УДК 343.98
 
C.А. ЛИФИРЕНКО,
адъюнкт факультета по подготовке научно-педагогических кадров Сибирского юридического института Министерства внутренних дел России (г. Красноярск)
 
В статье с позиций общенаучной теории познания рассматривается содержание категории случайности, ее соотношение с необходимостью и значение случайности в расследовании преступлений. На основе выявленных и изученных криминалистикой закономерностей возникновения «объективных случайностей» при разграничении с «субъективной случайностью» предлагается классификация случайностей на предсказуемые и непредсказуемые для разрешения вопросов об уровне компетентности и ответственности следователя за последствия рискованных решений в ходе расследования преступлений.
Ключевые слова: случайность, закономерность, расследование преступлений. 
 
In the article the content of the category of fortuity and its correlation with the necessity and the meaning of fortuity in the investigation of crimes are examined from the point of view of general scientific theory of knowledge. On the basis of the revealed and studied by criminalistics appropriateness of the origin of «objective fortuity» in differentiation from subjective ones the author offers classification of fortuities to predictable and unpredictable for the solution of issues about the level of competence and responsibility of the investigation for the consequences of risky solutions during the investigations of crimes.
Keywords: category of fortuity, appropriateness, investigation of crimes.
 
Как известно, случай является неизбежным и закономерным спутником практически любого события. В словаре русского языка слово «случайный» трактуется как возникший, появившийся непредвиденно.
Для современной науки характерно повышенное внимание к исследованию категории случайности, так как случайность является одним из значимых факторов в возникновении неопределенности и риска. Воздействие случайных факторов, не зависящих от деятельности субъекта, приводящих к наступлению непредсказуемых последствий, рассматривается как принципиальная или истинная неопределенность. Это означает, что, учитывая влияние случайных факторов, невозможно заранее однозначно прогнозировать развитие событий и предвидеть результат принимаемого решения. Существование случайности всегда создает риск недостижения или отклонения от цели деятельности, получения негативного исхода при реализации решения.
Случайность играет значительную роль в процессе расследования преступлений, что подтверждается многочисленными примерами из следственной практики. В связи с этим закономерным является внимание к категории случайности среди ученых-криминалистов[1], их стремление выявить и изучить причины, обусловливающие появление случайных событий, возможность их предупреждения и минимизации отрицательного влияния на процесс расследования.
 Выделение необходимых и случайных связей имеет большое значение для познания объективных процессов и, соответственно, выявления и изучения «закономерностей отражения механизма совершения преступления, ретроспективного процесса расследования»[2]. При этом
необходимые связи понимаются как выражение преимущественно внутренних, устойчивых, повторяющихся контактов, основных направлений развития действительности. Случайность выражает несущественные, неустойчивые, преимущественно внешние единичные связи, а также представляет собой результат перекрещивания независимых причинных процессов. В «Философском словаре» указывается, что случайность имеет свое основание не в сущности явления, а в воздействии на него других явлений[3].
Отметим, что случайность не только характеризует связь между явлениями и событиями, но играет решающую роль в переходе возможности в действительность. В этом смысле случайность — это событие, наступление которого нельзя абсолютно точно предсказать, так как само появление этих событий имеет вероятную природу. Однако согласно теории вероятностей считается, что случайные события могут быть рассчитаны заранее с достаточной точностью, позволяющей судить о целесообразности действий, сопряженных с риском. Например, если вероятность события, результатом которого является нанесение ущерба, близка к единице, можно говорить о достоверности этого события. Если же вероятность близка к нулю — о невозможности такого события[4].
Следует, однако, отметить, что «точное математическое описание природы случайности невозможно. Можно лишь определить направления этого влияния, примерную силу и длительность воздействия»[5].
Проблема «расчета» вероятности возникновения случайного события в процессе расследования осложняется, прежде всего, существованием большого количества неформализуемых факторов. Кроме того, оценка вероятности возникновения случайных событий связана с понятиями объективной и субъективной вероятности. В психологической теории принятия решений объективной вероятностью называют относительную частоту событий. Субъективная вероятность рассматривается как степень убежденности или уверенности человека в возникновении определенного события[6].
 «Человеку обычно трудно оценить вероятность какого-либо события. Если эта вероятность на самом деле ниже 1—2%, ее обычно сильно переоценивают или недооценивают»[7]. В психологической литературе отмечается, что на оценку субъективной вероятности многих случайных событий оказывают влияние принципы репрезентативности и психологической доступности. При этом в одних ситуациях эти оценки удачны, а в других — ошибочны. Принцип психологической доступности означает, что вероятность отрицательных или положительных событий нередко определяется тем, насколько легко это событие себе представить. Иначе говоря, оценка вероятности случайных событий часто подменяется способностью вообразить их или вспомнить аналогичные ситуации и соответствующие им исходы. Одновременно при оценке вероятности люди либо совсем не принимают во внимание объем выборки, что затрудняет правильную оценку вероятности возникновения случайных событий, либо, используя принцип репрезентативности, видят закономерность там, где ее фактически не было. Поэтому выводы, основанные на оценке субъективной вероятности наступления какого-либо события или исхода, довольно часто являются ошибочными[8].
