УДК 34.03 

Страницы в журнале: 21-25

 

А.Ю. ФЕДОРОВ,

кандидат юридических наук, начальник кафедры совершенствования деятельности ОВД Уральского юридического института МВД России

 

Рассматривается проблема неправомерных захватов собственности (рейдерства) в России. Анализируются понятие и общественная опасность рейдерства.

Ключевые слова: рейдерство, захват собственности, общественная опасность, экономическая безопасность.

 

Problem of division of terms «raiding» and «unfriendly absorption»

 

The article is devoted to the problem of illegal seizure of property (raids) in Russia. In the article terms and the public danger of raids are analyzed.

Keywords: raids, seizure of property, public danger, economic security.

 

В   2008 году общий объем сделок по слияниям и поглощениям на российском рынке составил 110 398,9 млрд долл. (78,7 млрд в первом полугодии и 31,7 млрд — во втором)[1]. По оценкам экспертов, объем рейдерских поглощений составляет около 40% от общего объема сделок по слияниям и поглощениям[2], т. е. около 55 млрд долл. в год.

Самый крупный рейдерский рынок сформировался в Москве и Санкт-Петербурге, а в последние годы он стал интенсивно развиваться в регионах, особенно в нефтяных областях и в регионах с плодородными землями. Хотя российские масштабы рейдерских захватов до сих пор точно не подсчитаны, практически любой предприниматель в России живет под страхом рейдерского захвата. Целью захвата могут быть и мелкие, и градообразующие предприятия, и стратегические, и социально значимые, и те, ценность которых сводится к рыночной стоимости земельного участка, на котором они расположены.

Впрочем, рейдерские атаки опасны не только для одного конкретного предприятия, но и для страны в целом, поскольку препятствуют ее экономическому развитию. Сегодня Россия выходит на мировой рынок капитала, в свете чего проблема рейдерства приобретает особую актуальность: согласно данным мировых информационных агентств, в рейтинге инвестиционной привлекательности наша страна стабильно занимает низкие позиции — где-то по соседству с африканскими странами. И хотя отечественные чиновники утверждают, что эти данные не отражают действительности, факт остается фактом: иностранные компании не спешат делать долгосрочные инвестиции в российскую экономику.

Рейдерство в России связано с такими угрозами экономической безопасности, как рост коррумпированности государственных служащих и представителей судейского корпуса; повышение уровня безработицы; уклонение от уплаты налогов; монополизация ряда сегментов рынка; утрата конкурентоспособности; разрушение и спад производства; дискредитация представителей федеральной и региональной власти, правоохранительных органов и судов; ухудшение инвестиционного климата; деформация правовой идеологии и распространение правового нигилизма; активизация процессов отмывания денег, полученных преступным путем. Рейдерство оказывает дестабилизирующее воздействие на состояние имущественного оборота, приводит к значительному ухудшению криминологической обстановки в стране и резко снижает предпринимательскую активность населения.

С политической точки зрения рейдерство дискредитирует власть в глазах мирового сообщества, предоставляя дополнительные аргументы для упреков российской бюрократии в коррумпированности и недемократичности. Ущерб имиджу настолько велик, что мешает инновационной политике. Россия продолжает восприниматься как страна большого беспредела.

Следовательно, противодействие рейдерству имеет не только правовое, но и политическое значение. Однако до сих пор остается дискуссионным вопрос о том, что же следует понимать под терминами «рейдерство» и «недружественное поглощение».

По мнению А. Молотникова, в России недружественное поглощение представляет собой установление контроля над компанией с применением противозаконных методов и средств, часто сопровождающихся завладением акциями компании против воли ее настоящих собственников[3].

