УДК 342.56

Страницы в журнале: 101-105 

 

А.В. МАЛЬКО,

доктор юридических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, директор Саратовского филиала Института государства и права РАН,

 

П.А. ГУК,

кандидат юридических наук, доцент, председатель Пензенского районного суда Пензенской области

 

В статье анализируется место и роль суда в формировании и осуществлении правоохранительной политики современного российского государства. Обосновывается важнейшее значение судебных органов в правоохранительной системе общества.

Ключевые слова: суд, судебная система, правоохранительная политика, правоохранительные органы, судебная реформа.

 

The Court role in the law-enforcement policy of the modern Russian state

 

In article the place of judicial system in the law-enforcement mechanism on maintenance and protection of the rights, freedom and legitimate interests of citizens is considered, the exclusive role of court in this process is marked.

Keywords: court, judicial, law-enforcement policy, law-enforcement bodies, judicial reform.

 

В  юридической литературе отсутствует единая позиция о месте и роли суда в правоохранительной политике, что в свою очередь порождает множественность мнений, споров по данной проблематике. Это ведет подчас к игнорированию истинной сущности судебных органов и их роли в выработке эффективной правоохранительной политики.

Конечно, нас могут упрекнуть в том, что суды не относятся к правоохранительным органам и ни о какой правоохранительной политике речи идти не может. Вот поэтому и требуются соответствующие пояснения о роли суда в современных условиях, исходя из реалий нашей жизни.

Правоохранительная политика — это научно обоснованная, последовательная и комплексная деятельность государственных и негосударственных структур по повышению эффективности охранительной функции права, по совершенствованию правоохраны и всей правоохранительной системы.

Правоохранительные органы в механизме государства, отмечает А.С. Мордовец, следует рассматривать с точки зрения принципа разделения властей и их роли в обществе и государстве. Ими осуществляются следующие функции: конституционный контроль, отправление правосудия, прокурорский надзор, расследование преступлений, оперативно-розыскные мероприятия, исполнение судебных решений, оказание юридической помощи и защиты по делам, предупреждение преступлений и иных правонарушений[2].

Современная государственная власть в России осуществляется законодательными, исполнительными и судебными органами, которые самостоятельны в своей деятельности. Особое место в механизме правового регулирования отводится судебной власти, которая реализует свои функции через систему судов. Следовательно, суд как орган судебной власти осуществляет правоохранительную функцию посредством установленных нормативными актами соответствующих полномочий по реализации правоохранительной защиты.

Так, по мнению В.А. Терехина, термин «правоохранительные органы» является собирательным, и к таким органам, разумеется, относится суд. Располагая основным юридическим средством — действующим законодательством — и осуществляя свою главную — правозащитную — функцию, суды, безусловно, охраняют права и свободу граждан, интересы общества и государства[3].

В литературе в правоохранительную систему традиционно включается весь силовой блок правоохранительных органов. Каждый силовой блок имеет свою структуру органов, которая наделена в силу закона определенным правовым инструментарием для выполнения тех или иных задач и реализации установленных функций по охране прав, свобод и законных интересов в российском государстве.

Если рассматривать правоохранительную систему в широком аспекте, то в нее входят все системы силовых структур (МВД России, ФСБ России, СВР России, МЧС России, ВС РФ, прокуратура и др.), осуществляющие общую охранительную функцию права, но в пределах своих полномочий.

Судебные органы, которые, по нашему мнению, также включаются в правоохранительный механизм обеспечения и защиты прав, свобод и законных интересов граждан, юридических лиц, в структуре правоохранительной системы находятся на ее вершине, поскольку только суд в силу закона разрешает споры о праве, устанавливает юридические факты, осуществляет нормоконтроль, дает толкование нормативным актам, вырабатывает правовые позиции, обязательные для правоприменителя. Органы судейского сообщества формируют основные положения правоохранительной политики, разрабатывая актуальные вопросы перспективного развития судебной системы, непосредственно затрагивающие смежные системы правоохранительных органов, что в свою очередь позволяет формировать единые подходы в охране права.

