А.А. ТЕЛЕГИН,

кандидат юридических наук, доцент

 

Основные законы и категории диалектики имеют немаловажное значение в процессе изучения и оценки общественных явлений, складывающихся в области исполнения наказаний. К сожалению, все их проявления в рамках одной статьи показать не представляется возможным, поэтому остановимся лишь на некоторых из них.

Закон единства и борьбы противоположностей формулирует: все явления имеют противоположные, внутренне взаимосвязанные и неотделимые стороны; существование этих явлений основывается на единстве противоположностей, а развитие предполагает выявление внутренних противоречий[1].

Исполнение наказания как явление объективной действительности в силу различных качественных характеристик своих составных частей и сторон содержит противоположности. Представить их можно в двух параллельных плоскостях — внутренней и внешней, которые в своем развитии приобретают характер противоречий. Внутренняя аккумулирует в себе требования администрации и поведение осужденных, установленный режим и его нарушения, изоляцию и стремление к освобождению, обязанность трудиться и нежелание заниматься общественно полезным трудом, принуждение и убеждение и т.п. Внешняя — это конгломерат режимных требований, изоляция и участие общественных объединений в работе исправительного учреждения, свидания осужденных с родственниками, процесс исправления осужденных и задачи общей профилактики преступлений, освобождение от наказания и недостигнутые результаты становления осужденного на путь исправления, организация трудовой занятости осужденных и фактическое отсутствие производственных объектов и т.п. Все обозначенные противоположности неразрывно связаны между собой, каждое из таких парных понятий подразумевает «свое другое». Связь между этими понятиями настолько тесная, что стоит акцентировать внимание (на практике или в теории) на одном, как о себе тут же заявляет другое. Поэтому неукоснительное, но чисто формальное соблюдение нормативных документов, регламентирующих деятельность исправительных учреждений, призванное, казалось бы, служить порядку, по сути, способно привести к массовым беспорядкам в среде осужденных и тем самым парализовать работу самих учреждений.

Для науки уголовно-исполнительного права методологическое значение закона единства и борьбы противоположностей определяется вытекающим из него требованием вскрывать главное, движущее противоречие рассматриваемого развивающегося явления и анализировать его возникновение, нарастание и способ разрешения.

Диалектические противоречия становятся предметом специального научного анализа, как правило, при рассмотрении основополагающих проблем уголовно-исполнительного права, таких как цели и содержание наказания, правовое регулирование процесса исполнения наказания, основные средства исправительного воздействия, дифференциация осужденных, освобождение от отбывания наказания и закрепление результатов исправительного воздействия и др.

Памятуя о том, что внутренняя противоречивость явлений выступает источником их развития, специалисты учитывают в своих работах еще один закон диалектики — закон творчества, когда прогрессивное и правильное не могут развиваться без старого и ошибочного. Поэтому интенсивность развития науки уголовно-исполнительного права в первую очередь зависит от остроты научных дискуссий, особенно в монографиях и диссертациях, когда исследователи, стараясь вскрыть противоречия в суждениях и утверждениях коллег, предлагают собственные пути решения обсуждаемых проблем.

Нормальное сосуществование противоречий в рамках науки уголовно-исполнительного права достигается лишь созидательной работой, формированием необходимых связей, способных «вместить» противоречия, дать им реальное развитие, исключив элемент непримиримости.

Закон отрицания постулирует, что, когда в науке место устаревшей теории занимает более совершенная, она, во-первых, отбрасывает заблуждения старой, во-вторых, сохраняет то верное, что содержалось в прежней теории, и, в-третьих, присоединяет к сохранившемуся, хотя и измененному, новые знания[2].

Подтверждением действия данного закона в сфере исполнения наказания может служить процесс нормативно-правового регулирования уголовно-исполнительных правоотношений, в основе которого лежит постоянно воспроизводящееся противоречие между конкретным характером регулируемой ситуации и нормой, к ней прилагаемой. Формирующиеся устойчивые способы разрешения противоречий в правоприменительной практике постоянно приводят к образованию, вычленению, становлению новых норм. Другим примером является история развития исправительных учреждений, когда под влиянием изменений в законодательстве либо под воздействием иных факторов исправительные колонии меняли содержание и характер своей деятельности, сохраняя от прошлого то лучшее, что не противоречило новым условиям функционирования, тем самым обеспечивая преемственность процесса исполнения наказания.

Для науки уголовно-исполнительного права принципиальное значение закона отрицания состоит в том, что преодоление пройденного обеспечивает необходимую почву для следующего этапа ее развития, ее единство, целостность обеспечиваются преемственностью прошлых результатов и, наконец, движение науки к новым фазам обусловливает формирование качественно новых связей, функций и черт.

Закон перехода количественных изменений в качественные гласит, что постепенные количественные изменения, постоянно совершающиеся в предметах, при достижении границ меры приводят к качественным изменениям[3].

Методологическое значение закона для научной деятельности в области уголовно-исполнительного права — в предоставляемой им возможности проведения эффективного анализа качественного состояния деятельности по исполнению наказания и оценки происходящих изменений, без которых невозможно познать и использовать специфические закономерности тех социально-правовых явлений, которые входят в предмет науки уголовно-исполнительного права.

Использование наукой уголовно-исполнительного права рассматриваемого закона как исходной позиции при решении различных проблем прослеживается на разных примерах[4]. Развитие науки всегда сопряжено с рядом экономических факторов, и в этом смысле многие изменения, происходящие (или, наоборот, не происходящие) в сфере исполнения наказания, объяснимы и обоснованы рядом количественных и качественных составляющих. Например, исследование проблемы эффективности наказаний, не связанных с лишением свободы[5]  (количество), показало, что введение и реализация условного осуждения и условного освобождения с обязательным привлечением к труду (качество) обходится государству на порядок дешевле изоляции осужденных от общества и кроме этого позволяет разгрузить места лишения свободы.

