УДК 346.9 

Страницы в журнале: 46-51

 

И.О. ГАБУРЕЦ,

аспирант кафедры гражданского права и гражданского процесса Московского государственного индустриального университета muira@mail.ru

 

Исследуются проблемы ответственности саморегулируемой организации арбитражных управляющих перед своими членами — арбитражными управляющими. Рассматриваются понятия, сущность и специфика саморегулирования; формирование, пополнение и расходование средств компенсационного фонда саморегулируемой организации.

Ключевые слова: саморегулирование, саморегулируемая организация, арбитражный управляющий, компенсационный фонд.

 

Problems of the responsibility of the self-regulatory organization of arbitration managing directors before the members — arbitration managing directors

 

Gaburets I.

 

Article is devoted to research of problems of the responsibility of the self-regulatory organization of arbitration managing directors before the members – arbitration managing directors. The concept, essence, and a specific character of self-regulation is considered; formation, updating and an expenditure of means of an indemnification fund of the self- regulatory organization.

Keywords: self-regulation, self-regulatory organization, administrator, compensation fund.

 

Структурные изменения, происходящие в российском обществе и социально-экономической реальности, выявили и актуализировали одно из значимых явлений социальной и правовой реальности — феномен саморегулирования. Самоорганизация и саморегулирование в той или иной степени затрагивают практически все звенья государственной и общественной жизни и одного из основных ее регуляторов — права. Эти процессы возникают во всех средах — социальной, физической, биологической. Их только начали изучать, но уже ясно, что само их наличие во всех средах свидетельствует о возможности новых подходов к некоторым состояниям бытия, в том числе социальной жизни.

Саморегулирование постепенно проникает в разные сферы российской социальной и правовой действительности, что обусловлено объективными причинами. Во-первых, это является естественной реакцией на усложнение процессов, происходящих в обществе и прежде всего в экономике. Во-вторых, курс государства на изменение форм воздействия на социальную активность породил определенный вакуум, который необходимо заполнить; это, судя по протекающим процессам, в значительной части будет происходить за счет развития саморегулирования[1].

Административная реформа в Российской Федерации осуществляется уже около 20 лет. Точкой отсчета можно назвать начало формирования нового государства на постсоветском пространстве. Изменились основы конституционного строя и система государственного управления, принципы взаимоотношений власти, общества, личности и многое другое. Понятно, что все это обусловило преобразование государства в целом, одним из элементов которого и стала административная реформа[2]. Однако «новое дыхание» ей было дано в 2003 году после того, как Президент РФ в своем Послании Федеральному Собранию Российской Федерации особо обратил внимание на затянувшийся характер реформы и позже подписал Указ от 23.07.2003 № 824 «О мерах по проведению административной реформы в 2003—2004 годах», в котором среди приоритетных направлений административной реформы в 2003—2004 годах отмечалось ограничение вмешательства государства в экономическую деятельность субъектов предпринимательства, в том числе прекращение избыточного государственного контроля, и развитие системы саморегулируемых организаций в области экономики. В период проведения административной реформы в Российской Федерации был принят Федеральный закон от 01.12.2007 № 315-ФЗ «О саморегулируемых организациях» (далее — Закон о саморегулируемых организациях). Необходимо отметить, что в данном случае федеральный закон был призван систематизировать уже сложившиеся правовые институты саморегулирования в различных сферах, а не принятие закона повлекло внедрение нового института. По-видимому, данное обстоятельство сыграло с законом злую шутку, поскольку он стал заложником недостатков, порожденных более ранними нормативными актами[3].

Саморегулирование отдельных видов профессиональной деятельности используется в различных отраслях как в России, так и за рубежом. Как отмечает П.Б. Салин, термин «саморегулируемые организации» заимствован из англосаксонской практики, где эти субъекты права являются одними из наиболее значительных регуляторов[4]. Понятие «саморегулируемая организация» ряд ученых стали применять и к таким организациям, которые прямо не называются как саморегулируемые, но содержат часть их признаков — нотариальные, адвокатские и торгово-промышленные палаты и органы судейского сообщества[5]. Специфика саморегулируемых организаций заключается в том, что, являясь традиционными организациями в смысле организационно-правовой формы, они реально относятся к таковым только в случае, когда на основании закона к ним переходят отдельные полномочия по осуществлению государственного управления[6].

Согласно ст. 25.1 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о несостоятельности) саморегулируемая организация арбитражных управляющих возмещает убытки, причиненные своими членами, лицам, участвующим в деле о банкротстве, собственным имуществом — средствами компенсационного фонда.

