УДК 347.77

Страницы в журнале: 70-73 

 

П.Г. ШЕЛЕНГОВСКИЙ,

аспирант Московского государственного университета экономики, статистики, информатики, преподаватель кафедры гражданского права

Научный руководитель:

О.А. РУЗАКОВА,

доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского права Московского государственного университета экономики, статистики, информатики

 

Рассматриваются некоторые проблемные вопросы, связанные с определением понятия и сущности интеллектуальной собственности; проанализированы дефиниции интеллектуальных прав и интеллектуальной собственности в аспекте гражданского права Российской Федерации; сформулированы предложения по совершенствованию законодательства в этой сфере.

Ключевые слова: интеллектуальная собственность, интеллектуальные права, исключительные права, личные неимущественные права, иные права, право следования, право доступа, творческая деятельность, нематериальные объекты, нематериальный результат.

 

The problems of ration between intellectual rights and intellectual property

 

Shelengovsky P.

 

Some problem questions connected with definition of concept and essence of intellectual property are considered; concepts of the intellectual rights and intellectual property in aspect of civil law of the Russian Federation are analyzed; offers on legislation perfection in this sphere are formulated.

Keywords: intellectual property, intellectual rights, exclusive rights, personal no property rights, other rights, the right of consecution, the right of access, creative activity, immaterial goods, immaterial result.

 

14  июля 1967 г. Конвенцией, учредившей Всемирную организацию интеллектуальной собственности, в профессиональный оборот было введено понятие «интеллектуальная собственность». Интеллектуальная собственность включает в том числе права, относящиеся к нематериальным результатам умственной деятельности в области производства, науки, литературы и искусства (ст. 2)[1].

 Проблема законодательного закрепления вопросов, связанных с интеллектуальной собственностью, наиболее актуальна для стран с переходной экономикой. Это сопряжено с тем, что, например, в бывшем СССР господствовала официальная доктрина игнорирования прав человека, поэтому государство было единственным владельцем любой интеллектуальной собственности, созданной личностью. Более того, многолетнее использование в СССР интеллектуального потенциала шло в основном для нужд военно-промышленного комплекса, а не на создание социально ориентированной экономики. В итоге такая политика привела к почти полной невосприимчивости национальной экономики к научно-техническому прогрессу, снижению уровня и качества жизни населения.

Интеллектуальная собственность в теоретическом и практическом значении была и остается предметом дискуссии. Спор, в частности, идет о том, признавать или не признавать интеллектуальную собственность как правовой институт. Противники института интеллектуальной собственности указывают на недопустимость отождествления правового режима материальных вещей и нематериальных объектов, а по существу, и вообще против употребления такой терминологии. Однако уже сам ведущийся спор, а также то, что субъекты гражданского права вступают в правовые отношения по поводу объектов интеллектуальной собственности, говорит о необходимости выделения таких объектов и в целом правового регулирования названного института с определением исключительных прав, как личного, так и имущественного характера, на результаты интеллектуальной деятельности.

Интеллектуальная собственность в объективном смысле — это совокупность норм, которыми регулируются отношения, связанные с созданием и использованием ряда результатов интеллектуальной творческой деятельности и средств индивидуализации участников гражданского оборота. В субъективном смысле — это комплекс правомочий как личного, так и имущественного характера, принадлежащих авторам творческих достижений, патентовладельцам или лицам, осуществившим регистрацию средств индивидуализации, их наследникам и иным правопреемникам.

Специфика отношений, связанных с интеллектуальной деятельностью, определяется физическими особенностями нематериальных результатов, которые неосязаемы. Различие материальных вещей и итогов интеллектуальной деятельности заключается в том, что вещь ограничена в пространстве и отделена от другой вещи, а выделить нематериальный продукт в самостоятельный объект можно лишь с помощью специальных юридических нормативных приемов.

Важное и достаточно проблемное отличие нематериального творения от вещи заключается в том, что нематериальное достижение может одновременно использоваться неограниченным кругом лиц; кроме того, нематериальный результат не подвержен физическому износу, а может лишь морально устареть. Также необходимо отметить: право на продукт интеллектуальной деятельности действует в течение определенного времени и на конкретной территории, что детерминирует ряд проблем, связанных с результатами интеллектуальной деятельности в современных условиях. Для защиты прав на нематериальные достижения, первоначально возникших в одной стране, на территории других стран необходимы специальные правовые средства. В конце XIX века такие средства приняли вид международных конвенций, договоров и соглашений, направленных на защиту различных продуктов интеллектуальной деятельности. Однако результат интеллектуальной деятельности, ставший известным широкому кругу лиц, невозможно физически «изъять из чужого незаконного владения», поэтому для защиты таких достижений наряду с общими для всех объектов гражданского права стали употреблять специальные нормативно-правовые средства[2], которые также в современных условиях в большинстве случаев не работают.

