УДК 340.1
 
С.И. ЗЕМЦОВА,
преподаватель кафедры криминалистики СибЮИ, майор милиции
 
В статье рассматриваются наиболее дискуссионные вопросы: о целесообразности исключения правовых (юридических) знаний из специальных; о соотношении правовых и криминалистических знаний. Приводятся классификации исследователей, изучавших данные вопросы в разное время. Кроме того, анализируются возможности использования правовых знаний специалиста в формах юридической (правовой) экспертизы, заключения специалиста, справки-консультации. 
 
The Problems of Legal and Special Knowledge Correlation
S. I. Zemtsova
The following article considers the most disputable issues: reasonable exception of legal knowledge from special; correlation of legal and forensic knowledge. The classification of researches learned these issues in the different periods of time is also given. Some other questions discussed in the article, as follows: about possible use of legal knowledge by a uniformed specialist: legal examination, specialist’s conclusions, consultations.
Ключевые слова: соотношения правовых (юридических) и специальных знаний (correlation of legal and forensic knowledge); заключение специалиста (specialist’s conclusions); правовая экспертиза (legal examination); криминалистические знания (forensic knowledge); оценка юридических фактов (rating of juridical case); профессиональная компетенция (professional capacity); соответствие (несоответствие) действий специальным правилам (equivalence (disparity) action with special regulations); уголовное судопроизводство (criminal court processing); практика Конституционного суда Российской Федерации (practice of Russian Federation Constitutional Court).
 
Несмотря на то, что на протяжении нескольких десятилетий значительное количество исследователей не оставляют без внимания «болезненный» для теории и практики вопрос о соотношении правовых (юридических) и специальных знаний, в последнее время наблюдается особенный всплеск интереса к данной теме. Во многом этому способствовали изменения, внесенные законодателем в 2003 году в статьи 74 и 80 УПК РФ. Помимо длительное время остававшихся дискуссионными вопросов о целесообразности исключения правовых (юридических) знаний из специальных; о соотношении правовых (юридических) знаний и криминалистических, добавился еще и вопрос о возможности использования в качестве доказательств по уголовным делам правовых знаний в форме заключения специалиста (в связи с указанными дополнениями в УПК РФ).
Оставляя в данной статье за границами исследования вопрос о соотношении терминов «юридический» и «правовой», будем далее использовать их для обозначения одного и того же явления, хотя среди исследователей в области теории уголовного процесса и криминалистики мнение по этому вопросу неоднозначно.
Проблема соотношения правовых (юридических) и специальных знаний не нова. В различные периоды ей уделяли внимание Р.Д. Рахунов, М.А. Чельцов и Н.А. Чельцова, А.А. Эйс-ман, В.И. Шиканов и другие ученые. Однако если ранее исследователи исключали из объема специальных познаний любые знания, относящиеся к отраслям права, указывая, что вопросы уголовно-правовой оценки фактических обстоятельств уголовного дела являются исключительной прерогативой лица, осуществляющего предварительное расследование и дознание, то в последние годы наметилась тенденция к расширению содержания специальных познаний за счет включения в их объем знаний в области права. И обусловлено это прежде всего увеличившимся в десятки раз объемом нормативных актов, их противоречивостью; отсутствием у лиц, осуществляющих предварительное расследование и дознание, необходимых знаний и опыта для правильного их применения; сложностью и трудоемкостью процесса расследования преступлений (например, совершенных в области строительства, экономики, здравоохранения). При этом следователь (дознаватель) вынужден при расследовании уголовных дел формулировать в постановлении о назначении соответствующей экспертизы вопросы так называемого «правового характера». Значение термина «вопросы правового характера» (или не правового) достаточно условно и не раскрывается ни в одном нормативном правовом акте. Значительная часть исследователей в области криминалистики и уголовного процесса полагают, что таковыми следует считать вопросы: об уголовно-правовой квалификации; о содержании и толковании юридических терминов; о соответствии или несоответствии действий специальным правилам; о разъяснении норм, содержащих бланкетную диспозицию.
