УДК  343.195.6:343.241 

Страницы в журнале: 80-84

 

А.П. СЕВАСТЬЯНОВ,

кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права Юридического института Сибирского федерального университета svstn@ya.ru

 

Рассматриваются разъяснения, данные ВС РФ по вопросам применения специальных правил назначения наказания, предусмотренных в ч. 5 ст. 62 Уголовного кодекса РФ совместно с правилами, предусмотренными частями 1, 2 и 4 данной статьи; формулируются конкретные рекомендации по применению указанных разъяснений в практической деятельности.

Ключевые слова: наказание, смягчающие обстоятельства, специальные правила назначения наказания, назначение наказания при наличии деятельного раскаяния, досудебное соглашение о сотрудничестве, постановление приговора без проведения судебного разбирательства.

 

Application instructions of the supreme court about the features of the  Art. 62 of the Criminal code with the verdict without trial

 

Sevastyanov A.

 

In the article the explanation given to the Supreme Court of the Russian Federation on the application of special rules of sentencing set out in Part 5, Art. 62 of the Criminal Code in conjunction with the rules provided in paragraphs 1, 2 and 4 of this article, we formulate specific recommendations for use of these explanations in practice.

Keywords: punishment, extenuating circumstances, special rules for sentencing, sentencing if active repentance, pretrial cooperation agreement, judgment sentence without trial.

 

Статья 62 УК РФ в последнее время претерпела существенные изменения. В этой связи большинство научных работ, посвященных применению содержащихся в ней норм, оказались изданы до внесения соответствующих изменений в уголовный закон и не затрагивают вопроса о совместном применении ч. 5 ст. 62 УК РФ с частями 1, 2 и 4 данной статьи[1].

Вопрос о возможности совместного применения частей 1 и 2 ст. 62 УК РФ был решен еще в постановлении Пленума ВС РФ от 29.10.2009 № 20 «О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания»[2] (далее — Постановление № 20). Согласно п. 3 Постановления № 20 судам следует иметь в виду, что при установлении обстоятельств, предусмотренных как ч. 1, так и ч. 2 ст. 62 УК РФ, наказание назначается по правилам ч. 2 этой статьи. По вопросу же о возможности совместного применения ч. 5 ст. 62 УК РФ с ч. 1, а также частями 2, 4 данной статьи руководящие разъяснения были даны ВС РФ лишь в июне 2012 года.

В частности, 27.06.2012 Президиумом ВС РФ были утверждены «Ответы на вопросы, поступившие из судов, по применению федеральных законов от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ “О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации” и от 7 декабря 2011 года № 420-ФЗ “О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации”»[3]. Вопрос 31 данного документа касался того, изменился ли в связи с дополнением ст. 62 УК РФ ч. 5 порядок назначения наказания при наличии условий, предусмотренных частями 1 и 5 ст. 62 УК РФ, в частности, возможно ли применение совокупности этих правил (2/3 от 2/3). Отвечая на данный вопрос, Президиум ВС РФ разъяснил, что необходимо применение совокупности правил смягчения наказания, первое из которых связано с материально-правовой льготой, а второе — с процессуальной (формой судопроизводства). Части 1 и 5 ст. 62 УК РФ не являются взаимоисключающими, в них речь идет о самостоятельных основаниях, которые могут применяться независимо друг от друга (в отличие от ч. 2 ст. 62 УК РФ, выступающей специальной нормой по отношению к ч. 1 ст. 62 УК РФ).

Таким образом, Президиум ВС РФ пришел к выводу о том, что основания для применения частей 1 и 2 ст. 62 УК РФ носят самостоятельный характер и могут существовать отдельно друг от друга или сочетаться в рамках одного уголовного дела. Исходя из этого, следует признать, что эти обстоятельства должны иметь и самостоятельную законодательную оценку. Соответственно при наличии оснований, предусмотренных ч. 1 ст. 62 УК РФ, и одновременно с основаниями, предусмотренными ч. 5 ст. 62 УК РФ, данные нормы применяются последовательно, т. е. максимально возможное наказание не должно превышать 2/3 от 2/3 максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление. Получается, что при наличии оснований для одновременного применения частей 1 и 5 ст. 62 УК РФ максимальный размер наказания не должен превышать 4/9 от максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление, т. е. составит менее половины от максимума той санкции, которая может быть применена к виновному при отсутствии соответствующих обстоятельств.

