М.О. КЛЕЙМЕНОВА,
преподаватель кафедры гражданского права и процесса Московской финансово-промышленной академии
 
 Интеллектуальная собственность во всех развитых странах определяется как результат умственной деятельности, творческого труда человека. Законодательство в области регулирования прав на фирменное наименование активно развивается на уровне развития человеческих знаний и умений, и во всем мире  появляется множество законов.
Для Российской Федерации нормы международных договоров — это составная часть правовой системы. Одним из основных договоров в международной практике по интеллектуальной собственности является Конвенция, учреждающая Всемирную организацию интеллектуальной собственности (ВОИС) (далее — Конвенция). Российская Федерация, как правопреемник СССР, стала участницей Конвенции, в которой определен перечень прав, составляющих понятие «интеллектуальная собственность». 
К ним относятся:
· литературные, художественные и иные произведения;
· исполнительская деятельность артистов, звукозаписи радио- и телевизионных передач;
· научные открытия;
· промышленные образцы;
· товарные знаки, знаки обслуживания, фирменные наименования, коммерческие обо-
значения;
· защита против недобросовестной конкуренции;
· другие права, относящиеся к интеллектуальной деятельности[1].
Данный в Конвенции перечень не является исчерпывающим, он остается открытым. В ст. 1225 ГК РФ перечень прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации — исчерпывающий. Это может показаться противоречащим международному законодательству, но необходимо учитывать, что целью Конвенции было учреждение ВОИС, а не определение перечня охраняемых результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, поэтому не следует говорить о противоречии внутреннего законодательства международному договору[2].
В патентных законах других, в том числе и промышленно развитых, стран нет такого прямого отождествления исключительного права и интеллектуальной (промышленной) собственности. Вместе с тем в этих законах наряду с нормами об исключительном праве патентообладателя, сформулированными как в позитивной, так и в негативной форме, закреплены нормы о праве собственности на заявки и патенты, которые могут стать предметом передачи (уступки или предоставления лицензии). Указанное обстоятельство имеет глубокие исторические корни, проявившиеся в различных патентно-правовых теориях[3].
Дать точное и универсальное определение интеллектуальной собственности крайне сложно, если вообще возможно, поскольку содержание понятия интеллектуальной собственности меняется по мере развития техники, рыночных отношений и законодательства, а объединяемые данным понятием права весьма разнородны[4].
В современных условиях в связи с необходимостью насыщения рынка товарами и услугами во всем мире возрастает потребность защиты объектов интеллектуальной собственности на межгосударственном уровне. Наиболее важное значение приобретают такие объекты интеллектуальной собственности, как фирменные наименования, товарные знаки, знаки обслуживания, наименования мест происхождения товаров и т. д.
Анализируя российское и международное законодательство, а именно ст. 1225 ГК РФ и Конвенцию, можно провести разграничение результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации. Так как рассматриваемое нами фирменное наименование относится к средствам индивидуализации юридического лица, целесообразно остановиться на правовом режиме фирменных наименований развитых стран мира и дать перечень всех средств индивидуализации, приведенный как в российском законодательстве, так и в международном договоре. К таким средствам относятся:
· фирменные наименования;
· товарные знаки и знаки обслуживания;
· наименования мест происхождения товаров;
· коммерческие обозначения.
Общим свойством, присущим всем исключительным правам, признается их территориальная ограниченность. Данные права действуют в пределах территории того государства, где возникли в соответствии с законами этого государства. В случае возникновения проблем по предназначению средств индивидуализации на территории других государств и преодоления территориального действия охраны исключительных прав требуется подписание международных соглашений, т. е. договоренность между соответствующими государствами. В случае если такое соглашение не будет достигнуто, охраняемые в одной стране фирменные наименования, товарные знаки и другие средства индивидуализации могут свободно использоваться и создаваться в других странах. Такая ситуация была вполне реальной до вступления СССР в международные авторские конвенции.
В силу территориального характера исключительных прав, на основе международных соглашений действует принцип национального режима. Исходя из данного принципа, гражданину Российской Федерации в другом государстве, так же как и иностранному гражданину в России, могут быть предоставлены только те права, которые установлены законодательством данной страны для своих граждан, а также «конвенционные права», т. е. права, особо оговоренные в международном договоре.
