УДК  343.81

Страницы в журнале: 143-149 

 

Х.Т. МАДАЕВ,

 соискатель ученой степени кандидата наук Чеченского государственного университета, судья Верховного Суда Чеченской Республики. e-mail: allmg@mail.ru

 

Исследуются особенности режима исполнения и отбывания наказания в виде пожизненного лишения свободы; анализируется правовая конструкция данного режима и его многофункциональность.

Ключевые слова: режим, функция, пожизненное лишение свободы, принцип, наказание.

 

Mode of execution and serving sentence of life imprisonment: the concept and functional features

 

Madaev H.

 

The features of the runtime and serve sentence of life imprisonment; analyzes legal structure of the regime and its versatility.

Keywords: mode, function, life imprisonment, principle, punishment.

 

Специфичность исправительных учреждений, где содержатся осужденные пожизненно, во многом предопределяется режимом исполнения и отбывания наказания в виде пожизненного лишения свободы. Именно через реализацию требований к режиму осуществляется исполнение наказания в виде пожизненного лишения свободы. По мнению С.В. Рогозина, от того, насколько режим совершенен и целесообразен, упорядочен и стабилен, в немалой степени зависит результативность исполнения пожизненного лишения свободы[1].

Режим (от лат. regimen — управление) определяется как точно установленный распорядок, совокупность правил, мероприятий, норм для достижения той или иной цели[2]. Этот термин широко употребляется во многих областях человеческой деятельности. Например, в повседневной жизни говорят об обеденном режиме, в медицине — о постельном режиме, в законодательстве — о таможенном режиме и т. п.

В уголовно-исполнительном законодательстве России термин «режим» был впервые употреблен в 1918 году во Временной инструкции Наркомюста РСФСР «О лишении свободы как мере наказания и о порядке отбывания такового». В частности, в ст. 7 говорилось о «режиме подследственных»[3]. Позже, в Положении об общих местах заключения РСФСР (утв. постановлением Наркомюста РСФСР от 15.11.1920) режиму был посвящен уже целый раздел[4].

В указанных нормативных правовых актах не определялось понятие режима, поскольку это были лишь первые шаги реформы тюремной системы, «неизбежно связанные с необходимостью установления определенных правил отбывания наказания… и обеспечением их выполнения»[5]. Тем не менее необходимость формулировки понятия режима возникла в связи с подготовкой исправительно-трудового кодекса. Поэтому определение режима вначале появляется в юридической литературе. Так, С.В. Познышев писал: «Пенитенциарный режим в широком смысле этого слова обнимает всю систему мер, посредством которых пенитенциарные учреждения стремятся к достижению своих целей. Сюда относятся, во-первых, все способы размещения и подразделения заключенных для целей исправительно-трудового воздействия на них, или так называемые “пенитенциарные системы”, а во-вторых, весь распорядок жизни, который устанавливается в исправительных учреждениях и все применяемые в них меры воздействия на заключенных»[6].

Подход С.В. Познышева в своей основе нашел отражение в Исправительно-трудовом кодексе РСФСР, принятом 16 октября 1924 г.[7] Несмотря на то что ИТК РСФСР не давал четкого определения понятия «режим», в главе II была достаточно подробно изложена его правовая конструкция. Так, согласно статьям 48—50 ИТК РСФСР режим в местах заключения основывался на правильном сочетании принципов обязательного труда заключенных и культурно-просветительной работы; «для действительного осуществления исправительно-трудовой политики режим должен быть лишен всяких признаков мучительства, отнюдь не допуская применения физического воздействия: кандалов, наручников, карцера, строго-одиночного заключения, лишения пищи, свиданий заключенных с их посетителями через решетку»; режим строился по прогрессивной системе таким образом, чтобы, в зависимости от характера и свойств заключенных и продолжительности их пребывания в том или ином исправительно-трудовом учреждении, они могли в большей или меньшей степени проявлять свою самодеятельность и инициативу.

Таким образом, можно говорить о том, что на этапе становления советской исправительно-трудовой системы режим рассматривался как комплексная структура, обеспечивающая условия для применения таких способов исправления, как труд, образовательно-воспитательные меры, а также как средство поддержания порядка и дисциплины среди заключенных[8], исключающее при этом элементы мучительства и методы физического воздействия.

