Е.В. ЧЕРНИКОВА

 

Российская банковская политика исторически существенно отличалась от западноевропейской, где банки, созданные частной инициативой и на частные капиталы, изначально находились в частных руках, а правительство, не придавая им государственного значения, не вмешивалось в их дела.

Только с образованием центральных акционерных эмиссионных банков государства Западной Европы устанавливают формальный контроль за эмиссионными операциями этих частных банков. Таким образом, основы самостоятельности центральных эмиссионных банков, их относительной независимости от государства имеют исторический характер.

В России же, напротив, ввиду «бедности капиталами и необеспеченности гражданского строя»[1], которые были серьезными препятствиями для возникновения частных банков, на помощь обществу вынуждено было прийти государство, учреждая казенные банки и тем самым пытаясь удовлетворить возникающую в обществе потребность в правильной организации ипотечного и коммерческого кредита.

Первые кредитные учреждения — казенные банки создавались в ходе осуществления государством финансового управления страной. В научной литературе XIX века отмечается, что в действиях правительства была «...видна постоянная заботливость о согласовании польз народных с необходимостью удовлетворить чрезвычайным государственным надобностям»[2].

Характер финансового управления XVIII века обусловлен взглядами правительства, потребностями развития торгового дела, промышленности, экономической поддержки дворянства. Потому и зарождение банковского дела в тот период связано непосредственно с инициативами государства об устроении денежного обращения и облегчении получения кредитов. Первый казенный банк при Монетной конторе возник в 1729—1733 гг. ввиду «совершенного отсутствия кредитных учреждений и огромного вследствие этого лихоимства ростовщиков»[3]. В структуре Монетной конторы находились Монетный и Денежный дворы, в 1734 году она была переименована в Монетную канцелярию; одновременно она являлась финансовым административным органом по производству, сбору монетных денег и первым зародышем кредитных учреждений. Монетная контора выдавала краткосрочные ссуды под залоги драгоценных металлов под сравнительно низкий процент — 8% годовых (ставка ростовщиков доходила до 20% годовых). Однако она не имела права принимать вклады, ее ресурсы составляли отпущенные из казны деньги. Таким образом, это кредитное учреждение в полном смысле слова банком не было. Потому и кредитные операции Монетной конторы были очень незначительны[4] и, вероятно, вскоре были прекращены, потому что в дальнейшем следов их деятельности не встречается. Можно предположить, что одной из причин такого положения являлось отсутствие у Монетной конторы основных банковских сделок.

Правительство того времени своей задачей считало организацию государственного, ломбардного и ипотечного кредитов — для дворянства и коммерческого, подтоварного, — для торгующего в санкт-петербургском порту купечества. Банки учреждались в целях понижения учетно-ссудного процента, в связи с чем было решено громоздкую медную монету заменить переводными векселями.

Судя по всему, настоящие банки, оперирующие не только за счет своих основных капиталов, данных казною, но и за счет вкладов частных лиц, возникли в 1754 году[5]. Тогда по именному указу были основаны два правительственных банка: Государственный Заемный банк для дворянства (в Москве и Санкт-Петербурге при Сенате и Сенатской конторе) и Банк при санкт-петербургском порте для «поправления» коммерции и купечества в Санкт-Петербурге при Коммерц-Коллегии.

Первый оперировал не только своим основным капиталом (первоначально — 750 тыс. руб., затем — 6 млн руб.), полученным из казны, но и вкладами частных лиц, привлекать которые банки были уже вправе. Целью этого банка было «остановить расстройство дворянских имений и ограничить чрезмерную лихву, доходившую до 12, 15 и 20 процентов»[6]. Анализируя правомочия Государственного Заемного банка, можно предположить, что первоначально он был основан как банковская контора для дворянства. Ссудами могли пользоваться только великоросские дворяне, а также иностранные граждане, присягнувшие на вечное подданство и имевшие недвижимость в России. Белорусские, смоленские и малороссийские дворяне получили это право значительно позднее. Размер ссуд (а они выдавались под залог и поручительство) одному лицу имел нижнюю и верхнюю границы, и до возвращения занятой новая ссуда не выдавалась.

Как отмечает А. Гурьев, деятельность первых кредитных учреждений была малоуспешна: они не оправдали ожиданий правительства[7]. Полагаем, причинами тому послужили предоставление ссуд ограниченному кругу лиц, несвоевременное их возвращение, отказ от предусмотренной законом реализации просроченных залогов, отсутствие должного учета внутри банка, приблизительный характер отчетов о финансово-хозяйственной деятельности банка.