Низкая эффективность ссылки и высылки как мер наказания, их редкое применение судами на фоне сближения условий жизни населения в различных местностях страны и развития коммуникаций сделали вполне закономерной постановку учеными вопроса об отмене этих наказаний.

Новое уголовное и уголовно-исполнительное законодательство создали, казалось бы, современные правовые основы, позволяющие эффективно вести борьбу с преступностью. Однако эти ожидания оказались преждевременными, в силу того что из числа мер уголовной репрессии выпали на неопределенный срок обязательные работы, ограничение свободы и арест. Это в конечном счете привело к существенному переполнению исправительных учреждений осужденными, отразилось на уровне обеспечения их прав, свобод и законных интересов, а также осложнило всю оперативную обстановку в этих учреждениях[6]. По сути дела, в арсенале судебных органов наиболее значимыми видами наказаний остаются штраф, исправительные работы и лишение свободы. При этом штраф сейчас в основном не исполняется в силу крайне низкого прожиточного уровня большинства населения. Ограничено применение наказания в виде исправительных работ из-за высокого уровня безработицы; кроме того, и профилактическая значимость данного наказания недостаточно высока.

Таким образом, общий анализ количественной и качественной составляющих уголовных наказаний и их исполнения приводит к выводу, что было бы лучше, признавая (еще на стадии разработки) заведомую невыполнимость той или иной нормы, учитывать реальную действительность, а не надеяться на будущее, когда, возможно, и возникнут условия для реализации нормы.

Подобное положение «подмывает» основу качественных изменений, происходящих в сфере исполнения наказания. Потому что качество выражает внутреннюю определенность системы, некоторую совокупность ее свойств, без которых она перестает быть эффективной системой.

Рассмотренные выше законы диалектики тесно взаимосвязаны. Нельзя говорить о переходе, например, количества в качество без рассмотрения вопроса об отрицании старого качества и возникновении нового, что, в свою очередь, нельзя объяснить, не выявив те противоречивые тенденции, которые заложены в любом предмете или явлении. Науке уголовно-исполнительного права закон единства и борьбы противоположностей позволяет ответить на вопрос, почему происходят те или иные изменения в сфере исполнения наказания; закон перехода количества в качество объясняет, как они происходят; закон отрицания дает возможность определить формы их развития. В результате взаимодействия всех трех законов диалектики в рамках науки уголовно-исполнительного права складывается единая система исследований в области исполнения наказаний, где каждое новое исследование выполняет свою особую роль.

Кроме того, следует отметить инструментальное значение этих законов и их влияние на эффективность исследований, проводимых в сфере исполнения наказания. Значение это видится в следующем:

· законы направляют исследовательский процесс на обнаружение актуальных противоречий, существенных связей, обусловливающих характер развития уголовно-исполнительного права, и объяснение способов влияние на это развитие;

· законы рационализируют исследовательский процесс, предлагая свой понятийный аппарат в специальном исследовании[7];

· последовательно примененная система законов диалектики указывает науке на неполноту и относительность ее знаний, тем самым определяя путь ее дальнейшего развития;

· будучи не в силах сделать беспристрастной деятельность ученых, законы диалектики делают беспристрастным результат этой деятельности — научный вывод. И тем самым придают науке уголовно-исполнительного права ту необходимую степень строгости, которая и делает науку таковой[8].

В заключение уместно подчеркнуть, что именно диалектический подход к проблемам исполнения наказания помог определить исходные положения уголовно-исполнительной политики, выработать концепцию реорганизации уголовно-исполнительной системы, установить теоретические основы науки уголовно-исполнительного права, определить ее место в кругу других юридических наук, ее цели, задачи, принципы, нормы, источники, специфику уголовно-исполнительных правоотношений, правовое положение осужденных и многое другое.

 

Библиография

1 См.: Рактитов А.И. и др. Философия. Основные идеи и принципы: Попул. очерк. — М.: Политиздат, 1985. С. 208—210.

2 См.: Ильенков Э.В. Диалектическая логика: Очерки истории и теории. — М.: Наука, 1984. С. 112—113.

3  См.: Кузнецов В.Г. и др. Философия: Учеб. — М., 1999. С. 176.

4 Целостность и само существование уголовно-исполнительной системы обеспечивается тем, что на протяжении определенного времени основные элементы и связи, обеспечивающие ее существование, остаются более или менее устойчивыми, сохраняют свои основные признаки и характеристики. Категория «качество» собственно и отражает эту относительную устойчивость уголовно-исполнительной системы. — Примеч. авт.

5 См. об этом: Комарицкий С.И. Эффективность исполнения наказаний, не связанных с лишением свободы. — М., 1981.

6 См.: Законодательство субъектов Российской Федерации по вопросам охраны и защиты прав и интересов детей (на примере Центрального федерального округа): Сб. законов. — Тверь, 2004; Спицин А.В. Некоторые проблемы реализации УИП // Право ХХI века: Взгляд в будущее: Мат. науч. конф. — М., 2001. С. 188.

7 Общие категории диалектики не переходят в науку уголовно-исполнительного права в готовом виде, а получают в ней свое специфическое выражение. — Примеч. авт.

8 См.: Бурлай Е.В. Философский уровень методологии государственно-правовых исследований // Методологические проблемы юридической науки: Сб. науч. тр. АН УССР — К., Наукова думка, 1990. С. 19—25.