Для сравнения правового регулирования фирменного наименования в Российской Федерации с другими развитыми странами и определения роли международного законодательства считаем необходимым подробнее остановиться на законодательных актах англосаксонской и романо-германской правовых систем. В рамках англосаксонской правовой системы кратко рассмотрим законодательства таких стран, как Великобритания и США, а в рамках романо-германской правовой системы — Германии и Франции.
Как свидетельствует история развития российского права, при рассмотрении законодательных актов в сфере интеллектуальной собственности всегда учитывались как международные стандарты, так и зарубежный опыт. Задача гармонизации российского законодательства интеллектуальной собственности с международным законодательством, в которое за последнее десятилетие были внесены важные изменения и дополнения, касаются не только содержания, но и формы. В зарубежных странах отсутствует практика инкорпорации норм по защите интеллектуальной собственности в гражданский кодекс. Практически во всех странах речь идет о специальном законодательстве, включающем ряд законов (об авторском праве, о патентном праве, о товарных знаках и т. д.). До принятия части четвертой ГК РФ единственным исключением был Кодекс по интеллектуальной собственности Франции, в котором не только отсутствует общая часть, но и сфера регулирования ограничивается авторским правом, смежными правами и товарными знаками[5].
Огромным достижением российского гражданского законодательства об интеллектуальной собственности можно считать принятую и на сегодняшний день уже вступившую в законную силу часть четвертую ГК РФ. Как и любой нормативный правовой акт, часть четвертая ГК РФ содержит не только положительные, но и отрицательные аспекты. Однако, несмотря на множество пробелов, часть четвертая ГК РФ — это первая кодификация российского права интеллектуальной собственности. При решении кодификационных задач в новом законе учитывалась необходимость унифицировать законодательство Российской Федерации об интеллектуальной собственности с законодательством стран Европейского союза, а также предпринимались попытки обеспечить более полное и точное его соответствие международным обязательствам России в связи с перспективой ее участия в Соглашении по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (Соглашение ТРИПС), вступления во Всемирную торговую организацию (ВТО) и присоединения к ВОИС. Особенно важно то, что в часть четвертую ГК РФ включены не только традиционные, но и новые правовые институты в сфере интеллектуальной собственности. Это прежде всего право на фирменное наименование и право на секрет производства. До вступления в силу действующего в настоящее время ГК РФ данные институты не имели единого законодательного регулирования.
Возвращаясь к вопросу сравнения российского и зарубежного интеллектуального права, хотелось бы сразу отметить, что к правовой системе Российской Федерации ближе всего право Франции и Германии. Относительно права на фирменное наименование коммерческих организаций необходимо отметить, что в России общий статус юридических лиц установлен в законах их конкретных видов — федеральных законах «Об акционерных обществах», «Об обществах с ограниченной ответственностью», «О производственных кооперативах» и др. В книге 1 «О лицах»  Французского гражданского кодекса 1804 года рассматривается только правовое положение физических лиц; правовому положению юридических лиц, в том числе их праву на фирменное наименование, посвящен Французский торговый кодекс 1807 года. В книге 1 Германского торгового уложения есть раздел «Торговая фирма», в книге 2 —«Полное товарищество», «Коммандитное товарищество», «Негласное товарищество». В книге 3 указаны Дополнительные предписания для объединения капиталов акционерных коммандитных товариществ (акционерных обществ), обществ с ограниченной ответственностью, зарегистрированных кооперативов и кредитных учреждений. Акционерный закон ФРГ, принятый 6 сентября 1965 г. (с изм. на 1 января 1992 г.), состоит из 410 статей[6].
Главное значение в области регулирования прав на фирменное наименование для большинства развитых стран, в том числе и для Российской Федерации, имеет Парижская конвенция по охране промышленной собственности (далее — Парижская конвенция), действующая с 1883 года. В основу данной конвенции легли теории промышленной собственности и естественного права.
Теория естественного права была основана на том неоспоримом тезисе, что право изобретателя является неотъемлемым, природным правом человека и гражданина, результатом его духовного творчества. При этом утверждалось, что оно существует независимо от признания государственной власти, которое лишь гарантирует его от посягательств со стороны третьих лиц. В основе теории промышленной собственности лежит мысль о том, что любой труд человека создает собственность, в том числе собственность на изобретения и другие нематериальные объекты. Эта теория, исходя из естественно-правового понимания права собственности, отождествляет право автора изобретения на продукт его духовного творчества с правом собственности на материальные вещи[7].
