М.П. РЕДИН,

член Адвокатской палаты Тамбовской области,  почетный адвокат России

 

Cовокупность проведенных исследований[1], посвященных проблемам понятия, системы преступлений, ответственности за преступления по степени их завершенности позволяет нам сформулировать концепцию совершенствования законодательства об ответственности за такие преступления.

Ввиду объемности и многогранности проблем, мы не претендуем на исчерпывающее их освещение; некоторые аспекты избранной проблематики осознанно не рассматривались. Ряд выводов носит постановочный либо дискуссионный характер, а также является базой для дальнейшей научной разработки проблем уголовной ответственности за преступления по степени их завершенности.

Предлагаемый подход к оценке приготовления к преступлению, покушения на преступление, оконченного преступления дает возможность сформулировать присущие приготовлению к преступлению и покушению на преступление совокупности объективных и субъективных признаков, новые определения ключевых понятий темы (оконченного преступления, неоконченного преступления, приготовления к преступлению, покушения на преступление, неполного покушения на преступление, полного покушения на преступление, добровольного отказа от преступления), позволяющие различать преступления по степени их завершенности.

Проведенные исследования предоставили возможность обосновать следующие новые научные положения. Традиционный подход к приготовлению к преступлению, покушению на преступление и оконченному преступлению как к стадиям совершения преступления противоречит действующему законодательству и сущности преступлений по степени их завершенности. Приготовление к преступлению, покушение на преступление, оконченное преступление являются видами преступлений по степени их завершенности. Виды преступлений по степени их завершенности образуются на стадиях осуществления преступного намерения: приготовление к преступлению — на стадии умышленного создания условий для исполнения преступления, покушение на преступление и оконченное преступление — на стадии исполнения. Следовательно, они не могут быть внестадийными деликтами.

Стадии осуществления преступного намерения — это определенные этапы преступной деятельности лица, заключающиеся в умышленном создании условий для исполнения преступления и в исполнении задуманного этим лицом преступления.

Умышленное создание условий для исполнения преступления — это такая стадия осуществления преступного намерения, в результате которой лицо нападает на объект преступления с целью причинения ему общественно опасного вреда. Исполнение преступления — это такая стадия осуществления преступного намерения, в процессе которой лицо совершает посягательство на объект преступления и непосредственно приводит преднамеренное в исполнение.

Нападением лица на объект преступления с целью причинения ему общественно опасного вреда признается такая деятельность лица по реализации преступного намерения, при помощи которой должны быть осуществлены действия (бездействие), непосредственно направленные на исполнение преступления. То есть это оконченное умышленное создание условий для исполнения преступления.

В процессе осуществления преступного намерения необходимо выделять три весьма важных в психологическом отношении момента, качественно характеризующих общественную опасность содеянного лицом: начало умышленного создания условий для исполнения преступления; нападение на объект преступления с целью причинения ему общественно опасного вреда, сопряженное с умышленными действиями (бездействием) лица, непосредственно направленными на исполнение преступления; непосредственное приведение преднамеренного в исполнение. Соответственно, неудавшаяся по не зависящим от этого лица обстоятельствам преступная деятельность на указанных стадиях и фазах является неоконченным преступлением: приготовлением к преступлению (с момента начала стадии умышленного создания условий для исполнения преступления до момента ее окончания), неполным покушением на преступление (с момента начала стадии исполнения преступления до посягательства на объект преступления с целью причинения ему общественно опасного вреда включительно) либо полным покушением на преступление (непосредственное приведение преднамеренного в исполнение, не причинившее общественно опасного вреда).

Преступление признается оконченным, если в деятельности лица по реализации преступного намерения содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного Особенной частью Уголовного кодекса РФ.

Термины «нападение» и «посягательство», использованные в статьях 37, 162, 295 и др. УК РФ, идентичны используемым нами в учении о стадиях осуществления преступного намерения.

