А.Л. ОРЕЛ,

ведущий специалист отдела организации работы по розыску должников, их имущества и связи с правоохранительными органами Управления ФССП России по Тульской области, преподаватель кафедры правовых дисциплин Тульского института экономики и информатики

 

Понятие «должник» в гражданско-правовом смысле значительно шире, чем бытовое представление о должнике как о лице, одолжившем имущество и не возвратившем его. Должником является та сторона гражданско-правовых отношений, которая имеет перед другой стороной (кредитором) обязательства имущественного характера. Эти обязательства могут вытекать из заключенного между сторонами договора или возникать вследствие вреда, причиненного правонарушением.

Практика показывает, что должники-организации чаще всего делятся на две категории:

· должники, которые в силу объективных причин не могут исполнить судебное решение;

· должники, которые опять же в силу объективных причин могут исполнить решение суда, но либо надеются на то, что сумеют скрыть от судебного пристава свое имущество, либо, рассчитывая на некомпетентность судебного пристава, затягивают исполнение и стараются «замять дело». Поэтому на всех стадиях решения имущественного спора проблема розыска должников и их имущества, на которое можно обратить взыскание, весьма актуальна. В этой связи было издано распоряжение Минюста России от 25.08.2000 № 167 «О создании подразделений розыска должников и их имущества в службе судебных приставов Министерства юстиции Российской Федерации».

Следует отметить, что согласно ст. 2 Федерального закона от 21.07.1997 № 119-ФЗ «Об исполнительном производстве» к нормативным актам, регулирующим исполнительное производство, относятся Федеральный закон «Об исполнительном производстве», Федеральный закон от 21.07.1997 № 118-ФЗ «О судебных приставах»; постановления Правительства РФ, принимаемые на основании и во исполнение данных федеральных законов; международно-правовые акты в сфере исполнительного производства.

Указанный перечень исчерпывающий и расширительному толкованию не подлежит. Отсюда следует, что все другие акты, принимаемые и издаваемые различными ведомствами, в том числе Минюстом России или ФССП России, могут регулировать исполнительное производство только в части процедурных вопросов, не устанавливая и не создавая новых правил, отличных от норм Федерального закона «Об исполнительном производстве» (далее — Закон). Таким образом, нормы Закона доминируют над нормами, содержащимися в подзаконных актах.

Изменениями и дополнениями, внесенными в КоАП РФ и УК РФ, правовое положение ФССП России значительно упрочено; исполняя свои служебные обязанности, судебные приставы вправе:

· разыскивать, арестовывать и изымать имущество должников и принадлежащие им денежные средства;

· реализовывать изъятое имущество;

· производить финансовые операции, необходимые для удовлетворения требований взыскателей, законность и обоснованность которых подтверждена судебными актами или актами иных уполномоченных органов;

· применять к лицам, не выполняющим требования судов или иных уполномоченных законом органов, меры принудительного характера: приводы, штрафные санкции, уголовное преследование в отношении должников за совершение преступлений против правосудия (ч. 1 ст. 294, части 1, 2 ст. 297, ч. 1 ст. 311,  статьи 312, 315 УК РФ);

· применять в необходимых случаях огнестрельное оружие и специальные средства;

· привлекать к участию в исполнительном производстве граждан и организации, а также работников органов внутренних дел и других правоохранительных органов.

Таким образом, функциональные возможности судебных приставов значительно возросли, поскольку действующим законодательством не только существенно расширены сфера и организационно-правовые формы их деятельности, но и введена определенная профессиональная специализация.

Организационно-штатная структура управлений ФССП России предусматривает наличие подразделений по обеспечению установленного порядка деятельности судов общей юрисдикции и арбитражных судов, исполнению исполнительных производств, розыску должников и их имущества, дознанию и административной практике, работе с конфискованным и арестованным имуществом и др.

Полагаем, поскольку задачи и функции должностных лиц указанных подразделений различны, необходимо, чтобы в действующем законодательстве был предусмотрен различный по характеру объем полномочий, основанный соответственно на правовом статусе должностного лица.

