].
На первый взгляд может показаться, что законодатель не всегда четко проводит эту линию. Например, согласно п. 1 ст. 53 ГК РФ юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законами, иными правовыми актами и учредительными документами. Порядок назначения или избрания органов юридического лица определяется законом и учредительными документами.
Из приведенных правовых норм напрашивается вывод, что орган юридического лица не наделен самостоятельной правосубъектностью.
Вместе с тем, на наш взгляд, противоречия между этими правовыми нормами  и нормами, установленными специальным законодательством о юридических лицах, отсутствуют. В
ст. 53 ГК РФ речь идет исключительно о внешних отношениях с участием юридического лица, участниками которых его органы не являются. В качестве самостоятельных субъектов права органы юридического лица могут выступать лишь во внутренних отношениях в юридическом лице, под которыми мы понимаем отношения, связанные с приобретением и прекращением правосубъектности юридического лица, а также отношения, связанные с обеспечением его функционирования в качестве самостоятельного субъекта права.
Соответственно возникает вопрос о моменте приобретения и прекращения советом директоров правосубъектности.
Гражданское законодательство России не устанавливает, что органы юридического лица являются самостоятельными субъектами права,  и, соответственно, не регулирует специально момент возникновения и прекращения правосубъектности этих органов. Однако эта проблема тесно связана с решением таких вопросов, как, например, имеют ли право органы юридического лица принимать какие-либо решения до государственной регистрации юридического лица; несут ли эти органы ответственность до момента государственной регистрации.
Согласно, например, п. 2 ст. 9 Закона № 208-ФЗ  решение об учреждении акционерного общества должно отражать результаты голосования учредителей, в частности по вопросу избрания органов управления общества. Таким образом, совет директоров избирается еще до момента государственной регистрации юридического лица. То есть указанный орган управления в качестве субъекта права начинает существовать с момента его избрания. Вместе с тем до момента государственной регистрации юридического лица закон регулирует лишь общественные отношения с участием учредителей. Из этого следует, что правоспособность совета директоров возникает в момент его избрания, дееспособность же — с момента государственной регистрации юридического лица. Соответственно  органы юридического лица вправе принимать решения после государственной регистрации юридического лица. Не существует юридическое лицо — отсутствует и дееспособность его органа.
Такой вывод, хотя и в отношении иных органов юридического лица, подтверждается судебной практикой. Например, в постановлении ФАС Дальневосточного округа от 10.05.2006  по делу № Ф03-А04/06-2/731 даны следующие разъяснения: «Как следует из материалов дела, 01.08.2005 налоговая инспекция приняла решение об отказе в государственной регистрации юридического лица — ООО “СМК № 106” при создании на основании подпункта “а” пункта 1 статьи 23 Закона о госрегистрации (Федеральный закон от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей». — Примеч. ред.) в связи с непредставлением определенных пунктом 1 статьи 9 этого Закона документов. А именно: представленное 26.07.2005 в налоговую инспекцию заявление о государственной регистрации юридического лица — ООО “СМК № 106” при его создании удостоверено подписью Плоткина В.А., избранного генеральным директором этого общества, который, по мнению регистрирующего органа, в силу названной нормы права не может быть заявителем при государственной регистрации юридического лица при его создании...
Считая данное решение незаконным, противоречащим Закону о госрегистрации, нарушающим права заявителя, являющегося учредителем общества, Богданов А.В. обратился в арбитражный суд с настоящим заявлением.
Удовлетворяя это заявление, судебные инстанции исходили из несоответствия решения налоговой инстанции от 01.08.2005 пункту 1 статьи 9 Закона о госрегистрации, в соответствии с которым руководитель постоянно действующего исполнительного органа регистрируемого юридического лица может являться заявителем при государственной регистрации юридического лица…
В соответствии с п. 2 ст. 51 ГК РФ юридическое лицо считается созданным со дня внесения соответствующей записи в Единый государственный реестр юридических лиц.