Представляется явно неэффективной (прежде всего с точки зрения необходимости предотвращения причинения вреда, опасного для жизни и здоровья потерпевшего) конструкция состава разбоя в УК РФ: «... нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия (здесь и далее курсив наш. — М.Р.), опасного для жизни или здоровья...» (ч. 1 ст. 162). К тому же такая конструкция анализируемой статьи представляется абсурдной: нападение не может быть совершено с применением насилия, поскольку последнее является непосредственным приведением преднамеренного в исполнение (наряду с изъятием и обращением чужого имущества в пользу виновного или других лиц) и ему (применению насилия) предшествует посягательство, а не нападение (т.е. посягательство в целях хищения чужого имущества может быть сопряжено с применением насилия). В УК РСФСР 1960 года совершенно правильно, на наш взгляд, было написано: «...нападение с целью хищения чужого имущества, соединенное с насилием, опасным для жизни и (правильнее было бы «или». — М.Р.) здоровья...».

Известно, что общественная опасность неоконченного преступления всегда ниже, чем оконченного преступления. Однако действующая система наказуемости неоконченного преступления (приготовления к преступлению и покушения на преступление), предусматривающая обязательное снижение только максимального срока или максимального размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного статьей Особенной части УК РФ за оконченное преступление, не только не обеспечивает реализацию принципа справедливости в уголовном праве, но и нарушает конституционный принцип равенства граждан перед законом. Нарушение второго принципа мы усматриваем во введении законодателем частей 2 и 3 ст. 66 УК РФ без соответствующего снижения максимального срока или размера всех видов наказания (а не только наиболее строгого) и без соответствующего снижения минимального срока или размера всякого вида наказания, предусмотренного Особенной частью УК РФ за оконченное преступление (т.е. законодателем нарушен единый, равный, адекватный социальным реалиям масштаб пенализации в уголовном законодательстве[2]). Поэтому представляется необходимым установить за приготовление к преступлению, неполное покушение на преступление, полное покушение на преступление действительно редуцированное наказание. При этом в главу 6 УК РФ следует включить предлагаемую нами ст. 30.2 «Наказание за неоконченное преступление», а из ст. 66 «Назначение наказания за неоконченное преступление» главы 10 УК РФ исключить части 2 и 3.

Неоконченные преступления по своей тяжести должны относиться к самостоятельным видам преступлений (в соответствии с их пониженными санкциями) со всеми вытекающими отсюда более мягкими уголовно-правовыми последствиями за их совершение.

Приготовлением к преступлению признаются приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий исполнения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на исполнение преступления либо иное умышленное создание условий для исполнения преступления, не доведенное до начала исполнения преступления по не зависящим от этого лица обстоятельствам. Приготовлению к преступлению как виду неоконченного преступления присуща совокупность объективных и субъективных признаков.

Следует отличать обнаружение умысла от ненаказуемого приготовления к преступлению, занимающего обособленное положение; а последнее, в свою очередь, — от приготовления к преступлению как вида неоконченного преступления.

Покушением на преступление признается умышленное создание условий для исполнения преступления, сопряженное с умышленными действиями (бездействием) лица, непосредственно направленными на исполнение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам. Покушению на преступление как виду неоконченного преступления также присуща совокупность объективных и субъективных признаков.

Сформулированные выше определения понятий приготовления к преступлению, покушения на преступление, неполного и полного покушений на преступление, а также совокупности объективных и субъективных признаков, присущих приготовлению к покушению, служат основой для отличия покушения на преступление от приготовления к преступлению. Покушение на преступление отличается от оконченного преступления как неполным выполнением объективной стороны, так и неполным выполнением субъективной стороны состава преступления, предусмотренного Особенной частью УК РФ. Неполным же покушением на преступление признается нападение на объект преступления с целью причинения ему общественно опасного вреда, сопряженное с умышленными действиями (бездействием) лица, непосредственно направленными на исполнение преступления, если при этом преступление не было доведено до непосредственного приведения преднамеренного в исполнение по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Полным покушением на преступление признается посягательство лица на объект преступления с целью причинения ему общественно опасного вреда, сопряженное с непосредственным приведением преднамеренного в исполнение, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Нельзя признать правильной квалификацию убийства одного человека и покушение на убийство другого (если действия виновного охватывались единым умыслом и были совершены одновременно) ни как оконченное преступление — убийство двух лиц, ни как убийство одного человека и покушение на убийство другого (по совокупности этих преступлений), поскольку это является единым деянием. Представляется, решение проблемы находится в плоскости дальнейшей дифференциации уголовной ответственности, а именно в установлении действительной общественной опасности приготовления, неполного покушения, полного покушения по отношению к собственно оконченному убийству и в конструировании на этой основе составов умышленных деяний, направленных на убийство двух или более лиц (п. «а» ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 105 УК РФ). Согласно выдвигаемой нами концепции о стадиях осуществления преступного намерения, видах преступлений по степени их завершенности и степени их наказуемости, указанное соотношение таково: 0,25:0,5:0,75:[3]. При суммарной общественной опасности 1,25 и более квалификацию деяния следует осуществлять по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ; при 2,0 и более — по ч. 3 ст. 105 УК РФ[4].

