УДК 343.102 

Страницы в журнале: 133-138

 

С.В. ПРОПАСТИН,

кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры криминалистики Омской академии МВД России e-mail: propastin@yandex.ru

 

Определение целей и задач является важным элементом подготовки следственного осмотра, поскольку обеспечивает качественное собирание и проверку доказательств, а также выдвижение и проверку криминалистических версий. Исследуются законодательство и подходы к решению проблемы целей и задач следственного осмотра.

Ключевые слова: осмотр, тактика, следователь, цель осмотра, задача осмотра.

 

The search: problem of definition the purposes and tasks

 

Propastin S.

 

Defining goals and objectives is an important element of training investigative examination, because it provides high-quality collection and verification of evidence, as well as the nomination and forensic testing versions. We study the legislation and approaches to solving the problem of goals and objectives of the investigative examination.

Keywords: search, tactics, an investigator, purpose of search, task of search.

 

Осмотр относится к группе следственных мероприятий, проведение которых играет большую роль в расследовании любого преступления. Нередко именно в результате осуществления указанного процессуального действия в материалах уголовного дела появляется информация, имеющая значение для установления значимых обстоятельств, в том числе сведений о лице, совершившем преступление.

Принимая решение о производстве осмотра, следователь должен иметь представление о том, что необходимо осуществить. Речь идет о постановке целей и подцелей — задач. Отсутствие понимания следователем целей и задач осмотра может привести к фактическому проведению другого следственного действия (например, к проверке показаний на месте или к обыску) и последующему признанию протокола следственного действия недопустимым в силу требований статей 74 и 75 УПК РФ. Кроме этого, непонимание целей и задач осмотра может повлечь неполноту обследования объекта, а также затруднить реагирование следователя на изменение ситуации в ходе проведения осмотра.

Казалось бы, законодатель дает ответ на вопрос о целях осмотра. В соответствии с ч. 1 ст. 176 УПК РФ осмотр места происшествия, местности, жилища, иного помещения, предметов и документов производится в целях обнаружения следов преступления, выяснения других обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. Буквальное толкование нормы права позволяет озвучить вывод о том, что осмотр имеет целью выяснение обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, в том числе обнаружение следов преступления.

Аналогичным образом цели обнаружения следов преступления и выявления иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, закреплены в положениях, регламентирующих порядок проведения других следственных действий. Например, в ст. 181 УПК РФ следственный эксперимент проводится в целях проверки и уточнения данных, имеющих значение для уголовного дела; в ч. 1 ст. 184 УПК РФ производство личного обыска ориентировано на цели обнаружения и изъятия предметов и документов, могущих иметь значение для уголовного дела; согласно ч. 1 ст. 194 УПК РФ проверка показаний на месте проводится в целях установления новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

Кроме этого, определение целей осмотра сквозь призму положений ст. 176 УПК РФ (по УПК РСФСР 1960 года — ст. 178) можно назвать распространенной практикой в юридической литературе, отражающей различные вопросы процедуры и тактики осмотра.

Так, С.П. Ефимичев, Н.И. Кулагин и А.Е. Ямпольский отражают в качестве целей осмотра таковые, вытекающие из ч. 1 ст. 178 УПК РСФСР: обнаружение следов преступления и других вещественных доказательств, выяснение обстановки происшествия, а равно иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела[1].

А.А. Подопригора и В.И. Игнашин, формулируя понятие осмотра, отметили, что осмотр проводится «в целях обнаружения, описания и изъятия следов преступления и установления обстоятельств, значимых для уголовного дела»[2].

В.С. Мамонов и В.В. Степанов, исследуя проблему целей и задач осмотра места происшествия, отмечают, что цель осмотра места происшествия заключается в получении следователем в ходе его проведения процессуально закрепленной информации об обстоятельствах происшедшего события, в том числе о способе преступления; объектах и лицах, имеющих к нему отношение; других фактах, входящих в предмет доказывания и имеющих значение для расследования[3].

Вместе с тем обращает на себя внимание неоднозначность формулировок законодателя в вопросах целеполагания следственных действий.

Применительно к осмотру, следственному эксперименту, личному обыску, проверке показаний на месте и допросу эксперта в тексте соответствующих статей УПК РФ прямо указывается на цели следственного действия. Однако в случае с другими следственными действиями положения УПК РФ не детализируют назначение следственного действия до уровня целей, зачастую фиксируя лишь основания производства этих действий.