Аналогичная норма содержится в ст. 13 Закона о саморегулируемых организациях: перед потребителями произведенных ими товаров, работ, услуг и иными лицами устанавливает формирование компенсационного фонда. Такая формулировка неприемлема для гражданско-правовой ответственности арбитражного управляющего, она противоречит его статусу[7].

Условия размещения средств компенсационных фондов, а также порядок расходования указанных средств определяются Законом о саморегулируемых организациях.

Пункт 2 ст. 13 Закона о саморегулируемых организациях и п. 2 ст. 25.1 Закона о несостоятельности устанавливают, что средства компенсационного фонда саморегулируемой организации арбитражных управляющих формируются исключительно в денежной форме за счет взносов арбитражных управляющих и доходов, полученных от размещения средств компенсационного фонда.

В случае если арбитражный управляющий в результате осуществления своей деятельности причинил ущерб лицам, участвующим в деле о банкротстве, а страховое возмещение не может покрыть убытки в полном объеме либо выплата не предусмотрена договором страхования, пострадавшие лица вправе получить удовлетворение из средств компенсационного фонда саморегулируемой организации, членом которой является арбитражный управляющий.

В свою очередь Закон о саморегулируемых организациях позволяет размещать средства компенсационного фонда в целях их сохранения и прироста в инвестирование таких средств через управляющие компании (п. 5 ст. 13). В пункте 7 ст. 13 Закона о саморегулируемых организациях закреплено, что доход, полученный от размещения и инвестирования средств компенсационного фонда, направляется на пополнение компенсационного фонда и покрытие расходов, связанных с обеспечением надлежащих условий инвестирования средств компенсационного фонда.

В случае если размер средств компенсационного фонда достигнет уровня ниже 50 тыс. руб. на одного управляющего (т. е. менее 5 млн руб. в целом), саморегулируемая организация арбитражных управляющих обязана в течение 1 дня с даты выявления такого уменьшения уведомить об этом федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий контроль за деятельностью саморегулируемой организации арбитражных управляющих, — Федеральную регистрационную службу.

Как следует из п. 9 ст. 23.1 Закона о несостоятельности, при невыполнении такой обязанности саморегулируемая организация исключается Арбитражным судом из единого государственного реестра саморегулируемых организаций арбитражных управляющих на основании решения органа по контролю (надзору).  По мнению Е.А. Мурашкиной, арбитражные управляющие — члены саморегулируемой организации — вправе в таком случае предъявить иск к руководству саморегулируемой организации о взыскании уплаченного взноса в компенсационный фонд, составляющего не менее 50 тыс. руб., вступительного взноса, а также иных убытков, связанных с прекращением членства в саморегулируемой организации, как на основании ст. 1064 ГК РФ, так и в соответствии с п. 3 ст. 8 Закона о некоммерческих организациях, где указано, что в случае ликвидации некоммерческого партнерства члены имеют право на часть имущества, оставшегося после расчета с кредиторами[8].

В случае если объявление об уменьшении компенсационного фонда было самостоятельным и добровольным, саморегулируемой организации дается 2 месяца для принятия мер по восстановлению размера компенсационного фонда. Если по истечении этого срока размер компенсационного фонда не будет восстановлен, саморегулируемая организация исключается из государственного реестра.

Выплата возмещения за счет средств компенсационного фонда лицу, понесшему ущерб, осуществляется саморегулируемой организацией арбитражных управляющих в течение 30 дней с даты получения саморегулируемой организацией вступивших в законную силу судебных актов, установивших факт причинения убытков и их размер, а также документов, подтверждающих выплату (невыплату) страхового возмещения по договору страхования ответственности арбитражного управляющего.

Представим ситуацию, когда саморегулируемая организация единовременно выплатит возмещение за счет средств компенсационного фонда пострадавшим лицам (лицу), к примеру, в размере 1 млн руб. В этом случае на пополнение компенсационного фонда ей дается 2 месяца. Способы пополнения фонда указаны ст. 25.1 Закона о несостоятельности: внесение арбитражным управляющим взносов в компенсационный фонд при вступлении; размещение средств компенсационного фонда саморегулируемой организации в целях их сохранения и прироста; добровольные имущественные взносы и пожертвования; доходы от оказания услуг по предоставлению информации, раскрытие которой может осуществляться на платной основе; доходы от оказания образовательных услуг; доходы от продажи информационных материалов; доходы, полученные от размещения денежных средств на банковских депозитах; иные источники. Ничего из вышеперечисленного не свойственно саморегулируемым организациям арбитражных управляющих.