Вместе с тем банк, бывший, в сущности, коммерческим, имел право выдавать ссуду под залог товаров. При этом уплачивались 6% годовых, а залог должен был превышать сумму ссуды на одну четверть. Первоначально ссуды выдавались на срок от 1 месяца до полугода, затем — до года. Выявленные в делах банков злоупотребления были отражены в Указе от 26 июня 1762 г., предписывавшем собрать розданные в заем деньги и ожидать дальнейших указаний. Государственный Заемный банк просуществовал около 30 лет.

Пытаясь развить земельный и коммерческий кредит, правительство одновременно искало пути облегчения схемы обращения медных денег и снижения рыночного учетно-ссудного процента. Так, Указом от 6 ноября 1757 г. были приняты «меры вексельного оборота», т.е. введены вексельно-переводные и учетные операции между Санкт-Петербургом и пятьюдесятью наиболее важными городами России, использовать которые могли только купцы, ведущие торговые дела в столице. Вексельно-переводные операции проводились через Соляную контору в Санкт-Петербурге и городовые магистраты назначенных городов. Между ними были распределены для оборота по переводам 2 млн руб. медных денег, выдаваемых под 8-месячные векселя с платою 0,5% в месяц. Лица, желавшие перевести деньги из северной столицы в один из пятидесяти городов (или наоборот), вносили медные деньги, которые выплачивались на основании переводного свидетельства в соответствующем магистрате или в петербургской Соляной конторе. Эта операция, по сути — прообраз обращения дорожного чека, значительно облегчила торговые отношения и получила дальнейшее развитие в законодательстве.

Так, в соответствии с Указом от 21 июля 1758 г. было решено расширить вексельно-переводные операции и учредить в Санкт-Петербурге и Москве два самостоятельных («медных») банка в качестве банковых контор вексельного производства для обращения медных денег. Сущность правовых основ их деятельности сводилась к следующему. Поскольку уставный капитал составлял 2 млн медной монетой, для избавления от необходимости ее перевозки между городами банк выплачивал в казенные места Санкт-Петербурга и Москвы платежи, которые должны были получаться из других городов, где банк принимал в свое ведение те же суммы и раздавал их под векселя купцам, помещикам, фабрикантам и заводчикам на год под 6%. Казенные и частные капиталы принимались с уплатой по ним процентов, причем сами вклады возвращались лишь через год после заявления о том вкладчика. Банк оплачивал векселя не только купцов, но и помещиков, фабрикантов и заводчиков, расширяя тем самым круг своих клиентов.

Таким образом, деятельность «медных» банков свидетельствует о значительном прогрессе в развитии кредитных организаций и вексельного производства в России. Вместе с тем обороты банков серьезно страдали от проблем с получением денег, от отказов выдавать векселя и переводы предъявителю. Крайне стеснительным было и условие возврата вклада через год после заявления.

В 1760 году за счет сумм, поступающих от переплавки медных пушек в деньги, был от-крыт Банк Артиллерийского и Инженерного корпусов. Поскольку эти учреждения вследствие их неудачной организации и злоупотреблений со стороны органов управления и клиентов успеха не имели, правительство решило в интересах торговли и промышленности страны учредить в 1762 году Центральный государственный эмиссионный банк с правом выпуска билетов на сумму до 5 млн руб., обеспеченных серебряной и медной монетой. Тем самым правительство пыталось заменить  все прежние казенные банковские учреждения. Намерения эти не были осуществлены из-за смены правительства, сама же идея получила развитие позже.

Таким образом, кредитные учреждения, созданные в России в 1729—1762 гг., были разрозненными. Все они были казенными, и единой системы не было, хотя потребность

в ней, естественно, имелась. Только после 1760 года в действиях правительства стал усматриваться системный характер.

Учрежденные в 1762 году две банковские конторы (в Москве и Петербурге) занимались обменом банковских билетов на наличные деньги и обратно, не взимая за эти операции процентов. В 1768 году вместо этих контор в обеих столицах были основаны ассигнационные банки, а государство стало уделять большое внимание развитию земельного и ломбардного кредита. С 1763 года стали возникать ссудные, казенные и вдовьи казны, т.е. новые кредитные учреждения, приравненные к государственным кредитным установлениям лишь в 1817 году.