Дать однозначные ответы на перечисленные выше дискуссионные вопросы, на наш взгляд, практически невозможно без разрешения еще одного не менее важного вопроса: возможно ли производство правовой экспертизы? В настоящее время ее объект, предмет, методы производства не разработаны. Однако в последнее десятилетие вопрос о необходимости внедрения такой экспертизы ставится все более остро исследователями в области криминалистики, судебной экспертизы и теории уголовного процесса, а также практическими работниками.
Кратко обозначим позиции ученых по комплексу рассматриваемых вопросов.
Исследователей, изучавших вопрос о соотношении специальных и правовых (юридических) знаний, можно разделить на четыре группы[1]:
— рассматривающие проблему через соотношение понятий «специальные криминалистические знания» и «юридические (правовые) знания» с точки зрения этимологии;
— отстаивающие позицию о необходимости исключения из специальных всех правовых знаний;
— исключающие из области специальных познаний знания по отдельным отраслям права (в данной группе возможно выделение двух подгрупп по признаку характера исключаемого правового знания: сторонники первой исключают из специальных познаний знания в области отечественного права, сторонники второй исключают знания, являющиеся профессиональными для лица, осуществляющего производство по уголовному делу — дознавателя, следователя, прокурора, судьи);
— придерживающиеся позиции о правомерности включения знаний в области права в совокупность специальных знаний.
Аргументы, приводимые сторонниками каждой из групп, сводятся к следующему.
Представители первой группы — В.Д. Арсеньев и В.Г. Заблоцкий[2], а также В.И. Шиканов[3] рассматривают соотношение понятий «специальные знания» и «юридические знания» с этимологической точки зрения. В.И. Шиканов считает, что термин «специальные знания» уже своего этимологического значения, поскольку не включает юридические познания, которые также считаются специальными. В.Д Арсеньев и В.Г. Заблоцкий, рассматривая юридические знания как разновидность специальных, указывают: «Юридические знания, например, в области криминалистики, используются именно как специальные при производстве криминалистических экспертиз … более того, криминалистические и некоторые другие юридические знания (познания), непосредственно используемые следователями, судьями и иными субъектами, ответственными за ведение уголовного процесса в соответствующей его стадии, также относятся к специальным»[4].
Представители второй группы, отстаивающие точку зрения о необходимости исключения из специальных познаний знаний юридических, а также недопустимости производства правовых экспертиз — А.А. Эйсман[5], Т.В. Сахнова[6], Ю.К. Орлов[7], Ю.Г. Корухов[8], И.Н. Сорокотягин и Д.А. Сорокотягина[9], В.П. Зезельянов[10], А.В. Гусев[11], А.Н Халиков[12] и другие апеллируют к постановлению Верховного суда СССР от 16.03.1971 № 1 «О судебной экспертизе по уголовным делам», в п. 11 которого указывалось, что: «суды не должны допускать постановку перед экспертом правовых вопросов как не входящих в его компетенцию» (например, имели ли место хищение либо недостача, убийство или самоубийство и т. п.).
Следующий веский довод противников правовых экспертиз —недопущение переложения обязанности доказывания и оценки юридических фактов на лиц, не наделенных соответствующими полномочиями. Безусловно, с таким утверждением сложно спорить, но это вовсе не означает, что правовые экспертизы недопустимы. Разрешение указанной проблемы большинство авторов видит в необходимости законодательного закрепления четких пределов и требований относительно возможности привлечения правовых знаний в качестве специальных.
Представителей третьей группы, как уже указано выше, можно условно, по характеру исключаемого правового знания, разделить на две подгруппы. Представители первой подгруппы — М.С. Строгович[13], И.Л. Петрухин[14] и другие указывают на недопустимость проведения правовых экспертиз и считают возможным их производство только по вопросам иностранного права. М.С. Строгович пишет: «Возможна юридическая экспертиза по вопросам иностранного права, когда суду при решении дела необходимо выяснить те или иные положения права иностранного государства»[15].
Сторонники второй подгруппы — В.Н. Махов[16], А.В. Константинов[17], Н.А. Трифонова[18], И.И. Трапезникова[19], В.Г. Коваленко[20], Д.А. Харченко[21], А.В. Кудрявцев[22] и другие исключают из объема специальных знания, являющиеся профессиональными для лиц, осуществляющих дознание, предварительное расследование и рассмотрение дела в суде, при этом допускают возможность проведения правовых экспертиз по вопросам, не входящим в компетенцию указанных лиц с целью объективного, полного и всестороннего расследования и рассмотрения дела в суде. Так, В.Г. Коваленко пишет: «Понятие «специальные знания» не включает в себя знаний юридических, поскольку по своему содержанию для органа дознания, следователя и суда они хотя и являются специальными, но составляют основу профессиональной деятельности по правильному разрешению правовых вопросов в период производства предварительного следствия и судебного разбирательства по уголовным делам»[23].
