О.С. ГУЗЕЕВА,
аспирант Академии Генеральной прокуратуры РФ 
 
Современные общественные процессы, совершенствование информационных технологий привели к глобализации коммуникационных систем. Россия находится в общем русле происходящих изменений. Число отечественных пользователей компьютерных сетей в последнее время стремительно растет.
По данным фонда «Общественное мнение», опубликованным в исследовании «Интернет в России/Россия в Интернете», показатель количества пользователей Рунета в 2006 году составил 24,3 млн человек, что на 500 тыс. человек больше, чем в 2005 году[1]. Федеральная целевая программа «Электронная Россия (2002—2010 годы)» одной из основных задач ставит дальнейшее развитие телекоммуникационной инфраструктуры, оборудование новых пунктов подключения к открытым информационным системам для расширения присутствия России в Интернете[2]. 
 
Ставшие привычной частью общественных отношений компьютерные технологии и телекоммуникационные системы, помимо прочего, создали дополнительные условия для совершения преступных действий, позволили перенести часть преступных посягательств непосредственно в «киберпространство». Среди них значительное место занимает распространение наркотических средств.
В европейских государствах использование информации через Интернет регулируется как национальным законодательством, так и нормами европейского права. Применительно к рассматриваемым вопросам действует Конвенция Совета Европы  от 8 ноября 2001 г.«О киберпреступности»[3] (далее — Конвенция).
Положения Конвенции регулируют вопросы юрисдикции, выдачи, перехвата сообщений, систематизации и сохранения данных. В ней перечисляются деяния, которые национальным законодательством должны быть признаны уголовно наказуемыми: несанкционированный доступ, незаконный перехват и нарушение целостности данных и систем; связанные с использованием компьютеров подлоги и мошенничество, пособничество или подстрекательство к совершению указанных преступлений. При этом под киберпреступлением понимается предусмотренное уголовным законодательством общественно опасное, противоправное деяние, совершенное посредством удаленного доступа к объекту посягательства с использованием глобальных компьютерных сетей в качестве основного средства достижения цели[4]. Особенности киберпреступлений состоят в следующем:
· преступление может быть совершено на территории одной страны, а правонарушитель может находиться под юрисдикцией другого государства;
· во многих национальных законодательствах отсутствует определение таких правонарушений либо элементы состава преступного деяния не детализированы;
· вероятность выявления и привлечения к ответственности правонарушителей довольно низка.
Представляется целесообразным рассмотрение распространения пронаркотической информации в Интернете в качестве одного из видов киберпреступления ввиду следующих характеристик:
· пронаркотическая информация, т. е. сведения о лекарственных препаратах, обладающих аддиктивным (от англ. addiction — пристрастие, зависимость) потенциалом, рецептуре изготовления наркотических средств, при-способлениях для употребления наркотиков, а также информация, пропагандирующая образ жизни наркомана, его ценности и т. д., распространяется через глобальные компьютерные сети;
· пронаркотическая информация имеет противозаконное содержание;
· распространение пронаркотической информации в конечном итоге направлено на преступный результат: вовлечение в процесс потребления наркотиков новых лиц.
В рамках дел, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, Конвенция применяется в качестве правового инструмента обеспечения взаимной юридической помощи. Компетентные органы, стремящиеся получить электронные доказательства деятельности торговцев наркотиками, обнаружить их клиентов, активы в другом государстве, могут обратиться к государству—участнику Конвенции с запросом о предоставлении, в частности, баз данных, используемых подозреваемыми в занятии наркобизнесом, и переписки, например, электронной почтой.
В европейских государствах активно обсуждается вопрос о создании специальных фильтров, позволяющих централизованно отсеивать «вредное содержимое» глобальной сети, которое потенциально может иметь негативные по-следствия для подрастающего поколения. Это представляется оправданным в связи с тем, что свыше 40% несовершеннолетних пользователей верят полученной во Всемирной паутине информации, а 57% «не делают ничего» для подтверждения этой информации[5].