Основные функции режима нашли отражение в его дефиниции, сформулированной законодателем в Уголовно-исполнительном кодексе Российской Федерации (далее — УИК РФ), принятом 8 января 1997 г. «1. Режим в исправительных учреждениях — установленный законом и соответствующими закону нормативными правовыми актами порядок исполнения и отбывания лишения свободы, обеспечивающий охрану и изоляцию осужденных, постоянный надзор за ними, исполнение возложенных на них обязанностей, реализацию их прав и законных интересов, личную безопасность осужденных и персонала, раздельное содержание разных категорий осужденных, различные условия содержания в зависимости от вида исправительного учреждения, назначенного судом, изменение условий отбывания наказания.

2. Режим создает условия для применения других средств исправления осужденных» (ст. 82 УИК РФ).

С одной стороны, можно предполагать, что с появлением дефиниции режима в ст. 82 УИК РФ научно-теоретическая проблема определения этого понятия теряет свою актуальность[9]. С другой стороны, в силу разной предметной проблематики исследование режима, его педагогических и организационных свойств не утрачивает своей научной и даже практической значимости. Так или иначе, многие авторы до сих пор пытаются выразить свою точку зрения на режим в пенитенциарном учреждении и предлагают свои варианты[10].

В рамках наших предметных исследований множество вопросов обусловливает правовая конструкция режима исполнения и отбывания наказания в виде пожизненного лишения свободы, его функциональные особенности, взаимосвязь функций и др. В целях поиска путей оптимизации (от лат. optimum — наилучшее)[11] режима исполнения и отбывания наказания в виде пожизненного лишения свободы построим методологию его исследования, исходя из методов диалектики (от греч. dialegomai — веду беседу, рассуждаю)[12]. Для этого, не ограничиваясь исследованием функциональных особенностей режима, мы в то же время будем сопоставлять получаемые результаты с правовой регламентацией.

Как известно, правовую конструкцию режима исполнения и отбывания наказания в виде пожизненного лишения свободы составляют нормы УИК РФ, Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений (утв. приказом Минюста России от 03.11.2005 № 205; далее — Правила) и иные ведомственные нормативные правовые акты. При этом УИК РФ является основополагающим нормативным правовым актом, регулирующим порядок реализации элементов режима[13]. Правила и ведомственные нормативные акты лишь дополняют соответствующие нормы УИК РФ, а потому не могут вступать с ними в противоречие. «Этот факт является важным отправным моментом в установлении иерархии норм, регулирующих режим, а также разграничении полномочий соответствующих органов по принятию и исполнению необходимых положений»[14]. Поэтому наши исследования будут в первую очередь опираться на нормы УИК РФ и лишь затем —на положения Правил, а также иных ведомственных нормативных актов.

Рассмотрим карательную функцию применительно к пожизненному лишению свободы. Ее содержание составляет совокупность применяемых к осужденным мер принуждения и правоограничений[15], «установленных законом и иными подзаконными актами»[16].

Как и всякое наказание, пожизненное лишение свободы причиняет страдания осужденному. Оно связано с принуждением, так как может применяться независимо от воли и вопреки желанию осужденного. Поскольку пожизненное лишение свободы назначается за совершение особо тяжких преступлений, посягающих на жизнь, а также против общественной безопасности (ст. 57 УК РФ), оно «несет весьма серьезный карательный заряд… и по уровню кары оно уступает лишь смертной казни»[17].

В этом смысле совершенно ясен подход законодателя к условиям исполнения и отбывания наказания в виде пожизненного лишения свободы. Так, согласно п. «г» ч. 1 ст. 58 УК РФ, ч. 6 ст. 74, ч. 2 ст. 80 и ст. 126 УИК РФ осужденные к пожизненному лишению свободы отбывают наказание в специально предназначенных для них колониях особого режима, отдельно от других категорий осужденных.

