УДК 347.9 

Страницы в журнале: 107-112

 

В.З. ГУЩИН,

доктор юридических наук, профессор

 

Анализируются два принципа гражданского судопроизводства: состязательности и объективной истины; рассматривается роль суда в установлении истины; обосновывается необходимость законодательного закрепления принципа объективной истины при разрешении судами гражданских дел.

Ключевые слова: объективная истина, принцип, суд, доказательство, правосудие, гражданское судопроизводство.

 

Objective truth principle in civil legal proceedings

 

Guschin V.

 

Two principles of civil legal proceedings are analyzed: competitiveness and an objective truth; the court role in a true establishment is considered; necessity of legislative fastening of a principle of an objective truth is proved at the permission by courts of civil cases.

Keywords: an objective truth, a principle, court, the proof, justice, civil legal proceedings.

 

На протяжении многих лет в ходе обсуждения форм правосудия в самых разных аудиториях в числе прочих обсуждается вопрос, обойти который вниманием вряд ли возможно: о необходимости установления объективной истины по гражданским делам.

«Истина, — говорится в «Толковом словаре русского языка», — это адекватное отображение в сознании воспринимающего того, что существует объективно. Истина то же, что правда»[1].

Н.И. Кондаков, рассматривая вопросы доказывания истины, писал, что в любом доказывании можно вычленить три основных элемента: тезис, т. е. суждение, истинность или ложность которого выясняется; аргументацию — исследование доводов, приводимых в обоснование или опровержение его истинности; вывод об истинности или ложности тезиса[2].

Профессором М.К. Треушниковым дается следующее определение значения и понятия истины в гражданском процессе: «Если по конкретному делу суд не установил полно и верно фактических обстоятельств по делу, прав и обязанностей сторон, т. е. истины, то нельзя и принять законное действие. Истинным называется суждение, в котором верно отражается объективная реальность. Под истиной в гражданском процессе понимается верное суждение судьи (судей) о действительно фактических обстоятельствах по делу в их правовой оценке. Установление фактов предшествует акту применения нормы (норм) права»[3].

Как правило, дискуссии возникают чаще всего при обсуждении двух принципов гражданского судопроизводства: состязательности и объективной истины.

Известный русский юрист К.И. Малышев в 1876 году писал, что под состязательным началом «известен тот принцип гражданского судопроизводства, по которому разные действия суда в процессе зависят от требований сторон, от их инициативы, и спорные отношения сторон обсуждаются по тем только фактам, которые сообщены суду тяжущимися. <...> В истории известно также и противоположное начало процесса — следственное или инквизиционное, по которому судебная власть приступает к исследованию юридических фактов и отношений по собственной инициативе или по донесению других властей, в интересах общественного порядка и безопасности, и в самом исследовании старается раскрыть материальную истину всеми возможными способами, не стесняясь произволом и показаниями заинтересованных сторон»[4].

В разные периоды истории российского государства роль и значение названных принципов гражданского судопроизводства неоднозначно освещались в юридической литературе и неодинаково излагались в нормативных правовых актах.

Судебная реформа 1864 года признала следственную форму гражданского судопроизводства несостоятельной; в Судебных уставах 20 ноября 1864 г. утверждалось состязательное начало процесса. В то же время, как отмечает М.В. Телюкина, дореволюционное российское законодательство наделяло суд правом инициирования конкурсного процесса по своему усмотрению, но в строго определенных случаях[5].

Нельзя не согласиться с мнением по этому вопросу русского процессуалиста Т.М. Яблочкова, который в 1912 году писал: «Если не предоставить суду известной доли инициативы в выяснении дела, то часто выигрывает не та сторона, что права, а та, которая более умело ведет процесс; неопытный тяжущийся неправильно построит свое притязание, не обоснует его достаточными доказательствами и провалит самое правое дело... Вот почему состязательное начало должно быть поставлено в известное соотношение со свободой судьи в исследовании дела и обнаружения истины...»[6] Принцип состязательности был закреплен в ГПК РСФСР 1923 года и в ГПК РСФСР 1964 года. В то же время суд был обязан устанавливать по любому делу объективную истину, не ограничиваясь представленными сторонами материалами и объяснениями, собирать доказательства по собственной инициативе, т. е. принимать все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного выяснения действительных обстоятельств дела. Принцип объективной истины был закреплен косвенно и в других статьях ГПК РСФСР 1923 и 1964 годов.

