УДК 342.4:343:42
 
В.В. ГОНЧАРОВ,
профессор кафедры гражданского права и процесса Краснодарского государственного университета культуры и искусств, зав. кафедрой общепрофессиональных юридических дисциплин Краснодарского филиала Академии труда и социальных отношений,
 
Л.И. КОВАЛЕВА,
заместитель директора Научно-исследовательского института проблем глобализации, экономики и развития гражданского общества
 
Статья посвящена исследованию роли церкви (религиозных объединений) в укреплении российской государственности в становлении и развитии духовности и культуры российского народа. Отмечается, что религиозные объединения активно взаимодействуют с государственными институтами, участвуют в работе специализированных институциональных образований — комитетов Государственной думы, Общественной палаты РФ. Между тем взаимоотношения государства и религиозных организаций осложняются рядом проблем, в частности,  отсутствием конкретных мер по поддержке и развитию религиозных организаций и законодательного закрепления понятия тоталитарной секты.  Предлагаются мероприятия по расширению взаимодействия церкви и государства, повышению роли церкви в развитии российской государственности, укреплению морально-нравственных устоев граждан.
Ключевые слова:  православие, Русская православная церковь, свобода совести и вероисповедания, религиозная общественная организация, незаконная религиозная организация, секта, религиозное образование детей.
 
The article is devoted to research of a role of church (religious associations) in strengthening of the Russian statehood, the state centralization and development of spirituality and culture of Russian people. It is marked that religious associations actively cooperate with state institutes and participate in work specialized formations: Committees of the State Duma of Federal Assembly of the Russian Federation, Public chamber of the Russian Federation, etc. Meanwhile, mutual relations of the state and the religious organizations became complicated as the result of a number of problems, such absence of concrete measures of support and development of the religious organizations and concept of totalitarian sect. There are offered actions of strengthening interaction of church and the state and increasing of a role of church in strengthening and development of the Russian statehood.
 
