З.К. АЮПОВА,

кандидат юридических наук, профессор кафедры теории и истории государства и права Казахского национального педагогического университета им. Абая

 

Переходный период от советской системы к формированию в странах — членах СНГ демократической правовой государственности характеризуется тем обстоятельством, что в настоящее время в юридической науке сложилась ситуация, когда аналитические разработки в праве перешагнули рамки научных теорий, а имеющийся аналитический материал уже не укладывается в существующие стереотипы развития. Потребность в синтезе и обобщениях ведет к появлению новой теории (понятия) правовой системы, более адекватно обобщающей данные системного анализа.

Совершенствование правового регулирования социальных отношений в современном обществе не может замыкаться только на развитии нормативных правовых актов и их надлежащего упорядочения. Такая деятельность должна быть комплексной: охватывать совершенствование всей правовой системы, в том числе повышение уровня правосознания, обеспечение единства объективного и субъективного права, улучшение деятельности правотворческих и правоприменительных органов, постоянное внимание к тому, чтобы правоотношения складывались в точном соответствии с юридическими нормами, а нормативные правовые акты отражали реальные общественные отношения.

Говоря о структуре правовой системы, следует отметить, что она складывается из нескольких компонентов (элементов), которые различаются целями, функциями, содержанием. Сложность структуры — это лишь отражение сложности образующих ее общественных отношений. Структура правовой системы может быть рассмотрена в статическом и динамическом аспектах.

Очевидно, что правовой системе и ее подсистемам присущи определенные интеграционные характеристики, которые не сводятся к совокупности образующих их подсистем, элементов.

Состав исследуемых подсистем представляет собой содержание правовой системы общества. Причем от внутренней организации элементов зависит социальная и управленческая природа целого, его направленность.

На структуру правовой системы постоянно влияют изменения, происходящие в отдельных ее элементах (реформа законодательства, изменения в организации работы центральных и местных органов, прокуратуры, судов, применяющих право, и т. д.). Однако в своей основе (политической, конституционной, экономической) она остается стабильной, сохраняя таким путем целостность управленческо-правовой реальности.

В условиях отсутствия стабильных связей, взаимодействия подсистем правовая система вряд ли смогла бы эффективно осуществлять те управленческие цели, функции и задачи, которые она призвана осуществлять. Будучи наиболее устойчивой характеристикой любого правового образования, структура противостоит тенденции дезорганизации, удерживает такие изменения в необходимых границах.

Правовая система обладает всеми чертами объективно возникающего, исторически закономерного общественного явления, существующего независимо от воли конкретных индивидов, которые, вступая в социальную жизнь, застают уже сложившиеся правовые формы, институты и должны считаться с ними, реализуя свои интересы. В то же время правовая система — продукт творчества людей, и в этом смысле она имеет все черты явлений, относящихся к миру искусственных вещей, сознательных процессов, произвольных действий.

Правовая система воплощается в принципах, институтах и нормах: это, во-первых, общие социально-исторические закономерности, свойственные данному обществу; во-вторых, свои внутренние закономерности как определенного социального феномена; в-третьих, закономерные связи первых со вторыми.

Адекватное отражение и закрепление в правовых формах господствующих общественных отношений — это объективная закономерность социальной жизни. Если эта закономерность реализуется сознательно, правовая система способствует решению насущных социальных, экономических, идеологических задач. Если же этот процесс идет стихийно, правовая система становится тормозом на пути общественного развития. В условиях формирования гражданского общества нет никаких объективных преград к тому, чтобы правовая система гибко улавливала все потребности общественного движения вперед, способствовала экономическому и социальному прогрессу.

Несомненно, что правовая система как сугубо социальное образование испытывает на себе в процессе становления и функционирования влияние различного рода общеполитических и общегражданских противоречий объективного и субъективного плана. Однако ее развитие детерминировано прежде всего ее собственными диалектическими противоречиями, которые можно подразделить на внутренние и внешние. Главное внутреннее противоречие правовой системы любого общества состоит в том, что она содержит в себе одновременно естественные и искусственные начала, связанные с человеком и государством.

К числу внутренних противоречий права можно отнести свойственное всякой правовой системе противоречие между юридическими нормами как шаблоном, применяемым к людям, и индивидуальными особенностями этих людей, а также сложившихся для них жизненных ситуаций.

Внутренними для правовой системы являются такие противоречия: между объективностью и субъективностью в праве; между тенденциями к унификации правовых норм и необходимостью учета отраслевых и местных особенностей; между дифференциацией законодательства и его интеграцией.