С социальной точки зрения вдовьи казны — своеобразные депозитные кредитные учреждения, куда «всякого звания, состояния и лет муж из подданных российских и иностранных» мог положить от 10 руб. до нескольких тысяч в пользу своей жены, которые она получала после его смерти «с накопившимися по день смерти мужа процентами...»[8]. В 1772 году для борьбы с ростовщичеством государство создало при Санкт-Петербургском и Московском воспитательных домах Сохранную казну и Ссудную казну. Функционировали они в соответствии с Правилами, действовавшими в вышеназванных воспитательных домах. Эти кредитные учреждения принимали вклады на разные сроки под проценты и выдавали ссуды под залог недвижимых имений (первоначально на срок от 1 до 5 лет, а после 1800 года — до 8 лет). На прибыль от этих операций и содержались воспитательные дома. В Ссудной казне выдавали ссуды «под ручные верные заклады»: драгоценные камни, часы, табакерки и другие золотые и серебряные вещи, золото и серебро в слитках по установленной пробе, а Московский ломбард принимал в залог билеты Московской сохранной казны по цене, которая зависела от рода заклада. Эти билеты принимались с таким учетом, чтобы выданная под их залог сумма с накопившимися процентами (они уплачивались по ломбардным ссудам) не превышала капитала, внесенного по этим билетам с причитающимися процентами.

Ссуды в Москве выдавались на срок не более года, а в Санкт-Петербурге — на 6 месяцев; кроме того, полагался льготный месяц, в течение которого можно было вернуть деньги и выкупить заложенное имущество либо перезаложить его на такой же срок. Не выкупленный в установленный срок заклад приобретал статус просроченного и подлежал аукционной продаже. Вместе со ссудой выдавались ломбардные билеты, удостоверявшие право на выкуп заложенного имущества и возврат денежных средств. Ссудная казна, не имея собственного капитала и не принимая вкладов, выдавала ссуды за счет капиталов Сохранной казны.

17 ноября 1775 г. во всех губернских городах открылись губернские кредитные установления — Приказы общественного призрения, осуществлявшие управление различными богоугодными, воспитательными и иными заведениями. В ведении приказов находились собственные капиталы, ежегодные ассигнования, а также пошлины по апелляционным, судебным делам и частные вклады. Как правило, эти средства обращались в Заемном и Коммерческом банках, в Сохранной казне воспитательных домов и в ссудах у заемщиков. Приказы осуществляли две банковские операции: принимали вклады на срок не менее 3 лет от частных лиц с уплатой 4% годовых и выдавали ссуды под залог недвижимых имений.

Правила для Сохранной казны и Ссудной казны предусматривали ответственность за неполучение вкладчиком в установленный срок требуемого к возврату вклада. Банк в этом случае оставлял за собой право вычета из суммы вклада процентов за то время, когда собранные для вкладчика деньги из-за его неявки лежали в банке без приращения. Неприкосновенность вклада от третьих лиц при этом гарантировалась.

Основной капитал Заемного банка составляли ресурсы закрытых дворянских банков, кроме того, Ассигнационный банк выделил 22 млн руб. на ссуды дворянству и на пособия для городов. Банк принимал вклады с уплатой по ним процентов, выдавал ссуды дворянству на 20 лет (первоначально под 5%) и пособия городам на поощрение внутренних промыслов и внешней торговли сроком на 22 года (под 4%). Примечательно, что при выдаче ссуды под залог недвижимого имущества требовалось его страхование. Вклады принимались без ограничения срока от российских граждан и иностранцев с уплатой по ним 4,5% годовых в конце года, а с 1 января 1800 г. — 5%. Проценты также могли причисляться к основной сумме капитала с уплатой процентов на проценты. Сроки возврата вкладов были различными: от 7 дней до 4 месяцев, в зависимости от суммы вложения.

Выдаваемый вкладчикам на внесенную сумму билет играл роль векселя и потому мог служить залогом по откупам, подрядам, поставкам и другим обязательствам перед казною, при наличии бланковой или передаточной надписи. Правила Заемного банка установили правовые нормы по поводу приема вкладов и содержали образцы документов, необходимых для оформления ссуд в зависимости от вида залога, а также нормы, регулирующие порядок уплаты процентов по полученным ссудам, их возвращения и обращения взыскания на заложенное имущество.

Поскольку рассматриваемый банк находился под юрисдикцией Комитета Министров, при принятии некоторых решений необходимо было получать одобрение этого комитета, в частности по продажам заложенного имущества или при обращении в казну.

В 1786 году правительство решило осуществить дополнительный выпуск ассигнаций (от 20 до 100 млн руб.). В 1788—1789 гг. было выпущено мелких (по 5 и 10 руб.) ассигнаций на сумму 20 млн руб., хотя первоначально их величина не должна была превышать одной десятой доли от общего количества находящихся в обращении ассигнаций; на эту же сумму были уничтожены старые ассигнации достоинством 100 руб. Когда масса выпущенных ассигнаций значительно увеличилась, стоимость ассигнационного рубля по сравнению с серебряным постепенно стала падать.

