В.Г. ГРОМОВ,

доктор юридических наук, доцент кафедры правовой социологии и психологии СЮИ МВД России,

 

С.О. СВИРКИНА,

соискатель кафедры уголовного права и криминологии СЮИ МВД России

 

В статье анализируется система исправительных учреждений, исполняющих наказания в России. Рассматриваются взгляды ученых на проблему системы мест лишения свободы. Предлагается внести изменения в систему исправительных учреждений, а также уточнения в  существующее уголовное и уголовно-исполнительное законодательство.

Ключевые слова: наказание, лишение свободы, исправительные колонии, колонии-поселения.

 

Gromov V., Svirkina S.

 

The article is devoted to analysis of the system of the correctional institutes, executing punishment in Russia. Authors examinate the views of scientists to the problem of the system of the punishment, and propose to entry the modifications to the system of the punishment, and the specifications to the Criminal and Criminal Executional Legislation.

Keywords: punishment, imprisonment, correctional institutes, labour settlements.

 

Действующий Уголовно-исполнительный кодекс РФ различает исправительные колонии четырех видов: общего, строгого и особого режима, а также колонии-поселения. В этом перечне колонии-поселения занимают особое место и требуют более внимательного рассмотрения. В колониях каждого из трех режимов используются три вида условий содержания: обычные, облегченные и строгие. Если режим содержания определяется решением суда в зависимости от характера совершенного преступления, то на условия содержания влияет лишь дисциплина самого осужденного в период заключения[1].

В исправительных колониях содержится 79,9% всех осужденных к лишению свободы. Учеными и практиками постоянно излагаются различные соображения о реформе уголовно-исполнительной системы.

М.Л. Шостак предлагает разделить исправительные колонии на три типа: закрытые, полузакрытые и открытые[2]. Однако очевидно, что такое деление ничего принципиально нового в систему исправительных учреждений не вносит.

Часто высказываются идеи о построении всей системы отбывания лишения свободы в отношении взрослых осужденных по тюремному принципу, который, по мнению некоторых ученых, в большей степени соответствует понятию «лишение свободы» и международно-правовым стандартам содержания осужденных[3]. По мнению О.Р. Шайхисламовой, небольшие тюрьмы с преимущественно одиночным камерным содержанием будут, кроме того, располагать осужденных к более строгому соблюдению условий отбывания наказания[4]. Однако, во-первых, реализация такого проекта нереальна с экономической точки зрения, а во-вторых, тюремная система приведет к ужесточению условий отбывания наказания в виде лишения свободы по отношению к осужденным и сужению возможности дифференциации исполнения наказания в виде лишения свободы.

В.А. Гуляев предлагал с учетом опыта США разбить исправительные учреждения на три вида:

— учреждения местного подчинения для осужденных за наименее опасные преступления;

— учреждения республиканского подчинения;

— учреждения союзного подчинения (для осужденных за наиболее опасные преступления)[5].

Однако следует согласиться с мнением

С.П. Середы, что в современных условиях продолжающейся централизации государственной власти, финансового и политического ослабления власти на местах такие преобразования будут поспешными, и, кроме того, они не решат всех проблем, связанных с дифференциацией уголовного наказания в виде лишения свободы[6].

Справедливо замечено Л.В. Комаровой, что в настоящее время исправительные учреждения делятся на виды по территориальному, демографическому (пол, возраст), медицинскому (состояние здоровья осужденных), исправительному (поведение осужденных) критериям с учетом бывшей профессии осужденных[7].

В.П. Сидоров предлагает всех осужденных разделить на три категории.

К первой категории относятся осужденные, совершившие преступления небольшой тяжести или, во всяком случае, не представляющие большой общественной опасности. Карательные меры к таким осужденным применяются минимальные.

Вторая категория осужденных —  это более запущенные в психологическом, педагогическом и социальном плане, но еще поддающиеся воспитательному воздействию осужденные, исправление которых требует применения комплексных, в том числе режимных, мер.

Осужденные, отнесенные к третьей категории, характеризуются глобальной или близкой к ней криминогенностью и требуют строгой изоляции от общества[8].