Не менее сложны вопросы, связанные с противоречиями, возникающими при применении права. Наибольшее значение имеют два из них: противоречие между текстом нормы (или разными нормами действующего закона) и сложившейся практикой ее применения; противоречие между правовой нормой и жизненными обстоятельствами конкретного дела.

Эффективность действия правовой системы — это степень ее активного положительного воздействия на общественные отношения, на деятельность и поведение субъектов права. Она выражается в позитивных изменениях, которые возникают в общественных отношениях в результате перевода требований юридических норм в реальное поведение индивидов и социальных групп. Результаты воздействия правовой системы на поведение и деятельность индивидов находятся в сфере реальной жизни.

Существует сложная причинная связь между действием правовой системы как целого либо ее отдельных компонентов (правовой нормы, правового института и т. д.) и результатом, выражающимся в изменении социальных явлений, процессов, отношений, деятельности и поведении людей.

В процессе изучения проблемы эффективности действия правовой системы необходимо учитывать особенности ее взаимодействия с различными социальными системами. В связи с этим можно отметить два основных варианта. Первый — это такие сферы правового взаимодействия, где вносимые в социальную деятельность изменения, возникающие под действием правовых норм, полностью касаются юридических отношений и явлений, не выходят за собственные границы правовой системы. Таковыми являются прежде всего процессуально-правовая сфера, отношения юридической ответственности. Определение социальной эффективности в этих случаях целиком падает на юридическую науку. Второй вариант носит более специфический характер и выражается не только в изменении самих юридических явлений и отношений, но и одновременно, что особенно важно, в использовании, закреплении закономерностей, тенденций и нормативов регулируемой сферы, т. е. распространяется за границы правовой системы.

21—25 октября 1985 г. в Звенигороде состоялась Всесоюзная научно-теоретическая конференция, посвященная тенденциям развития правовой системы социализма[1]. Исследования правовой системы получили широкое развитие[2].

В России и странах СНГ за последние годы появилось значительное число фундаментальных работ по теории права, множество учебников и учебных пособий, касающихся правовой системы. Но и в них подчеркивается, что категория «правовой системы появилась в научной литературе относительно недавно и до сих пор остается слабо разработанной»[3].

Исследование проблем правовой системы в новых условиях находится на начальной стадии. Особо следует отметить работы В.Н. Синюкова и А.Х. Саидова[4].

Особое место в правовой системе занимает основной закон любого государства. Юридические свойства конституции как центра правовой системы проявляются в следующем.

Во-первых, нормы конституции являются высшим материальным критерием права. Все, что содержится в праве и проявляется в нем, должно соответствовать конституционным нормам.

Во-вторых, наличие указания на основные принципы правовой системы, которые сформулированы в первом разделе. Это человек, его права и свободы как высшая ценность; народовластие, осуществляемое непосредственно (референдум) и через представительные органы; правовое государство; политический и идеологический плюрализм; разделение властей; свобода экономической деятельности и равноправие форм собственности; примат международного права. Никакие другие положения конституции и отраслей права не могут противоречить этим принципам.

В-третьих, конституционное определение системы источников права путем регулирования компетенции государственных органов. Здесь необходимо уточнить, что конституция дифференцирует не все виды источников, а лишь писанные.

В-четвертых, сами конституционные нормы являются непосредственным действующим правом. Цели и принципы конституции имеют прямое действие. Они непосредственно воспринимаются людьми и влияют на их поведение.

Практическая реализация социологических знаний в сфере права осуществляется в рамках так называемой законодательной социологии. В современных условиях возникает необходимость дальнейшего усиления взаимодействия общественных, естественных и технических наук.

Прогнозирование социальных отношений и совершенствование социальной политики лежат в основе развития правовой системы. Еще одним аспектом проблемы является разработка комплексных программ развития правовой системы. Это самостоятельная научная и практическая задача, не сводящаяся по своему содержанию ни к прогнозированию, ни к юридическому планированию.

