УДК 341:343.13(574)

(по материалам Республики Казахстан и Российской Федерации)

Страницы в журнале: 146-149 

 

А.Б. ИСИН,

соискатель кафедры организации оперативно-розыскной деятельности Академии МВД Республики Казахстан

 

Рассматриваются вопросы использования результатов оперативно-розыскной деятельности в доказывании по уголовным делам. Автором проведен сравнительный анализ уголовно-процессуального и оперативно-розыскного законодательства Республики Казахстан и Российской Федерации в части использования результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовном процессе.

Ключевые слова: оперативно-розыскная деятельность, использование результатов ОРД в доказывании по уголовным делам, предварительное следствие, судебное разбирательство.

 

In this article are considered questions of the use result operative-searching to activity in showing in criminal deals. The Author is organized benchmark analysis criminal-processing and operative-searching legislation Republics Kazakhstan and Russian Federation in a part of use the result of the operative-searching to activity in criminal process.

Keywords: operational search activities, the use of investigative results in the burden of proof in criminal cases, preliminary investigation, trial.

 

Современный этап развития правовой системы Республики Казахстан характеризуется появлением и развитием новых институтов уголовно-процессуального права. Это вызывает необходимость соотнесения данных институтов с нормами оперативно-розыскной деятельности и внесения в законодательство научно обоснованных правовых норм, регулирующих использование результатов, полученных в процессе оперативно-розыскной деятельности (ОРД), в уголовном процессе.

Вопрос использования в уголовном процессе, в том числе и на различных стадиях осуществления правосудия, результатов ОРД сегодня активно развивается в теоретических изысканиях, а также находит свое выражение в правоприменительной деятельности правоохранительных органов Республики Казахстан. При этом наиболее полная реализация данной идеи возможна лишь на основе создания правового института, регламентирующего механизм использования результатов ОРД в уголовном процессе. Теоретико-прикладные исследования правовых и тактических аспектов использования результатов ОРД в уголовном процессе и на различных стадиях осуществления правосудия не теряют актуальности и в настоящее время.

ОРД и уголовный процесс представляют собой единство процессуального и непроцессуального. Оно состоит не только в проведении следственных действий или оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ), т. е. не только включает процедурные вопросы, но и предполагает, наряду с добыванием оперативно значимой информации с целью ее использования, принятие решений как процессуального, так и оперативно-розыскного характера.

ОРД занимает ключевую роль в обнаружении и раскрытии преступлений, а во многих случаях, по нашему мнению, без нее практически невозможно решить задачи, стоящие перед уголовным судопроизводством. Прежде всего речь идет о профессиональной организованной преступности, латентных и неочевидных преступлениях. В ОРД при проведении даже одного ОРМ может достигаться конкретная оперативно-розыскная цель (например, выявление признаков преступления). При этом в результате добывается конкретная и достоверная информация о преступлении, которой может быть достаточно для возбуждения уголовного дела или проведения следственных действий (хотя такая информация не обязательно либо не сразу будет использована в уголовно-процессуальном порядке).

Так, принятие процессуальных решений, основанных на результатах ОРД, либо проведение следственных действий может осуществляться лишь после проведения ряда ОРМ (например, наблюдения, внедрения сотрудника в преступную среду, контрольной закупки, контролируемой поставки), даже если результаты любого из них уже сами по себе могли служить основанием для процессуальных решений и действий. Результаты ОРД могут рассматриваться как система проверенных и оцененных оперативных данных либо сведений о фактах. Именно с этой целью осуществляется документальное обеспечение управления (ДОУ).

Вместе с тем результаты ОРД имеют не только процессуальное, но и самостоятельное оперативно-розыскное значение, на что в ст. 14 Закона Республики Казахстан «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее — Закон РК об ОРД) имеется прямое указание. В части 1 указанной статьи отмечается, что результаты ОРД могут быть использованы для проведения ОРМ по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, выявлению и установлению лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших. Процессуальное значение результаты ОРД в этом случае обретают лишь в перспективе[1].