Помимо этого было принято постановление Пленума ВС РФ от 28.06.2012 № 16 «О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве»[4](далее — Постановление № 16). В абзаце пятом п. 24 Постановления № 16 прямо указано, что, решая вопрос о назначении наказания лицу, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, суд не должен учитывать положения ч. 7 ст. 316 Уголовно-процессуального кодекса РФ (ч. 7 ст. 316 УПК РФ по существу повторяет положения ч. 5 ст. 62 УК РФ).

Такое решение вопроса в целом соответствует взглядам некоторых практических работников, считающих особый порядок судебного разбирательства закономерным следствием заключения досудебного соглашения о сотрудничестве. Вместе с тем следует признать, что наличие досудебного соглашения о сотрудничестве не всегда означает, что судебное решение по делу будет приниматься в особом порядке без проведения судебного разбирательства. В частности, рассмотрению дела в порядке, предусмотренном гл. 40.1 УПК РФ, может препятствовать несогласие обвиняемого с предъявленным обвинением. Точка зрения о том, что закон непосредственно не связывает возможность досудебного соглашения о сотрудничестве с признанием в предъявленном обвинении, уже высказывалась в литературе[5]. Случаи применения ч. 2 ст. 62 УК РФ тогда, когда с обвиняемым было заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, но дело рассматривалось в общем порядке, по причине несогласия обвиняемого с предъявленным обвинением, встречаются и в судебной практике[6].

Следует отметить, что точка зрения о необходимости совместного применения норм частей 2 и 5 ст. 62 УК РФ в случае рассмотрения в особом порядке уголовного дела, по которому заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, получила достаточно широкое признание в судебной практике[7]. В судебных актах нередко прямо указывалось на необходимость применения при определении размера наказания ч. 2 ст. 62 УК РФ совместно с ч. 7 ст. 316 УПК РФ (норма которой дублирует норму ч. 5 ст. 62 УК РФ) в тех случаях, когда дело рассматривалось в особом порядке в силу заключения досудебного соглашения о сотрудничестве. Причем в тех случаях, когда вышестоящие судебные инстанции изменяли размер назначенного наказания из определенного ими в судебных актах размера максимально возможного наказания, следовало, что эти нормы действительно применялись совместно[8].

Можно, конечно, предположить, что в этом случае суды при отсутствии специальных указаний о возможности или невозможности совместного применения ч. 5 ст. 62 УК РФ с частями 2 и 4 данной статьи руководствовались общими указаниями, содержавшимися в п. 14 постановления Пленума ВС РФ от 05.12.2006 № 60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел»[9](далее — Постановление № 60). Из данного пункта следует, что при наличии оснований, предусмотренных статьями 62, 64, 66, 68, 69 и 70 УК РФ, наказание виновному назначается по правилам как этих статей, так и ч. 7 ст. 316 УПК РФ (дублирующей ч. 5 ст. 62 УК РФ). Однако такой вывод представляется достаточно сомнительным, поскольку данное разъяснение было сформулировано еще в первоначальном тексте Постановления № 60 в 2006 году, т. е. тогда, когда ст. 62 УК РФ состояла из одной части, которая сейчас является ч. 1. Соответственно применимость указанного разъяснения к частям 2, 4 и 5 ст. 62 УК РФ, появившихся значительно позднее, не могла не вызывать сомнений у судей. Во всяком случае, следует отметить, что, применяя ч. 2 ст. 62 УК РФ совместно с ч. 5 ст. 62 УК РФ, суды на п. 14 Постановления № 60 не ссылались. Это позволяет утверждать, что практика совместного применения частей 2 и 5 ст. 62 УК РФ носила самостоятельный характер и складывалась в отсутствие указаний Пленума ВС РФ. В настоящее время такие указания даны, и они резко меняют складывавшуюся до этого судебную практику.