Европейские государства уделяют особое внимание проблеме безопасного использования Интернета в школах. В частности, разработаны и применяются программы, нацеленные на информирование, обучение пользователей (прежде всего родителей и преподавателей) о способах защиты себя и своих детей в глобальной сети от опасной информации.
В рамках исследования правового регулирования распространения информации через Интернет в европейских государствах следует выделить проблему «свободы слова». В июле 2003  года  Советом Европы  была принята Декларация о свободе общения в Интернете (Declaration of freedom of communication on the Internet)[6], провозгласившая семь основных принципов защиты свободы слова во Всемирной паутине; их суть в том, что Интернет не должен подвергаться ограничениям более строгим по сравнению с применяемыми к обычным СМИ. Следует поощрять саморегулирование или совместное регулирование распространения информации в глобальной сети.
Положения Декларации о свободе общения в Интернете предусматривают, что государственные власти не должны использовать фильтрацию «контента» или блокирование адресов с целью ограничения доступа общественности к информационным ресурсам, другим материалам, размещенным в Интернете. Тем не менее признается необходимость контроля над нелегальным «контентом», например детской порнографией. Предусмотрено также, что государства—члены организации не должны возлагать на ISP (провайдеров) обязанность контролировать содержание сайтов или заниматься поиском нелегального «контента»; функция провайдеров — обеспечение доступа к информации. Либерализм подобных положений не способствует противодействию распространения в Интернете противозаконной информации, в том числе пронаркотического характера.
К мерам борьбы с незаконной информацией во Всемирной паутине следует отнести взаимодействие с начала 2001 года правоохранительных органов и спецслужб государств—членов «группы восьми» и девяти других государств посредством ежедневного поддержания контакта и обмена информацией через сеть «24/7» (функционирует ежедневно и круглосуточно). Эта сеть успешно применялась в ходе расследования серьезных преступлений, связанных с использованием высоких технологий.
В рамках осуществления Плана действий Европейского союза по борьбе с наркотиками на 2000—2004 годы была создана рабочая группа по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, которая провела оценку угрозы, возникающей в результате незаконного использования Интернета в сфере наркобизнеса, подготовила обзор действующих правовых норм в государствах—членах Евросоюза.
Существенная проблема, отмечаемая в том числе международными экспертами, — отсутствие на уровне национального законодательства о борьбе с киберпреступностью норм, касающихся наркотиков. Основная задача — юридически грамотное сопоставление в законодательстве положений об использовании новых технологий в качестве потенциального средства предупреждения незаконного производства, потребления, распространения наркотиков и норм, запрещающих привлечение соответствующих технологий с преступными целями, в том числе и для постоянного развития наркотической субкультуры. В этом контексте особое значение приобретает принятие согласованных мер на национальном и международном уровнях. В ином случае перед международным сообществом могут встать следующие проблемы:
· расширение возможностей для совершения преступлений в области незаконного оборота наркотиков в режиме онлайн и, как следствие, рост масштабов транснациональной наркопреступности;
· усовершенствование электронных методов отмывания денег, полученных в результате незаконного оборота наркотиков;
· умножение числа наркопреступлений, в которых виновны как члены организованных, в том числе и международных, преступных групп, так и лица, к ним не принадлежащие, не связанные с профессиональным преступным миром;
· увеличение числа преступлений, связанных с незаконным оборотом запрещенных средств, совершаемых с помощью информационных технологий несовершеннолетними, — именно молодежь составляет основную категорию пользователей Интернета, осваивая компьютерную грамотность быстрее взрослых;
· усложнение деятельности правоохранительных органов и спецслужб в области проведения мероприятий по перехвату и наблюдению за совершением соответствующих преступлений посредством глобальной сети.