Среди основных направлений Концепции судебной реформы в Российской Федерации, одобренной Верховным Советом РСФСР 24 октября 1991 г., следует назвать положение о максимальном обеспечении правила состязательности, при котором обязанность по сбору доказательств и ответственность за их полноту и доброкачественность в гражданском судопроизводстве возлагалась на истца и ответчика.

В 1993 году принципу состязательности был придан конституционный статус. В статье 123 Конституции РФ записано, что судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

30 ноября 1995 г. был принят Федеральный закон № 189-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР». В нем о принципе объективной истины вообще не упоминалось. Процесс доказывания возлагался на стороны, но суд обязан был создать необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела и в случаях, предусмотренных процессуальным законом, оказывать лицам, участвующим в деле, содействие в осуществлении их прав.

В ГПК РФ сказано, что правосудие по гражданским делам происходит на базе состязательности (ст. 12); каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом (ст. 56); доказательства предоставляются сторонами и другими лицами, причастными к делу (ст. 57).

Таким образом, принцип состязательности в гражданском судопроизводстве в последние годы получил свое дальнейшее законодательное развитие, а положение об обязанности суда установить истину в каждом деле прямо в нормах закона перестало упоминаться. Это обстоятельство некоторые судьи и теоретики восприняли как полное переложение на стороны забот о собирании и представлении доказательств и освобождение суда от поисков истины.

В связи с изложенным возникает вопрос: должен ли суд устанавливать истину по делу, проявлять в этом активность, или он только вправе и обязан наблюдать, как стороны состязаются в доказывании своих требований и возражений, констатировать приведенные ими доводы и только на них основывать свое решение по делу?

Мнения по этой проблеме как ученых, так и практиков самые разнообразные. Ряд авторов считают, что законодатель отказался от принципа объективной истины[7]. Профессор А.Ф. Клейнман отмечал: доказывание должно представлять собой процессуальную деятельность только сторон по утверждению о фактических обстоятельствах дела, предъявлению доказательств, опровержению доказательств противоположной стороны[8]. Солидарен с ним и С.В. Курылев[9].

Противоположную точку зрения высказывает профессор А.Д. Бойков, который пишет: «Правосудие без истины — это действительно ново! Пассивность суда — есть поощрение сильного, но не правого. Да и в какой стране мира правосудие строится по такому образцу? Известно, что принцип состязательности в его классической форме наиболее полно реализован в американской системе правосудия. <…> Так вот в ней, несмотря на то, что главная обязанность по представлению доказательств возложена на заинтересованные стороны как правовой доктриной, так и прецедентом и законом, подчеркивается активная роль судей судов первой инстанции в установлении истины по делу»[10].

В подтверждение своего мнения А.Д. Бойков ссылается на правило 614 Федеральных правил использования доказательств США 1975 года, в котором подчеркивается, что судья не ограничивается фактами и доказательствами, предъявленными по выбору сторон. Закон не требует от судьи быть пассивным рефери. Более того, судья имеет право вмешиваться в представление доказательств сторонами — право, к которому можно прибегнуть, чтобы способствовать окончательному установлению истины.