Необходимо отметить, что по мере развития процессов дальнейшей демократизации общества все больше осознается необходимость совершенствования законодательства, решений местных органов власти, органов государственного управления, повышения эффективности реализации правовых предписаний с учетом такого фактора, как общественное мнение. Об этом прямо сказал Президент Республики Казахстан Н.А. Назарбаев в своем Послании народу «Казахстан на пути ускоренной экономической, социальной и политической модернизации»: «Полагаю, что с учетом достигнутого и новых перспектив развития необходимо продолжить реформу исполнительной власти, направленную на дальнейшую децентрализацию власти, упорядочение и повышение эффективности системы государственного управления. Мы сделали определенные шаги в направлении децентрализации системы исполнительной власти, создали условия для введения выборности акимов. В августе 2005 года мы проведем экспериментальные выборы акимов районов областей, городов Астаны и Алматы и поэтапно начнем выборы акимов аульных (сельских) округов, аулов (сел), поселков, завершив их в 2007 году»[5].

Весьма значима роль юридической науки в формировании правовой системы, так как она изучает закономерности возникновения, развития, функционирования государства и права, пути их дальнейшего совершенствования и практического использования. Отсюда вытекают все требования, которые предъявляются к ученым-правоведам на современном этапе. Суть их состоит в том, чтобы быть ближе к жизни, разрабатывать те проблемы, которые порождены практикой государственного и правового строительства сегодняшнего дня и которые будут актуальны в обозримом будущем.

Следует особенно подчеркнуть, что юридическая наука находится на определенном подъеме и играет значительную роль в формировании правовых систем этих суверенных государств. В то же время перед наукой стоят еще более сложные и комплексные задачи по совершенствованию эффективности функционирования правовой системы.

Сложность изучения юридической наукой объективных социальных закономерностей состоит в том, что развивается, перестраивается сам объект правового познания: государство, право, правовые отношения и юридически значимое поведение людей. И это происходит тем быстрее, чем быстрее развивается общество в целом. Одновременно углубляются и совершенствуются методы правового познания и возможности научного объяснения изучаемых явлений.

Одна из социальных функций юридической науки состоит в том, чтобы, раскрывая природу государственно-правовых явлений, предлагать государственным органам законодательные пути и средства совершенствования правовых институтов и норм, концепции правового регулирования общественных отношений.

Расширение и углубление знаний о правовой системе общества делает весьма актуальным философское осмысление государственно-правовой жизни. Возрастает роль такой своеобразной формы познания, как экономическо-правовые исследования, которые органически сочетают юридические и экономические знания.

Несколько слов о Законе Республики Казахстан «О нормативных правовых актах». Видимо, пришло время придать ему статус конституционного закона. Это намного изменило бы ситуацию. Подготовку подобного рода актов начала Италия. В 1942 году в Гражданском кодексе Италии появилась первая глава, которая называется «Общие положения о законе». Именно в ней дается перечень основных нормативных актов, которые являются источниками права: закон, судебная практика. Эта итальянская традиция была воспринята Статутом ООН Международного суда ООН. В его ст. 38 говорится об основных (договор, обычай) и вспомогательных (общие принципы права и др.) источниках международного права.

Невозможно говорить о правовой системе, давать ей анализ, не рассматривая ее соотношение с правовым государством, с гражданским обществом. Правовое государство и гражданское общество — относительно самостоятельные системы, входящие в правовую систему. Правовая культура выступает как мера осознания человеком и обществом своего правового состояния, «очеловечивание» содержания правовой системы и выполняет гуманистические и нравственные функции.

По мере дальнейшего развития общества по пути демократизации, по пути усиления роли права в сторону функционирования государства вопросы построения правовой системы выдвигаются на передний план. Исходя из задач, стоящих перед теорией и практикой правового строительства, желательно рассмотреть характер, предназначение и функции правовой системы, изучить ее структуру и основные звенья, раскрыть ее соотношение с правом и другими смежными явлениями, показать механизм ее регулирующего, направляющего, контролирующего, координирующего воздействия на экономические, социальные и духовные процессы.

Необходимость этого обусловливается и тем, что юридическая наука на сегодняшний день полностью не определилась в вопросе о том, что следует включить в состав правовой системы. Если раньше, приблизительно до начала 1980-х годов, правовая система отождествлялась с правом, то ныне к ее содержанию, кроме права, относят то правосознание, то правовую культуру, то иные правовые явления. Видимо, пора обстоятельно разобраться в этом многообразии вариантов решения вопросов о правовой системе, выбрав оптимальный.

Сейчас учеными предлагаются разные варианты решения этого вопроса. Утверждение правильных дефиниций — лишь начало работы по детальному изучению всего комплекса вопросов, характеризующих содержание правовой системы.

Для современного Казахстана, который вступил на путь самостоятельного развития, эффективное функционирование правовой системы имеет особо важное значение. Правовая система рассматривается в качестве общезначимого фактора общественного развития.