В этой связи представляется востребованным предоставление на международном уровне органам по обеспечению соблюдения законов о наркотиках и судебным органам необходимых ресурсов, оборудования для проведения расследований, выявления, задержания и уголовного преследования лиц, использующих информационные технологии в сфере незаконного оборота наркотиков. Для этого, согласно рекомендациям Международного комитета по контролю над наркотиками при ООН, следует организовать подготовительные мероприятия с целью обучения сотрудников правоохранительных органов и спецслужб методам судебной экспертизы, развития требуемых технических навыков. Так,  в США распространяемую через Интернет информацию оценивают девять региональных лабораторий ФБР.
Торговля наркотическими средствами и психотропными веществами в режиме онлайн должна быть запрещена полностью, поскольку она осуществляется в обход существующей системы национального и международного контроля.
Государственным органам исполнительной власти следует поддерживать создание вебсайтов, предоставляющих объективную информацию о незаконном использовании наркотиков, разъясняющих соответствующие национальные законы (содержащие описание наркотиков и негативных последствий их применения, регулирующие вопросы их незаконного хранения, использования).
Целесообразным представляется расширение поставщиками услуг в Интернете практики создания линий экстренной связи, посредством которых население могло бы сообщать о незаконном содержании существующих в глобальной сети сайтов. Такая система мер противодействия нелегальному «контенту» применяется в ряде стран: Бельгии, Великобритании, Франции. В Великобритании существует эффективная горячая линия, так называемый Фонд наблюдения за Интернетом (Internet Watch Foundation — IWF), разбирающий жалобы о нелегальном содержании ресурсов Интернета. Во Франции любой гражданин, недовольный содержанием определенного сайта, может подать жалобу в Центральное бюро по борьбе с киберпреступностью при МВД, которое после ее изучения может обратиться в суд с целью закрытия сайта и привлечения его авторов к ответственности.
Провайдеры после получения данных о незаконности материалов, размещаемых на принадлежащих им ресурсах, обязаны незамедлительно устранять противозаконную информацию.
Если незаконное содержание невозможно устранить с сервера по причине его расположения в другой стране, провайдер должен блокировать доступ к указанному сайту. В этой связи Международным комитетом по контролю над наркотиками при ООН в целях предупреждения возникновения новых «информационных убежищ» предложено унифицировать принимаемые меры противодействия пронаркотической информации, чтобы правонарушения и санкции рассматривались в разных странах одинаково.
На национальном уровне по рекомендации указанного Комитета при ООН необходимо создать специализированные межведомственные подразделения по борьбе с наркобизнесом, использующим высокие технологии. С учетом правила «для борьбы с сетями необходимы сети» следует расширять сферу действия сетей системы «24/7» посредством включения новых государств, углубления сотрудничества с другими органами по борьбе с киберпреступностью.
Представляется, что данные задачи следует принять в качестве базовых в Российской Федерации для реализации мер по предупреждению распространения информации пронаркотического характера в Интернете, что будет способствовать интеграции России в международное сообщество в сфере регулирования интернет-услуг.
 
Библиография
1 См.: CNe // www.cnews.ru
2 См. постановление Правительства РФ от 28.01.2002 № 65 «О федеральной целевой программе «Электронная Россия (2002—2010 годы)» // СЗ РФ. 2002. № 5. Ст. 531.
3 Конвенция была открыта для подписания 23 ноября 2001 г.
4 См.: Осипенко А.Л. Борьба с преступностью в глобальных компьютерных сетях: Международный опыт: Моногр. — М., 2004. С. 62—63.
5 Эти данные приведены Д. Морисом, директором Ирландского национального центра технологий в области образования, по результатам исследования в режиме онлайн поведения несовершеннолетних по всей Европе, проведенного 7 февраля 2006 г. в день «Безопасного Интернета». В опросе участвовали более 800 несовершеннолетних от 9 до 16 лет.
6 См.: http://portal.coe.ge/enews/EpuykVAuppmaFggvmU.php