Этимология понятия «рейдерство» имеет отношение к пиратству — морскому разбою. Термин «рейдерство» восходит к английскому the raid — набег, внезапное нападение; причем идентичное значение и даже написание этого слова можно встретить в языках всех морских держав — испанском, немецком, французском. Рейдер в переводе с английского означает «налетчик». Рейдерами в Средние века называли самостоятельно действовавшие корабли, которые, в отличие от пиратов, служили правительству и нападали только на корабли и поселения, принадлежавшие враждебной стране. «Цель рейдерства, — пишет И. Можейко, — та же, что у корсара. Но если пират обогащается сам, а корсар делится добычей с владельцем судна и правительством, то рейдер состоит у правительства на службе и в распределении прибылей участвовать не должен. И еще одно различие: корсары и пираты редко топят судно, предварительно не обобрав его. Это противоречит самому духу их ремесла. Рейдер может просто уничтожать суда противника, не очищая их трюмы. Рейдерство свойственно в основном новому времени, когда стало ясно, что убыток противника — всегда прибыль»[4]. Согласно «Новому словарю иностранных слов» рейдер — «военный корабль, выполняющий самостоятельные боевые действия на морских и океанских путях сообщений, главным образом в целях уничтожения неприятельской морской торговли»[5].

Такое понимание рейдерства указывает на его связь с банкротством, и в этом смысле рейдерство предполагает захват и последующее разорение предприятия с целью получения сверхприбыли, о чем свидетельствуют факты рентабельности данного явления, доходящей до 1000%.

Депутат Государственной думы И. Ждакаев справедливо отмечал, что олигархический капитал, захватывая предприятия, нередко разрушает их, лишая людей работы и создавая почву для социальных конфликтов. Враждебные поглощения стали для России напастью, которая расползлась по всем регионам, останавливая производство, оставляя безработными сотни тысяч граждан. Эмиссары такого захвата — рейдеры — могут полностью уничтожить малый и средний бизнес, если им не будут противопоставлены превентивные меры законодательного характера[6].

Рейдерство осуществляется криминальными приемами (в том числе связанными с заказными убийствами), которые указывают на развитие организованной преступности в сфере приватизации. Оргпреступность по определению не может быть созидательной. Захват собственности приводит к разорению законного собственника, но этим негативные последствия не ограничиваются. Рейдерство, как правило, сопровождается созданием шоковой атмосферы на предприятии, остановкой технологического процесса, втягиванием персонала в конфликт, что само по себе чревато незаконными, нередко насильственными действиями. Рейдерство представляет собой инструментарий продолжающейся криминализации экономики России и легализации организованной преступности.

Сегодня в России ни одна компания (даже относящаяся к военно-промышленному комплексу) не может чувствовать себя в полной безопасности. Так, в феврале 2004 года один из режимных институтов, работающий по заказам ФСБ России и Минобороны России, подвергся нападению со стороны большой группы лиц, в состав которой входили и работники милиции. По данному факту были возбуждены уголовные дела, после чего институт возобновил работу[17].

Имеются и другие примеры. В 2005 году был установлен факт вымогательства 5 млн долл.  представителями коммерческой структуры «Системное проектирование бизнеса» у акционеров ОАО «Подольский электромеханический завод» за прекращение рейдерской атаки на это крупное стратегическое предприятие[8]. В 2008 году под прицел рейдеров попал Омский завод транспортного машиностроения — крупнейшее специализированное стратегическое предприятие, способное в полном объеме обеспечить капитальный ремонт и модернизацию находящихся на вооружении российской армии танков Т-80. Только после вмешательства Управления ФСБ России по Омской области удалось пресечь попытку рейдерского захвата и сохранить работоспособность предприятия оборонного назначения[9].

Рейдерские действия могут привести не только к существенным нарушениям в экономической сфере, но и к реальной угрозе безопасности страны, подрыву устоев государства.