Говоря о соотношении систем и подсистем, мы подразумеваем, что система не сводится к сумме подсистем и что ее роль больше роли отдельных частей. Для системы характерно ее неразрывное единство со средой, а не только наличие связей внутри нее самой. Поэтому важно использование категории целостности, структуры отношений, и эта попытка, быть может, не всегда достаточно полна, не всегда завершена, но она подкупает. Правовая система представляется самоорганизующейся системой, способной изменять свою структуру.

Возрастает удельный вес и значение частного права, расширяются естественно-правовые начала, развиваются институты гуманитарного права. Системность права приобретает характер важного фактора социального развития. Но этот фактор действует не сам по себе, а в сочетании с другими факторами. Переживаемый ныне гуманитарный ренессанс выражается, в частности, в усилении воздействия мировоззренческих установок на социальное развитие. К их числу относится право, которое все больше насыщается ценностями культуры и уделяет серьезное внимание статусу личности.

Большое значение имеет соотношение правовой системы с правом и законодательством, показывающее роль правовой системы в ускорении или, наоборот, в замедлении процессов построения правового государства и гражданского общества.

В связи с выявлением места правовой культуры в структуре правовой системы интересны проблемы возрождения и модернизации важнейших компонентов правовой культуры, а также соотношения нормативных и культурно-идеологических элементов внутри правовой системы. Правовая система должна избавиться от отведенной ей роли надстроечного явления.

Достигнутый на сегодня уровень разработки теории правовой системы отражает комплекс идей предшествующих лет, и прежде всего — начального периода теории советского права. Среди юристов XX века наиболее близко к современному пониманию правовой системы подошел П.И. Стучка, по мнению которого единство права не исключает противоречий. Правовая система состоит из трех форм, каждая из которых представляет собой самостоятельную систему:

· конкретная форма (правоотношение);

· абстрактная форма (закон);

· абстрактная форма (идеология)[6].

В аспекте преемственности этих идей можно сослаться на мнение современных авторов о том, что правоотношения представляют собой конкретную, а нормы права и правосознание — абстрактные формы права; сочетание этих трех форм образует некие разноуровневые, но единые образования.

Изучение структуры правовой системы позволило сделать вывод о том, что многообразие взглядов на эту проблему определяется в конечном счете разными целями исследований. Это означает, что предложенная тем или иным автором оценка должна производиться в контексте его целостной научной позиции и с учетом того места, которое отводится данной проблеме.

В связи с изложенным правовую систему можно рассматривать как полисистемный комплекс нормативного, идеологического, организационного уровней правовой действительности, взаимосвязь которых направлена на осуществление интегративной, регулятивной, коммуникативной функций с целью укрепления конституционного строя.

При анализе понятия «функция права» раскрываются его основные признаки: связь с политической природой и, следовательно, с социальным назначением правовой системы, зависимость от социальной среды, связь с деятельностью социальных субъектов.

Функции правовой системы рассматриваются как основные направления ее обратного воздействия на социальную действительность с целью гармоничного развития всех подсистем общества и общества в целом.

Рассматривая соотношение функций права и функций правовой системы, отметим, что различают собственно правовые и общественные функции права при приоритетности последних. Выделяются функции правовой системы и общесистемные функции ее элементов. В этом случае правовая система призвана решать в первую очередь комплексные задачи, координируя функционирование всех своих элементов с учетом их специфического назначения. Так, право должно осуществлять определенную функциональную нагрузку: раскрывать содержание правового регулирования, фиксировать в устойчивых формах определенную правовую информацию, содержать предпосылки для укрепления гражданского общества. Все это способствует реализации регулятивной, коммуникативной, интегративной функций правовой системы.

При изучении соотношения функций правовой системы с собственно правовыми следует отметить меньшую степень их взаимозависимости, так как право в этом случае может функционировать самостоятельно и воздействовать непосредственно на объект.

Основные характеристики разграничения функций правовой системы сводятся к следующим моментам:

· функции правовой системы определяются ее разными целями, что в конечном счете связано с ролью правовой системы в обществе;

· каждая из функций правовой системы имеет собственный объект воздействия;

· реализация интегративной, коммуникативной, регулятивной функций правовой системы осуществляется через аналогичные механизмы общества в целом;

· каждая из функций правовой системы характеризуется специфическим механизмом реализации;

· все основные функции правовой системы должны иметь собственное содержание.