Следует иметь в виду, что результаты ОРД в силу ее специфики не всегда могут иметь процессуальное значение и официально использоваться в уголовном судопроизводстве. Наоборот, чаще они выступают лишь в качестве информации, которая может быть легализована в официальных следственных действиях и представлена как их результат. Это может быть вызвано причинами, связанными с реализацией оперативно-розыскного принципа конспирации, сочетанием гласных и негласных методов, а также стремлением уберечь от расшифровки источник информации.

Несмотря на активное теоретическое изучение, проблема использования добытых в процессе ОРД данных в доказывании по уголовным делам до сих пор не решена. Требуются новые исследования, результаты которых позволили бы разработать рекомендации, способствующие разрешению ряда теоретических, правовых и прикладных вопросов, восполнению пробелов и противоречий в уголовно-процессуальном и оперативно-розыскном законодательстве. Имеется осознанная необходимость дальнейшего научного анализа такой категории, как использование результатов ОРД в уголовном процессе.

Главными проблемами как в оперативном, так и в уголовно-процессуальном законодательстве Казахстана, на наш взгляд, в настоящий момент являются следующие:

1) отсутствие в законодательных актах понятия «использование результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовном процессе (в доказывании по уголовным делам)»;

2) отсутствие реально действующего правового механизма использования результатов ОРД в уголовном процессе (в доказывании по уголовным делам).

В статье 130 УПК РК, регламентирующей использование результатов ОРД в доказывании по уголовным делам, определение результатов ОРД не дается, а лишь указываются основные направления их использования. В пункте 36.1 ст. 5 УПК РФ установлено, что результатом оперативно-розыскной деятельности являются сведения, полученные в соответствии с Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности», о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления, лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших преступление и скрывшихся от органов дознания, следствия или суда.

Ранее действовавшая межведомственная Инструкция о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд определяла результаты ОРД несколько иначе, чем УПК РФ: под ними понимались «фактические данные, полученные оперативными подразделениями в установленном Федеральным законом “Об оперативно-розыскной деятельности” порядке, о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления, о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от исполнения наказания и без вести пропавших, а также о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации»[2]. Интересной, на наш взгляд, является точка зрения А.В. Ведина, который к приведенному выше определению результатов ОРД добавляет также «получение иной юридически значимой информации, связанной с реализацией целей и задач, поставленных перед оперативно-розыскными органами»[3].

Анализ положений ст. 14 Закона РК об ОРД свидетельствует о том, что законодатель активно использует текстуальные формулы — «результаты ОРД» и «материалы, полученные в процессе ОРД», но не раскрывает вкладываемого в них содержания. Аналогичная ситуация складывается со ст. 11 Федерального закона от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (далее — ФЗ об ОРД).

Правоведы, комментирующие Закон РК об ОРД, предлагают различные дефиниции. Так, С.В. Паташков и Ж.М. Чокин высказывают мнение, что «результаты ОРД — это фактические данные, полученные при проведении ОРМ»[4]. Другие ученые считают, что результаты ОРД представляют собой информацию, собранную оперативными подразделениями в отношении проверяемых лиц и фактов. По смыслу ст. 11 ФЗ об ОРД они должны иметь определенное документальное оформление, например, быть представлены в виде письменных документов, фото- и видеоматериалов и т. д.[5] По высказываниям третьих, «результатами оперативно-розыскной деятельности следует считать данные (сведения, информацию), полученные при осуществлении оперативно-розыскных мероприятий, указанных в ст. 6 [ФЗ об ОРД. — А.И.], а также от конфидентов и зафиксированные в материалах дел оперативного учета. Эти сведения должны отражать обстоятельства совершенного преступления, а также другие обстоятельства, имеющие значение для быстрого и полного раскрытия преступления способами уголовного процесса»[6].

По нашему мнению, приведенные определения (наряду с другими) не могут дать исчерпывающей характеристики результатов ОРД, так как в них отсутствует весьма важное указание на то, что различные сведения (информация) об обстоятельствах совершения преступления и лицах, причастных к нему, могут быть получены при осуществлении ОРД не только негласно, но и гласно.

