УДК 342:340.131
 
Ю.А. АКИМОВА,
кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры конституционного и административного права РГСУ
 
Идея модификации социальной функции не является прерогативой современной России, это общемировая тенденция, обусловленная объективно. В последнее время практически во всех современных государствах весьма существенно проявляется тенденция сокращения бюджетных расходов на социальные нужды, что требует своего научного осмысления.
Потребности тех групп населения, которые по каким-либо причинам не могут работать, должны удовлетворяться в обязательном порядке либо органами публичной власти, либо иными структурами, но под обязательным и постоянным контролем органов публичной власти и с их субсидиарным финансированием в случае необходимости, а соответствующие группы населения должны иметь государственные гарантии социальной помощи.
Ключевые слова: социальное государство, правовое государство, право на достойное человеческое существование, социальная функция государства, система государственных гарантий права граждан на пенсионное обеспечение.
 
The idea of updating of social function is not an exclusive prerogative of modern Russia, it is the universal tendency. Recently practically in all modern states the tendency of reduction of budgetary expenses on social needs is rather essentially shown that demands the scientific judgment.
Requirements of those groups of the population which for any reasons cannot work, should be satisfied without fail or bodies of the public power, or other structures, but under the obligatory and constant control of bodies of the public power and from them subsidized financing in case of need, and corresponding groups of the population should have the state guarantees of the social help.
Keywords: social state, legal state, right on deserving human existence, social function of the state, system of state guarantees of right for citizens on the pension providing.
 