Поэтому выработка концептуальных положений правоохранительной политики невозможна без судебных органов. Суды как субъекты названной политики осуществляют свою деятельность посредством конституционного, уголовного, гражданского, административного и арбитражного судопроизводства, а также через органы судейского сообщества.

Судебная деятельность находит необходимую государственную поддержку, поскольку строительство сильной судебной власти и эффективного судопроизводства — это процесс, который не может быть ограничен временными рамками и требует определенной юридической корректировки на основе выработанной правоохранительной политики, способной формировать институты судебной власти. Практическое воплощение данной политики реализуется уже через федеральную целевую программу «Развитие судебной системы России» на 2007—2011 годы (утв. постановлением Правительства РФ от 21.09.2006 № 583).

Очередной VII съезд судей России, проходивший с 2 по 4 декабря 2008 г. в Москве, определил дальнейший вектор развития судебной системы страны. Выступая на съезде судей, Президент РФ Д. Медведев отметил, что основы судебной системы, заложенные Конституцией России и конституциями республик, краев, областей, уставами, федеральными законами, незыблемы. Но необходима тщательная отладка самого механизма правосудия, дальнейшая модернизация законодательства о суде, направленная на повышение качества его работы[4]. Высказанные предложения дают новый импульс для формирования и развития правоохранительной политики.

Основная деятельность судебных органов непосредственно связана с осуществлением правосудия всеми судебными инстанциями, входящими в судебную систему России.

Конституционная защита и охрана прав и свобод человека, юридических лиц, толкование Конституции РФ, нормативных актов федерального значения, регионального уровня, проверка их на соответствие Конституции РФ, региональному законодательству и др. в полной мере осуществляется КС РФ.

Значительной конституционной проверке подвергался УПК РСФСР, не идеален и новый УПК РФ, отдельные его положения становятся предметом проверки КС РФ, а принятые итоговые решения содержат правовые позиции, регулирующие те отношения, по которым нормы закона признаны неконституционными.

Так, постановлением КС РФ от 20.11.2007 № 13-П «По делу о проверке конституционности ряда положений статей 402, 433, 437, 438, 439, 441, 444 и 445 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан С.Г. Абламского, О.Б. Лобашовой и В.К. Матвеева» признаны не соответствующими Конституции РФ отдельные статьи в главе 51 УПК РФ, касающиеся вопроса о применении к лицам, признанным невменяемыми и совершившим общественно опасные деяния, принудительных мер медицинского характера. Суд сформулировал правовую позицию о правилах рассмотрения таких дел судебными органами, а именно: лицо, в отношении которого проводится предварительное следствие, может лично знакомиться с материалами уголовного дела, участвовать в судебном заседании при его рассмотрении, заявлять ходатайства, инициировать рассмотрение вопроса об изменении и прекращении применения указанных мер и обжаловать принятые по делу процессуальные решения.

Постановлением КС РФ от 27.02.2009 № 4-П «По делу о проверке конституционности ряда положений статей 37, 52, 135, 222, 284, 286 и 379.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и части четвертой статьи 28 Закона Российской Федерации “О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании” в связи с жалобами граждан Ю.К. Гудковой, П.В. Штукатурова и М.А. Яшиной» признаны не соответствующими Конституции РФ отдельные положения статей 37, 52, 135, 284, 379.1 ГПК РФ и ч. 4 ст. 28 Закона РФ от 02.07.1992 № 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании». Суд выработал правовые позиции следующего содержания: суд не вправе принимать решение о признании гражданина недееспособным на основе одного лишь заключения судебно-психиатрической экспертизы, без предоставления гражданину, если его присутствие в судебном заседании не создает опасности для его жизни либо здоровья или для жизни либо здоровья окружающих, возможности изложить суду свою позицию лично либо через выбранных им самим представителей; возможно обжаловать принятое судом решение в кассационном и надзорном порядке и излагать свою позицию в этих инстанциях лично или через представителей; запрещается помещать недееспособное лицо в психиатрический стационар без судебного решения. Выработанные КС РФ правовые позиции предоставили гражданам право непосредственного участия при рассмотрении таких дел в суде.