В настоящее время наряду с теорией промышленной собственности широко применяются теория интеллектуальной собственности и теория исключительных прав. В соответствии с частью четвертой ГК РФ российскому праву свойственны как теория исключительных прав, так и теория интеллектуальной собственности. Фирменное наименование юридического лица, а точнее — коммерческой организации, это объект промышленной собственности; прежде всего — имущественное право юридического лица, которое индивидуализирует его как участника гражданского оборота, осуществляющего предпринимательскую деятельность.
В соответствии со ст. 8 Парижской конвенции «фирменное наименование охраняется во всех странах Парижского союза без обязательной подачи заявки или регистрации». Следует особо подчеркнуть, что в большинстве промышленно развитых стран (Великобритании, Италии, Канаде, США, Франции, ФРГ, Японии) право на фирменное наименование возникает из факта использования этого наименования, а последующая его регистрация в реестре компаний лишь закрепляет ранее возникшее право. В последней четверти XX века в мире стал утверждаться принцип, обусловливающий возникновение прав на фирменное наименование как на основании его регистрации в реестре фирменных наименований, так и на основании его фактического использования и утверждения на рынке[8].
Исключением является право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. В новой кодификации, а именно ст. 1473 «Фирменное наименование» ГК РФ, законодателем дано указание на то, что фирменное наименование должно включаться в Единый государственный реестр юридических лиц при государственной регистрации юридического лица. Это означает, что в отечественной практике регистрация юридического лица совпадает с началом использования фирменного наименования. Поэтому в нашем государстве факт использования фирменного наименования юридического лица имеет правоустанавливающее значение для иностранных юридических лиц, что полностью соответствует требованиям Парижской конвенции. Во Франции не существовало и не существует особых формальностей, связанных с регистрацией как с основным условием возникновения исключительного права на фирменное наименование. Такое право в этой стране приобретается путем первого публичного использования фирменного наименования, т. е. его фактическим утверждением на рынке. При этом публичным использованием фирменного наименования не признается регистрация коммерческой организации в реестре торговли и товариществ, но фирменное наименование обязательно должно указываться при регистрации.
Великобритания также является участницей Парижской конвенции. Правовое регулирование права на фирменное наименование здесь полностью соответствует требованиям конвенции. Кроме того, правовой режим фирменного наименования в Великобритании регулируется Законом о названиях компаний 1985 года. Компании в Великобритании регистрируются под любыми словесными названиями, за исключением слов, в отношении которых установлены ограничения и запрещения на их применение. Для включения в название компании таких слов, как British, UK и т. д., необходимо получить специальное разрешение Министерства торговли и промышленности Великобритании. Регистрация фирменных наименований, равно как и самих компаний, осуществляется в Регистрационной палате Великобритании.
Подводя итог всему вышеизложенному, можно сделать вывод, что главную роль в области правового регулирования прав на фирменное наименование практически для всех развитых стран играют Парижская конвенция по охране промышленной собственности и решения ВОИС, но в каждой стране, в том числе и в России, есть свои национальные черты законодательного регулирования исключительных прав, которые не должны противоречить международным договорам.
 
Библиография
1 Конвенция, учреждающая Всемирную организацию интеллектуальной собственности, подписана в Стокгольме 14 июля 1967 г.; ратифицирована Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 сентября 1968 г.
2 См.: Рузакова О.А. Комментарий к части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации. — М., 2007.
3 См.: Еременко В.И. Вопросы интеллектуальной собственности в Гражданском кодексе Российской Федерации. — М., 2001. Подготовлено для СПС «КонсультантПлюс».
4 См.: Дозорцев В.А. Исключительные права и их развитие. Вступ. ст. // Права на результаты интеллектуальной деятельности. Авторское право. Патентное право. Другие исключительные права: Сб. нормативных актов.— М., 1994.
5 См.: Томчин Г. Искусственная изоляция национальной правовой системы в условиях роста, объема и роли международного сотрудничества является интеллектуальной и нецелесообразной. Подготовлено для системы СПС «КонсультантПлюс».
6 См.: Косякова Н.И. Юридические лица в российском и иностранном праве: сравнительный анализ // Право и политика. 2000. № 4.
7 См.: Еременко В.И. Указ. раб.
8 См. там же.