Как известно, Российская Федерация — светское государство, т. е. государство, в котором не существует официальной, государственной религии и ни одно из вероучений не признается обязательным или предпочтительным. Законодательно закреплен принцип отделения религиозных объединений от государства: государство не вмешивается в деятельность религиозных объединений, если она не противоречит законодательству, и в определение гражданином своего отношения к религии и религиозной принадлежности.
В Российской Федерации большую часть верующих составляют православные, а Русская православная церковь (далее — РПЦ), имеющая более чем тысячелетнюю историю, является крупнейшей религиозной организацией по числу своих приверженцев[1].
С момента принятия христианства на Руси и до настоящего времени православие выступает в роли укрепляющего звена российской государственности, активного участника процесса централизации русских земель, поддержания культурной самобытности и суверенитета российского народа, становления и развития духовности и культуры.
За последние два десятилетия после продолжительного советского периода неприятия и угнетения социально-политическая значимость церкви существенно возросла. Это про-
изошло благодаря тому, что религиозные объединения активно взаимодействуют со многими государственными институтами, высшие иерархи участвуют в работе специализированных институциональных образований Администрации Президента РФ, соответствующих комитетов Государственной думы, являются членами Общественной палаты РФ.
Анализ истории развития основных мировых вероисповеданий показывает: централизующая роль церкви в развитии российской государственности не случайна, так как появление и распространение религий связано как раз с необходимостью объединения земель и племен (народов) в одну идеологическую и государственную силу.
С момента появления христианства на Руси взаимоотношения церкви и государства строились несколько на иной основе, чем в государствах Запада и Востока. Если в христианских государствах Европы церковь довлела над государственной властью, стремилась подчинить ее себе, а римские папы свергали королей и императоров, проповедуя верховенство церковной власти над светской, то взаимоотношения церковной и государственной власти на Руси отличались мудрой государственной позицией церкви, отстаивавшей прежде всего независимость и целостность российской государственности. Дореволюционные специалисты церковного права отмечали, что церковно-государственным взаимоотношениям дореволюционной России было свойственно «единство государственно-церковного механизма, в котором церковь мыслилась как религиозная сторона, а государство как политическая сторона одного и того же общения, что было таким же идеалом правительственной политики в княжествах, народоправствах и в московском царстве, и в Византии»[2].
В период феодальной раздробленности на Руси РПЦ являлась основным объединяющим звеном многочисленных русских княжеств, препятствующим культурной и религиозной ассимиляции русского народа как со стороны воинствующего католического Запада, так и со стороны исламского Востока. Именно духовными сподвижниками и просветителями церкви после падения Константинополя и исчезновения православной Византии была разработана идеологическая концепция необходимости и неизбежности объединения русских земель как исторической миссии русского народа и государственности: «Москва — Третий Рим».
Вплоть до февральской революции 1917 года РПЦ была включена в систему государственного аппарата. Причем если до 1700 года сохранялся патриарший престол как символ самостоятельности и единоначалия церкви, то при Петре I со смертью патриарха Андриана руководство духовной властью было сосредоточено в руках Святейшего Правительствующего Синода, который при Екатерине I был лишен статуса правительственного и подчинен Верховному тайному совету и кабинету.
С падением самодержавия церковь была отделена от государства[3], Россия провозглашалась светским государством, Святейший Правительствующий Синод ликвидирован, РПЦ и ее учреждения лишены прав юридического лица, реквизирована большая часть собственности. За гражданами страны закреплялось право на свободу совести и вероисповедания.
Несмотря на негативное восприятие советской власти реакционной частью духовенства и оказание духовной и материальной поддержки «белому движению», уже к середине 20-х годов XX века руководители основных религиозных течений на территории СССР официально признали законность коммунистического руководства страны, а к середине 1940-х годов политика «воинствующего коммунизма» сменилась своеобразным «духовным ренессансом», что проявилось в избрании нового православного патриарха Московского и всея Руси, в возрождении и ремонте православных, исламских, иудейских и буддийских религиозных зданий.
В настоящее время в Российской Федерации государством гарантируются свобода совести и вероисповедания, в том числе право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать и менять, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними. Незаконное воспрепятствование деятельности религиозных организаций или совершению религиозных обрядов влечет как административную (ст. 5.26 КоАП РФ), так и уголовную (ст. 148 УК РФ) ответственность.
В то же время государство сохранило за собой право осуществлять контроль над законностью деятельности религиозных организаций. Это касается прежде всего деятельности тоталитарных религиозных течений и сект, целями которых, как правило, являются подрыв основ нравственности российских граждан, обороноспособности и безопасности страны, насильственное свержение конституционного строя.  Функционирование подобных организаций на территории страны следует пресекать, а лиц, виновных в их создании и работе, привлекать к установленной законодательством ответственности.
В настоящее время по фактам совершения религиозной организацией действий, противоречащих ее уставным целям или нарушающих действующее законодательство, регистрирующий орган (Минюст России) информирует руководящий орган религиозной организации о допущенных нарушениях с предложением об их устранении или выносит религиозной организации письменное предупреждение. В случаях, когда в выявленных нарушениях имеются признаки административного правонарушения или преступления, материалы направляются соответственно в орган или должностному лицу, которые полномочны рассматривать дела об административных правонарушениях, либо в прокуратуру.
В случае систематического осуществления религиозной организацией деятельности, противоречащей ее уставным целям, и вынесения ей более двух предупреждений в письменной форме, Минюст России, руководствуясь ст. 33 Федерального закона от 12.01.1996 № 7-ФЗ
«О некоммерческих организациях», обращается в суд с заявлением о ликвидации такой религиозной организации.
Несмотря на кажущуюся простоту, основанную на невмешательстве в деятельность друг друга, взаимоотношения государства и религиозных организаций в настоящее время осложнены целым рядом проблем.
Наиболее важной представляется отсутствие в действующем законодательстве Российской Федерации конкретных мер по поддержке и развитию религиозных организаций, несмотря на закрепление в нем положений об особой роли и значении православия и остальных основных религий на территории страны, при одновременном разрешении деятельности представительств иностранных религиозных организаций, которые пользуются материальной и политической поддержкой своих государств в осуществлении миссионерской деятельности. В частности, в законодательстве ряда стран (Израиль, ОАЭ и др.) указано, что деятельность
религиозных организаций по продвижению религиозных учений за рубежом находится под защитой государства[4].