Существует мнение, высказываемое и активно защищаемое адвокатами рейдерства, что рейдерство — это легальный вид предпринимательской деятельности. В. Дрововозов, консультант сайта Zahvat.ru, утверждает, что в российском корпоративном законодательстве имеется множество пробелов и любая фирма может воспользоваться ими для достижения своих целей. Такая точка зрения выражает правовой нигилизм и означает подмену законности экономической целесообразностью. В законе действительно много пробелов (в том числе умело организованных), но использовать их в корыстных целях бесчестно и безнравственно. К сожалению, эти понятия в современных российских условиях выглядят нелепыми, а ведь именно в них сосредоточен дух права: служить идеалам свободы, справедливости, честности, искренности и порядочности…

Таким образом, общепринятое определение рейдерства отсутствует. Распространенное в 1990-х годах определение рейдерства как всякого незаконного захвата собственности, по нашему мнению, неточно. Вместе с тем заимствования зарубежных определений наподобие «приобретение акционерной компании без согласия ее акционеров путем агрессивной скупки акций на открытом рынке» являются неприемлемо узкими и просто игнорирующими российские реалии, а «вывод активов из владения законных собственников» — неоправданно широким, объединяющим законные и незаконные виды бизнеса.

В современной России под рейдерством часто понимают враждебное и незаконное поглощение бизнеса с помощью специально инициированного бизнес-конфликта. По сути дела, рейдерство — это захват чужого бизнеса с необоснованным использованием юридических норм и институтов, извращающих их сущность[10]. Как видим, при этом рейдерство объясняется через другие понятия: «враждебное поглощение», «недружественное поглощение», «корпоративный захват» и т. п.

В юридической литературе также предприняты попытки сформулировать названные дефиниции. Так, М.П. Клейменов пишет, что «рейдерство есть уничтожение предприятия путем его захвата и последующего разорения в целях получения сверхприбыли»[11]. Д.И. Степанов характеризует корпоративные захваты как один из способов недобросовестного перехвата корпоративного контроля, т. е. осуществляемого без согласия внутренних инвесторов и (или) выплаты им справедливой компенсации[12].

В.В. Горбов трактует недружественное поглощение (применительно к акционерному обществу) как получение над акционерным обществом и (или) его имуществом и имущественными правами юридического и фактического контроля, вопреки воле его основных акционеров, путем использования несовершенства правового регулирования акционерных отношений и (или) путем нарушения действующего законодательства[13]. М.А. Сергеев считает, что рейдерство — это противоправная деятельность, посягающая на установленный порядок назначения или избрания органов управления юридического лица или (и) порядок его реорганизации, выражающаяся в умышленном совершении ряда противоправных действий, направленных на удовлетворение личных корыстных интересов ограниченного круга лиц и приводящих к потере прав другими участниками корпоративных отношений на владение, распоряжение и пользование имущественными комплексами и в целом над оперативной деятельностью общества[14]. В.В. Киселев указывает на то, что рейдерство допустимо трактовать как совершение действий, направленных против воли собственника на незаконное, вне пределов действия гражданского законодательства, изменение права собственности на имущество предприятия (акционерного общества), изъятие его в пользу другого лица, установление новым собственником полного контроля над этим имуществом в юридическом и физическом смысле[15]. В. Константинов предлагает понимать под рейдерством крайне опасное социальное явление, связанное с криминальными факторами в сфере экономики страны, направленное на похищение чужого имущества путем незаконного изменения права собственности, в том числе и недвижимости, с использованием обманных действий в правовой и судебной сферах государства, с последующим захватом собственности и применением или угрозой применения сил и средств, опасных для жизни и здоровья человека, с причинением владельцам имущественного ущерба в крупном или особо крупном размере[16]. А.Л. Балаян констатирует, что российское предпринимательское и уголовное право не содержит определения рейдерства, под которым следует понимать криминальное завладение собственностью юридического лица, совершаемое под прикрытием, как правило, нескольких гражданско-правовых сделок, по сути являющихся мнимыми и создающих видимость законного перехода собственности (предприятия, контрольного пакета акций, здания, сооружения, земельного участка и т. д.) от одного собственника к другому[17].