Аналогичное мнение и у Р.О. Опалева: «Примечательно, что сегодня многие страны мира, в том числе страны общего права, ввели или вводят в свой процесс следственные начала там и тогда, где и когда вопросы касаются защиты прав несовершеннолетних, защиты окружающей среды и других приоритетных ценностей. Так, в Англии и Уэльсе согласно Детскому акту 1989 года суд должен контролировать процессуальные действия сторон, давая указания о взносах на ребенка, назначении экспертов и представлении свидетельских показаний. По соответствующим делам английские суды вправе выносить распоряжения, о которых ни одна из сторон не просила. В Японии суд, разбирая семейно-правовые споры, может по своей собственной инициативе принять к рассмотрению факты, на которые стороны не ссылались, исследовать доказательства, которые не предложены ими. <...> В Китае народный суд по общему правилу вправе собирать доказательства, если одна из сторон по объективным причинам не может этого сделать или если народный суд сочтет, что эти доказательства необходимы при рассмотрении дела (ст. 64 ГПК Китая). Он вправе также прибегнуть к приводу ответчика, обязанного явиться в суд (ст. 100 ГПК Китая)»[11].

А.Т. Боннер правильно обосновывает необходимость сохранения принципа объективной (судебной) истины в российском гражданском судопроизводстве[12].

Анализ различных точек зрения ученых и практиков по названной проблеме, гражданского процессуального законодательства позволяет, на наш взгляд, сделать следующий вывод.

Несмотря на то что роль суда в установлении истины по делу в ГПК РФ напрямую не упоминается, а принцип объективной истины не закреплен, дух его присущ нашему гражданскому процессуальному законодательству, вытекает из содержания многих статей ГПК РФ, определяющих правомочия суда, рассматривающего гражданские дела по первой инстанции. Действующее законодательство Российской Федерации не освобождает суд от активной роли в процессе доказывания (установления) объективной истины по гражданскому делу.

Так, часть 2 ст. 12 ГПК РФ гласит, что суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий, оказывает им содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

Исходя из содержания ст. 56 ГПК РФ, суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Статья 57 ГПК РФ определяет, что доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Вместе с тем суд не относится к доказательствам пассивно, поскольку его задачей является правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел. В связи с этим в ст. 57 ГПК РФ предусмотрено, что суд вправе предложить сторонам и другим лицам, причастным к делу, представить дополнительные доказательства. В случае если предъявление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств. В этих целях суд выдает стороне запрос для получения доказательства или запрашивает доказательство непосредственно. Должностные лица или граждане, не имеющие возможности представить доказательство вообще или в установленный судом срок, должны известить об этом суд в течение 5 дней со дня получения запроса с указанием причин. В случае неизвещения суда, а также при невыполнении требования суда о представлении доказательства по причинам, признанным судом неуважительными, на виновных налагается штраф, что не освобождает их от обязанности предъявить доказательство.

Велика роль суда в установлении истины по делу при оценке доказательств. Согласно ст. 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в нем же приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие отвергнуты, а также объясняется, почему одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

При оценке документов или иных письменных доказательств суд обязан с учетом других доказательств убедиться в том, что такой документ или иное письменное доказательство исходят от органа, уполномоченного представлять данный вид доказательства, подписаны лицом, имеющим право визировать документ, содержат все другие неотъемлемые реквизиты.

При оценке копии документа или иного письменного доказательства суд проверяет, не произошло ли при копировании изменение содержания копии документа по сравнению с его оригиналом, с помощью какого технического приема выполнено копирование, гарантирует ли копирование тождественность копии документа и его оригинала, каким образом сохранялась копия документа.

В случае оспаривания подлинности подписи на документе или ином письменном доказательстве лицом, подпись которого имеется на нем, суд согласно ст. 81 ГПК РФ вправе получить образцы почерка для последующего сравнительного исследования.

О необходимости установления судом истины по рассматриваемому делу косвенно говорится и в ст. 87 ГПК РФ, которая гласит, что в случаях недостаточной ясности или неполноты заключения эксперта суд может назначить дополнительную экспертизу, поручив ее проведение тому же или другому эксперту.