Особенностью таких колоний является то, что с момента прибытия в колонию все осужденные помещаются в строгие условия отбывания наказания не менее чем на 10 лет (ч. 3 ст. 127 УИК РФ). Они проживают в помещениях камерного типа и размещаются в камерах, как правило, не более чем по два человека. Но по просьбе осужденных и в иных необходимых случаях  по постановлению начальника исправительного учреждения при возникновении угрозы личной безопасности осужденных они могут содержаться в одиночных камерах (ч. 1 ст. 127 УИК РФ).

Камеры для пожизненно осужденных оборудуются по типу тюремных камер. Там устанавливаются двойные двери — внутренние и наружные. Внутренняя дверь — деревянная, обшитая со стороны камеры кровельным железом. В средней ее части имеется форточка для передачи осужденным пищи, книг и т. д. Дверца форточки открывается в сторону коридора и закрывается на специальный запор. Наружная дверь — стальная решетчатая, изготовленная из круглых металлических стоек и поперечных полос. Кроме обычных запоров наружная дверь оборудуется механическими или электрическими замками специального типа. В центральной ее части устанавливается смотровое отверстие, прикрываемое с наружной стороны заслонкой. Окна в камерах — с двойными оконными переплетами. Они имеют форточку, которая открывается внутрь. С внешней стороны окна устанавливаются металлические сварные решетки, изготовленные из круглых стальных прутьев. Электропроводка в камерах монтируется таким образом, чтобы полностью исключить доступ к ней осужденных. Электролампы общего и ночного освещения устанавливаются в нишах, изолируемых решетками, репродукторы — в нишах стены. В камерах оборудуются кнопки вызывной сигнализации для подачи сигнала на табло к дежурному младшему инспектору. Жилая площадь в камерах устанавливается в размере не менее 2,5 кв. м на одного осужденного (как в тюрьмах)[18].

Камеры ежедневно досматриваются и систематически обыскиваются. Подвергаются личному обыску и осужденные, например, при выводе из камеры. Они не могут пользоваться кроватями в течение дня. В камерах им разрешается иметь: судебные решения по их делу; ответы по результатам рассмотрения предложений, заявлений, ходатайств и жалоб; простые карандаши, авторучки, стержни, тетради, почтовые марки, открытки, конверты. Осужденные могут пользоваться печатными изданиями из библиотеки учреждения, выписывать книги, журналы и газеты (п. 155 Правил). При этом осужденные значительно ограничены в распоряжении своим свободным временем, до минимума сведена возможность их передвижения вне камер и общения с другими осужденными. Питаются, трудятся и получают образование они в основном в камерах (ч. 6 ст. 112, ч. 1 ст. 127 УИК РФ, пункты 145, 156, 157 Правил). Медицинский осмотр, амбулаторное лечение и санитарная обработка пожизненно осужденных осуществляются в специально оборудованном помещении отдельно от других осужденных. Больные осужденные к пожизненному лишению свободы размещаются в отдельных камерах (пункты 147, 158 Правил).

В то же время многие элементы режима специально не оговорены в УИК РФ или Правилах. Однако в соответствии с п. 19 Правил «в каждом исправительном учреждении устанавливается строго регламентированный распорядок дня с учетом особенностей работы с тем или иным составом осужденных, времени года, местных условий и других конкретных обстоятельств». Это дает основание администрации колонии особого режима, в которой содержатся осужденные к пожизненному лишению свободы, при составлении распорядка дня вводить те или иные особенные элементы режима, в том числе дополнительные ограничения и запреты.