Одним из структурных подразделений в управлениях ФССП России является специализированный отдел по розыску должников и их имущества, о функциях и правовом статусе должностных лиц которого до настоящего времени отсутствуют какие-либо положения в федеральном законодательстве.

Как следует из нормативно-правовой базы, розыск должников и их имущества осуществляется в том случае, если гражданин не проживает по адресу регистрации, неизвестно его место работы, а также в случае уклонения недобросовестных должников от погашения долга, т. е. если они избегают встреч с кредиторами, меняют или скрывают место своего пребывания, укрывают свое имущество, находящееся в собственности, или скрывают получение денежных средств.

Сотрудники подразделений розыска в рамках своей компетенции взаимодействуют с органами внутренних дел, прокуратуры, судами, иными государственными органами, общественными организациями, физическими и юридическими лицами, а также используют возможности средств массовой информации с целью решения совместных задач не только в конкретном субъекте Федерации, но и на всей территории России.

В соответствии со ст. 28 Закона в случае отсутствия сведений о месте нахождения должника по исполнительным документам о взыскании алиментов; возмещении вреда лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормильца; возмещении вреда, причиненного здоровью; об отобрании ребенка судебный пристав-исполнитель по своей инициативе или по заявлению взыскателя выносит постановление о розыске должника, имущества должника или розыске ребенка, которое утверждается старшим судебным приставом. Розыск объявляется по месту исполнения исполнительного документа или известному последнему месту жительства должника либо по месту нахождения должника или по месту нахождения его имущества, а также по месту жительства или нахождения взыскателя.

Розыск должника-гражданина и розыск ребенка осуществляются как органами внутренних дел, так и службой судебных приставов.

Розыск должника-организации и имущества должника-организации осуществляется службой судебных приставов.

Расходы по розыску должника-организации, имущества должника или розыску ребенка, отобранного у должника по суду, определяются на основании расчета, производимого соответствующей службой судебных приставов, исходя из средств, затраченных на организацию и проведение указанных действий за счет средств из внебюджетного фонда развития исполнительного производства.

По другим видам исполнительных документов (кроме взыскания алиментов;  возмещения вреда лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормильца; возмещения вреда, причиненного здоровью) судебный пристав-исполнитель вправе объявить розыск должника или его имущества при наличии согласия взыскателя нести бремя расходов по розыску и полностью авансировать соответствующие расходы (статьи 28, 83 Закона). Указанными статьями регламентируются порядок и основания объявления в розыск должников и их имущества.

Характеризуя законодательные акты, являющиеся юридической базой для формирования и развития правовых основ деятельности судебных приставов, осуществляющих розыск должников и их имущества, следует отметить, что они пока еще достаточно далеки от совершенства, что существенно ограничивает перспективы дальнейшего развития системы исполнительного производства в целом.

Как следует из нормативно-правовой базы, розыском должников и их имущества в службе судебных приставов могут заниматься все должностные лица вышеперечисленных подразделений. Положения статей 28 и 83 Закона носят общий характер и содержат отсылочные нормы. Другими словами, законодатели выразили свою точку зрения, которая в практической деятельности оказалась небесспорной.

В ходе обсуждения правоприменительной практики выяснилось, что в Законе отсутствуют какие-либо нормы, указания, ссылки, положения о том, на кого конкретно возложены функции по розыску должников и их имущества в службе судебных приставов (ч. 2 ст. 28 Закона) и какая правовая основа предусмотрена законодателем для должностного лица, занимающегося проведением розыскных мероприятий в отношении должников и их имущества. Отсутствие законодательной регламентации прав судебных приставов производить розыскные мероприятия отрицательно сказывается на качестве расследования уголовных дел.

Дознаватели ФССП России в ходе расследования уголовных дел зачастую сталкиваются с необходимостью установления очевидцев преступления, проведения специальных мероприятий по сбору доказательственной базы, оперативного сопровождения, т. е. установления места нахождения лиц, подозреваемых в совершении преступлений по статьям 294, 297, 311, 312, 315 УК РФ.