Например, в ч. 1 ст. 179 УПК РФ постулируется, что освидетельствование производится для обнаружения на теле человека особых примет, следов преступления, телесных повреждений, выявления состояния опьянения или иных свойств и признаков, имеющих значение для уголовного дела; в ч. 1 ст. 183 УПК РФ закреплено положение о необходимости изъятия определенных предметов и документов, имеющих значение для уголовного дела; в ч. 1 ст. 186 УПК РФ определено, что контроль и запись переговоров допускаются при наличии достаточных оснований полагать, что телефонные и иные переговоры подозреваемого, обвиняемого и других лиц могут содержать сведения, имеющие значение для уголовного дела.

Одновременно обращает на себя внимание тот факт, что в ситуации, когда в тексте статьи УПК РФ присутствуют цели следственного действия, ничего не сказано о его задачах. Между тем помимо цели осмотра необходимо также выделять задачи следственного действия как частные проявления общей цели. Цель следует рассматривать как общее направление деятельности, как конечный результат, ради достижения которого и проводится следственное действие. Задачу же необходимо понимать как частное проявление общей цели[4]. Добавим к этому, что практические действия следователя связываются с целью именно через постановку и решение задач. Поэтому логичными являются позиции исследователей, обозначающих наряду с целями также задачи осмотра.

Д.С. Хижняк определяет понятие следственного осмотра и отражает в нем указание на цель — обнаружение материальных следов, связанных с подготовкой, совершением и сокрытием преступления. Далее автор применительно к осмотру места происшествия выделяет общие и иные задачи следственного действия[5].

Г.В. Костылева и Н.Е. Муженская, говоря об осмотре места происшествия, включают в понятие осмотра цели изучения его обстановки, обнаружения, фиксации, изъятия и исследования следов преступления и преступника и других вещественных доказательств. В дальнейшем в рамках общих положений производства осмотра места происшествия авторы предлагают перечень непосредственных задач осмотра[6].

Однако выделение задач осмотра наряду с целями предопределяет постановку вопроса об их разграничении[7]. По нашему мнению, получение ответа на поставленный вопрос возможно путем выбора одного из двух вариантов. Первый — взять за основу буквальное толкование нормы ч. 1 ст. 176 УПК РФ о целях осмотра и добавить к ним задачи (в качестве примера можно отметить мнение Д.С. Хижняка, изложенное выше). Второй — выделить цели осмотра и добавить к ним задачи, вытекающие из анализа положений ч. 1 ст. 176 УПК РФ. К сожалению, нам не удалось обнаружить ясного примера применительно ко второму из предложенных вариантов. Вместе с тем в юридической литературе, по нашему мнению, можно увидеть косвенное подтверждение второго примера.

Так, по мнению К.С. Скоромникова, осмотр места происшествия по делам о расследовании многих преступлений «производится для “обнаружения следов преступления и других вещественных доказательств, выяснения обстановки происшествия, а равно иных обстоятельств, имеющих значение для дела”. Отсюда задачами осмотра являются: 1) изучение и фиксация обстановки места происшествия с целью выяснения характера и механизма происшествия; 2) обнаружение и изъятие следов преступления, которые в дальнейшем могут служить вещественными доказательствами по делу…»[8]

Избрание первого варианта, на наш взгляд, имеет лишь один аргумент — прямое указание на то закона. Данного обстоятельства было бы достаточно, если бы не одно «но». Анализ положений УПК РФ позволяет выявить непоследовательность позиции законодателя, когда речь идет о закреплении в тексте закона целей и задач следственных действий. В диспозициях соответствующих норм Уголовно-процессуального кодекса используются различные формулировки: «осмотр производится в целях», «при необходимости извлечения трупа», «для обнаружения на теле», «основанием производства обыска» и т. д. (статьи 176, 178, 179, 182 и др.). Это свидетельствует о том, что для выявления подлинного смысла положений закона среди прочего требуется системное толкование норм.

К сказанному можно добавить, что использование первого варианта ответа в отсутствие единого подхода к отражению в соответствующих нормах целеполагания следственных действий может привести к путанице по этому вопросу. К тому же в науке уголовного процесса справедливо обращается внимание на систему следственных действий (с позиции логики речь идет о классе «следственные действия», включающем совокупность действий следователя, обладающих общими признаками)[9]. Поэтому осмотр, его цели и задачи должны изучаться в контексте системы следственных действий.

Продуктивным, на наш взгляд, будет понимание целей и задач осмотра сквозь призму второго варианта — выделения целей осмотра и добавления к ним задач, вытекающих из анализа положений ч. 1 ст. 176 УПК РФ и сущности осмотра как следственного действия.