Чтобы обеспечить дифференцированный подход к реализации наказания в отношении указанных категорий осужденных, В.П. Сидоров предлагает модернизацию уголовно-исполнительной системы. Учреждения, исполняющие наказания, связанные с изоляцией осужденных, в зависимости от степени изоляции предлагается также разделить на три группы:

— уголовно-исправительные учреждения, исполняющие наказания, связанные с изоляцией осужденных. К ним относятся исправительные колонии, воспитательные колонии, исправительные поселения (вместо колоний-поселений), дисциплинарные воинские части, исправительные центры. Исправительное воздействие рассчитано на осужденных второй категории;

— уголовно-исправительные учреждения, исполняющие наказания, связанные со строгой изоляцией осужденных. К ним относятся тюрьмы общего режима, арестные дома, гарнизонные гауптвахты. Исправительное воздействие рассчитано на осужденных третьей категории;

— уголовно-исправительные учреждения, исполняющие наказания, связанные с особо строгой изоляцией осужденных. Это тюрьмы особого режима для лиц, отбывающих пожизненное лишение свободы, которые должны заменить соответствующие исправительные колонии. Исправительное воздействие рассчитано на осужденных третьей категории, которые характеризуются глобальной криминогенностью[9].

На наш взгляд, реализация предложенной модели, имея в целом позитивный посыл, также не приведет к пересмотру уголовно-исполнительной политики, перераспределению сил и средств, а из-за оценочности предложенных критериев не позволит решить проблемы, связанные с более точной дифференциацией осужденных и распределением их по соответствующим учреждениям для отбывания наказания.

Директор Федеральной службы исполнения наказаний А. Реймер сообщил, что Минюстом России уже разработана концепция реформирования мест лишения свободы и уже направлена в Общественный совет при ФСИН России.

Суть ее, как представляется, состоит в следующем. Исправительные и воспитательные колонии будут упразднены. Осужденные несовершеннолетние будут отбывать наказание в воспитательных домах, а взрослые — в колониях-поселениях двух видов или в тюрьмах общего, усиленного или особого режима[10].

Однако очевидно, что предлагаемые реформы существующей системы мест лишения свободы, во-первых, будут слишком затратны, а во-вторых, не решат проблем исполнения таких наказаний, как арест и ограничение свободы.

В данном случае можно обратиться к зарубежному опыту. Например, в США реформатории и пенитенциарии (аналоги наших колоний-поселений) находятся за пределами тюремной системы. Можно предложить исключить из системы мест лишения свободы колонии-поселения, руководствуясь следующими соображениями.

Уголовно-исполнительное законодательство регулирует порядок и условия содержания осужденных и перечисляет ограничения и требования в отношении осужденных к лишению свободы:

— в исправительных учреждениях устанавливается раздельное содержание осужденных мужчин и женщин, несовершеннолетних и взрослых;

— осужденные обязаны соблюдать форму одежды установленного образца;

— запрещается хранение денег и иных ценностей;

— количество свиданий, телефонных разговоров и получение посылок строго ограничено;

— свободное передвижение внутри исправительного учреждения запрещено.

Однако ни одно из этих требований не касается осужденных, содержащихся в колониях-поселениях. В соответствии со ст. 129 УИК РФ в режиме содержания осужденных в колониях-поселениях указанных ограничений нет. Более того, им может быть разрешено проживание со своими семьями на территории колонии-поселения или за ее пределами. Кроме того, в колонии-поселении нет главного элемента изоляции — охраны. Причем если попытка нарушения изоляции (побег) из исправительной колонии любого вида режима несет в себе непосредственную угрозу жизни осужденного (часовые имеют право открывать огонь на поражение), то при побеге из колонии-поселения жизнь и здоровье осужденных никакой угрозе не подвергаются. Условия отбывания наказания в колониях-поселениях приближены к условиям жизни на свободе, что позволяет относить их к учреждениям полуоткрытого типа[11].

С другой стороны, условия содержания осужденных в колониях-поселениях имеют много общего с требованиями и условиями содержания осужденных, отбывающих наказание в виде ограничения свободы (ст. 50 УИК РФ).