Вплоть до XIX века идея социального государства не была сформулирована как научная концепция или самостоятельная правовая теория. Положения о достойном материальном существовании и пагубности неравенства являлись отдельными аспектами философских и политэкономических исследований, направленных на поиск наилучшего государственного устройства. Предлагаемые способы достижения счастья всех граждан не имели под собой достаточного обоснования, а некоторые из них носили откровенно наивный, утопический характер, так как сводились к предложениям о принятии справедливых законов об уничтожении частной собственности, т. е. к установлению фактического равенства. Следует согласиться с А. Матюхиным, который отмечает, что, только начиная с работ К. Сен-Симона, поиски путей смягчения социального неравенства связываются с научным изучением общества[1].
Ко второй половине XIX века сложились объективные предпосылки для возникновения теории социального государства, так как назрела необходимость переосмысления роли государства, его взаимоотношений с обществом и отдельной личностью. Во-первых, в условиях бурного промышленного развития произошло высвобождение значительной части рабочих, что вызвало их обеднение, которое, в свою очередь, способствовало возникновению экономического кризиса. Во-вторых, сложившееся глубокое фактическое неравенство привело к поляризации общества, чреватой социальными потрясениями и новыми революциями.
В такой историко-политической обстановке четко проявился кризис теории индивидуализма. Классический либеральный вариант государства, сложившийся к тому времени в большинстве стран, имел в своем основании принципы индивидуальной свободы, формального юридического равенства, невмешательства в дела граждан. Однако формальное равенство неравных, зато объявленных свободными, вряд ли было привлекательно для большинства неимущих людей. Стала очевидной необходимость новых подходов к пониманию свободы, равенства, справедливости. П.И. Новгородцев отмечал, что индивидуализму пришлось видоизменить свои требования и перейти к новой политической программе[2], основанной на новом понимании этих начал. Причинами проводимых социальных реформ он справедливо называл проникновение европейских государств сознанием того, что для осуществления начал равенства и свободы требуется не только устранение юридических препятствий к их утверждению, но и доставление материальной возможности для наилучшего их проявления.
Среди первых ученых, предложивших концепцию социального государства, особо следует отметить немецких юристов Роберта фон Моля и Лоренца фон Штейна. В 1832 году вышла в свет книга Р. фон Моля «Наука полиции под началомъ юридического государства». Несмотря на то что ученый не являлся автором понятия «социальное государство», следует согласиться с мнением В.Г. Постникова о том, что именно в этом труде содержится одно из самых ранних его определений[3]. В нем автор указывал: «Задача юридических государств Нового времени состоит в том, чтобы посредством разумной организации общей силы дать возможность как отдельному члену, так и фактически существующим второстепенным жизненным кружкам развивать все свои силы и преследовать свои разумные цели и чтобы помогать и защищать их в этом»[4]. Основной целью государства является содействие жизненным целям всех отдельных лиц; этой идеей пронизаны требования, предъявляемые автором государству: «Оно [государство] должно приведением в действие вверенной ему всеобщей силы пополнить отдельные силы, недостаточные для достижения разумных жизненных целей, и таким образом содействовать им»[5].
Важной стороной деятельности государства является, по мнению Р. Моля, «помощь госу-
дарства при затруднительном удовлетворении жизненных потребностей»[6]. Он называет три причины такого рода затруднений: дороговизну необходимых жизненных средств, бедность и противостоящее право собственности. Ученый справедливо отмечает вредность таких состояний для государства в целом: «В нравственном и юридическом отношении дороговизна действует вредно, уничтожая сознание, что собственными усилиями можно дойти до благосостояния, и этим вызывая горечь и неохоту к новому, быть может, также бесплодному труду: в особенности же легко побуждая лиц, бедствующих и голодающих, к преступлениям всякого рода. Большая и продолжительная дороговизна становится даже опасною в государственном отношении»[7]. В то же время нельзя не отметить, что необходимость изменения государственной политики автор объясняет в первую очередь именно опасностью политических переворотов, а не признанием за каждым человеком права на достойное существование.
Автор поднимает в своей работе проблемы государственной поддержки бедных слоев населения. Так, им ставится вопрос: «… дает ли недостаток в необходимом отдельным лицам или классам право требовать помощи от государства?»[8]
Обязанность государства заботиться о бедных не корреспондирует у Р. Моля субъективному праву конкретного человека на справедливую заработную плату, охрану здоровья и т. д.: «… отдельный гражданин не имеет личного права вынуждать исполнение своих именно требований»[9]. Ученый не затрагивает вопросы политического устройства, которое отвечало бы новому юридическому государству. Однако из ряда высказываний можно прийти к выводу, что это не есть государство с демократической формой правления. В частности, Р. Моль отмечает: «Существенным условием общего блага являются единство и согласие государства с самим собою. Государство соединяет народную жизнь в одно органическое целое, и поэтому его члены… не должны ничем нарушать существа этого организма»[10].
Политико-правовые взгляды Л. Штейна сформировались уже под влиянием социалистических и коммунистических движений в Европе. В соответствии с его теорией задачей государства является благополучие каждого человека. «… действительное государство состоит именно из совокупности своих граждан, и что, стало быть, степень цельного личного развития каждого отдельного члена характеризует в то же время степень и содержание развития самого государства. Стало быть, этот успех каждого отдельного члена составляет существенную задачу и благо»[11]. Ученый отделяет государство от общества, которое состоит из классов, интересы которых часто прямо противоположны10. Общество, полагает Штейн, есть необходимый организм, но оно недостаточно, потому что полное индивидуальное развитие в нем возможно только для отдельных лиц, силы отдельной личности ограниченны. Государство же является тем недостающим органом, «абсолютно необходимым в человеческом общежитии», сущность которого состоит в том, что он находит свое высшее развитие «не в развитии одной части общежития, но лишь в развитии всех единичных людей и притом таким образом, что мера и степень его собственного развития определяются мерою развития всех единичных существ»[12]. Исходя из такого предназначения государства, ученый делает вывод: государство должно быть независимым от классов, надклассовым, в отличие от общества.
Представляется, что термин «социальное» в учении Штейна применительно к понятию «государство» наиболее отвечает значению слова sozial (в латинском языке — «общий», «общественный»), поскольку государство, как отмечал автор, должно проводить политику в интересах каждого единичного лица. Штейн усматривал опасность в задержке свободного развития общества, которая «ощущается как хозяйственная и тем самым как личная неволя отдельных лиц»[13]. Эта опасность порождает «вопрос, как ее уничтожить; этот-то вопрос о том, как бескапитальный труд может достигнуть хозяйственной самостоятельности посредством приобретения капитала, и есть социальный вопрос»[14]. Именно в разрешении этого вопроса и заключается сущность учения Л. Штейна о социальном государстве[15], Штейн называл его «чрезвычайно важной и притом самостоятельной частью управления»[16]. «Управление общественным преуспеянием» складывается из совокупности видов деятельности и учреждений общества и государства, а его существо состоит в том, чтобы «все управление на всех проектах было проникнуто и одушевлено тем принципом, по которому рабочим классам предлагаются все те условия развития, коих они по причине отсутствия капитала не могут доставить сами ни своей физической, ни своей умственной способностью приобретения, и чтобы, наоборот, действительное приобретение капитала было предоставлено самим этим классам»[17]. Таким образом, Л. Штейн видел задачу социального государства в предоставлении возможности и создании условий для рабочих классов, под которыми он понимал работоспособных членов общества, за счет своего личного капитала, а именно умственных и физических способностей, приобрести капитал действительный, приобрести его самостоятельно. Решение этой задачи, по мнению ученого, возможно путем устранения противоречий между трудом и капиталом.
По мнен