Правильное решение обозначенной проблемы представляется важным для развития современного уголовного права. Разнообразные подходы еще раз подчеркивают дискуссионность, системность, комплексность проблемы.

Мы предприняли попытку разрешить исследуемую проблему путем оригинального подхода: от концепции стадий совершения преступления к концепции видов преступлений по степени их завершенности, образующихся по не зависящим от лица обстоятельствам на стадиях осуществления преступного намерения (стадии умышленного создания условий для исполнения преступления и стадии исполнения преступления). Такой подход, как представляется, оказался весьма продуктивным, поскольку позволил сформулировать новые положения.

Сама концепция совершенствования законодательства об ответственности за преступления по степени их завершенности такова.

В обобщенном виде проектируемая глава 6 УК РФ может быть представлена следующим образом:

 

Глава 6. Преступления по степени завершенности и их наказуемость

Статья 29. Оконченное и неоконченное преступления

1. Преступление признается оконченным, если в деятельности лица по реализации преступного намерения содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного Особенной частью настоящего Кодекса.

2. Уголовная ответственность за оконченное преступление наступает по соответствующей статье Особенной части настоящего Кодекса.

3. Преступление признается неоконченным, если в деятельности лица по реализации преступного намерения содержатся все признаки состава приготовления к преступлению либо покушения на преступление, предусмотренного Особенной частью настоящего Кодекса.

4. Видами неоконченного преступления являются приготовление к преступлению, неполное покушение на преступление, полное покушение на преступление.

5. Уголовная ответственность за неоконченное преступление наступает по статье Особенной части настоящего Кодекса, предусматривающей ответственность за оконченное преступление, со ссылкой соответственно на часть 1 статьи 30 либо на часть 2 или часть 3 статьи 30.1 настоящего Кодекса.

Статья 30. Приготовление к преступлению

1. Приготовлением к преступлению признаются приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий исполнения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на исполнение преступления либо иное умышленное создание условий для исполнения преступления, не доведенное до начала исполнения преступления по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

 

Часть 2 предлагается оставить без изменений и дополнений, а ч. 3 исключить, заменив ее на ст. 30.1 следующего содержания:

 

Статья 30.1. Покушение на преступление и его виды

1. Покушением на преступление признается умышленное создание условий для исполнения преступления, сопряженное с умышленными действиями (бездействием) лица, непосредственно направленными на исполнение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

2. Неполным покушением на преступление признается нападение на объект преступления с целью причинения ему общественно опасного вреда, сопряженное с умышленными действиями (бездействием) лица, непосредственно направленными на исполнение преступления, если при этом преступление не было доведено до непосредственного приведения преднамеренного в исполнение по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

3. Полным покушением на преступление признается посягательство лица на объект преступления с целью причинения ему общественно опасного вреда, сопряженное с непосредственным приведением преднамеренного в исполнение, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Статья 30.2. Наказание за неоконченное преступление

1. Срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать четверти санкции, предусмотренной соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса за оконченное преступление.

2. Срок или размер наказания за неполное покушение на преступление не может превышать половины санкции, предусмотренной соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса за оконченное преступление.

3. Срок или размер наказания за полное покушение на преступление не может превышать трех четвертей санкции, предусмотренной соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса за оконченное преступление.