По сути дела, это конкурирующие институты уголовного и уголовно-исполнительного законодательства. Конкуренция норм, как представляется, проявляется в том, что к одной и той же категории осужденных, совершивших преступления по неосторожности, уголовный закон (ч. 2 ст. 53 и п. «а» ст. 58 УК РФ) предусматривает применение различных видов наказаний. С другой стороны, условия отбывания лишения свободы в колонии-поселении (статьи 128, 129 УИК РФ) и ограничения свободы в исправительном центре (статьи 47, 50, 53, 56—60 УИК РФ) практически ничем не отличаются.

П. Булыков предлагает колонии-поселения либо исключить из списка учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы, и отнести их к местам ограничения свободы, либо приравнять к исправительным центрам[12]. Аналогичные точки зрения высказывают и другие ученые. Так, В.Д. Иванов пишет, что «анализ условий отбывания наказания в колониях-поселениях позволяет сделать вывод, что осужденные, находящиеся в них, не лишаются свободы, а лишь ограничены в ней»[13]. Он предлагает: «Из содержания статей 56, 58 УК РФ и ст. 74 УИК РФ, определяющих виды лишения свободы, колонии-поселения убрать как не отвечающие требованиям, обеспечивающим изоляцию от общества, и реорганизовать их в исправительные центры. При таком подходе появляется возможность в полном объеме ввести в действие наказание в виде ограничения свободы, поскольку реорганизация колоний-поселений в исправительные центры позволяет значительно сократить материальные ресурсы для создания исправительных центров»[14].

На наш взгляд, целесообразно не только исключить колонии-поселения из системы мест лишения свободы, но и упразднить их вообще.

В настоящее время в России функционирует 162 колонии-поселения, что составляет около 21% от всего количества исправительных колоний и 13% от общего количества исправительных учреждений (включая 765 исправительных колоний, 211 следственных изоляторов, 7 тюрем, 62 воспитательные колонии, 67 лечебно-исправительных учреждений). Доля осужденных, отбывающих наказание в колониях-поселениях (около 53 тыс. человек), составляет всего лишь около 6% от всего количества осужденных, содержащихся в исправительных учреждениях (в общей сложности 867,9 тыс. человек)[15]. Такая ситуация, а именно достаточно большое количество учреждений со сравнительно небольшим количеством содержащихся в них осужденных, по нашему мнению, может способствовать проведению следующей реформы.

Вместо колоний-поселений, а точнее на их базе, следует создать:

а) реабилитационные центры для положительно характеризующихся осужденных, переведенных в них из исправительных колоний в порядке ч. 2 ст. 78 УИК РФ;

б) реабилитационные центры для лиц, освобожденных из исправительных учреждений и нуждающихся в социальной адаптации к жизни на свободе (не имеющих родственников, нуждающихся в жилье и трудоустройстве);

в) исправительные центры для осужденных, совершивших преступления по неосторожности. Эти учреждения должны обеспечивать достижение целей наказания на иной социально-правовой и психологической основе. Они должны стать самостоятельным промежуточным звеном между изоляцией осужденного от общества и свободой.

Возможно, что исправительные центры должны функционировать по принципу ночного (дневного) стационара. Например, в дневное время осужденные работают (по основному месту работы, по хозяйственному обслуживанию исправительного центра или на бесплатных работах по благоустройству города/поселка и т. д.). Однако с 20:00 до 6:00 они обязаны находиться в исправительном центре.

И реабилитационные, и исправительные центры следует вывести за пределы системы исправительных учреждений. Так можно будет сразу решить ряд теоретических, правовых и организационных проблем, связанных с понятием «лишение свободы», и отделить это понятие от понятия «ограничение свободы».

В настоящее время особую значимость приобретают теоретическая оценка и законодательное закрепление понятия «изоляция осужденного».

Профессор Б.З. Маликов пишет, что «изоляция осужденного как способ удержания осужденного в специализированном учреждении своей организацией вторгается в процессы социализации личности, дестабилизирует объективный характер удовлетворения биологических и духовных потребностей. Тем самым она достаточно глубоко затрагивает естественные права человека: жизнь, здоровье, нормальное физическое, интеллектуальное, социальное развитие. Отсюда следует, что изоляция осужденного, будучи главным карательным свойством лишения свободы, предопределяет специфику исправительного воздействия, а также порождает наличие сложного блока социальных проблем, обусловленных принудительным жизнеобеспечением и требованиями соблюдения прав человека»[16].