Отделы по розыску должников и их имущества в службе судебных приставов субъектов Российской Федерации являются вспомогательными подразделениями в исполнительном производстве с целью своевременного и качественного исполнения исполнительных документов, а также для проведения розыскных мероприятий в отношении руководителей юридических лиц, которые скрываются или уклоняются от исполнения судебных решений, скрывают свое имущество, а также рассматриваются как субъекты уголовно наказуемых деяний в рамках статей 312 и 315 УК РФ.

Однако на практике и судебные приставы-исполнители, которые возбуждают и ведут исполнительное производство, и дознаватели службы судебных приставов, и сотрудники специализированных розыскных подразделений, и судебные приставы-исполнители по розыску в районных подразделениях, и даже судебные приставы по обеспечению установленного порядка деятельности судов занимаются тем, что наводят справки, получают объяснения, другую необходимую информацию, разыскивают, арестовывают, входят в помещения и хранилища, занимаемые должниками, производят осмотры указанных помещений и хранилищ и т. д., а между тем об этой процессуальной роли указанных должностных лиц в Законе не упоминается. Напрашивается вывод, что розыскные действия могут осуществлять все вышеперечисленные должностные лица.

Суть в том, что Закон не разграничивает исполнительные и розыскные действия и никак не комментирует это.  В результате на практике процессуальные действия ограничиваются следующим: судебный пристав-исполнитель проводит исполнительные действия по исполнению исполнительного документа, не находит должника и объявляет его в розыск — выносит об этом постановление, которое утверждает старший судебный пристав; затем это постановление поступает другому судебному приставу-исполнителю (по розыску) с такими же полномочиями.

Возникает вопрос: какие же мероприятия дополнительно может провести судебный пристав-исполнитель по розыску, кроме тех, которые уже исполнены?

Законом никаких дополнительных действий для судебного пристава-исполнителя по розыску должников и их имущества не предусмотрено. Следовательно, судебный пристав-исполнитель, который выносит постановление о розыске и передает его другому судебному приставу-исполнителю, не выполняет свои обязанности в полном объеме? Почему тогда старший судебный пристав утверждает постановление о розыске, а не контролирует работу первого своего подчиненного, который должен исполнить все действия для розыска должника и его имущества?

Налицо противоречия в исполнительном законодательстве и правовой вакуум в компетенции должностных лиц, уполномоченных проводить розыскные мероприятия.

Основная проблема, препятствующая полному и качественному осуществлению полномочий, возложенных на сотрудников службы судебных приставов по розыску должников и их имущества, — это отсутствие права проводить оперативно-розыскные мероприятия при розыске. Это часто приводит к невозможности фактического принудительного взыскания задолженности, что в результате влечет составление акта о невозможности взыскания и возврат исполнительного документа взыскателю на основании ст. 26 Закона. 

По оценкам специалистов, в 2005 году 16% исполнительных производств на общую сумму свыше 95 млрд руб. было окончено вынесением судебными приставами актов о невозможности взыскания задолженности ввиду отсутствия должника или его имущества.

Наиболее существенный экономический ущерб наносится государству вследствие неисполнения актов о принудительном взыскании задолженности по налогам, сборам и иным обязательным платежам в бюджеты всех уровней. Права, которые в настоящее время закреплены за судебными приставами-исполнителями по розыску, явно не соответствуют характеру и сложности поставленных перед ними задач, поскольку в полномочия судебных приставов-исполнителей не входят многие объективно необходимые права.

Например, недобросовестные должники — физические лица, не выполняющие решение суда (укрывающие свои доходы, источники получения прибыли, имеющие неофициальные места работы), знают, что судебные приставы не имеют права применять к ним какие-либо меры воздействия, а потому никакой ответственности за сокрытие имущества, уклонение от погашения задолженности, а в некоторых случаях и за откровенный отказ от возмещения задолженности по исполнительному документу быть не может.

Решением Коллегии Минюста России главным судебным приставам предписано «...установить правило, согласно которому окончание по отмеченным основаниям (пункты 3, 4 ст. 26 Федерального закона «Об исполнительном производстве») исполнительных производств осуществляется только при принятии исчерпывающих мер по розыску должников и их имущества специализированными розыскными подразделениями». Кроме того, в соответствии с Типовым положением о территориальном Управлении (Главном управлении) главные судебные приставы вправе принимать свои нормативные акты по вопросам розыска, беря за основу методические рекомендации Департамента судебных приставов. Однако никакие методические рекомендации не могут наделить должностное лицо специализированного розыскного подразделения правом оперативного розыска.