В соответствии с п. 41 Правил «передвижение осужденных к пожизненному лишению свободы за пределами камер, когда они своим поведением дают основание полагать, что могут совершить побег либо причинить вред окружающим или себе, осуществляется в наручниках при положении рук за спиной». Поскольку осужденные к пожизненному лишению свободы априори считаются особо опасными преступниками, склонными к побегу, причинению вреда себе и окружающим, то передвижение вне камеры в наручниках при положении рук за спиной применяется практически ко всем осужденным. Кроме того, в особых случаях для обеспечения безопасности персонала исправительного учреждения к осужденным могут применяться такие дополнительные меры, как завязывание глаз и поднятие пристегнутых за спиной наручниками рук вверх. Наручники как мера безопасности могут применяться и в ходе ежедневной полуторачасовой прогулки осужденного. В этой части карательная функция режима вступает во взаимодействие с другой функцией режима — функцией обеспечения прав и законных интересов осужденных, определяя ее границы. То есть осужденный к пожизненному лишению свободы, с одной стороны, в соответствии с ч. 1 ст. 93, п. «г» ч. 3 ст. 125, ч. 2 ст. 127 УИК РФ имеет право на ежедневную полуторачасовую прогулку. «При хорошем поведении осужденного и наличии возможности время прогулки может быть увеличено до двух часов» (ч. 2 ст. 127 УИК РФ). Для этих целей в каждом исправительном учреждении оборудуются прогулочные дворики, которые располагаются рядом с помещениями камерного типа. Но с другой стороны, законная прогулка осужденного регулируется требованиями режима.  Она ограничена во времени и даже может быть завершена досрочно, если осужденный нарушил Правила (ч. 2 ст. 93 УИК РФ).

Аналогичную ситуацию мы наблюдаем с правом осужденных к пожизненному лишению свободы на приобретение продуктов питания и предметов первой необходимости, свидание, получение посылок, передач и бандеролей. С одной стороны, ч. 6 ст. 127, ч. 3 ст. 125 и ч. 2 ст. 88 УИК РФ предписывают реализовать это право, с другой стороны, это право может быть ограничено карательной функцией режима.

Следующая функция режима — воспитательная, или функция воспитательного средства. Еще А.С. Макаренко установил, что режим сам «есть… средство… способ воспитания»[19]. Само слово «воспитание» по-латыни звучит как disciplina, т. е. дисциплина[20].

По мнению Л.Б. Смирнова, воспитательная функция режима проявляется в нескольких ипостасях. Во-первых, режим способен послужить толчком к нравственному совершенствованию личности осужденного в результате причинения ему переживаний и страданий, связанных с утратой свободы. Во-вторых, режим способствует формированию у осужденного необходимых не только в исправительном учреждении, но и на свободе полезных навыков, привычек и качеств, поскольку приучает его к систематическому, длительному и строгому соблюдению предписанных правил поведения. В-третьих, в совокупности с другими основными средствами исправления режим содействует воспитанию у осужденных правосознания. В-четвертых, режим помогает преодолеть негативные качества личности осужденного, которые привели его к совершению преступления, осознать ценность утраченных благ. В-пятых, режим способствует воспитанию у осужденных стойкого противодействия совершению преступлений в будущем. Причем в основе этого лежит не столько страх перед наказанием, сколько сознание вредности и бессмысленности ведения преступного образа жизни[21].

Все это, безусловно, верно. Однако главная особенность воспитательной функции режима заключается в стимулировании правопослушного поведения, т. е. в побуждении к социально одобряемому поведению или к сдерживанию от совершения нежелательного поступка. Побудителем к поступку и средством закрепления привычки выступает поощрение, т. е. одобрение. Сдерживающим средством является наказание осужденного. Психологическими основами стимулирования правопослушного поведения считаются переживание, самооценка осужденного, осмысление поступка, вызванные оценкой администрации.

Эта особенность воспитательной функции режима была воспринята законодательством многих стран, в том числе и отечественным. Так, в соответствии с ч. 6 ст. 124, ч. 3 ст. 127 УИК РФ осужденный к пожизненному лишению свободы по отбытии не менее 10 лет в местах лишения свободы при отсутствии у него взысканий за нарушения установленного порядка отбывания наказания имеет право на перевод из строгих условий  в обычные условия. В свою очередь, по отбытии не менее 10 лет в обычных условиях при отсутствии взысканий за нарушения установленного порядка отбывания наказания и добросовестном отношении к труду осужденные могут быть переведены в облегченные условия (ч. 2 ст. 124, ч. 4 ст. 127 УИК РФ). И наоборот, осужденные, признанные злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания и отбывающие наказание в облегченных условиях, переводятся в обычные или строгие условия отбывания наказания, а осужденные, отбывающие наказание в обычных условиях, — в строгие условия отбывания наказания (ч. 5 ст. 127 УИК РФ).