Факт невозможности применения правового режима собственности, работающего в отношении материальных объектов, к нематериальным результатам является доказанным; современные ученые полагают, что в отношениях, связанных с использованием достижений нематериальной деятельности, следует употреблять режим исключительных прав. Исключительные права признаются отчуждаемыми и в современных условиях развития законодательства рассматриваются как монополия правообладателя на использование определенных  законодательно закрепленных объектов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации. Следовательно, если на конкретные результаты интеллектуальной деятельности на законодательном уровне не закреплено исключительное право и эти результаты не являются конфиденциальными, любое лицо может использовать эти достижения свободно и безвозмездно[3].

Таким образом, в современном гражданском праве стран постсоветского пространства применяются и используются два термина: «интеллектуальная собственность» и «исключительные права». Указанные понятия отождествляются, причем исключительные права определяют как «имеющие экономическую ценность и способные свободно отчуждаться с учетом ограничений, установленных в интересах защиты личных прав создателей соответствующих объектов и публичных интересов общества. Данные права имеют территориальный и временный характер и допускают одновременную эксплуатацию объекта охраны неограниченным кругом лиц»[4]. Однако автору достижения нематериального характера принадлежат не только имущественные, но и личные неимущественные права, не имеющие экономического содержания. Последние независимо от имущественных прав автора сохраняются за ним в случае перехода его имущественных прав к другому лицу и действуют бессрочно. Таким образом, понятием «исключительные права», как оно определено выше, личные неимущественные права не охватываются.

Значит, правильным необходимо считать тот подход, при котором под исключительными правами определяют лишь имущественные права, способные переходить к другим лицам[5]. Дефиницию «интеллектуальная собственность» следует рассматривать как условный термин, обозначающий совокупность личных неимущественных и исключительных (имущественных) прав.

Законодательством большинства стран СНГ понятие «интеллектуальная собственность» определяется через перечисление нематериальных объектов, в отношении которых признается исключительное право (таким же способом определен термин «интеллектуальная собственность» в ст. 2 Конвенции от 14 июля 1967 г., учредившей Всемирную организацию интеллектуальной собственности).

В Российской Федерации дефиниция «интеллектуальная собственность» получила свое правовое определение в ст. 44 Конституции РФ, в соответствии с которой каждому гарантируется свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества. Данная норма устанавливает общий принцип закрепления исключительных прав за гражданином или юридическим лицом на объекты интеллектуальной собственности, отсылает к специальным законам, определяющим условия возникновения, использования, защиты этих прав, а также сроки их действия.

Проблематика соотношения понятий «право собственности» и «право интеллектуальной собственности» до недавнего времени стояла достаточно остро, поскольку, если исходить из смысла терминов, право интеллектуальной собственности следовало бы считать разновидностью права собственности, что, конечно, ошибочно. На самом деле право собственности имеет своим объектом предметы материального мира, а право интеллектуальной собственности — нематериальные объекты, в основном являющиеся интеллектуальными (творческими) достижениями. К ним примыкают и приравниваются некоторые иные — тоже нематериальные — результаты.

Данная проблема была решена законодателем в ст. 1226 ГК РФ: на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации) признаются интеллектуальные права, которые включают исключительное право, являющееся имущественным правом, а в случаях, предусмотренных ГК РФ, также личные неимущественные права и иные права (право следования, право доступа и др.).

Таким образом, законодатель заменил спорный, подвергающийся постоянной критике термин «право интеллектуальной собственности» на термин «интеллектуальные права».

Из статьи 1226 ГК РФ вытекает, что в отношении интеллектуальных прав появляются субъективные права трех видов:

1) исключительное право;

2) личные неимущественные права;

3) иные права.

Исходя из ст. 1226 ГК РФ, исключительное право возникает в отношении любого объекта интеллектуальных прав, а два остальных вида прав — только в случаях, предусмотренных ГК РФ. Это означает, что ни подзаконные акты, ни  федеральные законы не могут расширять перечень личных неимущественных прав или иных субъективных прав, относящихся к этой группе объектов. Кроме того, законодатель четко в ст. 1226 ГК РФ отнес исключительное право к категории имущественных прав. Однако имущественные права могут существовать либо в абсолютных правоотношениях, либо в обязательствах, но исключительные права в обязательственных правоотношениях не существуют.

Статья 1226 ГК РФ устанавливает, что на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации) признаются интеллектуальные права, которые включают исключительное право, т. е. на все виды объектов, указанных в п. 1. ст. 1225 ГК РФ, признается исключительное право, но фактически на секреты производства (ноу-хау) никакого исключительного права не возникает, имущественные права на этот объект существуют лишь в относительных, обязательственных отношениях.