Состязательность сторон сама по себе не может обеспечить установления истины в судебном споре, эта обязанность возложена на суд. Такой вывод следует из задач правосудия, определенных в ст. 2 ГПК РФ: «Задачами гражданского судопроизводства являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений. Гражданское судопроизводство должно способствовать укреплению законности и правопорядка, предупреждению правонарушений, формированию уважительного отношения к закону и суду». Безусловно, что эти задачи могут быть достигнуты только в том случае, если суд будет активно участвовать в гражданском судопроизводстве, если его решения по делу будут своевременными, правильными и окажутся соответствующими обстоятельствам дела, т. е. истине.

В ходе рассмотрения дела суд обязан непосредственно исследовать все доказательства по делу: заслушать объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, заключения экспертов, консультации и пояснения специалистов, ознакомиться с письменными доказательствами, осмотреть вещественные доказательства, прослушать аудиозаписи и просмотреть видеозаписи (ст. 157 ГПК РФ). Невыполнение этих требований квалифицируется как судебная ошибка и может привести к отмене судебного решения.

После исследования всех доказательств председательствующий в судебном заседании выясняет у лиц, участвующих в деле, и их представителей, не желают ли они выступить с дополнительными объяснениями. И лишь при отсутствии таких заявлений суд переходит к судебным прениям (ст. 189 ГПК РФ).

В соответствии со ст. 79 ГПК РФ суд вправе по своей инициативе при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, назначать экспертизу.

При рассмотрении и разрешении дел, возникающих из публичных правоотношений, суд может истребовать доказательства в целях правильного разрешения дела. Должностные лица, не исполняющие требований суда о предоставлении доказательств, подвергаются штрафу (ст. 249 ГПК РФ).

По делам названной категории отказ лица, обратившегося в суд, от своего требования не влечет за собой прекращение производства по делу. Признание требования органом государственной власти, органом местного самоуправления или должностным лицом, принявшими оспариваемый нормативный правовой акт, для суда необязательно (ст. 252 ГПК РФ).

Характерно, что суд оценивает относимость, допустимость, достоверность, а также достаточность представленных в суд доказательств не только при разрешении дела по существу, но и на более ранних стадиях.

Предоставляя заинтересованным лицам право обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов, в том числе с требованием о присуждении им компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного постановления в разумный срок, законодатель одновременно предъявляет требования к форме и содержанию искового заявления и документам, которые должны быть к нему приложены. Так, в исковом заявлении должны быть указаны обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, и доказательства, подтверждающие эти обстоятельства (ст. 131 ГПК РФ). Среди документов, прилагаемых к исковому заявлению, должны быть документы, подтверждающие обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, копии этих документов для ответчиков и третьих лиц, если копии у них отсутствуют (ст. 132 ГПК РФ). Судья, установив, что исковое заявление подано в суд без соблюдения требований, указанных в статьях 131 и 132 ГПК РФ, выносит определение об оставлении заявления без движения, о чем извещает лицо, подавшее заявление, и представляет ему разумный срок для исправления недостатков (ст. 136 ГПК РФ).

При подготовке дела к судебному разбирательству о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим судья выясняет, кто может сообщить сведения об отсутствующем гражданине, а также запрашивает соответствующие организации по последнему известному месту жительства, месту работы отсутствующего гражданина, органы внутренних дел, воинские части об имеющихся о нем сведениях (ч. 1 ст. 278 ГПК РФ).

В постановлении Пленума ВС РФ от 24.06.2008 № 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» (далее — Постановление № 11) подчеркивается, что после принятия заявления судья в соответствии со ст. 147 ГПК РФ обязан вынести определение о подготовке дела к судебному разбирательству, указав в нем конкретные действия, которые следует совершить сторонам и другим лицам, участвующим в деле, а также сроки совершения этих действий. В определении также указываются действия самого судьи в данной стадии процесса.

Согласно п. 7 Постановления № 11 при выполнении задачи, связанной с представлением необходимых доказательств, судья учитывает особенности своего положения в состязательном процессе. Судья обязан уже в стадии подготовки дела создать условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела. Доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле, но с учетом характера правоотношений сторон и нормы материального права, регулирующей спорные правоотношения. Судья разъясняет, на ком лежит обязанность доказывания тех или иных обстоятельств, а также последствия непредставления доказательств. При этом судья должен выяснить, какими доказательствами стороны могут подтвердить свои утверждения, какие трудности имеются для представления доказательств, разъяснить, что по ходатайству сторон и других лиц, участвующих в деле, суд оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств (ч. 1 ст. 57 ГПК РФ).