Рассмотренные психологические закономерности в полной мере относятся также к оценке следователем событий в процессе расследования преступлений.
В связи с этим при использовании категории случайности необходимо отличать понятие случайности в субъективном смысле от объективной случайности. Субъективная случайность связана с оценкой события как непредсказуемого, случайного для сознания конкретного человека. В сущности, субъективная случайность обусловлена субъективной оценкой события как случайного, и поэтому не учтенного им. В действительности событие может быть случайным либо нет, т. е. ошибочно оцениваться субъектом как случайное, а быть вполне закономерным. Соответственно, просчитать субъективную случайность вообще не представляется возможным.
Существование объективной случайности не зависит от оценки события сознанием конкретного человека и является формой проявления необходимости. Источник объективной случайности заключается в многообразии и неисчерпаемости мира, его бесконечной сложности, неоднозначности и изменчивости. Дальнейшее рассмотрение категории случайности будет связано только с объективной случайностью.
В значительной мере с изучением категории случайности связано широкое распространение вероятностных методов, применение статистических и системных методов познания, в том числе и в криминалистике. Так, по мнению В.П. Гмырко, закономерности, лежащие в основе возникновения случайностей, могут быть выявлены вероятностно-статистическими методами при обобщении большого массива уголовных дел. Это позволит выделить то общее, типичное, что присуще как случайностям, возникающим при расследовании отдельных видов преступлений, так и тактике производства отдельных следственных действий[9].
С одной стороны, такой подход представляется вполне обоснованным. Действительно, криминалистика занимается выявлением и изучением закономерностей процессов совершения и расследования преступлений. Соответственно, при изучении случайных событий основной задачей криминалистического исследования является выявление и изучение существующих закономерностей их появления и влияния на процесс расследования, а также факторов и условий, сопутствующих и способствующих возникновению случайностей. Выявление указанных закономерностей необходимо, чтобы иметь возможность управлять самим процессом возникновения случайностей, стимулировать появление позитивных и нейтрализовать негативные случайности.
С другой стороны, если считать, что в основе появления случайного события всегда лежат закономерности, которые могут быть выявлены вероятностно-статистическими методами, то можно сделать вывод, что любые случайности не случайны, а значит, предсказуемы и
управляемы. Однако такой вывод не только противоречит сущности понятия случайности как единичного и непредсказуемого события, но и реальной действительности, в том числе действительности расследования преступлений.
Объяснение этому противоречию можно найти в диалектическом единстве случайности и необходимости, где случайность в процессе развития может превращаться в необходимость, а необходимость — в случайность[10].
Р.С. Белкин отмечал, что всякая закономерность проявляется как тенденция[11]. В свою очередь, тенденция выражает необходимость. В действительности всякий процесс может протекать со случайными отступлениями от присущих ему закономерностей, в котором случайности могут быть проявлением закономерности другого процесса, «формой выражения другой необходимости»[12]. По сути дела нет четкой грани между необходимостью и случайностью, как и нет абсолютно случайных или необходимых контактов. Одни и те же процессы, связи в разных отношениях могут рассматриваться как необходимые или как случайные только по отношению к определенному процессу. И.М. Лузгин справедливо полагает, что «случайность и необходимость существуют объективно в самих явлениях действительности, и задача следователя в каждом конкретном случае состоит в том, чтобы правильно установить эти связи и принять верное решение»[13].
 Изучение объективных случайностей порой оказывается единственным способом открытия и познания лежащих в их основе закономерностей, особенно когда первоначальное проявление закономерностей изучаемых явлений и процессов может представляться как случайное. Иначе говоря, можно полагать: в основе случайностей лежат еще непознанные закономерности.
Известно, что в изучении любых явлений большая роль отводится их классификации. В криминалистической литературе Р.С. Белкин и А.И. Винберг отмечали: «классификация служит одним из средств познания, помогая исследовать отдельные предметы и явления, выявить отдельные закономерности их развития, определить пути их использования. Она же может играть и эвристическую роль, позволяя предвидеть еще непознанное»[14]. При изучении случайностей в расследовании преступлений также возникает необходимость в их классификации.