Стимулирующая особенность воспитательной функции режима заложена и в законодательном решении вопроса об условно-досрочном освобождении пожизненно осужденных к лишению свободы по отбытии ими не менее 25 лет наказания. При этом законодатель определил условия такого освобождения: 1) если судом будет признано, что осужденный пожизненно не нуждается в дальнейшем отбывании наказания; 2) при отсутствии у осужденного злостных нарушений установленного порядка отбывания наказания в течение предшествующих 3 лет. И наоборот, лицо, совершившее в период отбывания пожизненного лишения свободы новое тяжкое или особо тяжкое преступление, условно-досрочному освобождению не подлежит (ч. 5 ст. 79 УК РФ).

Здесь также прослеживается взаимодействие воспитательной функции режима с карательной функцией и функцией обеспечения прав и законных интересов осужденных к пожизненному лишению свободы. Так, для осужденного устанавливаются право на поэтапный перевод из строгих условий особого режима в обычные и облегченные и право на условно-досрочное освобождение. При этом режим должен строиться таким образом, чтобы осужденный объективно мог реализовать данные права. В то же время законодатель ставит определенные условия, суть которых сводится к неукоснительному соблюдению требований режима. В противном случае реализация данных прав становится невозможной.

У режима есть еще одна функция — обеспечение условий для применения иных предусмотренных законом средств исправления — воспитательной работы, общественно полезного труда, получения общего образования, профессиональной подготовки и общественного воздействия. Иначе говоря, режим должен быть организован таким образом, чтобы, с одной стороны, он имел адекватные элементы кары за содеянное, а с другой — создавал соответствующую среду для оптимального применения средств исправления. Именно в этом и выражается взаимодействие обеспечивающей функции с остальными функциями режима. В этой связи следует признать, что в этом отношении законодатель сузил обеспечивающую функцию строгих условий особого режима до минимума. С одной стороны, законодатель не отрицает возможности применения всех основных средств исправления к осужденным, отбывающим наказание в виде пожизненного лишения свободы. С другой стороны, он предусмотрел ряд серьезных ограничений в применении этих средств. Так, профессиональная подготовка пожизненно осужденных ограничена рамками самого производства (ч. 5 ст. 108 УИК РФ), которое организуется либо непосредственно в местах содержания, либо в специально оборудованных камерах, отдельно от осужденных, отбывающих наказание в других условиях содержания (ч. 1 ст. 127). Воспитательная работа с пожизненно осужденными, впрочем как и общественное воздействие на них, ограничена посещением их представителями общественности и священнослужителями непосредственно в камерах, в отдельных случаях — в специально оборудованных для этого местах (статьи 14, 23, ч. 2.1 ст. 118, пункты 146, 164 Правил). При этом отбывающие пожизненное лишение свободы не привлекаются к общему образованию, им лишь могут создаваться условия для самообразования, не противоречащие порядку и условиям отбывания наказания (ч. 6 ст. 112 УИК РФ, пункты 145, 156 Правил). Осужденные к пожизненному лишению свободы не могут создавать самодеятельные организации, призванные, кстати, оказывать осужденным помощь в духовном, профессиональном и физическом развитии, стимулировании их полезной инициативы, позитивном воздействии на весь процесс исправления таких осужденных и др. (части 3, 7 ст. 111 УИК РФ).

Итак, беря за основу дефиницию режима, определенную законодателем в ст. 82 УИК РФ, учитывая различные подходы к понятию режима и исходя из проведенного анализа функциональных особенностей режима исполнения и отбывания наказания в виде пожизненного лишения свободы, понятие «режим исполнения и отбывания наказания в виде пожизненного лишения свободы» можно сформулировать как установленный Уголовно-исправительным кодексом Российской Федерации, Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений, а также иными ведомственными нормативными актами порядок исполнения и отбывания пожизненного лишения свободы, обеспечивающий охрану и изоляцию осужденных, постоянный надзор за ними, исполнение возложенных на них обязанностей, реализацию их прав, законных интересов, личную безопасность, раздельное содержание осужденных к пожизненному лишению свободы от других категорий осужденных, строгие условия их содержания, поэтапное изменение условий отбывания наказания, условия для применения других средств исправления, а также безопасность персонала.