Представители четвертой группы исследователей — Е.Р. Россинская[24], А.Ю. Штромас[25], Линдмяэ Х.[26], В.Д. Арсеньев и В.Г. Заблоцкий[27], А.А. Эксархопуло[28], В. Балакшин[29], Харченко Д.А.[30], Л.В. Винницкий[31], А.С. Подшибякин[32], Т.Ф. Моисеева[33] и другие поддерживают точку зрения о правомерности включения правовых знаний в совокупность специальных знаний в уголовно-процессуальном смысле. В качестве аргументов необходимости привлечения специалистов из различных отраслей права авторы указывают: увеличивающийся объем знаний в области права; противоречивость правовых норм; отсутствие у лиц, осуществляющих предварительное расследование и рассмотрение дела в суде необходимой квалификации; а также наличие бланкетных норм в УК РФ, что обусловливает определенные сложности и приводит к проблемам в квалификации деяний.
Так, Е.Р. Россинская, высказываясь в пользу проведения правовых экспертиз, указывает, что «назрела необходимость узаконить производство правовых (юридических) экспертиз в тех случаях, когда для установления истины по уголовному делу… необходимы исследования с применением специальных юридических знаний, которыми не обладают следователь, суд … »[34].
К такому же выводу приходит и А.М. Ильина, считающая, что «ученые-процессуалисты по-разному понимают предмет правовой экспертизы, но большинство из них склоняется к мнению относительно того, что без использования специалистом своих специальных познаний в некоторых областях юриспруденции следователю, судье сложно принять обоснованное решение по делу»[35].
В подтверждение своей позиции исследователи указывают, что «анализ практики рассмотрения дел в Конституционном суде РФ показывает, что во многих случаях в качестве экспертов вызываются высококвалифицированные юристы (доктора и кандидаты юридических наук), и на их разрешение ставятся вопросы чисто правового характера, касающиеся трактовки и использования отдельных норм материального и процессуального права»[36].
Противники данной точки зрения считают: «экспертиза в области права возможна только в практике Конституционного суда РФ, но не в уголовном процессе, поскольку деятельность КС РФ — это специфический вид судопроизводства, имеющий свой обособленный предмет рассмотрения и задачи»[37]. При этом «если стороны будут обращаться к специалистам в области права за заключением, то информация, содержащаяся в таких заключениях должна носить лишь справочный характер»[38]. Мы также поддерживаем данную позицию.
Кроме того, изучение криминалистической и уголовно-процессуальной литературы, анализ позиций авторов по перечисленным дискуссионным вопросам, позволяют отметить следующее:
Во-первых, несмотря на общий запрет на постановку вопросов правового характера в теории уголовно-процессуального права и в практике уголовного судопроизводства, в тех случаях, когда норма содержит технические правила и предписания, установлено правило, что перед экспертом должен ставиться вопрос о соответствии (несоответствии) определенных действий специальным правилам. Сложность заключается в том, что эксперт, устанавливая такое соответствие (несоответствие), выходит за рамки профессиональной компетенции, производя оценку юридических фактов, и применяет, таким образом, правовые нормы. Однако применение норм права — это прерогатива лиц, осуществляющих предварительное расследование и дознание. Оптимальное разрешение такой ситуации видится нам в формулировании вопроса в интерпретации, предложенной Ю. Коруховым[39]: Каковы должны быть действия субъекта в данной ситуации в соответствии с техническими или специальными правилами? В этом случае эксперт не оценивает уголовно-процессуальные обстоятельства уголовного дела, а лишь формулирует модель действий лица в определенной ситуации или в соответствии со специальными правилами. Следователь (дознаватель) на основе данной модели производит оценку действий конкретных лиц и делает вывод о соответствии или несоответствии действий специальным правилам и соответственно о наличии в действиях лиц нарушения закона (или его отсутствия).