Изоляция от общества рассматривается как основной элемент наказания в виде лишения свободы. Как правильно отмечает А.И. Канунник, «изоляция не просто признак лишения свободы. С позиции философии она выражает форму существования категории наказания в виде лишения свободы»[17].

А.Д. Чернов отмечает наличие признаков лишения свободы в целом ряде уголовных наказаний и на этой основе выделяет пять видов уголовного наказания:

1) ограничение свободы;

2) арест;

3) содержание в дисциплинарной воинской части;

4) лишение свободы на определенный срок;

5) пожизненное лишение свободы[18].

Профессор М.П. Мелентьев считает, что в группу наказаний, составляющих лишение свободы, входят: арест, пожизненное лишение свободы и собственно лишение свободы на определенный срок. При этом он подчеркивает, что существенными признаками лишения свободы обладает также наказание в виде содержания в дисциплинарной воинской части[19].

Думается, следует поддержать профессора Б.З. Маликова в том, что если к сущности лишения свободы относить основной ее признак — изоляцию осужденного в исправительном учреждении, то представления о лишении свободы обретут совершенно конкретное выражение[20].

В уголовном законе существует такой вид наказания, как арест (ст. 54 УК РФ). В.В. Яковлев пишет: «Арест призван повысить эффективность краткосрочного лишения свободы, указанный показатель которого достаточно низок в настоящее время. При практическом применении нового вида наказания возможна фактическая замена им наказания в виде лишения свободы на короткий срок, исполняемого в имеющихся исправительных учреждениях, мало приспособленных для данных функций»[21].

Профессора А.И. Зубков и М.П. Мелентьев относят арест к жесткой разновидности лишения свободы[22].

Первая проблема ареста состоит в том, что по своей сути он очень похож на лишение свободы, однако в УК РФ арест представлен в качестве самостоятельного вида наказания. От наказания в виде лишения свободы его отличает характер строгой изоляции, краткосрочность, а также условия содержания осужденных. Арест включает в себя камерное содержание с тюремным видом режима под вооруженной охраной, при этом к осужденным не применяется исправительное воздействие, они не привлекаются к оплачиваемому труду, им не предоставляются свидания; общее, профессиональное образование и профессиональная подготовка осужденных не осуществляются, передвижение без конвоя не разрешается. И хотя юридически отбывание наказания в арестных домах не считается лишением свободы, очевидно, что фактически оно является таковым. 

Арест не может применяться к несовершеннолетним в возрасте до 16 лет, а также к беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до 14 лет.

На наш взгляд, арест, безусловно, следует отнести к наказанию в виде лишения свободы, а арестные дома включить в систему исправительных учреждений. Для того чтобы не было конкуренции сроков между наказаниями в виде ареста и лишения свободы, предлагается максимальный срок ареста снизить до 2 месяцев.

Вторая проблема ареста заключается в том, что в соответствии с законодательством осужденные женщины также могут направляться в арестные дома, в которых они будут отбывать наказание на условиях тюремного режима. Безусловно, этот факт представляет собой некое противоречие, так как, с одной стороны, в соответствии с принципом гуманизма осужденные женщины отбывают наказание в виде лишения свободы только в колониях-поселениях и исправительных колониях общего режима, а также их запрещается направлять в исправительные колонии строгого режима и тюрьмы. С другой стороны, в соответствии с принципами дифференциации, справедливости, законности осужденные женщины могут направляться в арестные дома. Для того, чтобы не возникало данного противоречия, необходимо исключить назначение отбывания наказания осужденным женщинам в арестных домах[23].

Учитывая, что все осужденные, совершившие преступления по неосторожности, будут направляться в реабилитационные центры, в арестные дома, видимо, следует направлять осужденных, совершивших умышленные преступления небольшой и средней тяжести, ранее не отбывавших лишение свободы.