Доказательства, представленные сторонами и другими лицами, участвующими в деле, проверяются судьей на их относимость (ст. 59 ГПК РФ) и допустимость (ст. 60 ГПК РФ) (п. 8 Постановления № 11).

Установив, что доказательства недостаточно подтверждают требования истца или возражения ответчика либо не содержат иных необходимых данных, судья вправе предложить им предъявить дополнительные доказательства, а в случаях, когда представление таких доказательств для названных лиц затруднительно, по их ходатайству, отвечающему требованиям ч. 2 ст. 57 ГПК РФ, оказывает содействие в собирании и истребовании от организаций и граждан, в частности, письменных и вещественных доказательств (ч. 1 ст. 57, п. 9 ч. 1 ст. 150 ГПК РФ) (п. 11 Постановления № 11).

Проведенный анализ мнений ряда специалистов в исследуемой области, содержания некоторых норм ГПК РФ свидетельствует, что установление истины для правильного и своевременного рассмотрения и разрешения гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан, организаций, прав и интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, других лиц, являющихся субъектами гражданских, трудовых или иных правоотношений, а также для укрепления законности и правопорядка, предупреждения правонарушений, формирования уважительного отношения к закону и суду и роль самого суда в этом процессе чрезвычайно важны.

Представляется, что для прекращения дискуссий о роли суда в установлении объективной истины по гражданским делам законодателю необходимо четко и определенно закрепить в ГПК РФ принцип объективной истины.

Гражданское процессуальное законодательство в своем развитии, на наш взгляд, должно идти не по пути умаления принципа состязательности, а по пути дальнейшего совершенствования принципов состязательности и объективной истины. К.С. Юдельсон обоснованно отмечал: «Как невозможно указать исторически известную систему доказывания, построенную на абсолютном проведении состязательного начала, так и не найти исторической формы гражданского процесса, в котором розыскной его характер совсем исключал бы даже малейшую доказательную деятельность сторон»[13].

Согласно ст. 2 Конституции РФ признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства. Именно это конституционное требование, а не принцип состязательности, должно быть для судьи, представляющего государственную власть, главной задачей при осуществлении правосудия.

 

Библиография

1 Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. — М., 1999. С. 255.

2 См.: Кондаков Н.И. Введение в логику. — М., 1967. С. 92—94.

3 Гражданский процесс: Учеб. / Под ред. проф. М.К. Треушникова. — М., 2010. С. 73.

4 Малышев К.И. Курс гражданского судопроизводства. 2-е изд. Т. 1. — Спб., 1876.

5 См.: Телюкина М.В. Основы конкурсного права. — М., 2004. С. 107, 108.

6 Яблочков Т.М. Учебник русского гражданского судопроизводства. — Ярославль, 1910. С. 27—28.

7 См.: Основные принципы гражданского процесса. — М., 1991.

8 См.: Клейнман А.Ф. Основные вопросы теории доказательств в советском гражданском процессе. — М.; Л., 1950. С. 40.

9 См.: Труды Иркутского государственного университета. Т. 13. — Иркутск, 1955. С. 65.

10 Бойков А.Д. Третья власть в России. Очерки о правосудии, законности и судебной реформе 1990—1996 гг.  — М., 1997.

11 Опалев Р.О. Влияние принципа состязательности на толкование понятия беспристрастности судьи (постановка проблемы) // Арбитражный и гражданский процесс. 2008. № 12. С. 42.

12 См.: Боннер А.Т. Установление обстоятельств гражданских дел. — М., 2000.

13 Юдельсон К.С. Избранное: Советский нотариат. Проблема доказывания в советском гражданском процессе. — М., 2005. С. 383.