В постановлении КС РФ от 22.03.2005 № 4-П «По делу о проверке конституционности ряда положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих порядок и сроки применения в качестве меры пресечения заключения под стражу на стадиях уголовного судопроизводства, следующих за окончанием предварительного расследования и направлением уголовного дела в суд, в связи с жалобами ряда граждан» КС РФ выработаны правовые положения, регулирующие порядок заключения под стражу в качестве меры пресечения на подготовительной стадии уголовного судопроизводства, по результатам которой суд принимает соответствующее решение.

Данные правовые позиции непосредственно применяются в судебной деятельности судами общей юрисдикции в качестве дополнительного источника в совокупности с Конституцией РФ и процессуальной аналогией, поскольку законодатель до настоящего времени не внес изменения и дополнения в действующий УПК РФ.

Т.Н. Нешатаева справедливо отмечает, что главное назначение суда состоит не столько в разрешении споров, сколько в формировании права и правовой политики. Нормотворчество судьи, которое носит «точечный» характер, является, по ее мнению, столь же необходимым процессом, как и законотворчество. И только в совокупности оба этих процесса образуют правотворчество. Внешне это может выглядеть произвольным, однако, по убеждению Т.Н. Нешатаевой, произвол начинается тогда, когда нет прецедента. Поэтому настало время начать теоретическое осмысление процесса формирования права судьей[5].

Думается, такой новаторский подход к теоретической проблематике создания судейской нормы поддерживается многими учеными, но есть и противники (их меньшинство) судебного нормотворчества. Следовательно, теоретическое исследование судейской нормы должно развиваться с учетом всех положительных взглядов на обозначенную проблему. Процесс формирования судьей права следует относить к определенному виду правоохранительной политики, поскольку посредством создания судебной нормы (прецедента) регулируются, охраняются общественные отношения, которые не установлены нормой права.

Так, отдельные постановления Президиума ВАС РФ становятся прецедентами. В июле 2009 года Президиум ВАС РФ рассмотрел дело ЗАО «Центр-Сувенир» против Российской Федерации в лице Генеральной прокуратуры и других и постановил взыскать с Российской Федерации за счет средств казны в пользу ЗАО «Центр-Сувенир» 4,8 млн руб. убытков от утраты имущества, которое было изъято следственными органами, а после прекращения уголовного дела имущество (пиротехнические изделия) было возвращено только частично[6].

В защиту своих интересов ЗАО «Центр-Сувенир» вынуждено было обратиться в арбитражный суд, но судебные органы отказали в удовлетворении требований заявителя. Только Президиум ВАС РФ принял решение в пользу заявителя, посчитав, что за утраченное имущество государство должно нести ответственность в полном объеме.

Суды общей юрисдикции осуществляют свою деятельность по охране прав и свобод в пределах своей компетенции: защиту от уголовных и административных правонарушений; разрешение гражданских споров и установление юридических фактов; судебный контроль законности процессуальных решений на стадии предварительного следствия и дознания, а также действий (бездействия) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора (ст. 125 УПК РФ); разрешение на проведение определенных видов следственных действий (ч. 2 ст. 29 УПК РФ) и оперативных мероприятий в соответствии с Федеральным законом от 12.08.1995 № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»; судебный надзор в виде апелляции, кассации; контроль законности принятия судебных постановлений в гражданском, уголовном и административном производстве.

В практической деятельности суды также руководствуются постановлениями Пленума ВС РФ, их правоположения более оперативно восполняют то, что законодатель недостаточно точно учел, принимая закон. Одним из примеров может служить постановление Пленума ВС РФ от 10.02.2009 № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», в котором закреплены правоположения нормативно-правового содержания, определяющие порядок рассмотрения судьей жалоб на действия (бездействие) должностных лиц в досудебном производстве[7].

Постановления Пленума ВС РФ признаются обязательной судебной практикой, отдельные их положения применяются судьями при рассмотрении дел различных категорий в совокупности с нормами права.