В.П. Гмырко, ссылаясь на Н.В. Пилипенко, полагает, что исходной должна быть классификация случайностей в расследовании на благоприятные и неблагоприятные[15]. Строго говоря, предлагаемая классификация представляет собой пример дихотомического деления понятия, при котором его объем делится на два противоречащих друг другу видовых понятия, где основанием деления служит не изменение признака, а его наличие или отсутствие у выделенной группы[16]. Учитывая изложенное, следует признать деление случайностей на благоприятные и неблагоприятные дихотомическим. Необходимо отметить, что принцип дихотомии часто выступает как вспомогательный прием в ходе предварительной классификации. Однако в дихотомическом делении случайностей есть практическое значение, так как его можно использовать в разработке соответствующих тактических приемов и тактических комбинаций, направленных на создание условий возникновения благоприятных случайностей, предупреждение или минимизацию возможности возникновения случайностей негативного характера либо нейтрализацию их влияния на расследование. Главным условием практического использования дихотомической классификации является конкретность и устойчивость признака деления понятия.
В данном случае основанием деления является качественная оценка влияния случайностей на расследование. В связи с тем, что оценка всегда зависит от конкретного оценивающего субъекта, она имеет субъективный и нестабильный характер. Как уже отмечалось, дихотомическое деление объема понятия построено на выборе между двумя альтернативами по наличию или отсутствию конкретного признака, исключающем возможность ошибки несоразмерного деления. Оценочный признак как неустойчивый и изменчивый не может быть использован при дихотомическом делении объема понятия. Поэтому полагаем, что при исследовании случайностей в деятельности по расследованию преступлений исходной следует считать классификацию случайностей на объективные и субъективные.
Далее, в объективных случайностях, используя аналитическое разделение действующего субъекта и среды, в которой реализуется деятельность, можно выделить случайности среды и поведенческие случайности. В первом случае источником случайности является окружающая среда, во втором случайность генерируется действиями субъекта. В поведенческой случайности проявляется мотивационный механизм и личностные качества действующего субъекта. Естественно, что в реальной действительности случайности среды и поведенческие случайности не существуют изолированно, а взаимодействуют, порождая, взаимно усиливая или ослабляя друг друга.
В процессе расследования к случайностям среды можно отнести непредвиденные изменения в окружающей материальной обстановке, не связанные с действиями следователя и поведением участвующих в расследовании лиц. Это могут быть внезапные климатические изменения среды, изменения физической и биологической природы (например, болезнь или смерть участника расследования), изменения правовых, организационных, материально-технических, информационных условий осуществления деятельности, в том числе появление информации, относящейся к расследованию, в СМИ или информационно-поисковых системах, организационно-технические помехи, возникающие в ходе расследования, и др.
Соответственно, к поведенческим случайностям следует отнести непредвиденное изменение поведения, в том числе и противодействие обвиняемого (подозреваемого), потерпевшего, свидетелей и других лиц, участвующих в производстве отдельных следственных действий либо не являющихся участниками расследования, но заинтересованных в определенном исходе дела.
Кроме того, на основе выявленных вероятностно-статистическими методами закономерностей можно выделить предсказуемые случайности, закономерный характер появления которых в определенной мере изучен, и «чистые» случайности, возникновение которых на данном уровне научного знания предвидеть невозможно либо обусловливающие их закономерности пока не выявлены.
Деление случайностей на предсказуемые и непредсказуемые представляется целесообразным с практической точки зрения. Определение круга непредсказуемых случайностей необходимо для разрешения вопросов о возможности управления случайными событиями, об уровне компетентности следователя и, соответственно, о степени ответственности следователя за последствия принятых решений при возникновении неблагоприятных случайных факторов. Учитывая лежащую на следователе всю полноту правовой ответственности за ход и результат расследования, очевидно, что нельзя винить следователя за возникновение неблагоприятных случайных событий, предвидеть которые было невозможно. В криминалистической литературе при рассмотрении категории случайности в расследовании часто приводят в качестве показательного примера внезапное изменение показаний потерпевшей (потерпевшего), особенно при расследовании преступлений против жизни и здоровья, или внезапный отказ подозреваемого (обвиняемого), свидетелей от ранее данных ими показаний, факты противодействия расследованию и т. д.[17] Представляется очевидным: многие из подобных случайностей можно отнести к предсказуемым, так как они достаточно часто повторяются, и в криминалистике уже выявлены закономерности, объясняющие их появление. Естественно, следователь, зная закономерности противодействия, может и должен принять меры по предупреждению подобных предсказуемых случайностей. Однако необходимо отметить, что поведенческие случайности наименее предсказуемы, так как поведенческие, психологические закономерности весьма неустойчивы, неоднозначны, вариативны, т. е. часто имеют случайные отклонения.
 Признавая необходимость и направляя усилия на выявление и изучение закономерностей, лежащих в основе возникновения многих случайностей, нельзя впадать в крайность и отрицать существование категории случайности как единичного, индивидуального и непредсказуемого события, обусловленного побочными факторами, стечением внешних обстоятельств либо нерегулярными, меняющимися причинами.