Во-вторых, для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств и установления истины по уголовному делу в необходимых случаях возможно обращение к специалистам в соответствующих отраслях права, и постановка так называемых правовых вопросов. При этом для того, чтобы использовать знания ученого-юриста в расследовании, вовсе не обязательно назначать правовую экспертизу. Ответы на вопросы правового характера
могут быть представлены в форме справки-консультации специалиста, приобщенной к уголовному делу в качестве документа, либо в форме составленного специалистом заключения, имеющего статус полноценного доказательства. При этом специалист не должен выходить за рамки своей компетенции и делать выводы, касающиеся уголовно-правовой оценки деяния, его уголовно-правовой квалификации, а также разрешать иные вопросы правового характера. Однако на сегодняшний день заключение, представленное в форме заключения специалиста, вызывает больше вопросов, чем ответов, поскольку норма, отражающая его сущность, сформулирована законодателем крайне неудовлетворительно. Для эффективного использования и дальнейшего совершенствования закрепленного в УПК РФ права специалистов давать заключения, в том числе по правовым вопросам, необходимо, на наш взгляд: ввести в УПК РФ дополнения в соответствующие положения, которые позволили бы урегулировать порядок истребования и предоставления заключения специалиста; определить документ, инициирующий появление заключения специалиста в уголовном процессе; предусмотреть механизм реализации прав и обязанностей участников процесса в отношении данного доказательства; процессуально закрепить форму, структуру и содержание заключения специалиста; урегулировать вопросы ответственности специалиста за качество представляемых им заключений.
В-третьих, в настоящее время, как и во время принятия указанного выше постановления Пленума Верховного суда СССР от 16.03.1971 № 1 «О судебной экспертизе по уголовным делам», нет никаких оснований назначения и проведения так называемых правовых экспертиз поскольку в соответствии с Федеральным законом от 31.05.2001 № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», судебная экспертиза — процессуальное действие, состоящее из проведения исследования и дачи экспертом заключения по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний. Однако при «правовой» экспертизе исследование как таковое не проводится, не вырабатываются новые данные, а происходит лишь оценка фактических данных либо рассматриваются нормативные акты и их соотношение. Таким образом, указанный вид деятельности не может быть в полной мере отнесен к экспертному, и утверждать, что осуществляемая специалистом (ученым-юристом) деятельность является исследованием, на наш взгляд, некорректно.
Резюмируя изложенное, отметим, что в настоящее время, как, впрочем, и несколько десятилетий назад, нет, по нашему мнению, никаких оснований утверждать, что производство «правовых» экспертиз допустимо.
 
Библиография
1 См., например: Трапезникова И.И. Специальные знания в уголовном процессе России (понятие, признаки, структура): Дис. … канд. юрид. наук. — Челябинск, 2004. С. 143—186; Климович Л.П. Судебно-экономические экспертизы: теоретические и методические основы, значение при расследовании преступлений: Дис. … д-ра юрид. наук. — Красноярск, 2004.
С. 116.
2 Арсеньев В.Д., Заблоцкий В.Г. Использование специальных знаний при установлении фактических обстоятельств уголовного дела. — Красноярск, 1986.С. 4—5.
3 Шиканов В.И. Использование специальных познаний. — Иркутск, 1976. С. 23.
4 Арсеньев В.Д., Заблоцкий В.Г. Указ. соч. Там же.
5 Эйсман А.А. Заключение эксперта. Структура и научное обоснование. — М., 1967. С. 89—92.
6 Сахнова Т.В. Судебная экспертиза. — М., 1999. С. 8.
7 Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка (по уголовным делам). — М. С. 6—7.
8 Корухов Ю. Допустимы ли правовые экспертизы в уголовном процессе // Законность. 2000. №1. С. 39.
9 Сорокотягин И.Н., Сорокотягина Д.А. Судебная экспертиза (экспертология): Учеб. пособие. — Екатеринбург, 2000. С. 6.
10 Зезельянов В.П. Роль, место и значение специальных знаний в криминалистике: Дис. … канд. юрид. наук — Ижевск,1994. С. 48.
11 Гусев А.В. Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы использования специальных познаний в ходе предварительного расследования: Дис. … канд. юрид. наук. — Волгоград, 2002. С. 31.