А.В. Ведин характеризирует результаты ОРД следующими признаками: «Результаты ОРД в процессуальном порядке представляют собой некий информационный продукт, основанный, как правило, на совокупности данных, полученных из различных источников и проверенных оперативным путем; в оперативно-розыскном значении результатами ОРД могут быть и конкретные события, действия и их последствия в виде предупреждения, пресечения конкретного преступления, разоблачения преступной группы, ликвидации условий для совершения преступлений, дезинформации преступников и др.»[7]

Анализ упоминавшихся выше нормативных актов об ОРД и различных точек зрения позволяет нам предложить свое понимание вопроса. По нашему мнению, результаты ОРД — это фактические данные, полученные оперативными аппаратами в законодательно установленном порядке, о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления, о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от исполнения наказания и без вести пропавших, а также о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной  и экономической безопасности.

С учетом изложенного полагаем, что фактические данные о наличии или отсутствии общественно опасного деяния, виновности лица, совершившего это деяние, и иных обстоятельствах, имеющих значение для правильного разрешения дела, могут содержаться:

— в справках (рапортах) оперативного сотрудника, проводившего ОРМ;

— в сообщениях конфиденциальных источников;

— в делах оперативного учета;

— в заключениях различных предприятий, учреждений, организаций, а также их должностных лиц;

— в материалах фото-, кино-, звуко- и видеозаписей, произведенных в ходе ОРМ;

— в различных материальных предметах, полученных гласно и негласно при осуществлении ОРМ оперативными подразделениями государственных органов.

Одной из главных задач ОРД в соответствии со ст. 2 Закона РК об ОРД является выявление, предупреждение и раскрытие преступлений. Полученные в результате деятельности оперативных аппаратов правоохранительных органов, направленной на выявление, предупреждение и пресечение преступлений, сведения — одно из оснований возбуждения уголовного дела. В соответствии с п. 1 ст. 14 Закона РК об ОРД материалы, полученные в процессе осуществления ОРД, могут быть использованы для подготовки и осуществления следственных действий, по результатам которых производится официальная регистрация деяния в качестве преступления и принимается процессуальное решение о возбуждении уголовного дела и проведения по нему предварительного расследования. Поэтому можно сделать вывод, что законодатель Республики Казахстан в данной статье не предусматривает в качестве повода и основания для возбуждения уголовного дела материалы, полученные в процессе осуществления ОРД, а дает, как мы указывали выше, неясную формулировку о том, что материалы могут быть использованы только для подготовки и осуществления следственных действий, одно из которых — возбуждение уголовного дела. Напротив, в ФЗ об ОРД предусмотрено: «Результаты оперативно-розыскной деятельности могут служить поводом и основанием для возбуждения уголовного дела…»[8]

На наш взгляд, требуется обратить внимание на содержание понятий «повод для возбуждения уголовного дела» и «основание для возбуждения уголовного дела». Среди ученых и специалистов наиболее широкое распространение получило определение, согласно которому под поводами для возбуждения уголовного дела следует понимать предусмотренные законом источники информации, являющиеся побудительной причиной для начала уголовного судопроизводства, деятельности органа дознания, следователя или прокурора по проверке содержащихся в источнике первичных сведений о признаках совершения (или подготовки к совершению) преступления, вызывающие обязанность решения вопроса о возбуждении уголовного дела либо об отказе в его возбуждении.

В соответствии со ст. 177 УПК РК поводами и основаниями для возбуждения уголовного дела могут служить:

1) заявления граждан;

2) явка с повинной;

3) сообщение должностного лица государственного органа или лица, выполняющего

управленческие функции в организации;

4) сообщение в средствах массовой информации;

5) непосредственное обнаружение сведений о преступлении должностными лицами и органами, правомочными возбудить уголовное дело.

Основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления, при отсутствии обстоятельств, исключающих производство по уголовному делу.