А.А. Лабутин считает, что рейдерство (недружественное поглощение предприятий или корпоративный захват предприятий) — это захват контрольного пакета акций или долей, кредиторской задолженности предприятия (организации) с целью установления над ним полного (фактического и юридического) контроля вопреки интересам и воле собственника или менеджмента этого предприятия (организации)[18].

Как видим, существуют различные точки зрения на то, что следует понимать под рейдерством.

Некоторые исследователи рынка слияний и поглощений указывают, что рейдерство соответствует сигналу SOS и является прямым препятствием в обеспечении в России прав собственности, становлении нормальной рыночной экономики. Мы считаем, что рейдерство — это:

— «отсутствие в стране идеологии развития, практической способности проектировать и организовывать новые системы деятельности, прежде всего промышленность»[19];

— «крайнее проявление неуважения к законам, по которым живет наше бизнес-сообщество, опасное явление, за которым может стоять даже разрушение государства»[20].

Нередко рейдерство представляют как частный случай распространенного во всем мире профессионального бизнеса по слияниям и поглощениям (теrgеrs апd асquisitiоns, М&А). Об этом, в частности, говорили многие участники конференции «Безопасность бизнеса во всех аспектах», которая состоялась 8 августа 2005 г. в Москве[21].

В странах с развитой рыночной экономикой этот бизнес процветает и выполняет важную функцию постоянного оздоровления национальных экономик, так как неэффективные (в том числе из-за неграмотного управления), но располагающие привлекательными активами предприятия захватываются более успешными и санируются. Поэтому объемы М&А и их удельный вес в ВВП — важный показатель, увеличение или высокий уровень которого является предметом гордости. Рост количества сделок по слиянию и поглощению воспринимается как признак улучшения инвестиционного климата; эксперты считают слияния и поглощения важным инструментом корпоративного роста.

В российских условиях рейдерство, наоборот, отрицательно влияет на инвестиционную привлекательность отечественной экономики. Так, в отчете о результатах социологического исследования «Рейдерство как социально-экономический и политический феномен современной России» (Центр политических технологий) указывается: «Рейдерство — это один из дополнительных рисков для инвестиций. Предпринимательское сообщество сейчас активно выводит резервные капиталы из российской экономики за рубеж, чтобы иметь возможность прожить там до улучшения ситуации. То, что сегодня зафиксирован рекордный отток капитала за рубеж, — это в том числе и результат рейдерских захватов. Пока рейдерство существует в таких размерах, в каких оно существует сегодня, развитие бизнеса в России невозможно»[22]. Этот неутешительный вывод должен послужить толчком для органов государственной власти по проведению адекватной государственной политики противодействия рейдерству.

Таким образом, понятия «рейдерство» и «недружественные поглощения» нельзя смешивать. В англосаксонской трактовке недружественное поглощение означает банальную скупку акций на рынке, осуществляемую против воли неэффективного менеджмента и нерасторопных крупных акционеров.

В общем смысле поглощение — это процесс, в результате которого активы компании становятся собственностью покупателя. Именно покупателя, а не захватчика. Поглощение происходит, когда одна компания приобретает контроль над другой.

В России между терминами «рейдерство» («корпоративный захват») и «недружественные (враждебные) поглощения» до сих пор ставится знак равенства. Как отличить рейдерский захват от недружественного поглощения? Критерий прост: законность действий стороны, заинтересованной в контроле над активами. Соблюдение законодательства — тот рубеж, что разграничивает недружественное (враждебное) поглощение, виной которому ошибки в управлении компанией, и рейдерство, взращенное на почве коррупции, подкупа и физической силы. Рейдерство — это противоправное перераспределение собственности. Даже вполне законная операция по поглощению активов становится рейдерским актом, если хотя бы на одном этапе применяются незаконные (криминальные) методы.

Можно утверждать, что рейдерские захваты становятся новым видом организованной экономической преступности.