Поэтому возможно, что саморегулируемой организации по примеру страховых организаций необходимо будет ввести ограничение ответственности размерами и сроками выплат. В то же время внутренние документы саморегулируемой организации должны содержать способы пополнения компенсационного фонда в случае, когда это необходимо, например, за счет членских взносов. Размер членских взносов составляет в среднем 25 тыс. руб. за полугодие, таким образом, в распоряжении аппарата саморегулируемой организации ежегодно поступает от 5 млн руб. и более, посредством которых можно хотя бы временно пополнить компенсационный фонд[9].

Если арбитражные управляющие не уплачивают членские взносы, саморегулируемая организация взыскивает их в принудительном порядке через суд. В связи с этим рассмотрим пример из практики (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 11.05.2010 по делу № А19-9315/09-37).

НП СОАУ «Меркурий» обратилось в Арбитражный суд с исковым заявлением к арбитражному управляющему о взыскании 64925,90 руб., составляющих задолженность по уплате прогрессивных членских взносов — 50 тыс. руб., задолженность по уплате штрафных санкций — 14925,90 руб. Суд первой, а впоследствии апелляционной и кассационной инстанций исковые требования удовлетворил в связи с тем, что арбитражный управляющий участвовал в процедурах банкротства, которые уже завершены, а это является нарушением пунктов 4.2.5 и 1.3 Порядка уплаты членских взносов НП СОАУ «Меркурий».

Являясь членом некоммерческого партнерства, арбитражный управляющий передает в собственность организации имущество, необходимое для осуществления уставных целей, которое в свою очередь делится на собственное имущество, обеспечивающее деятельность партнерства, и членские взносы. Природа такого дифференцирования имеет большое значение при выходе члена из некоммерческого партнерства: имущество, переданное партнерству в собственность при его учреждении либо впоследствии в качестве имущественного взноса, подлежит возврату вышедшему участнику, имущество, переданное в качестве членских взносов, не возвращается[10].

В ст. 25.1 Закона о несостоятельности не определено, к какой разновидности взносов относится взнос арбитражного управляющего в имущество организации, составляющее компенсационный фонд. Если указанный взнос является имуществом, переданным в собственность организации, то участник вправе потребовать его возврата при выходе из партнерства. Если взнос относится к разряду членских взносов и не подлежит возврату участнику при его выходе, положение арбитражного управляющего становится зависимым от саморегулируемой организации. Это объясняется тем фактом, что взнос в имущество некоммерческого партнерства — саморегулируемой организации — представляет собой довольно значительную сумму — минимум 50 тыс. руб., и вряд ли арбитражный управляющий, у которого не сложились отношения в одной саморегулируемой организацией, сможет вновь внести такую же сумму при переходе в другую саморегулируемую организацию[11].

В случае ликвидации саморегулируемой организации арбитражных управляющих возврат средств компенсационного фонда ее членам проводится после завершения ликвидационных процедур. В то время как в соответствии с п. 13 ст. 13 Закона о саморегулируемых организациях возврат взносов членам саморегулируемых организаций не допускается.

Ввиду отсутствия до настоящего времени нормативного определения порядка возврата денежных средств арбитражного управляющего при выходе из саморегулируемой организации (даже непонятно, в какой форме должен быть закреплен этот порядок) каждой саморегулируемой организации необходимо разработать локальный нормативный акт, устанавливающий регламент возврата взносов компенсационного фонда, а также вступительного взноса с целью введения дополнительных гарантий независимости арбитражного управляющего. Препятствия для возврата взноса в компенсационный фонд и вступительного взноса делают арбитражного управляющего «привязанным» к своей саморегулируемой организации, так как в случае добровольного выхода для продолжения деятельности ему будет необходимо изыскать денежные средства для взносов в другую саморегулируемую организацию с учетом потери ранее уплаченных взносов. Следует также определить, имеют ли право на возврат взносов управляющие, которые были исключены из саморегулируемой организации. Положительный ответ дает ст. 8 Закона о некоммерческих организациях: член некоммерческого партнерства, исключенный из него, имеет право на получение части имущества некоммерческого партнерства или стоимости этого имущества. Рассмотрим пример из практики (Решение Арбитражного суда города Москвы от 16.09.2010 по делу № А40-55766/10-36-279).

Арбитражный управляющий О.В. Юдин обратился в Арбитражный суд с исковым заявлением к НП СОАУ «Меркурий» о взыскании убытков в размере 270 222 руб. 31 коп. Арбитражный суд требования арбитражного управляющего удовлетворил, мотивируя это необоснованностью привлечения арбитражного управляющего к дисциплинарной ответственности в виде исключения арбитражного управляющего из членов партнерства, руководствуясь статьями 15, 393 ГК РФ.