Режим исполнения и отбывания наказания в виде пожизненного лишения свободы многофункционален. К его основным функциям можно отнести: карательную; обеспечения прав и законных интересов осужденных; воспитательного средства; обеспечения условий для применения иных предусмотренных законом средств исправления. Взаимодействуя между собой, они создают соответствующую среду, которую можно назвать карательно-исправительной, что будет соответствовать принципу уголовно-исполнительного законодательства о соединении наказания с исправительным воздействием (ст. 8 УИК РФ).

На сегодняшний день правовая конструкция режима исполнения и отбывания наказания в виде пожизненного лишения свободы построена таким образом, что карательная функция, являясь приоритетной, своеобразным стержнем взаимодействия, вытесняет собой иные функции режима, определяя степень их влияния на формирование карательно-исправительной среды в зависимости от их карательной составляющей. Так, функция воспитательного средства, основанная на жесткой правовой регламентации режима, занимает второе место в ряду функций режима, формирующих карательно-исправительную среду; функция обеспечения прав и законных интересов осужденных, карательная составляющая которой заключается в обеспечении ограниченных уголовно-исполнительным законодательством прав и законных интересов осужденных, имеет меньшую степень влияния на формирование карательно-исправительной среды, поэтому занимает последующее место; функция обеспечения условий для применения иных предусмотренных законом средств исправления, не имеющая по своему определению карательной составляющей, по степени своего влияния на формирование карательно-исправительной среды вытесняется на последний план.

 

Библиография

1 См.: Рогозин С.В. Особенности назначения и исполнения лишения свободы в тюрьме: дис. … канд. юрид. наук. — Саратов, 2004. С. 134.

2 См.: Советский энциклопедический словарь / гл. ред. А.М. Прохоров. 2-е изд. — М., 1982. С. 1109; Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. — М., 1993. С. 696.

3 СУ РСФСР. 1918. № 53. Ст. 598.

4 Там же. 1921. № 23—24. Ст. 141.

5 Детков М.Г. Тюрьмы, лагеря и колонии России / под ред. Я.В. Крашенинникова. — М., 1999. С. 137.

6 Познышев С.В. Основы пенитенциарной науки. — М., 1923. С. 13—14.

7 СУ РСФСР. 1924. № 86. Ст. 870.

8 См.: Детков М.Г. Указ. раб. С. 171.

9 См.: Ткачевский Ю.М. Режим отбывания и исполнения наказания в виде лишения свободы // Законодательство. 2006. № 2. С. 73—74.

10 См., например: Рогозин С.В. Указ. раб. С. 134—162; Ветошкин С.А. Пенитенциарная педагогика как наука и область практической деятельности: дис. … д-ра пед. наук. — М., 2002. С. 162—185; Ткачевский Ю.М. Указ. соч. С. 73—81; Абдулакимова А.Н. Правила внутреннего распорядка в исправительных учреждениях: дис. … канд. юрид. наук. — Махачкала, 2005. С. 16—26.

11 См.: Философский словарь / под ред. И.Т. Фролова. 6-е изд., перераб. и доп. — М., 1991. С. 320.

12 Там же. С. 116—118.

13 См.: Курганов С.И. Уголовно-исполнительное право: учеб. пособие для студентов вузов. — М., 2004. С. 40—41.

14 Рогозин С.В. Указ. раб. С. 137.

15 См.: Уголовно-исполнительное право / под ред. И.В. Шмарова. — М., 1998. С. 305.

16  Детков М.Г. Указ. раб. С. 354.

17 Михлин А.С. Пожизненное лишение свободы: правовая природа, назначение, исполнение // Уголовно-исполнительное право. 2006. № 1. С. 36.

18 См.: Комментарий к уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации / под ред. А.И. Зубкова. 4-е изд., перераб. — М., 2008 (комментарий к ст. 125) // Система «Гарант», 2010.

19 Макаренко А.С. Сочинения: В 7 т. — М., 1958. Т. 4. С. 363.

20 См.: Психолого-педагогический словарь для учителей и руководителей общеобразовательных учреждений. — Ростов н/Д, 1998. С. 126.

 

21 См.: Смирнов Л.Б. Указ. соч. С. 140—141.