Высшие органы судебной власти реализуют право законодательной инициативы по вопросам своей деятельности, внося соответствующие проекты законов в законодательный орган. Согласно ст. 104 Конституции РФ право законодательной инициативы принадлежит КС РФ, ВС РФ, ВАС РФ по вопросам их ведения.

Так, по инициативе ВС РФ предложена сокращенная процедура судебного надзора, поскольку ранее установленный в ГПК РФ порядок производства в суде надзорной инстанции не соответствовал международным стандартам и ущемлял как права лиц, в пользу которых вынесены вступившие в законную силу судебные постановления, так и права лиц, их обжалующих[8]. В настоящее время действуют новые правила рассмотрения жалоб в надзорном судопроизводстве, предусмотренные главой 41 ГПК РФ, что позволяет гражданам и юридическим лицам осуществлять защиту своих прав, свобод и законных интересов с учетом международных требований.

В рамках реализации принципа открытости, доступности судебной системы был принят Федеральный закон от 22.12.2008 № 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации», внесенный ВС РФ в качестве законодательной инициативы. Реализация данного закона расширила доступ и получение максимальной информации о судах и судебной деятельности.

На обсуждении находятся законопроекты «О Верховном суде Российской Федерации», «О судах общей юрисдикции», «Об административных судах», «Об административном судопроизводстве», принятие которых позволит в полной мере реализовать правоохранительную политику государства.

В уголовное судопроизводство Федеральным законом от 29.06.2009 № 141-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» введен особый порядок принятия судебного решения при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве (глава 40.1 УПК РФ)[9]. Данные изменения предоставляют возможность следственным органам с помощью лиц, согласившихся на сотрудничество с правоохранительными органами, раскрывать особо тяжкие преступления, совершенные организованными преступными группами, а также осуществлять защиту таких лиц. Как будет работать данный нормативный акт, какие вскроются плюсы и минусы, покажет время, но жизнеспособность такой процедуры все же будет определять суд и выработанная им судебная практика.

Профилактические (превентивные) меры, которые применяют суды, отличаются от средств, применяемых другими правоохранительными органами, но имеют свою определенную специфику и направлены на выявление нарушений законности. В процессе рассмотрения судом правовых споров выявляются факты нарушения прав и свобод граждан, законодательства со стороны правоприменителей. О таких фактах суд сообщает соответствующим органам, вынося частные постановления, определения (ст. 29 УПК РФ, ст. 226 ГПК РФ) и представления по делам, связанным с рассмотрением административных правонарушений (ст. 29.13 КоАП РФ). Тем самым суд обращает внимание соответствующих органов и должностных лиц на факты неисполнения закона.

Данное направление позволяет корректировать действия правоприменителей и принимать соответствующие меры с целью исключить повторные случаи такого неисполнения, т. е. это своего рода профилактико-охранительное действие суда от нарушений права. На наш взгляд, для повышения статуса частных определений, постановлений и их исполнительности необходимо диспозицию ст. 17.4 КоАП РФ после слов «частного определения» дополнить словом «постановления», что придаст логическую завершенность принимаемым судами решениям в таких случаях, а также следует увеличить санкции по данной статье до 2500 руб.

Деятельность органов судейского сообщества (Съезда судей РФ, Совета судей РФ, региональных органов судейского сообщества) связывается с выработкой стратегических направлений правоохранительной политики, с совершенствованием судопроизводства, судоустройства, правового статуса судей.

Например, в постановлении II Всероссийского съезда судей от 30.06.1993 «Об утверждении Положения об органах судейского сообщества Российской Федерации» были изложены положения, касающиеся дальнейшей судебной реформы в России, которые должны получить конституционное закрепление: принципы несменяемости и независимости судей; право суда при противоречии закона или акта исполнительной власти Конституции РФ руководствоваться нормами Конституции РФ, имеющими прямое действие и признанными Россией нормами права; право законодательной инициативы высших судебных органов; место и роль прокуратуры в системе органов исполнительной власти с определением полномочий прокуратуры в сфере правосудия[10]. Основные положения нашли свое закрепление в Конституции РФ и других нормативных актах.