Представляется, что при решении вопроса о практических последствиях разъяснений Пленума ВС РФ о невозможности одновременного применения положений частей 2 и 5 ст. 62 УК РФ (или дублирующей ее ч. 7 ст. 316 УПК РФ) необходимо учитывать еще один момент. В частности, если мы не будем признавать необходимость одновременного применения правил назначения наказания, предусмотренных частями 2 и 5 ст. 62 УК РФ, при наличии досудебного соглашения о сотрудничестве и рассмотрения дела в порядке, предусмотренном гл. 40 УПК РФ, возникнет достаточно парадоксальная ситуация: при отсутствии досудебного соглашения о сотрудничестве и наличии обстоятельств, предусмотренных ч. 1 ст. 62 УК РФ, эта норма должна быть применена совместно с ч. 5 ст. 62 УК РФ и наказание преступнику не превысит 4/9 от максимума (2/3 от 2/3). Если же обвиняемый помимо явки с повинной и активного способствования раскрытию преступления заключил еще и досудебное соглашение о сотрудничестве, то наказание ему не должно превышать половины от максимального наказания, которое могло быть назначено ему при отсутствии соответствующих обстоятельств. В итоге получится, что обвиняемый, заключивший досудебное соглашение о сотрудничестве, окажется в худшем положении по сравнению с обвиняемым, который такого соглашения не заключал. Заключение досудебного соглашения о сотрудничестве в данном случае не понизит, а, наоборот, повысит максимальный предел возможного наказания, т. е. досудебное соглашение о сотрудничестве в тех случаях, когда имеются смягчающие обстоятельства, предусмотренные п. «и» и (или) «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствуют препятствия для рассмотрения уголовного дела в особом порядке, предусмотренном гл. 40 УПК РФ, становится не просто невыгодным обвиняемому, а, напротив, ухудшает его положение по сравнению с тем положением, в котором он окажется, если не будет заключать досудебного соглашения о сотрудничестве.

Следует отметить, что положение обвиняемого в этом случае ухудшается не очень значительно. Максимально возможное наказание при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве будет больше максимального наказания при его отсутствии всего на 1/18 от максимума санкции, что в абсолютных значениях не превышает семи месяцев лишения свободы. При вычислении абсолютного показателя мы исходим из того, что максимум санкции, при котором возможно рассмотрение дела в порядке, предусмотренном гл. 40 УПК РФ, согласно ч. 1 ст. 314 УПК РФ составляет 10 лет лишения свободы. При этом применение ч. 2 ст. 62 УК РФ при таком максимуме санкции дает максимум возможного наказания — пять лет лишения свободы. Последовательное же применение частей 1 и 5 ст. 62 УК РФ в этом случае дает максимум возможного наказания — четыре года пять месяцев лишения свободы (при вычислении 2/3 от 2/3 от 10 лет получаем четыре года пять месяцев и 10 дней, однако, поскольку согласно ч. 1 ст. 72 УК РФ сроки лишения свободы исчисляются в месяцах и годах, получившийся результат мы округляем в меньшую сторону до целых месяцев).

С учетом изложенного возможны три различных варианта дальнейшего развития событий.

1. ВС РФ зафиксирует сложившуюся ситуацию с учетом того, что сочетание оснований для применения ч. 1 ст. 62 УК РФ с основаниями для рассмотрения уголовного дела в порядке, предусмотренном гл. 40 УПК РФ (в их число входит согласие государственного или частного обвинителя и потерпевшего, в наличии которого обвиняемый далеко не всегда может быть уверен), встречается не очень часто, а если и встречается, то разница в максимумах возможных наказаний, делающая для обвиняемого невыгодным заключение досудебного соглашения о сотрудничестве, даже в самом крайнем случае не превысит семи месяцев лишения свободы.

2. ВС РФ откажется от совместно применения частей 1 и 5 ст. 62 УК РФ и даст разъяснение о том, что при одновременном наличии оснований для применения обеих норм применяться должна только одна из них.

3. ВС РФ вернется к судебной практике, существовавшей до принятия Постановления № 16, внесет соответствующие изменения в абзац пятый п. 24 Постановления № 16 и признает, что ч. 5 ст. 62 УК РФ может применяться совместно не только с ч. 1, но и с ч. 2 данной статьи.