Статьями 126 и 127 УИК РФ регламентируются порядок и условия отбывания наказания осужденных к пожизненному лишению свободы и осужденных, которым смертная казнь в порядке помилования заменена пожизненным лишением свободы. Эти лица содержатся в исправительных колониях особого режима, в камерах не более чем по два человека. Они фактически обречены на камерное содержание, так как других условий содержания для них не предусмотрено; переводы, например, в случае правопослушного поведения в обычные условия отбывания наказания могут производиться только по отбытии не менее 10 лет в строгих условиях.

Для этой категории осужденных существует лишь очень отдаленная перспектива: осужденные могут быть освобождены условно-досрочно при положительной характеристике и фактическом отбытии не менее 25 лет лишения свободы (ч. 5 ст. 79 УК РФ). Поэтому логичнее вместо «исправительных колоний особого режима» именовать такие учреждения тюрьмами особого режима для пожизненно лишенных свободы и тех, кому смертная казнь заменена лишением свободы. Это будет соответствовать реальному положению дел.

Ввиду того что в тюрьмах предусматривается только исключительно камерное содержание осужденных, что предполагает принципиально иной уровень изоляции, чем в исправительных колониях любого вида режима, и наказание следует назвать не «лишением свободы», а тюремным заключением.

Обобщив изложенное, реформированную систему существующих исправительных учреждений можно представить следующим образом:

— исправительные колонии общего и строгого режима для осужденных мужчин с изолированными участками для осужденных впервые и осужденных, ранее отбывавших лишение свободы;

— исправительные колонии для осужденных женщин с изолированными участками для впервые осужденных к лишению свободы, ранее отбывавших лишение свободы, а также для осужденных, совершивших преступление при особо опасном рецидиве;

— исправительные колонии особого режима для мужчин, совершивших преступления при особо опасном рецидиве, за исключением лиц, совершивших особо тяжкие преступления против личности;

— отдельные исправительные учреждения для бывших работников судов и правоохранительных органов;

— воспитательные колонии с изолированными участками для осужденных впервые и осужденных, ранее отбывавших лишение свободы;

— лечебные исправительные учреждения;

— лечебно-профилактические учреждения, выполняющие функции исправительных учреждений в отношении находящихся в них осужденных (ст. 74 УИК РФ);

— следственные изоляторы (в отношении осужденных, оставленных с их согласия для выполнения работ  по хозяйственному обслуживанию, а также в отношении осужденных, срок лишения свободы которых не превышает 6 месяцев);

— арестные дома для лиц, совершивших умышленные преступления небольшой и средней тяжести, ранее не отбывавших лишение свободы.

В рамках общего, родового понятия «лишение свободы» наказание в виде тюремного заключения  с камерным содержанием осужденных будут исполнять два вида исправительных учреждений:

— обычные тюрьмы (с общими и строгими условиями содержания — вместо общего и строгого режима) для мужчин, совершивших особо тяжкие преступления и осужденных к лишению свободы на срок свыше 5 лет, а также при особо опасном рецидиве преступлений, последнее из которых является особо тяжким преступлением против личности;

— тюрьмы строгого режима для лиц, отбывающих пожизненное лишение свободы.

Переход к такой системе исправительных учреждений, на наш взгляд, во-первых, будет не очень затратным, во-вторых, позволит произвести более качественную дифференциацию осужденных, в-третьих, поможет осуществить более гибкие изменения в системе наказаний в целом,  в-четвертых, будет лучше отвечать потребностям уголовно-исполнительной политики государства, определяющей цели, стратегию, основные направления, формы и методы деятельности государства по обеспечению исполнения наказания.

Одним из основных итогов перехода к указанной системе мест лишения свободы будет возможность сформулировать законодательные понятия «арест», «лишение свободы», «тюремное заключение» и «исправительное учреждение», в определениях которых будет содержаться  термин «вооруженная охрана».

Арест — это краткосрочное содержание осужденного в условиях камерной изоляции под вооруженной охраной.

Лишение свободы — это содержание осужденного в условиях изоляции в исправительном учреждении под вооруженной охраной.

Тюремное заключение — это содержание осужденного в условиях камерной изоляции в тюрьме под вооруженной охраной.

Исправительное учреждение — это специальное государственное учреждение, предназначенное для содержания в условиях изоляции под вооруженной охраной осужденных к лишению свободы и оказания на них воздействия с помощью установленных законом средств исправления.