4. Если четверть, половина, три четверти (части 1—3 настоящей статьи) низшего предела санкции ниже минимального срока или размера, установленного для соответствующего наказания в статье Общей части настоящего Кодекса, назначается более мягкий вид наказания, чем предусмотрен соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса за оконченное преступление.

Статья 31. Добровольный отказ от преступления

1. Добровольным отказом от преступления признается окончательное и по собственной воле лица прекращение умышленного создания условий для исполнения преступления, либо прекращение умышленных действий (бездействия), непосредственно направленных на исполнение преступления, либо предотвращение наступления общественно опасного вреда, если это лицо в указанных случаях осознавало возможность доведения преступления до

конца.

2. Лицо не подлежит уголовной ответственности, если оно добровольно отказалось от доведения преступления до конца.

 

Части 3—5 оставить без изменений и дополнений; части 2, 3 ст. 66 исключить; ч. 4 ст. 66 считать частью 2 — без изменений и дополнений.

Реализация законодателем данных предложений, надеемся, будет способствовать выполнению задач, стоящих перед УК РФ. Вывод об идентичности терминов «нападение» и «посягательство», используемых в учении о стадиях осуществления преступного намерения в Общей и Особенной частях УК РФ, предложенная формулировка самого понятия «нападение», а также упорядочение понятийно-терминологического аппарата уголовного права в части, касающейся видов преступлений по степени их завершенности, как представляется, открывают новые возможности в деле дальнейшего совершенствования уголовного законодательства и практики его применения. Предложения об определенных способах решения некоторых спорных вопросов квалификации преступлений по степени их завершенности могут быть использованы практическими работниками правоприменительных органов, а научные идеи, касающиеся принципов конструирования составов умышленных деяний, направленных на убийство двух или более лиц (п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ), надеемся, будут использованы при внесении изменений и дополнений в ст. 105.

Комплексная проблема требует своего дальнейшего развития и детального рассмотрения. Как справедливо отмечал Н.Д. Дурманов, «... проблема стадий совершения преступления отличается известной сложностью. Потребуется несколько монографий, чтобы осветить все более или менее крупные вопросы»1. Это утверждение актуально и по сей день.

Мы с искренней признательностью и благодарностью примем материалы судебной практики, все замечания и предложения читателей, пожелавших дать оценку предложенной концепции совершенствования российского уголовного законодательства об ответственности за преступления по степени их завершенности, и учтем их в дальнейших исследованиях.

 

 

Письма и материалы можно направлять по адресам: 392018, г. Тамбов, ул. Н. Вирты,

д. 17, кв. 9; 392027, г. Тамбов, ул. Чичерина, д. 3, кв. 10, Михаилу Петровичу РЕДИНУ.

 

Библиография

1 См., например: Редин М.П. Понятия оконченного и неоконченного преступлений в уголовном законодательстве Российской Федерации // Правоведение. 1997. № 1. С. 111—121; Осуществление преступного намерения и неоконченное преступление // Вестник Саратовской государственной академии права. 1998. № 2. С. 37—45; Осуществление преступного намерения и неоконченное преступление // Правоведение. 1999. № 1. С. 159—168; Разграничение приготовления к преступлению и покушения на него // Следователь. 1999. № 1. С. 13—15; Понятие покушения на преступление в российском праве // Уголовное право. 2002. № 2. С. 57—60; Объективные и субъективные признаки приготовления к преступлению и покушения на преступление // Российский следователь. 2003. № 1. С. 28—31; Основание уголовной ответственности за неоконченное преступление и сущность неоконченного преступления // Следователь. 2003. № 8. С. 10—14; Квалификация единых преступлений при частичном наступлении вреда // Следователь. 2004. № 2. С. 14—16.

2 Подробнее об этом см.: Мальцев В.В. Принципы уголовного права и уголовного законодательства: система, содержание и нормативное выражение // Правоведение. 2003. № 1. С. 120.

3 Разумеется, при этом диспозиция п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ будет выглядеть иначе по сравнению с ныне действующей  редакцией.

4 Дурманов Н.Д. Стадии совершения преступления по советскому уголовному праву. — М., 1955. С. 9.