Манифест от 23 февраля 1810 г. банковские ассигнации расценивал как свидетельства государственного долга, поэтому выпуск ассигнаций был приостановлен, а сумма находящихся в обращении денег ограничена

577 млн руб. Изменился и порядок обращения ассигнаций: теперь Ассигнационный банк мог только обменивать ветхие ассигнации на новые, разменивать крупные на мелкие и на медную монету.

Уже в первой половине XIX века главные обязанности Ассигнационного банка состояли в приеме ассигнационных листов, заготовляемых для обмена ветхих ассигнаций, их подписи, в ревизии поступающих ассигнаций и в обмене на медную монету.

Учрежденный в 1797 году на новых началах Государственный Вспомогательный банк для дворянства от предыдущих кредитных учреждений отличался тем, что средства для формирования его капитала должны были собираться по мере необходимости, т.е. в зависимости от количества запрошенных ссуд и представленных залогов. Ссуды, называемые «вспомогательными суммами», выдавались под залог недвижимых имений на срок до

25 лет под 6% годовых, но не наличными деньгами, а особыми банковскими билетами. По этим билетам уплачивались 5% годовых, их можно было передавать из рук в руки по передаточным надписям, их же обязаны были принимать в уплату долгов и взысканий как частные лица, так и казенные места по полной стоимости. Выдача билетов началась в 1798 году, всего было роздано билетов на сумму до 50 млн руб. При банке была открыта разменная экспедиция, которая обменивала билеты на деньги или ассигнации.

Но уже в июле 1802 года Государственный Вспомогательный банк, реорганизованный в 25-летнюю экспедицию, был присоединен к Государственному Заемному банку, главный недостаток которого заключался в установлении принудительного курса для банковских билетов, которые к тому же не вызывали доверия у населения[9].

В 1797 году с целью развития коммерческого кредита при Ассигнационном банке были учреждены две конторы по учету векселей и товаров и Страховая контора для страхования товаров, под залог которых выдавались ссуды. Уже с 1 марта 1798 г. этот банк стал осуществлять учетную операцию. Вексельные конторы имели право выдавать российским подданным, купцам, фабрикантам и заводчикам ссуды под векселя на срок до 10 месяцев, по истечении которого вексель не принимался. Учетная товарная контора также выдавала ссуды, но под товары, от места производства и вида которых зависела категория заемщика. Так, под товары российского производства мог получить ссуду только российский подданный, под залог золота и серебра — иностранцы и «лица всякого звания». Ассортимент товаров, их цену при учете под залог, сроки выдачи денег предусматривал специальный документ — Табель, приложение к Уставу учетных контор. Поскольку страхование товаров было обязательным, из-за отсутствия других страховых учреждений его осуществляла Страховая контора при Ассигнационном банке.

К концу XVIII века Россия накопила некоторый опыт создания кредитных учреждений, организации денежного обращения и предоставления ссуд и кредитов как собственным гражданам, так и иностранцам. Однако известный исследователь финансового права того времени П.П. Мигулин отмечал несовершенство созданной системы кредитных казенных учреждений[10].

Тем не менее к 1801 году в России помимо приказов, ссудных и вдовьих касс, сыгравших немалую роль в финансово-кредитной системе, действовали три казенных банка: Ассигнационный банк, регулировавший денежное обращение; Заемный банк, осуществлявший ипотечное кредитование и привлечение вкладов; Сохранная казна и Ссудная казна, выдававшие ссуды под залог недвижимости и привлекавшие денежные вклады. Стремительное развитие казенных кредитных учреждений продолжалось в России еще более полувека.

 

Библиография

1 Мигулин П.П. Наша банковская политика (1729—1903). Опыт исследования. — Харьков, 1904. С. 1.

2 Сборник статистических сведений о России. Кн. 2. — СПб., 1854. С. 77.

3 Там же. С. 112.

4 См.: Гурьев А. Очерк развития кредитных учреждений в России. — СПб., 1904. С. 1.

5 См.: Мигулин П.П. Указ. раб. С. 1.

6 Банки и другие кредитные установления в России и иностранных землях. — СПб., 1840. С. 97.

7 См.: Гурьев А. Указ. раб. С. 3.

8 Банки и другие кредитные установления... С. 206.

9 См.: Гурьев А. Указ. раб. С. 10.

10 См.: Мигулин П.П. Указ. раб. С. 11.