В статье 1226 ГК РФ оговариваются так называемые иные права, вместе с исключительным правом и личными неимущественными правами составляющие субъективный состав интеллектуальных прав. Исходя из рассматриваемой статьи, четко понятно: «иные права» не являются исключительными. Однако из текста ст. 1226 ГК РФ невозможно сделать вывод о том, считаются эти «иные права» имущественными или личными неимущественными правами. То есть в данном случае возникает дилемма: исходя из законодательства, есть исключительное имущественное право и есть неимущественные права, а вопрос иных прав получается неурегулированным; кроме того, законодатель указал примеры иных прав — это право следования, право доступа (вопрос возникает с привязкой «др.» — что под этим подразумевает законодатель, не ясно).

Останавливаясь на примере права следования, представляется важным уточнить, что согласно ст. 1293 ГК РФ право следования заключается в том, что в случае отчуждения автором оригинала произведения изобразительного искусства при каждой публичной перепродаже соответствующего оригинала, в которой в качестве продавца, покупателя или посредника участвует галерея изобразительного искусства, художественный салон, магазин или иная подобная организация, автор имеет право на получение от продавца вознаграждения в виде процентных отчислений от цены перепродажи. В данном случае исследователи авторского права высказывают различные мнения о правовой природе права следования. Так, одни относят указанное правомочие к имущественным авторским правам, другие — к особым правам, имеющим и личные, и имущественные элементы.

Первая из указанных точек зрения точнее отражает сущность права следования. На принадлежность этого права к имущественным авторским правам указывает то, что право следования:

— приносит автору или его наследникам имущественную выгоду (доход) от участия созданного им произведения в коммерческом обороте;

— действует в течение срока действия имущественных авторских прав;

— переходит по наследству.

В соответствии со ст. 1292 ГК РФ право доступа заключается в том, что автор произведения изобразительного искусства вправе требовать от собственника оригинала произведения предоставления возможности осуществлять право на воспроизведение своего произведения. При этом от собственника оригинала произведения нельзя требовать доставки произведения автору.

В вопросе права доступа также существует проблематика — среди исследователей авторского права отсутствует единая точка зрения на правовую природу данного института.

Следует полагать, что право доступа является личным неимущественным правом авторов, так как оно:

— способствует реализации творческого начала личности автора;

— не направлено на обязательное получение автором или его наследниками имущественной выгоды (дохода) от использования созданного им произведения;

— действует только в течение жизни автора;

— не переходит по наследству.

Исходя из вышеизложенных примеров, очевидно, что основная проблема состоит в том, что считать собственностью, т. е. что в нее включать: либо имущественные, либо неимущественные категории, либо те и другие вместе. И если законодатель дает четкое разграничение собственности и интеллектуальных прав в ГК РФ, то необходимо конкретизировать современное законодательство в отношении того, чтобы определить, какие права отнести все-таки к исключительным правам, а какие — к неимущественным, либо выделить третий — смешанный — вид прав, где четко перечислить, что в него входит.

Также хотелось бы подчеркнуть: в современных условиях развития гражданского законодательства огромный вклад российской науки, литературы и искусства в мировую цивилизацию общепризнан; в настоящее время Россия бесспорно относится к числу импортеров интеллектуальной собственности. Однако реальный законодательный уровень охраны прав на многие объекты интеллектуальной собственности в Российской Федерации остается крайне низким и к тому же спорным и неурегулированным. Проблемы и коллизии в современном российском законодательстве требуют срочного, адекватного и компетентного разрешения, поскольку актуальное желание России влиться в мировое сообщество и на равных участвовать в торговых отношениях может быть реализовано лишь при соблюдении условий обеспечения ею реальной нормативно-правовой охраны интеллектуальной собственности. Однако, к сожалению, надлежит признать, что на данный момент для решения этой задачи в стране нет необходимых предпосылок: отсутствует желание властей и нет материальной основы для осуществления изменений в законодательстве и экономике страны.

 

Библиография

1 http://www.wipo.int/treaties/ru/convention/trtdocs_wo029.html

2 См.: Дозорцев В.А. На пороге нового этапа. Развитие законодательства о правах на результаты интеллектуальной деятельности // Экономика и жизнь. 1996. № 40. С. 20.

3 См.: Зенин И.А. Рынок и право интеллектуальной собственности в СССР // Вопросы изобретательства. 1991. № 1. С. 21—25.

4 Калягин В.О. Интеллектуальная собственность (исключительные права): Учеб. для вузов. — М., 2000. С. 11.

5 См.: Гаврилов Э.П. Исключительные права на нематериальные объекты // Патенты и лицензии. 2001. № 3. С. 14.