Тогда как же осуществлять розыск и в чем разница в полномочиях между специалистом розыскного подразделения и обычным судебным приставом-исполнителем?

Согласно методическим рекомендациям и действующим соглашениям ФССП России с МВД России, с таможенными органами судебные приставы-исполнители могут обращаться к сотрудникам правоохранительных органов за помощью в розыске должника-гражданина, автотранспортного средства, другого имущества, однако на практике механизм взаимодействия настолько сложен, что, как говорят в службе, «проще взять работу на себя», тем более что в МВД России порой просто не идут навстречу.

В результате государственный бюджет теряет миллиарды рублей и повсеместно нарушаются права взыскателей, которым государство не обеспечивает возмещение денежных средств по исполнительным документам.

В этой связи многие кредиторы истребуют долги с неисполнительных должников через организованные преступные группы за определенную долю от взысканных сумм или имущества, т. е. прибегают к так называемому криминальному арбитражу. А это, конечно, не способствует укреплению законности, предупреждению криминальных проявлений при разрешении имущественных споров, защите интересов кредиторов и должников.

Немаловажно и то, что розыск обременен для взыскателя авансированием розыскных мероприятий «в размере, достаточном для производства соответствующих расходов либо их части» (ст. 83 Закона).

У взыскателя, которому уже причинен ущерб, естественно, возникает вопрос: в каком же достаточном размере он должен авансировать эти расходы? Ведь никто гарантии о положительном результате розыска дать не может, и даже в случае установления должника и его имущества неизвестно, будет ли погашена задолженность или возмещен ущерб, не говоря уже о взыскании с должника затрат на розыск.

Механизм авансирования розыскных мероприятий взыскателем в Законе также не урегулирован. На практике взыскатель вносит денежные средства на депозитный счет подразделения судебных приставов на основании договора об авансировании розыскных мероприятий, который подписывается старшим судебным приставом. Однако никаким законодательным актом не регламентировано право старшего судебного пристава заключать такой договор, в рамках которого он должен нести ответственность и обладать правами как сторона исполнительного производства. Кроме того, старший судебный пристав не осуществляет розыск, а судебные приставы-исполнители (в основном девушки) часто не имеют ни представления о розыскной работе, ни  даже юридического образования. Соответственно возникает необходимость обучения данной категории должностных лиц методам и тактике проведения розыскных мероприятий.

В целях организационно-методического обеспечения деятельности территориальных органов ФССП России по розыску согласно Методическим рекомендациям об авансировании розыска должников и имущества должников от 01.06.2005 размер авансового взноса составляет не менее 2 МРОТ.

В соответствии с Федеральным законом от 29.12.2004 № 198-ФЗ «О внесении изменений в статью 1 Федерального закона “О минимальном размере оплаты труда”» с 1 мая 2006 г. МРОТ составляет 1100 руб. в месяц.

Возникает вопрос: какую сумму предлагать для авансирования розыска, когда взыскателями являются пенсионеры, инвалиды, временно безработные и другие физические лица, которым даже 2 МРОТ трудно внести.

В то же время для взыскателей — юридических лиц (коммерческих банков, инспекций по налогам и сборам, фонда социального страхования, таможенных органов и  т. д.) минимальный взнос на авансирование розыска является мизерным, особенно если рассматривать его в соотношении с имеющейся задолженностью, которая исчисляется порой миллионами рублей.

До настоящего времени указанные государственные органы авансирования исполнительных действий по розыску не производят, что вызывает у взыскателя-гражданина чувство несправедливого отношения к нему со стороны судебного пристава-исполнителя. Тем более что взыскатель крайне редко получает возмещение задолженности в полном объеме со стороны должника, в отношении которого проводятся розыскные мероприятия, мало чем отличающиеся от исполнительных действий для принудительного взыскания.

