УДК 343.7 

Страницы в журнале: 118-121

 

А.Ю. ФЕДОРОВ,

кандидат юридических наук, начальник кафедры совершенствования деятельности ОВД Уральского юридического института МВД России

 

Статья посвящена проблеме неправомерных захватов собственности (рейдерству) в России; проанализирована общественная опасность рейдерства, обоснована актуальность разработки мер по противодействию данному явлению.

Ключевые слова: рейдерство,  захват собственности,  общественная опасность, экономическая безопасность.

 

Counteraction to raids captures in Russia: legislation perfection

 

Fyedorov А.

 

Scientific article is devoted to the problem of illegal seizure of property (raids) in Russia. In the article the public danger of raids are analysed аnd zeitgeist of development of measures to combat this phenomenon is based.

Keywords: raids,  seizure of property, public danger, economic security. 

 

В  настоящее время рейдерство обусловлено главным образом пробелами в законодательстве. Существующая в стране нормативно-правовая база не позволяет разделять цивилизованные методы ведения бизнеса в сфере слияний и поглощений и незаконные захваты предприятий. Не существует системного корпоративного права. Отсюда и противоречащие друг другу решения судов.

Действующее российское гражданское и арбитражное процессуальное и корпоративное законодательство, имеющее ряд недостатков как концептуального (системного), так и технического свойства, позволяет недобросовестным субъектам предпринимательской деятельности осуществлять внешне законными действиями рейдерские захваты, отрицательно влияющие как на реализацию внутренними инвесторами (участниками корпоративных отношений) своих прав и законных интересов, так и на стабильность имущественного оборота в целом, что в конечном счете представляет угрозу национальной безопасности страны.

Серьезные негативные последствия приобрело применение в корпоративных конфликтах таких средств, как злоупотребление правом, использование в корыстных целях отдельными акционерами юридического лица известной неопределенности и противоречий в законодательстве, так называемый корпоративный шантаж, направленный на создание препятствий в осуществлении обществом нормальной хозяйственной деятельности, с целью понуждения последнего к выкупу акций, принадлежащих акционеру, по цене, в значительной мере превышающей рыночную.

Сложившаяся практика разрешения корпоративных конфликтов не только угрожает экономике и репутации Российской Федерации, но и является мощным сдерживающим фактором  повышения инвестиционной активности внутри страны, а также инвестиционной привлекательности российской экономики для зарубежных инвесторов.

С учетом сказанного, представляется актуальной активизация научных исследований в области совершенствования корпоративного законодательства.

На основе проведенного монографического исследования[1] можно, по нашему мнению, сформулировать следующие первоочередные задачи и направления по совершенствованию российского законодательства в аспекте противодействия рейдерству и корпоративному шантажу.

1. Одним из основных способов захвата предприятий является регистрация в Едином государственном реестре юридических лиц (ЕГРЮЛ) фиктивных сведений о назначении на должность руководителя захватываемого предприятия «подставного» лица, которое затем совершает сделки по отчуждению активов в интересах рейдерской группы. Причина здесь кроется в отсутствии в законодательстве о регистрации юридических лиц механизма по обеспечению достоверности регистрируемой информации. Аналогичный механизм действует практически во всех европейских странах (Германии, Италии, Бельгии, Франции, Люксембурге и др.). Так, в соответствии с Федеральным законом от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее — Закон о государственной регистрации) налоговые органы не проверяют достоверность поступающих к ним сведений об изменениях, вносимых в учредительные документы юридических лиц. В течение 5 дней они обязаны произвести госрегистрацию и выдать заявителю на руки соответствующий документ.

В связи с этим необходимо внести изменения в Закон о государственной регистрации. Совершенствование процедуры регистрации юридических лиц и предупреждение внесения в ЕГРЮЛ недостоверной информации будет возможно при  введении обязательной явки заявителя в ИФНС и удостоверении его личности; отказе от пересылки документов по почте; обязательном уведомлении постоянно действующего исполнительного органа юридического лица (а также участников, имеющих в уставном капитале долю более 45%) о производстве регистрационных действий; обязательном нотариальном удостоверении протокола общего собрания участников (акционеров), представляемого в налоговый орган; увеличении срока регистрации до 30 дней, а при нахождении участников (акционеров) в другом субъекте Российской Федерации — до 45 дней; направлении в органы внутренних дел материалов, содержащих признаки фальсификации.

2. В последние годы обострилась проблема злоупотребления в корпоративных конфликтах инсайдерской информацией, что в большинстве развитых стран мира является уголовным преступлением. Учитывая то обстоятельство, что российский рынок ценных бумаг в настоящее время находится в стадии развития и в ближайшее время по объему оборота финансовых средств достигнет международного уровня, криминальные проблемы, характерные для зарубежных рынков, будут актуальны и для России. В связи с этим представляется необходимым внести поправки в Уголовный кодекс России, установив уголовную ответственность за злоупотребление инсайдерской информацией.