Решение вопроса таким способом, во-первых, даст возможность рассмотрения целей и задач осмотра в контексте системы следственных действий (среди прочих положительных моментов полученные результаты можно будет использовать при формулировке целей и задач других следственных действий); во-вторых, позволит отграничивать задачи осмотра от других, особенно смежных, следственных действий (например, проверки показаний на месте или обыска); в-третьих, что самое главное, не противоречит законодательству, так как задачи с позиции методологии познания допустимо рассматривать как частные цели (подцели). Следовательно, формулировка «в целях» применительно к осмотру будет пониматься как «для решения задач».

Мы договорились, что из ч. 1 ст. 176 УПК РФ вытекают задачи, которые решаются путем производства осмотра (соответственно, речь будет идти о задачах, решаемых подклассом системы следственных действий — следственным осмотром). Цели же осмотра, по нашему мнению, логично искать на вышестоящем уровне классификации — уровне класса «следственные действия». В этом случае целью осмотра как следственного действия будет участие в доказывании. Другими словами, установление целей осмотра как следственного действия оправданно через установление назначения системы следственных действий в процессе доказывания.

В соответствии со ст. 85 УПК РФ доказывание состоит в собирании, проверке и оценке доказательств в определенных законом целях. Следственный осмотр применяется лишь в ходе собирания и проверки доказательств, что вытекает из анализа статьей 86—88 УПК РФ.

Согласно ч. 1 ст. 86 УПК РФ собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства полномочным лицом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных уголовно-процессуальным законом. Согласно ст. 87 УПК РФ проверка доказательств производится полномочным лицом, в том числе путем получения иных доказательств[10], подтверждающих или опровергающих проверяемое доказательство.

Представляется логичным сделать вывод о том, что целью осмотра будет получение[11]и проверка доказательств. Например, в ходе осмотра места происшествия по делу о квартирной краже можно обнаружить следы пальцев рук конкретного человека и, как следствие, получить новое доказательство — сведения о лице, совершившем преступление. Кроме этого, в ходе осмотра документа могут быть обнаружены признаки его подделки. Это позволяет проверить предыдущие показания подозреваемого о том, что он вносил определенные изменения в содержание осматриваемого документа.

Однако исчерпывается ли цель осмотра только получением и проверкой доказательственной информации? По нашему мнению, ответ должен быть отрицательным. В основе нашего утверждения лежит тезис о взаимосвязи процесса доказывания и тактической деятельности следователя в рамках уголовного дела.

Так, в ситуации, когда совершено преступление, но сведения о личности преступника отсутствуют, деятельности следователя по установлению виновности лица в совершении преступления обязательно предшествует деятельность по установлению личности преступника и его отысканию. Проведение мероприятий в отношении преступника основывается на выдвижении и проверке версий о личности преступника и его местонахождении (соответственно следственной и разыскной версии). Аналогичным образом должна быть организована деятельность следователя в отношении иных обстоятельств, имеющих доказательственное значение. Поэтому следователь должен постоянно собирать информацию, позволяющую как выдвинуть, так и проверить криминалистические версии. При этом сбор информации согласно ч. 1 ст. 38 УПК РФ производится в пределах компетенции, предусмотренной УПК РФ, в частности путем проведения следственного осмотра (ч. 2 ст. 38). Дополнительно в защиту выдвинутого тезиса можно обратить внимание на положения ст. 176 УПК РФ, где говорится не о подлежащих доказыванию обстоятельствах, а о более широких обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела.

Таким образом, в качестве целей следственного осмотра допустимо закрепить получение и проверку доказательств (условно-процессуальная цель), а также получение сведений для выдвижения и проверки криминалистических версий (условно-тактическая цель). По своим целям осмотр схож с другими следственными действиями, что обусловлено их отнесением к классу «следственные действия».

Но каковы же тогда задачи, стоящие перед осмотром? Напомним, что постановка задач представляет собой формулировку промежуточных целей. Решение задач должно в итоге привести к достижению цели. Кроме этого, содержание задачи дает возможность отграничить направленность различных следственных действий (например, осмотра и обыска).

Ранее нами был избран второй вариант решения главного вопроса, поэтому выделение задач будет проводиться через анализ положений ч. 1 ст. 176 УПК РФ с учетом сущности осмотра как следственного действия.

Безусловно, задачей следственного осмотра является обнаружение следов[12] преступления. Точнее — обнаружение, фиксация, изъятие, исследование и оценка следов преступления (в силу системного толкования статей 176, 177 и 166 УПК РФ)[13]. Решение этой задачи позволит следователю получить новое доказательство (например, орудие совершения преступления), проверить имеющееся доказательство (показания подозреваемого о прибытии на место преступления по определенному пути). Полученные следы, отраженные в сознании следователя, становятся информацией — ее наличие позволяет в совокупности с результатами других следственных действий выдвинуть или проверить криминалистические версии.