Очевидно, что из всех возможных вариантов развития событий на стабильность судебных актов, выносимых в настоящее время, может повлиять только третий вариант, поскольку только он повлечет смягчение наказаний. Принятие этого варианта приведет к тому, что судебные акты, вынесенные в настоящее время с применением ч. 2 ст. 62 УК РФ при рассмотрении дела в особом порядке, по которым размер назначенного наказания превышает 1/3 от максимума санкции, будут изменены с соответствующим уменьшением назначенного наказания, поскольку совместное применение частей 2 и 5 ст. 62 УК РФ приведет к тому, что наказание не должно превышать 1/3 от максимума санкции (2/3 от 1/2 составляют 1/3 от целого).

В этой связи, учитывая возможное изменение судебной практики ВС РФ, применяя ч. 2 ст. 62 УК РФ при рассмотрении дела в особом порядке, следует ориентироваться на назначение наказания, не превышающего 1/3 от максимума санкции. Это повысит стабильность судебного акта и позволит избежать изменения приговора в случае очередной корректировки судебной практики и возврата к совместному применению частей 2 и 5 ст. 62 УК РФ при рассмотрении в особом порядке дела, по которому заключено досудебное соглашение о сотрудничестве. При этом, мотивируя размер наказания, ссылаться следует только на ч. 2 ст. 62 УК РФ, поскольку ссылка в этом случае еще и на ч. 5 ст. 62 УК РФ или дублирующую ее ч. 7 ст. 316 УПК РФ будет прямо противоречить абзацу пятому п. 24 Постановления № 16 и соответственно может повлечь отмену приговора уже в настоящее время.

Поскольку ч. 4 ст. 62 УК РФ посвящена частному случаю влияния на наказания досудебного соглашения о сотрудничестве и регламентирует его влияние на наказание тогда, когда соответствующей статьей Особенной части УК РФ предусмотрены пожизненное лишение свободы или смертная казнь, то вопрос о применении ч. 4 ст. 62 УК РФ совместно с ч. 5 ст. 62 УК РФ решается одинаково с вопросом о совместном применении частей 2 и 5 ст. 62 УК РФ. Соответственно, если судебная практика вернется к идее совместного применения частей 2 и 5 ст. 62 УК РФ, то части 4 и 5 данной статьи также будут применяться совместно. Исходя из этого, при применении ч. 4 ст. 62 УК РФ при вынесении приговора при особом порядке судебного разбирательства в настоящее время следует руководствоваться теми же соображениями, что и при применении в этом случае ч. 2 ст. 62 УК РФ, т. е. назначать наказание, не превышающее 4/9 от максимума санкции (2/3 от 2/3 дают 4/9 от целого), и ссылку на ч. 5 ст. 62 УК РФ или дублирующую ее ч. 7 ст. 316 УПК РФ при обосновании выбора размера наказания в приговоре не делать.

 

Библиография

1 См.: Грачева Ю.В. Судейское усмотрение в уголовном праве: автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2002. С. 10; Хамитов Р.Н. Специальные правила назначения наказания за единичное преступление по российскому уголовному праву: автореф. дис. … канд. юрид наук. — Казань, 2001. С. 7; Благов Е.В. Назначение наказания (теория и практика). — Ярославль, 2002. С. 138—139.

2 Российская газета. 2009. 11 нояб.

3 Бюллетень ВС РФ. 2012. № 11.

4 Российская газета. 2012. 11 июля.

5 См.: Корчагин А.Г., Брюхов В.В. Поддержание обвинения в отношении лиц, с которыми заключено досудебное соглашение о сотрудничестве // Законность. 2011. № 7. С. 10—11.

6 См., например: определение Пермского краевого суда от 17.08.2010 по делу № 22-5819 // СПС «КонсультантПлюс».

7 См., например: определения Санкт-Петербургского городского суда от 30.05.2012 № 22-2424/2012, от 05.05.2011 № 22-1870 // СПС «КонсультантПлюс»; определения Московского городского суда от 17.08.2011 по делу № 22-9910/11, от 12.01.2011 по делу № 22-33/11 // СПС «КонсультантПлюс»; кассационное определение ВС Республики Коми от 22.05.2012 № 22-1816/2012 // СПС «КонсультантПлюс».

8 См.: определения Санкт-Петербургского городского суда от 30.05.2012 № 22-2424/2012, от 05.05.2011 № 22-1870 // СПС «КонсультантПлюс».

 

9 Российская газета. 2006. 20 дек.