3. Проблема современной правоприменительной практики заключается в том, что в год в Российской Федерации выявляется не более 10 преступлений, предусмотренных ст. 185 УК РФ. В то же время количество в России рейдерских захватов, использующих механизм проведения незаконной дополнительной эмиссии с целью «размывания» контрольного пакета акций, ежегодно исчисляется сотнями. Причины тому следующие.

Статья 185 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за внесение в проспект эмиссии ценных бумаг заведомо недостоверной информации, утверждение либо подтверждение содержащего заведомо недостоверную информацию проспекта или отчета (уведомления) об итогах выпуска ценных бумаг, а равно размещение эмиссионных ценных бумаг, выпуск которых не прошел государственную регистрацию (злоупотребления при эмиссии ценных бумаг).

Возникают вопросы, касающиеся терминологии, используемой в ст. 185 УК РФ и в законодательстве о рынке ценных бумаг.

В Федеральном законе от 22.04.1996 № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» (далее — Закон о рынке ценных бумаг) отсутствует термин «проспект эмиссии ценных бумаг». В соответствии с изменениями, внесенными Федеральным законом от 28.12.2002 № 185-ФЗ, документ, содержащий информацию об эмитенте, его финансово-экономическом состоянии, размещаемых эмиссионных ценных бумагах и др., носит наименование  «проспект ценных бумаг».

Очевидно, несоответствие в терминологии объясняется тем, что после внесения изменений в Закон о рынке ценных бумаг положения Уголовного кодекса не были приведены в соответствие данному закону. В этой связи необходимо немедленное внесение изменений в ст. 185 УК РФ.

4. Практика корпоративных конфликтов свидетельствует о том, что в настоящее время распространены случаи приобретения незначительного пакета акций лишь с целью максимального осложнения деятельности акционерного общества (далее — АО) многочисленными исками новоиспеченного акционера. Для этого подаются судебные иски об оспаривании решений (действий) органов управления АО, инициируемые, как правило, или уже существующими мелкими акционерами, вступившими в сговор, либо же самим агрессором, ставшим акционером путем приобретения минимального пакета акций общества.

С учетом известных рисков при вступлении в сговор с миноритарием можно констатировать, что отечественная практика преимущественно складывается в соответствии с последним из вышеназванных вариантов. Следовательно, большинство из таких исков может быть охарактеризовано положением, при котором истец-акционер оспаривает решения (действия), принятые еще до того, как он сам приобрел статус акционера. Таких случаев в российской практике тысячи, и способствует тому отсутствие в законодательстве прямого запрета оспаривать решения или действия органов управления АО, принятые или совершенные до того момента, как лицо приобрело акции общества.

В связи с этим в акционерном законодательстве целесообразно закрепить положение, согласно которому все акционеры вне зависимости от доли принадлежащих им акций не могут оспаривать решения или действия органов управления АО, принятые или совершенные до того момента, как лицо приобрело акции общества (схожая мера существует в законодательстве США и именуется правилом «одновременного владения» — contemporaneous ownership rule). С целью установления данного запрета необходимо дополнить соответствующими положениями нормы статей 49, 79 и 84 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон об АО). Предлагаемая мера направлена главным образом на борьбу со случаями, когда приобретается пакет акций лишь для того, чтобы многочисленными исками максимально осложнить деятельность АО (данный прием активно используется при корпоративном шантаже с целью получения «отступных» или выкупа акций у агрессора по цене, значительно превышающей рыночную). В случае же закрепления в законе предлагаемого правила снижается мотивация использования акционера в качестве средства достижения неправомерных целей.

5. Практика корпоративных конфликтов в России свидетельствует также о том, что приобретение незначительного пакета акций общества может быть обусловлено стремлением получить доступ к внутренней информации АО с последующим ее использованием для корпоративного шантажа или рейдерского захвата.

Следовательно, целесообразно, на наш взгляд, введение правила о том, что отдельные правомочия акционера возникают не сразу после приобретения им акций, а по истечении определенного периода времени. В этой связи считаем, что право акционера на получение информации в соответствии с определенным п. 1ст. 89 Закона об АО перечнем и с ограничениями, закрепленными в п. 1 ст. 91 Закона об АО, должно возникать у акционера по истечении 6 месяцев со дня приобретения им акций общества (внесения соответствующей приходной записи по лицевому счету). Данный срок является оптимальным, так как, с одной стороны, не позволяет новому акционеру оперативно получить информацию о деятельности общества  (успешность большинства действий агрессора предопределена именно временным фактором), а с другой стороны, не лишает акционера реальной возможности ознакомления с документацией общества до момента ее уничтожения.