Следовательно, до совершения такой записи юридическое лицо не может считаться существующим и органы управления вновь создаваемого юридического лица не могут выступать от его имени, в том числе подписывать заявление о государственной регистрации юридического лица».
Что касается прекращения правосубъектности совета директоров, то законодательство о юридических лицах связывает этот момент с моментом принятия соответствующим органом решения о прекращении полномочий совета.
Учитывая, что совет директоров (наблюдательный совет) избирается на определенный срок, возникает вопрос о последствиях истечения срока. Законодатель не всегда дает ответ.
Например, согласно ст. 66 Закона № 208-ФЗ члены совета директоров (наблюдательного совета) общества избираются общим собранием акционеров в порядке, предусмотренном этим законом и уставом общества, на срок до следующего годового общего собрания акционеров. Если годовое общее собрание акционеров не было проведено в установленные сроки, полномочия совета директоров (наблюдательного совета) общества прекращаются, за исключением полномочий по подготовке, созыву и проведению годового общего собрания акционеров.
При этом законодатель не устанавливает для других организационно-правовых форм последствий непринятия общим собранием решения по поводу избрания соответствующего органа после истечения срока полномочий предыдущего его состава. Например, согласно п. 1 ст. 16 Закона № 41-ФЗ срок полномочий членов наблюдательного совета определяется общим собранием членов кооператива, а в соответствии с п. 2 ст. 19 Закона № 3085-1 срок полномочий членов совета потребительского общества и его председателя — 5 лет.
По нашему мнению, этот пробел в законодательстве может быть устранен путем включения в соответствующие законы правовых норм, аналогичных той, которая закреплена Законом № 208-ФЗ. В настоящее время сложились предпосылки наделения совета директоров (наблюдательного совета) правосубъектностью.
 
Библиография
1 См.: Козлова Н. Гражданско-правовой статус органов юридического лица // Хозяйство и право. 2004. № 8.
2 Прохоренко В.В. Совет директоров в системе органов акционерного общества: Дис. … канд. юрид. наук. — Екатеринбург, 2006.
3 См.: Белов В.А., Пестерева Е.В. Хозяйственные общества. — М., 2002. С. 125.
4 См.: Кононов В.С. Корпоративные правоотношения: понятие, признаки, сущность / Актуальные проблемы гражданского права: Сб. ст. Вып. 9 / Под ред. О.Ю. Шилохвоста. — М., 2005. С. 65.
5 См.: Могилевский С. Правовой механизм передачи функций совета директоров (наблюдательного совета) акционерного общества общему собранию акционеров // Хозяйство и право. 2006. № 3. С. 61.
6 См.: Сумской Д.А. Концепция органа юридического лица в теории гражданского права: Дис. … д-ра юрид. наук. — М., 2007.
7 См.: Комментарий к Федеральному закону об акционерных обществах / Под ред. Г.С. Шапкиной. — М., 1996. С. 64.
8 См.: Степанов П.В. Корпоративные отношения в коммерческих организациях как составная часть предмета гражданского права. — М., 1999. С. 48.
9 Рожкова М.А. Корпоративные отношения и возникающие из них споры // Вестник ВАС РФ. 2005. № 9. С. 143.
10 См.: Винник О.М. Корпоративная конфликтология — одно из новых направлений хозяйственно-правовой науки в Украине // Вестник МГУ. Сер. «Право». 2005. № 2. С. 107.
11  См.: Сергеев А., Терещенко Т.,  Игнатенко А., Кирдяшкин Д. Некоторые аспекты разграничения компетенции органов управления акционерного общества // Хозяйство и право. 2005. № 7. С. 76.
12 См., например: Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. — М., 1940. С. 70; Братусь С.Н. Субъекты гражданского права. — М., 1950. С. 6; Гражданское право: Учеб. Ч. 1. — 3-е изд., перераб. и доп. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. — М., 1998. С. 93—94.
13 Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2 ч. По испр. и доп. 8-му изд., 1902. —2-е изд., испр. — М.: Статут, 2000. С. 98.