Соответственно и последующее требование и получение взыскателем возмещения расходов по розыску с должника в судебном порядке оказывается безрезультатным, так как самого должника разыскать не представляется возможным при отсутствии полномочий проведения оперативно-розыскных мероприятий. Поэтому должник не погашает основную задолженность по исполнительному документу, не говоря уже о возмещении расходов на проведение розыскных мероприятий, бремя авансирования которого несет взыскатель (ст. 83 Закона). Ответственности за все эти последствия из должностных лиц никто не несет; более того, в УК РФ она не предусмотрена даже за неисполнение решения суда в отношении должников — физических лиц.

В этой связи при необходимости установления места нахождения должника, его имущества, за счет которого может быть погашен долг, взыскатели часто обращаются не в службу судебных приставов, а к представителям частного сыска, профессиональным и непрофессиональным.

Разрабатывая вопросы розыска должника и его имущества при истребовании долгов, доктор юридических наук П.А. Скобликов отмечает, что в большинстве случаев целесообразно прибегать к услугам детектива-профессионала по следующим причинам.

Непрофессиональный частный сыск — это самостоятельные действия кредитора, его родственников и друзей, не имеющих подготовки в розыскной деятельности. В некоторых случаях такой сыск может сыграть положительную роль (в частности, если конкретные обстоятельства диктуют необходимость быстрого осуществления простых и доступных мероприятий: опрос общих знакомых и т. д.), экономя пострадавшему время и деньги, поскольку подбор и подключение к розыску профессионального детектива требуют определенных затрат. Кроме того, розыскные действия гражданина, направленные на решение его личных проблем, не имеют жестких правовых ограничений, налагаемых на сыск профессиональный.

Профессиональный частный сыск — это осуществляемые на возмездной договорной основе розыскные действия физических и юридических лиц, имеющих специальное разрешение (лицензию) на оказание таких услуг в целях защиты прав и интересов своих клиентов.

Федеральный закон от 06.06.2005 № 59-ФЗ «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» разрешает детективам сбор сведений по гражданским делам на договорной основе с участниками процесса по гражданским делам любой категории (ст. 3).

В зарубежных странах давно и широко используется подобная практика: розыск сокрытого имущества по большинству гражданских дел выполняют частные лица.

В Европе частному судебному приставу или лицу, его заменяющему, обычно выдается лицензия на право заниматься подобной деятельностью. Получив лицензию, частный пристав самостоятельно решает все проблемы, возникающие при исполнении судебных решений. Соответственно клиент расплачивается с частным приставом, который покупает у государства лицензию и платит налоги.

В США взыскатель нанимает адвоката, который принимает меры к розыску имущества должника и готовит все необходимые документы. И только после этого в дело вступает государственный чиновник. В этом случае, если дело рассматривается в федеральном суде, адвокат взыскателя обращается к сотруднику Маршальской службы с просьбой об оформлении необходимых документов на арест и конфискацию имущества. Реализация имущества должника в погашение задолженности в соответствии с судебным решением — это тоже обязанность представителей Маршальской службы. Но сотрудник Маршальской службы не проводит никаких расследований, т. е. не обязан заниматься розыском должника и установлением местонахождения его имущества. Всю эту работу выполняет адвокат взыскателя. Нередко для этих целей адвокат привлекает частных следователей и специалистов в области судебной бухгалтерии, которые помогают ему отыскать имущество должника. Частный следователь вправе проводить обыски, подавать запросы на представление данных; он ведет сбор этих данных и представляет эти данные адвокату взыскателя. Кроме этого, по американскому варианту принудительного исполнения судебных решений маршалы уполномочены выполнять множество таких функций, которыми в нашей стране судебные приставы-исполнители не наделены. Так, например, маршалы для обеспечения безопасности свидетелей вправе выдавать им новые документы и даже содействовать в проведении пластических операций для изменения внешности, а также участвовать в операциях Интерпола и др. Маршальская служба в США обладает огромными материальными средствами, позволяющими решать любые возникающие проблемы.

В Великобритании используется смешанный тип исполнения судебных и иных актов. Судебные приставы, именуемые бейлисами, состоят на государственной службе, но если они не справляются со своими обязанностями, то привлекаются частные приставы.