Понимание диалектики необходимых и случайных контактов помогает установлению причинно-следственной связи явлений, поэтому на практике при расследовании преступлений имеет первостепенное значение для правильной квалификации деяния, определения виновности или невиновности лица в совершении преступления, установления механизма преступления, обнаружения доказательств и доказывания обстоятельств дела. И.М. Лузгин обоснованно указал: для следственной ситуации характерно единство необходимых и случайных факторов[18]. С учетом того, что ситуационность пронизывает весь процесс расследования, очевидно: единство необходимых и случайных факторов свойственно всему процессу расследования. В связи с этим знание случайных и неслучайных факторов необходимо следователю как для выработки тактики отдельного следственного действия, так и для расследования в целом.
Немаловажное значение имеет то, что наличие элементов случайности в процессе расследования обусловливает ситуацию информационной неопределенности, которая существенно влияет на вероятность достижения целей тактических решений[19] и, в свою очередь, влечет возникновение тактического риска. Л.Я. Драпкин отмечал: «тактический риск обусловлен также воздействием непредсказуемых, случайных факторов, поскольку расследование преступлений осуществляется в условиях недостатка соответствующей информации и, как всякий реальный процесс, подвержено воздействию различных непредвидимых или трудно предвидимых помех, существенно мешающих выбору оптимального решения»[20].
Таким образом, основное значение случайных факторов в том, что они обусловливают ситуацию информационной неопределенности и тактического риска в процессе расследования. Соответственно, выявление и изучение закономерностей возникновения случайностей, безусловно, дает некоторую возможность уменьшить уровень информационной неопределенности, источником которой выступает категория случайности, что позволяет оптимизировать выбор тактического и процессуального решения, а значит, минимизировать риск наступления негативных исходов при расследовании преступлений. Однако следует помнить, что исключить случайные факторы из процесса расследования как из любого другого процесса
невозможно, как невозможно полностью познать закономерности возникновения случайностей. Ведь предсказуемая случайность — это уже не случайность, а проявление закономерности, на познание которой и направлены усилия криминалистов при изучении случайностей в процессе расследования. Соответственно, чем полнее будут познаны эти закономерности, тем больше будет «предсказуемых» случайностей и возможностей управлять «случайными» процессами.
 
Библиография
1 См.: Винберг А.И., Белкин Р.С. Криминалистика: Общетеоретические проблемы. — М., 1973. С. 136—152; Лузгин И.М. Методологические проблемы расследования. — М., 1973. С. 49—54.
2 Курс криминалистики. Общая часть / Отв. ред. В.Е. Корноухов. — М., 2000. С. 15.
3 См.: Философский словарь. — М., 1981. С. 243.
4 См.: Абчук В.А. Лекции по менеджменту: Решение. Предвидение. Риск. — СПб., 1999. С. 211—212.
5 Буянов В.П., Кирсанов К.А., Михайлов Л.М. Рискология (управление рисками): Учеб. пособие. 2-е изд., испр. и доп. — М., 2003. С. 23.
6 См.: Козелецкий Ю. Психологическая теория решений. — М., 1979. С. 140—146.
7 Ригельман Р. Как избежать врачебных ошибок. Книга практикующих врачей: Пер. с англ. Ю.Л. Амченкова / Под ред. М.А. Осипова. — М., 1994. С. 125.
8 См.: Козелецкий Ю. Указ. соч. С. 156—160.
9 См.: Гмырко В.П. Деятельность следователя в условиях информационной неопределенности в процессе расследования: Дис. … канд. юрид. наук. — М., 1983. С. 60.
10 См.: Диалектический материализм: Учеб. — М., 1989. С. 231—240.
11 См.: Белкин Р.С. Курс криминалистики. Т. 1: Общая теория криминалистики. — М., 1997. С. 130—131.
12 Пилипенко Н.В. Необходимость и случайность. — М., 1965. С. 44.
13 Лузгин И.М. Указ. соч. С. 53.
14 Белкин Р.С., Винберг А.И. Криминалистика и доказывание. — М., 1969. С. 53.
15 См.: Гмырко В.П. Указ. раб. С. 60.
16 См.: Кондаков Н.И. Логический словарь. — М., 1974. С. 137.
17  См.: Мудъюгин Г.Н., Шубин Ю.А. Расследование изнасилований. — М., 1970. С. 123; Садиков Р.Ф. Совершенствование механизма принятия тактических решений в условиях тактического риска при расследовании преступлений, совершенных организованными преступными группами: Дис. … канд. юрид. наук. — М., 2008. С. 42.
18 См.: Лузгин И.М. Указ. раб. С. 113.
19 См.: Гмырко В.П. Указ. раб. С. 40—42.
20 Драпкин Л.Я. Основы криминалистической теории следственных ситуаций: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. — М., 1987. С. 28.