Так, в настоящее время действует Положение о порядке и сроках хранения документов акционерных обществ, утвержденное постановлением ФКЦБ России от 16.07.2003  № 03-33/пс. Данное Положение устанавливает минимально необходимые сроки хранения документов АО. Все требования к срокам хранения условно могут быть разделены на три группы: документы, подлежащие хранению постоянно, не менее 5 лет,  не менее 1 года. При этом стоит подчеркнуть, что исчисление срока хранения документов производится с 1 января года, следующего за годом окончания их делопроизводством (п. 2.4 Положения). Очевидно, что установление 6-месячного срока, по истечении которого акционер приобретает право доступа к информации АО, не лишает его возможности ознакомления со всей, в том числе и текущей, документацией. Предлагаемая мера призвана противостоять случаям скупки пакета акций лишь в целях получения доступа к внутренней информации АО с последующим ее использованием в механизмах рейдерского захвата или же для передачи за плату конкурентам данного общества. Причем целесообразно введение данного ограничения на доступ к информации общества лишь в отношении небольшого пакета акций (до 4—7%), поскольку покупка большего количества акций только в целях получения доступа к информации экономически невыгодна агрессору.

6. Актуальной проблемой является то, что законодательство Российской Федерации не содержит нормы, позволяющей исключить лицо из числа акционеров общества в случае, если оно препятствует деятельности общества своими действиями (бездействием) или существенно затрудняет данную деятельность, в то время как в ст. 10 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об ООО) это предусмотрено.

В этой связи целесообразно дополнить Закон об АО (по аналогии со ст. 10 Закона об ООО) нормой следующего содержания:

«Акционеры, владеющие в совокупности не менее 15% акций общества, вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением об исключении акционера из числа акционеров общества в случае, если данное лицо грубо нарушает свои обязанности либо своими действиями (бездействием) делает невозможной нормальную деятельность общества или существенно ее затрудняет.

При исключении акционера его акции переходят на баланс общества с момента вступления в законную силу судебного акта. При этом общество обязано выплатить исключенному акционеру рыночную стоимость акций по цене, определяемой в соответствии с п. 2 ст. 77 настоящего Закона».

Статью 235 ГК РФ необходимо дополнить следующим основанием для принудительного изъятия у собственника имущества (акций у акционера):

«8) принятие арбитражным судом судебного акта об исключении акционера из числа акционеров общества в порядке, предусмотренном Федеральным законом об “Об акционерных обществах”».

7. В настоящее время недооцениваются возможности уголовно-правового противодействия корпоративному шантажу и рейдерству, что обусловлено рядом факторов, в частности, непониманием того, что в современных условиях рейдерство — это сфера деятельности организованной экономической преступности. Цивилисты, к сожалению, не заметили того момента, когда в сфере гражданского материального и процессуального законодательства появились и стали активно развиваться явления «антиправа», которые, как злокачественная опухоль, уничтожают правовую систему изнутри. Борьба с такими проявлениями требует радикального уголовно-правового вмешательства. Именно поэтому необходима скорейшая разработка и принятие соответствующих изменений в УК РФ в части совершенствования механизма уголовно-правовой охраны сферы корпоративных отношений.

Предлагаем внести в УК РФ следующую уголовно-правовую норму, криминализирующую корпоративный шантаж:

«Статья 201.1. Злоупотребление правами участника (акционера) юридического лица

1. Умышленное использование прав участника (акционера) юридического лица, являющегося коммерческой или иной организацией, самим участником (акционером) или другим уполномоченным им лицом согласно доверенности, вопреки интересам данного юридического лица, если это деяние повлекло прекращение или приостановление деятельности органов управления юридического лица и причинение крупного ущерба другим участникам (акционерам) юридического лица, юридическому лицу или государству, наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет.

2. Те же деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, а равно повлекшие причинение особо крупного ущерба, наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет либо лишением свободы на срок до трех лет.

Примечание. Крупным ущербом признается ущерб, превышающий двести пятьдесят тысяч рублей, особо крупным — один миллион рублей. Ущерб включает в себя в том числе упущенную выгоду.»

Реализация предложенных законодательных инициатив должна сыграть позитивную роль в дальнейшем развитии в России цивилизованных способов получения и перераспределения контроля над юридическими лицами при сохранении справедливого баланса всех заинтересованных лиц.

 

Библиография

1  См.: Федоров А.Ю. Рейдерство и корпоративный шантаж (организационно-правовые меры противодействия). — М., 2009.