Другой острой проблемой является отсутствие законодательного закрепления понятия секты, не разработаны основополагающие признаки тоталитарных сект и религиозных организаций, подрывающих морально-нравственные, социально-экономические и духовные устои российского общества. Государство признает опасность деятельности таких организаций и объединений. В частности, в Доктрине информационной безопасности Российской Федерации (утв. Президентом РФ 9 сентября 2000 г.) в качестве угрозы информационной безопасности Российской Федерации, представляющей наибольшую опасность в сфере духовной жизни, названа возможность нарушения общественной стабильности, нанесения вреда здоровью и жизни граждан вследствие деятельности религиозных объединений, проповедующих религиозный фундаментализм, а также тоталитарных религиозных сект.
Между тем, в отличие от ряда зарубежных стран, в законодательном порядке не предусмотрена уголовная ответственность организаторов и участников религиозных организаций сектантской направленности за осуществление противоправных действий на территории Российской Федерации, повлекших вред государственным и частным законным правам и свободам.
Отсутствие в последние два десятилетия единой государственной идеологии существенно подорвало морально-нравственные устои российского общества, особенно в части формирования морально-нравственного облика подрастающего поколения.
На государственном уровне не решается вопрос религиозного образования детей. Право получения религиозного образования по своему выбору (письмо Минобразования России от 04.06.1999 № 14-53-281ин/14-04 «О предоставлении религиозным организациям возможности обучать детей религии вне рамок образовательных программ в помещениях государственных и муниципальных образовательных учреждений») лишь усложнило проблему: начало развиваться религиозное образование тоталитарных религиозных организаций и сект, правовые рамки и пределы которого не определены.
Представляется совершенно нелогичным и вредным в части укрепления и развития российской государственности запрет на участие религиозных организаций в политических выборах, а также невозможность создания в Российской Федерации политических партий религиозной направленности. Это в корне противоречит общемировой практике деятельности религиозных организаций и препятствует их участию в социальном и политическом обустройстве государства на основе высоконравственных норм и правил.
В настоящее время религиозными объединениями, представляющими основные официальные религии России, осуществляются многочисленные мероприятия по укреплению и централизации российской государственности, поддержанию суверенитета, преодолению центробежных тенденций.
Вот некоторые из них:
— руководством РПЦ и РПЦ за рубежом в 2007 году были проведены мероприятия по объединению церквей в целях укрепления российской государственности и духовного единения православных верующих, проживающих в России и за ее пределами; подписание 17 мая 2007 г. Акта о каноническом общении РПЦ и РПЦЗ явилось событием поистине всенародного, исторического масштаба и огромного нравственного значения;
— учредительные документы православных, исламских, иудейских и буддийских религиозных организаций в качестве одних из целей их создания и деятельности провозглашают укрепление российской государственности и преодоление духовной разобщенности[5];
— краеугольным камнем многочисленных телевизионных обращений в СМИ духовных лидеров православия, ислама, буддизма и иудаизма является морально-нравственная поддержка руководства страны в деле укрепления и развития российской государственности, единения народов России, противодействия сепаратистским религиозным тенденциям и те-
чениям;
— руководством основных традиционных религиозных организаций проводятся религиозные конгрессы и совещания, направленные на укрепление российской государственности, независимости и суверенитета страны.
Роль церкви в укреплении и развитии российской государственности значительно возросла в свете общемировых проблем:
— церковь в России выступает в качестве одного из немногочисленных препятствий на пути бездумному втягиванию страны в глобализационные процессы, которые отправят страну, пораженную современными пороками западной культуры (насилием и жестокостью, падением нравственности и культа семьи и брака и пр.), на задворки мировой цивилизации;
— основные религиозные организации осуждают проявление в стране национализма и сепаратизма, прямо или косвенно господствующих в мире. Именно поддержка церковью культурного и духовного единения народов России позволяет не только укрепить российскую государственность, но и развить ее на качественно новом уровне на основе государственного патриотизма.
Кроме того, возрождение духовности в России препятствует потере гражданами страны национально-культурной идентичности, растворению в западной цивилизации.
Для укрепления взаимодействия церкви и государства, повышения роли церкви в развитии морально-нравственных устоев общества целесообразно осуществить следующие мероприятия:
— уточнить роль и место основных традиционных российских религий в процессе укрепления и развития российской государственности путем внесения соответствующих изменений в Конституцию РФ и действующее законодательство. Представляется достаточно спорной концепция отделения церкви от государства, так как религиозное многообразие играет на пользу только многочисленным тоталитарным сектам и антироссийским религиозным организациям и никаким образом не повышает духовный и нравственно-культурный уровень российских граждан;
— закрепить в действующем законодательстве понятие секты, признаки незаконных и преступных религиозных организаций. Кроме того, следует установить запрет на функционирование религиозных организаций и сект, проповедующих религиозную и нравственную ненависть и вражду, национализм, сепаратизм и децентрализацию России, подрывающих обороноспособность и безопасность, единство и независимость российского государства. Ныне существующие секты должны быть принудительно закрыты, их имущество изъято в доход государства, а жертвы их деятельности должны иметь право на получение соответствующих компенсаций от государства, в том числе и в виде бесплатной психологической и медицинской реабилитации в государственных учреждениях здравоохранения и социального обеспечения;
— установить уголовную ответственность за организацию и участие в деятельности незаконных религиозных организаций и сект. Закрепленная в действующем законодательстве возможность функционирования в стране территориальных подразделений международных и иностранных религиозных организаций должна быть категорически исключена, кроме деятельности традиционных религиозных течений. Практика существования на территории страны подразделений международных и иностранных сект показывает, что их деятельность направлена на подрыв российской государственности, умаление ее престижа, и финансируются подобные организации при участии спецслужб недружественных России государств;
— разработать механизм участия традиционных религиозных организаций в политических выборах путем создания политических партий и движений религиозной направленности и допуска их к федеральным, региональным и муниципальным выборам;
— закрепить перечень мер государственной поддержки религиозных организаций, аналогичных механизму, предусмотренному для политических партий.
 
Библиография
1 См.: Филатов Л., Лункин Р. Статистика российской религиозности: магия цифр и неоднозначная реальность // Социологические исследования. 2005. № 6.
2 Суворов Н.С. Учебник церковного права. — М., 1908.
3 См.: Декрет СНК РСФСР от 20.01.1918 «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» // Собрание узаконений РСФСР. 1918. № 18. Ст. 263.
4 См.: Правовые системы стран мира: Энциклопедический справочник. 3-е изд., перераб. и доп. / Отв. ред. проф. А.Я. Сухарев. — М., 2003.
5 См., например: Устав РПЦ // http:www.mospat.ru