В нашей стране в рамках закона «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» в целях розыска допускаются следующие действия: устный опрос граждан и должностных лиц (с их согласия); наведение справок; изучение предметов и документов (с письменного согласия их владельцев); внешний осмотр строений, помещений и других объектов; наблюдение за объектом расследования с целью получения необходимой информации. Однако частные сыщики при производстве розыскных действий не имеют властных полномочий.

Таким образом, анализируя правоприменительную практику, мнения ученых и специалистов ФССП России, можно бесспорно сделать вывод о том, что профессиональный розыск должностных лиц компетентных органов имеет законодательные и организационно-технические преимущества перед сыском частным.

Соответственно взыскателю необходим именно такой розыск в службе судебных приставов для своевременного обнаружения недобросовестного должника и его имущества, на которое можно обратить взыскание.

Следовательно, на наш взгляд, для организации эффективной работы в направлении розыска должников и их имущества необходимо внести следующие дополнения в федеральное законодательство:

1. Ввести в ФССП России оперативные подразделения судебных приставов-исполнителей по розыску (ст. 4 Федерального закона «О судебных приставах»).

2. Розыск должника-организации, а также имущества должника (гражданина или организации) вменить судебным приставам-исполнителям по розыску (ст. 28 Закона).

3. Судебным приставам-исполнителям по розыску ФССП России предоставить право на частичное осуществление оперативно-розыскной деятельности и установить специальные условия проведения оперативно-розыскных мероприятий с целью розыска лиц, уклоняющихся от исполнения решения суда.

4. Дополнить ст. 315 УК РФ введением ответственности за неисполнение гражданином приговора суда, решения суда или иного судебного акта.

5. Перечень задач оперативно-розыскной деятельности дополнить розыском лиц, уклоняющихся от исполнения решения суда (ст. 2 Федерального закона от 12.08.1999 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации»).

6. Наделить функциями оперативных подразделений Минюста России (кроме следственных изоляторов ФСИН России) подразделения розыска ФССП России (ст. 13 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации).

Например, возможность наведения справок в любых организациях, проведения скрытого наблюдения, контроля телефонных переговоров и их документирование с последующим представлением результатов как доказательственной базы в суде намного увеличило бы эффективность розыскной работы в ФССП России, способствовало бы росту престижа службы судебных приставов, уважения к ней со стороны граждан, в том числе  взыскателей и должников.

П.А. Скобликов подчеркивает, что успешное решение проблемы розыска должников и их имущества является необходимым условием правомерного решения имущественного спора. А это, в свою очередь, будет способствовать вытеснению криминала из бытовых отношений и экономики, повышению ответственности граждан и предпринимателей друг перед другом, становлению цивилизованного бизнеса и правового общества в России.

Внесение указанных дополнений в действующее законодательство не следует расценивать как притязания на присвоение чуждых, несвойственных службе функций. Эти изменения не предоставят ФССП России права проводить оперативно-розыскные мероприятия в полном объеме. Речь идет о наделении судебных приставов-исполнителей только небольшой частью полномочий, которые необходимы для решения назревших практических проблем розыска.

Использованная литература

 

1. Научно-практический комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РСФСР. — М.: Городец, 2000. — 672 с.

2. Настольная книга судебного пристава-исполнителя: Учеб.-метод. пособие / Отв. ред. проф.

В.В. Ярков. 2-е изд. — М.: БЕК, 2001. — 752 с.

3. Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности». С постатейным приложением нормативных актов и документов / Авт.-сост. проф. А.Ю. Шумилов. — М.: Издатель Шумилова И.И., 2002. — 342 с.

4. Основы оперативно-розыскной деятельности: Учеб. / Под ред. В.Б. Рушайло. — СПб.: Лань, 2000. — 720 с.

5. Скобликов П.А. Истребование долгов и организованная преступность. — М.: Юристъ, 1997.

6. Организационно-распорядительные и методические документы по вопросам розыска должников, имущества и взаимодействия с правоохранительными органами: Инкорпоративный сборник. — М., 2003.