Учитывая важную роль и социальную значимость органов уголовно-исполнительной

системы в борьбе с преступностью в стране, распоряжением Правительства РФ от 07.06.2006 № 839-р принята Концепция федеральной целевой программы «Развитие уголовно-исполнительной системы (2007—2016 годы)».

В программе отмечается: «В целом содержание подследственных и осужденных в 109 следственных изоляторах и 575 исправительных учреждениях не в полной мере соответствует требованиям, предъявляемым к учреждениям уголовно-исполнительной системы, по условиям содержания, нормам санитарной площади, бытовым условиям, а также санитарно-гигиеническим требованиям».

Острейшей проблемой уголовно-исполнительной системы, требующей решения, остается обеспечение условий содержания подследственных в следственных изоляторах и осужденных в исправительных учреждениях в соответствии с законодательством Российской Федерации и международными правовыми актами. Предложенный нами проект реформирования системы мест лишения свободы — один из шагов по оптимизации деятельности всей уголовно-исполнительной системы страны.

 

Библиография

1 См. статьи 74, 121, 122, 125 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации.

2 См.: Шостак М.Л. Реформа российской системы исполнения наказания в виде лишения свободы: Исторический аспект, 1991—1999 гг.: Дис. ... канд. ист. наук. — Саратов, 2001. С. 64.

3 См., например: Сыч К.А. Уголовное наказание: Теоретико-методологические проблемы. — Вологда, 2001. С. 139.

4 См.: Шайхисламова О.Р. Назначение осужденным к лишению свободы вида исправительного учреждения: Дис. … канд. юрид. наук. — Саратов, 2005. С. 113—114.

5 См.: Гуляев В.А. Подходы к реформе пенитенциарной системы // Лишение свободы: виды, содержание, исполнение. — Рязань, 1991. С. 16.

6 См.: Середа С.П. Определение места и вида учреждений, предназначенных для отбывания наказания в виде лишения свободы: Дис. … канд. юрид. наук. — Вологда, 2007. С. 36—37.

7 См.: Комарова Л.В. Исполнение наказания в виде лишения свободы: Лекция. — Краснодар, 2000. С. 5.

8 См.: Сидоров В.П. Прогрессивная система в исправительных учреждениях: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — СПб., 1999. С. 18—20.

9 Там же.

10 См.: Куликов В. Опасный статус // Российская газета. 2009. 9 нояб.

11 См.: Зверева О.Н. Реализация принципа индивидуализации наказания при исполнении лишения свободы: Дис. … канд. юрид. наук. — Рязань, 2005. С. 77.

12 См.: Булыков П. Лишает ли свободы колония-поселение? // Российская юстиция. 2001. № 6. С. 56.

13 Иванов В.Д. Исправительные центры или колонии-поселения? // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2005. № 1. С. 24.

14 Там же.

15 См.: Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации // Под ред. А.И. Зубкова. — М., 2007. С. 60, 334.

16 Маликов Б.З. Теоретические проблемы сущности и содержания лишения свободы и их выражение в уголовном и уголовно-исполнительном законодательстве России: Дис. … д-ра юрид. наук. — Рязань, 2004. С. 85.

17 Канунник А.И. Наказание в виде лишения свободы. Теория и практика исполнения: Моногр. — Пенза, 2001. С. 30.

18 См.: Чернов А.Д. Лишение свободы как вид уголовного наказания: Автореф. … канд. юрид. наук. — М., 1998. С. 15, 16.

19 См.: Мелентьев М.П. Особенности применения отдельных видов уголовных наказаний. — Рязань, 2003. С. 36, 41, 42.

20  См.: Маликов Б.З. Указ. соч. С. 26.

21 Яковлев В.В. Уголовно-правовая характеристика ареста (теоретический аспект): Автореф. ... канд. юрид. наук. — СПб., 1999. С. 6.

22 См.: Зубков А.И. Карательная политика России на рубеже  тысячелетий. — М., 2000. С. 50; Мелентьев М.П. Указ. соч. С. 42.

23 См.: Громов В.Г., Шайхисламова О.Р. Наказание в виде лишения свободы и пенитенциарная политика: Моногр.— М., 2007. С. 148.