12 Халиков А.Н. Возможна ли правовая экспертиза в уголовном судопроизводстве // Проблемы назначения и производства судебных экспертиз в процессе расследования преступлений: Материалы Всерос. науч.-практ. конф. 15—17 марта 2007 г. — Уфа, 2007. С. 118—122.
13 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. — М., 1959. С. 239.
14 Петрухин И.Л. Экспертиза как средство доказывания в советском уголовном процессе. — М., 1964. С. 127.
15 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. — М., 1968. Т. 1. С. 442.
16 Махов В.Н. Использование знаний сведущих лиц при расследовании преступлений. — М., 2000. С. 46—50.
17 Константинов А.В. Процессуальные и организационные проблемы участия специалиста в уголовном судопроизводстве на стадии предварительного расследования: Автореф. дис. … канд. юрид. наук — М., 2006. С. 14.
18 Трифонова Н.А. Специальные знания в раскрытии и расследовании корыстно-насильственных преступлений: Дис. … канд. юрид. наук. — Иркутск, 2006. С. 8.
19 Трапезникова И.И. Указ. раб. С. 180.
20 Коваленко Е.Г. Использование экспертных знаний в деятельности органов внутренних дел по предупреждению хищений социалистического имущества: Учеб. пособие. — Киев, 1990. С. 10.
21 Харченко Д.А. Судебная экспертиза в российском уголовном судопроизводстве: Дис. … канд. юрид. наук. — Иркутск, 2006. С. 29.
22 Кудрявцев А.В. Специальные знания в уголовном судопроизводстве России // Закон и право. 2008. № 6. С. 35.
23 Коваленко Е.Г. Использование экспертных знаний в деятельности органов внутренних дел по предупреждению хищений социалистического имущества: Учеб. пособие. — Киев, 1990. С. 10.
24 Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. — М., 2006. С. 14.
25 Штромас А.Ю. Основания и формы деятельности сведущих лиц в советском уголовном процессе // Сб. науч. работ НИИСЭ юрид. Комиссии при Совете Министров Литовской ССР. Вып. 1. — Вильнюс, 1963. С. 57.
26 Линдмяэ Х. Понятие специальных знаний, навыков, умений // Использование специальных знаний в советском уголовном процессе: Труды по правоведению / Отв. ред. Р. Марусте. — Тарту, 1984.
27 Арсеньев В.Д., Заблоцкий В.Г. Указ. соч. С. 4—5.
28 Эксархопуло А.А. Специальные познания в уголовном процессе и их нетрадиционные формы // Вестник криминалистики / Отв. ред. А.Г. Филиппов. Вып. 2. — М., 2002. С. 23.
29 Балакшин В. Заключение эксперта как средство доказывания по уголовному делу // Законность. 1999. № 1. С. 37—38.
30 Харченко Д.А. Указ. раб. С. 25.
31 Винницкий Л.В. Некоторые вопросы использования специальных знаний в расследовании // Эксперт-криминалист. 2008. № 1. С. 27—29.
32 Подшибякин А.С. Право как теоретическая основа и источник криминалистических знаний для эксперта при производстве судебных экспертиз: Материалы ежегодной межрегиональной науч.-практ. конф., посвященной памяти засл. деят. РФ, д-ра юрид. наук. проф. Е.Н. Тихонова, 21—22 марта 2008 г. // Уголовно-процессуальные и криминалистические чтения на Алтае. Вып. 7—8. — Барнаул, 2008. С. 237—241.
33 Моисеева Т.Ф. О компетенции судебного эксперта // Эксперт-криминалист. 2008. № 1. С. 31—33.
34 Россинская Е.Р. Указ. соч. С. 17.
35 Ильина А.И. Обязательное использование специальных познаний в уголовном процессе: Дис. … канд. юрид. наук. — Екатеринбург, 2005. С. 53.
36 Россинская Е.Р. Комментарий к Федеральному закону «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» / Право и закон. — М., 2002. С. 25—26.
37 Трапезникова И.И. Указ раб. С. 158.
38 Там же.
39 Корухов Ю. Допустимы ли правовые экспертизы в уголовном процессе // Законность. 2000. № 1. С. 40.