Следует обратить внимание на то, что рейдерские захваты и криминальные банкротства — целенаправленная деятельность, которая стала уже отдельным нелегальным бизнесом. Это указывает на продолжающееся развитие экономических отношений в России по криминальному вектору и подтверждает неэффективность реформирования экономики.

С учетом сказанного можно сформулировать следующее определение рассматриваемого понятия: рейдерство — это общественно опасное противоправное деяние, связанное с незаконным приобретением права владения, и (или) пользования, и (или) распоряжения активами (частью активов) юридического лица либо с установлением контроля над юридическим лицом путем незаконного приобретения права владения, и (или) пользования, и (или) распоряжения долями участников юридического лица в уставном капитале юридического лица и (или) голосующими акциями акционерного общества, причиняющее вред правам и законным интересам собственников и осуществляемое вопреки их волеизъявлению, угрожающее безопасности личности, общества и государства.

 

Библиография

1  См.: Горбань С.И. Стратегия и тактика поведения корпорации на рынке в условиях слияний и поглощений // Вестн. Моск. ун-та МВД России. 2009. № 6. С. 61.

2  См.: Радыгин А. Российский рынок слияний и поглощений: этапы, особенности, перспективы // Вопр. экономики. 2009. № 10. С. 29.

3  См.: Молотников А. Слияния и поглощения. Российский опыт. — М., 2006.

4  Можейко И. Пираты, корсары, рейдеры: Очерки истории пиратства в Индийском море и южных морях (XV—XX века). — СПб., 1994. С. 4.

5  Новый словарь иностранных слов. — Мн., 2005. С. 844.

6  См.: Ждакаев И. Вот вам и «священная» собственность // Российская Федерация сегодня. 2005. № 17. С. 14—15.

7  См.: Гурвич В. На войне как на войне // БОСС: Бизнес: организация, стратегия, системы. 2005. № 1.

8  См.: Патрушев Н.П. Экономическая безопасность начинается с борьбы против коррупции // Известия. 2005. 20 дек.

9  См.: Калинина Л., Свечников С. Влияние банкротства предприятий на экономическую безопасность // Право и экономика. 2009. № 7. С. 45.

10  См.: Делягин М. Рейдерство: «черный бизнес» России: Краткое изложение аналитического доклада. — М., 2006. С. 5.

11  Клейменов М.П. Криминология: Учеб. — М., 2008. С. 416.

12  См.: Степанов Д.И. Корпоративные споры и реформы процессуального законодательства // Вестн. ВАС РФ. 2004. № 2. С. 125.

13  См.: Горбов В.В. Правовая защита акционерного общества от недружественного поглощения: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2004. С. 13.

14  См.: Сергеев М.А. Особенности методики расследования преступлений, связанных с присвоением прав на владение и управление предприятиями и организациями: Дис. … канд. юрид. наук. — Тюмень, 2008. С. 27.

15  См.: Киселев В.В. Нормы корпоративного законодательства не позволяют в полной мере противостоять рейдерству // Как противостоять угрозе рейдерства: Материалы межрегионального форума. — Н. Новгород, 2007. С. 80.

16  См.: Константинов В. Рейдерство — не мошенничество! // Законность. 2008. № 11. С. 40.

17  См.: Балаян А.Л. Преступные «недружественные поглощения» предприятий в Москве // Российский следователь. 2008. № 13. С. 18.

18  См.: Лабутин А.А. Рейдерство // Вестн. ТИСБИ. 2008. № 1.

19  Крупнов Ю. Пираты XXI века // Литературная газета. 2006.  17 окт.

20  Астахов и рейдеры // Эксперт Online. 2007. 12 марта.

21  www.it2b.ru

22  Филимонова B. Рейдерство как социально-экономический и политический феномен современной России // Общество и экономика. 2008. № 5. С. 101—139; Рейдерство как социально-экономический и политический феномен современной России // www.compromat.ru/main/mix1/raiderycpt.htm