В мае 2009 года в Москве проходил Совет судей России, на котором обсуждалась и была принята концепция Кодекса судейской этики; на ее основе будет подготовлен проект Кодекса судейской этики. Положения будущего кодекса должны включать основные стандарты в отношении судей: в своей деятельности судьи должны руководствоваться принципами профессионального поведения, поддерживать высокий уровень профессиональных знаний, иметь высокий уровень профессионального сознания и работать без задержек, для того чтобы выполнить требование о вынесении судебных решений в разумный срок, и т. д. Подготовка и принятие нового кодекса позволит сформировать требования и правила поведения судей в соответствии с установленными международными нормами и национальным законодательством[11].

Большое количество жалоб от граждан России поступает в Европейский суд по правам человека. Чтобы разрешать возникающие проблемы на уровне национального правосудия, предлагается расширить сферу защиты прав граждан от нарушения сроков рассмотрения дел и исполнения судебных решений. Так, по инициативе Председателя Верховного суда РФ В.М. Лебедева внесено предложение о возмещении вреда государством от нарушения права на судопроизводство в разумные сроки и нарушения права при неисполнении судебных решений в установленные сроки[12]. Реализация названных предложений позволит обеспечить защиту прав граждан со стороны государства с помощью самих судебных органов. По нашему мнению, это элементы правоохранительной политики со стороны высшего должностного лица судебной системы, которая реализуется в правовые нормы, позволяющие осуществлять защиту прав граждан.

Данные направления деятельности судебных органов в целом оказывают существенное влияние на правоохранительную политику, как непосредственно в рамках своей деятельности, так и через взаимодействие с другими правоохранительными органами (милицией, прокуратурой, следственными комитетами, таможней, службой судебных приставов и др.) на региональном, федеральном и международном уровнях, что позволяет координировать, совершенствовать правоприменительные процедуры, вырабатывать наиболее эффективные средства охраны и защиты прав и свобод граждан.

Для реализации правоохранительной политики в судебной деятельности необходимо укрепление судебной власти в государственном механизме и оптимизация объема ее полномочий; развитие правового статуса судей и повышение уровня их правового сознания; обязательное включение для кандидатов в судьи установленной системы профессиональной подготовки; обеспечение прозрачности (транспарентности) правосудия; юридическое признание правовых позиций высших судебных органов в качестве источника права; законодательное закрепление специализированных судов (административных, по делам семьи и несовершеннолетних); повышение уровня исполнения судебных актов.

Таким образом, правоохранительная система должна иметь такой механизм охраны прав, свобод и законных интересов граждан, юридических лиц, Конституции РФ, нормативных актов всех уровней, который позволил бы эффективно осуществлять правосудие на высоком профессиональном уровне независимо от положения лица, совершившего правонарушение.

 

Библиография

1 Статья написана при поддержке РФФИ (проект № 09-06-00156).

2 См.: Обеспечение прав человека в деятельности органов внутренних дел: Курс лекций / Под ред. А.С. Мордовца. — Саратов, 2007. С. 47, 49.

3 См.: Терехин В.А. Некоторые дискуссионные аспекты формирования и реализации правоохранительной политики // Проблемы взаимодействия субъектов правоохранительной политики: Сб. ст. Всероссийской научно-практической конференции. — Пенза, 2008. С. 17.

4 См.: Судья. 2008. № 12.

5 См.: Российское правосудие. 2008. № 7. С. 104—106.

6 http://www.arbtr.ru/vas/presidium/nadzor/24034.html; http://www.rb.ru/ print/

7 См.: Бюллетень ВС РФ. 2009. № 4.

8 См.: Российская газета. 2007. 8 дек.

9 Там же. 2009. 3 июля.

10 См.: Кутафин О.Е., Лебедев В.М., Семигин Г.Ю. Судебная власть в России: история, документы. — М., 2003. С. 81—83.

11 www.ssrf.ru

12 См.: Суд да дело // Российская газета. 2007. 4 окт.