Анализ ст. 177 УПК РК свидетельствует об отсутствии в данной норме указания на оперативные сведения, полученные в процессе осуществления ОРД, как на данные, служащие поводом и основанием для возбуждения уголовного дела. Это обстоятельство, по нашему мнению, является серьезным законодательным пробелом.

В качестве положительного примера следует привести нормы УПК РФ. По мнению А.В. Земсковой, «хотя УПК РФ (ст. 140) прямо не предусматривает оперативные сведения, данные в качестве повода и основания для возбуждения уголовного дела, тем не менее подразумевает их»[9]. В частности, п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК РФ предусматривает в качестве повода для возбуждения уголовного дела сообщение о совершенном или готовящемся преступлении, полученное из любых источников, не связанных с заявлением о преступлении или явкой с повинной. Такими источниками в соответствии со ст. 143 УПК РФ могут быть сообщения конфидентов, выявление признаков подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления при проведении ОРМ, результаты сопоставления (анализа) информации, указывающие на признаки преступления. В связи с этим документальным поводом (наряду с заявлением о преступлении и явкой с повинной) для возбуждения уголовного дела служит рапорт об обнаружении признаков преступления, составленный лицом, получившим соответствующую информацию.

В УПК РК такого указания нет. Можно предположить, что законодатель под формулировкой «непосредственное обнаружение сведений о преступлении должностными лицами и органами, правомочными возбудить уголовное дело» (подп. 5 ч. 1 ст. 177) предполагает норму, аналогичную норме ст. 140 УПК РФ. Дальнейшее изучение п. 1 ст. 182 УПК РК, раскрывающего понятие непосредственного обнаружения сведений о преступлении должностными лицами и органами, правомочными возбудить уголовное дело, свидетельствует о том, что такое обнаружение «может служить поводом для возбуждения уголовного дела в случаях, когда:

1) при исполнении своих должностных обязанностей сотрудник органа дознания, следователь, прокурор становятся очевидцами преступления либо обнаруживают следы или последствия преступления непосредственно после его совершения...». Очевидно, что в данном случае указываются точный круг лиц и перечень обстоятельств, наличие которых может считаться поводом для возбуждения уголовного дела.

Таким образом, законодатель Республики Казахстан дает более узкую трактовку данного положения, что, наш взгляд, значительно ограничивает возможности уголовно-процессуального и оперативно-розыскного законодательства.

Основываясь на вышеизложенном, полагаем, что имеется необходимость провести тщательное сравнительное исследование норм УПК РФ и УПК РК, Закона РК об ОРД и ФЗ об ОРД, а также работ казахстанских и российских ученых и специалистов, чтобы решить вопрос о целесообразности внесения изменений в действующее казахстанское законодательство для его совершенствования в части использования результатов ОРД при возбуждении уголовного дела.

 

Библиография

1 См.: Винниченко Н.А., Захарцев С.И., Рохлин В.И. Правовая регламентация использования результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовном судопроизводстве / Под ред. В.П. Сальникова. — СПб., 2004. С. 62.

2 Приказ ФСНП России, ФСБ России, МВД России, ФСО России, ФПС России, ГТК России и СВР России от 13.05.1998 № 175/226/336/ 201/286/410/56 «Об утверждении Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю, прокурору или в суд» // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 1998. 14 сент. № 23.

3 Ведин А.В. Понятие результатов оперативно-розыскной деятельности // Вестн. Владимирского юрид. ин-та. 2008. № 2 (7). С. 114.

4 Основы оперативно-розыскной деятельности: Учеб.-практ. пособие. — Алматы, 2001. С. 175.

5 См.: Ильиных В.Л. Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности». Науч.-практ. коммент. — М., 2000. С. 48.

6 Шумилов А.Ю. Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности». — М., 1997. С. 109.

7 Ведин А.В. Указ. раб. С. 115.

8 См.: Киселев А.П. Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности». Постатейный. — М., 2007. С. 123.

9 Земскова А.В. Теоретические основы использования результатов оперативно-розыскной деятельности при расследовании преступлений. — Волгоград, 2002. С. 60.