С.В. ТЕМНОВ,

старший преподаватель Института бизнеса, права информационных технологий

 

Статья посвящена проблеме разграничения понятий «личная тайна»  и «семейная тайна» и пробелам регулирования адвокатской, налоговой, журналистской тайны.

Ключевые слова: адвокатская деятельность, личная тайна, семейная тайна,  адвокатская тайна, налоговая тайна, журналистская тайна.

 

Value for attorney's secrets with other types of protected constitutional rules of secrets.

Temnov. S.

 

Article is devoted to distinguish the concepts of "personal secret" and "family secret" and the spaces of regulation law, tax, journalist secrets.

Keywords: advocacy, personal secrets, family secrets, attorney secrets, tax secrets, the mystery of journalism.

 

Помимо адвокатской тайны конституционные нормы и нормы, созданные в развитие положений Конституции регулируют целую группу вопросов, связанных с иными видами тайн. Учитывая, что зачастую эти виды тайн на практике так или иначе пресекаются с адвокатской тайной, исследование правового режима адвокатской тайны и его роли в обеспечении конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи требует раскрытия взаимосвязи данного правового явления с системой иных тайн в аспекте их конституционного регулирования. При этом, говоря о «системе правовых тайн», следует подчеркнуть условность указанной конструкции: с одной стороны, как представляется, в рамках теоретического исследования возможно проследить связь между правовыми тайнами, с другой стороны, в силу очевидной фрагментарности российского законодательства в этой сфере, построить указанную систему исключительно с помощью урегулированных нормами права положений не удастся.

Как отмечает Д.В. Огородов, «при научном рассмотрении правовых режимов информации сегодня недостаточно ограничиваться юридическими конструкциями, закрепленными в тексте нормативно-правовых актов. Серьезный недостаток соответствующего законодательства — бессистемность и фрагментарность — не позволяет ограничиваться только лишь изложением нормативного подхода, а, напротив, предрасполагает именно к теоретическому системному осмыслению данной проблематики»[1].

Тем не менее, принимая за основу условно системный характер существующих правовых тайн, необходимо заметить их внутреннюю дифференцированность, в связи с чем существует объективная необходимость проведения классификации. Для классификации правовых тайн исследователями предложено несколько критериев. Так, Д.В. Огородов, рассмотревший проблему правовых тайн с позиций теории информационного права, выделяет две категории тайн:

—тайны-объекты, которые опосредуют охраняемую законом принадлежность информации определенному субъекту, его исключительное юридическое господство над информацией в своих, собственных интересах (например, государственная тайна, личная тайна, коммерческая тайна). Соответственно, лицо, которому принадлежит эта информация, вправе поддерживать ограничение доступа к ней;

—тайны-обязанности, которые призваны ограничивать социальное движение информации в интересах других лиц по отношению к субъекту, фактически обладающему данной информацией. Поскольку такой субъект обладает информацией, юридически принадлежащей другим лицам, то под страхом юридической ответственности он обязан хранить тайну (банковская тайна, адвокатская тайна и др.)[2]. 

Иной подход определяет С.И. Суслова, которая предлагает различать тайны по преемственности и в зависимости от их оборотоспособности.

По преемственности все правовые тайны могут быть подразделены на первоначальные, когда обладатель тайны охраняет собственную информацию (государственная, служебная, личная, семейная, коммерческая тайны) и производные, когда обладатель тайны охраняет информацию, полученную из чужих рук. К последней категории относятся почти все профессиональные тайны[3]. 

На основании критерия оборотоспособности С.И. Суслова подразделяет тайны на изъятые из оборота (профессиональная, государственная, служебная) и неограниченно оборотоспособные (коммерческая, личная, семейная).

Наиболее удачным с точки зрения выявления основополагающих различий и линий взаимодействия между правовыми тайнами представляется критерий преемственности:

1. Первоначальные. В правоотношениях, вытекающих из первоначальных тайн, четко обозначена только одна сторона — первоначальный субъект тайны, который хранит и использует конфиденциальную информацию. До тех пор, пока его право на тайну не нарушается, имеет место абсолютное правоотношение, в котором субъективному праву на тайну корреспондирует обязанность неопределенного круга лиц воздержаться от препятствования осуществлению этого права. В случае нарушения тайны возникает необходимость правовой защиты тайны. Если механизм такой правовой защиты обеспечен нормами действующего законодательства, то по инициативе субъекта тайны (иных лиц, а также государства) может быть установлено конкретное охранительное правоотношение, целью которого является применение мер государственного воздействия для пресечения правонарушения и наказания правонарушителя[4].

2. Производные. В основе всякой производной тайны лежит первоначальная тайна, поэтому производные тайны, имеющие как минимум два субъекта, характеризуются более сложной совокупностью охраняемых интересов или благ по сравнению с первоначальными тайнами, которые имеют только оди