Кроме того, Министерство Российской Федерации по налогам и сборам в своем письме от 25.07.2003 № СА-6-04/825 «О некоторых вопросах налогообложения арбитражных управляющих» разъяснило, что вступительный и годовой взносы, уплаченные арбитражными управляющими с целью принятия в члены саморегулируемой организации, не включаются в состав профессиональных налоговых вычетов в целях уменьшения налоговой базы по налогу на доходы физических лиц, а уплачиваются арбитражным управляющим за счет средств, оставшихся после уплаты налога на доходы.

Закон о саморегулируемых организациях также не рассматривает вопрос о предъявлении регрессных требований со стороны саморегулируемой организации к своим членам в случае возмещения убытков за арбитражного управляющего. Представляется, что этот вопрос также должен регулироваться внутренними документами саморегулируемой организации. Предлагается использовать общую норму ст. 1081 ГК РФ, согласно которой за саморегулируемой организацией остается право предъявить регрессные требования в размере разницы между возмещенными убытками и взносом в компенсационный фонд.

В случае ликвидации саморегулируемой организации арбитражных управляющих возврат указанных средств ее членам производится после завершения ликвидационных процедур. Исходя из буквального толкования данной нормы, а также из п. 3 ст. 8 Закона о некоммерческих организациях, компенсационный фонд не исключается из имущественной массы для расчетов с кредиторами.

Саморегулируемая организация несет ответственность за действия своего члена во время выполнения обязанностей арбитражного управляющего, при этом возникает сходство с конструкцией ответственности за действия третьих лиц (ст. 313 ГК РФ). Однако основанием для этого вида ответственности согласно ст. 313 ГК РФ является неисполнение или ненадлежащее исполнение гражданско-правовых обязательств, возложенных должником на третье лицо. Саморегулируемая организация и арбитражный управляющий, как было сказано выше, не имеют гражданско-правовых обязательств по отношению к иным лицам, участвующим в деле о банкротстве. Это отличие не позволяет признать ответственность саморегулируемых организаций ответственностью за действия третьих лиц[12].

Необходимо также различать ответственность саморегулируемой организации за арбитражного управляющего и ответственность должника за своих работников (ст. 402 ГК РФ). Отношения между арбитражным управляющим и саморегулируемой организацией однозначно не носят трудового характера. В литературе дискутируется вопрос о природе отношений между организацией и ее членами: гражданско-правовые, корпоративные, организационно-имущественные, членские без указания отраслевой природы и т. д.

В соответствии со ст. 75 ГК РФ участники полного товарищества солидарно несут субсидиарную ответственность своим имуществом по обязательствам товарищества; члены производственного кооператива несут по обязательствам кооператива субсидиарную ответственность в размерах и в порядке, предусмотренных законом о производственных кооперативах и уставом кооператива (ст. 107 ГК РФ).

 

Библиография

1 См.: Салин П.Б. Становление и развитие института саморегулируемых организаций в Российской Федерации: дис. … канд. юрид. наук. — СПб., 2009. С.13.

2 См.: Романовская О.В. Понятие саморегулируемой организации в Российской Федерации: проблемы и перспективы // Современное право. 2009. № 6. С. 45—49.

3 См.: Романовская О.В. Указ. соч.

4 См.: Салин П.Б. Некоторые проблемы правового регулирования саморегулируемых организаций // Право и политика. 2006. № 7. С. 33; Заворотченко И.А. Саморегулируемые организации за рубежом // Журнал российского права. 2007. № 8.

5 См.: Зинченко С.А., Галов В.В. Саморегулируемые организации в законодательстве России: проблемы и решения // Корпорации и учреждения: сб. ст. / отв.ред. М.А. Рожков. — М., 2007.

6 См.: Дорохина Е.Г. Правовой статус арбитражного управляющего в деле о банкротстве организации: дис. … канд. юрид. наук. — М., 2004. С. 54.

7 См.: Мурашкина Е.А. Гражданско-правовая ответственность арбитражного управляющего: дис. … канд. юрид. наук. — М., 2008. С. 151.

8 См.: Мурашкина Е.А. Указ. соч. С. 149.

9 См. там же. С. 150.

10 См.: Дорохина Е.Г. Указ. соч. С. 134.

11 См. там же. С. 136.

 

12 См.: Мухачев И.Ю. Правовое регулирование деятельности арбитражного управляющего при несостоятельности (банкротстве): дис. … канд. юрид. наук. — М., 2004. С. 158.