Однако этой задачей не исчерпывается назначение следственного осмотра, хотя бы в силу положений ч. 1 ст. 176 УПК РФ, в которой упоминается о выяснении других обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. В качестве иной не менее важной задачи можно выделить фиксацию материальных признаков обследуемого объекта (применительно к осмотру места происшествия, жилища и иного помещения — фиксация обстановки обследуемого места; применительно к осмотру предмета и документа — характеристики предмета или носителя и реквизитов документа). Решение этой задачи позволит следователю получить новое доказательство (например, характеристику места совершения преступления), проверить имеющееся доказательство (показания подозреваемого о способе проникновения на место совершения преступления). Отмеченные материальные признаки, отраженные в сознании следователя, становятся информацией, наличие которой дает возможность вместе с результатами других следственных действий выдвинуть или проверить криминалистические версии.

Сформулированные задачи, на наш взгляд, позволяют отграничить осмотр от других следственных действий. Например, в качестве задач обыска можно назвать «отыскание, обнаружение, фиксацию, исследование и оценку объектов, имеющих значение для уголовного дела» (ч. 1 ст. 182 УПК РФ). Как видно из приведенной формулировки, дополнительной существенной задачей является отыскание определенных объектов. Наш вывод основывается на результатах анализа смысловой составляющей обнаружения и отыскания. Обнаружить означает «показать, сделать явным, видимым что-либо неизвестное». Искать (в системе с «найти») означает «приложить поисковые усилия для обнаружения чего-либо известного». Толковый словарь допускает синонимичное употребление обнаружения и искания, однако в нашем случае это нецелесообразно вследствие того, что УПК РФ разграничивает осмотр и обыск как самостоятельные следственные действия. Уже только это позволяет отграничить осмотр от обыска.

В завершении рассмотрения проблемы, вынесенной в заглавие настоящей статьи, отметим, что целями осмотра как элемента системы следственных действий являются:

1) получение и проверка доказательств (процессуальная цель);

2) получение сведений для выдвижения и проверки криминалистических версий (тактическая цель).

Задачами осмотра выступают:

1) обнаружение, фиксация, изъятие, исследование и оценка материальных следов преступления (и получение тактической информации как результат отражения указанных следов в сознании следователя);

2) фиксация материальных признаков обследуемого объекта (и получение тактической информации как результат отражения указанных признаков в сознании следователя).

Полагаем, предложенная система целей и задач осмотра позволит избежать неконкретности в вопросах целеполагания следственного осмотра, неполноты обследования объекта и затруднительности реагирования следователя наизменения ситуации в ходе производства осмотра.

 

Библиография

1 См.: Ефимичев С.П., Кулагин Н.И., Ямпольский А.Е. Следственный осмотр: учеб. пособие. — Волгоград, 1983. С. 4.

2 Подопригора А.А., Игнашин В.И. Новый справочник следователя: осмотр, освидетельствование, следственный эксперимент: справ. — Ростов н/Д, 2006. С. 3.

3 См.: Мамонов В.С., Степанов В.В. Осмотр места происшествия: правовые, научные основы и практика применения: моногр. — М., 2010. С. 33.

4 Там же. С. 32—33.

5 См.: Хижняк Д.С. Осмотр места происшествия: учеб. пособие. — М., 2007. С. 8, 12—13.

6 См.: Руководство для следователя по осмотру места происшествия / под ред. И.А. Попова, Г.В. Костылевой, Н.Е. Муженской. — М., 2010. С. 7—8.

7 Считаем уходом от решения проблемы использование формулировок типа «цели и задачи осмотра» с последующим обращением к положениям ч. 1 ст. 176 УПК РФ (здесь буквально зафиксированы только цели) или рассмотрение лишь назначения осмотра (с включением в содержание назначения как целей, так и задач, без их разграничения между собой).

8 Осмотр места происшествия: практ. пособие / под ред. А.И. Дворкина. — М., 2001. С. 13.

9 См.: Кальницкий В.В. Следственные действия: учеб. пособие. — Омск, 2003. С. 5—6.

10 На основании ч. 2 ст. 74 УПК РФ протокол осмотра как протокол следственного действия допускается в качестве доказательства.

11 Получение доказательственной информации как цель осмотра места происшествия поддерживается другими авторами (см., например: Мамонов В.С., Степанов В.В. Указ. соч. С. 33).

12 След — признак какого-либо объекта, отображенный в материальной форме (фрагмент стекла, след подошвы обуви и т. д.).

 

13 Исследование и оценка осмотра включаются в задачи осмотра в силу выделения в тактике производства отдельного следственного действия такого этапа, как оценка результатов следственного действия.