Сравнительная характеристика основных функций правовой системы позволяет более ярко высветить особенности интегративной функции правовой системы и выделить ее в качестве ведущей.

Если для права его главной функцией остается регулятивная, то для правовой системы — интегративная, что определяется прежде всего различным социальным назначением, разными целями права и правовой системы. Последняя создается для защиты и развития конституционного строя и гармоничного совершенствования всех подсистем общества. В переходный период возрастает актуальность оптимального воздействия всех сфер жизнедеятельности общественного организма, так как здесь содержится суть проблемы социальной эффективности. Все это является областью применения интегративной функции правовой системы. Ее ведущая роль по сравнению с другими функциями определяется еще и тем, что она все теснее вплетается в ткань экономической, политической, социальной, духовной сфер жизни, где интеграционные процессы приобретают особую значимость.

Следует признать, что растущая потребность гражданского общества в резком повышении эффективности интегративной функции правовой системы пока не удовлетворяется в полной мере; еще не удалось достигнуть целостности и последовательности в обновлении законодательства, продолжается правовая инфляция. Только с началом функционирования новой структуры высших органов государственной власти в рамках политической реформы, с созданием нового законотворческого механизма, разработкой и принятием ряда основополагающих законов в русле правовой реформы создается адекватная база для реализации интегративной функции правовой системы в качестве ведущей.

Среди основных свойств правовой системы отмечаются: целостность (завершенность; тотальность; наличие собственных закономерностей, структуры, свойств, сущности); интегральность (обеспечение целостного комплексного нормативно-правового воздействия на общественные отношения); системно-специфические качества (формационное, общегосударственное, государственно-культурное). Установление таких качеств позволяет понять правовую систему общества как результат развития и взаимосвязи социально-экономических, политических, идеологических отношений и процессов, происходящих в отдельных государствах и мировом сообществе, исторических традиций и современного этапа развития правовых явлений, утверждения национальных культур и их взаимопроникновения.

Правовую систему общества можно определить как структурно организованное целое, состоящее из субъектов права, системы юридических норм, правоотношений и правосознания, обеспечивающее целостное комплексное взаимодействие на общественные отношения с целью их упорядочения и достижения определенной организации.

Система есть внутренне организованное целое, состоящее из множества элементов и других частей, связанность и единство которых позволяет ей вполне самостоятельно, автономно функционировать в окружающей среде. Данное определение берется за основу при характеристике таких понятий, как «система права», «система законодательства».

При рассмотрении указанных понятий необходимо учитывать имеющиеся в юриспруденции тенденции расширения содержания понятий права, различение права и закона (юридических норм). Рассмотрев доводы как сторонников, так и противников различения, можно сделать вывод о том, что широкое понимание права основано на более последовательном применении социологического подхода, определении глубокой генетической связи права с нравственностью.

Не только потребность углубления правопонимания, но и конкретные практические проблемы привели к осознанию важности несведения права к закону. Отмечается значимость увязки вопроса о качестве закона и законодательства в целом с их правовым содержанием.

Устанавливая эмпирические границы закона, можно заключить, что его качество зависит исключительно от форм выражения норм права, от правильности их формулировок, обеспеченности необходимой санкцией и способности оказывать регулятивное воздействие на общественные отношения. Мы признаем недостаточность этих качественных характеристик закона для признания его правовым. Причины и следствия появления права в обществе — ключ для понимания «правового» закона, а не для оценки людьми действующего законодательства.

Закон является «правовым» не потому, что он поддерживается большинством членов общества, а вследствие того, что даже при наличии разных нравственных установок людей он отражает их общие представления о равенстве, свободе, справедливости. Правовое содержание закона образуют идеи, действия и отношения, обеспечивающие реальный порядок социальной жизни и свободы каждого отдельного человека в рамках определенной цивилизации путем согласования воли властвующих с волей подвластных, разграничение и согласование интересов общества, государства и отдельной личности, определение меры свободы автономных субъектов (индивидов), их объединений и государства в целом.

Указывая на некоторые недостатки практики принятия «неправовых» законов, следует особо отметить недопустимость решения проблемы декларативных законов путем закрепления в юридических нормах возможности со стороны правоприменительных органов по своему усмотрению не реализовать законы под предлогом отсутствия финансов. В этом случае разумнее использовать механизмы постепенного ввода законов в действие.

Признание значимости юридических норм в системе права не исключает вывода о наличии более широкого содержания рассматриваемой системы. Под системой права понимается целое, состоящее из правовых идей, ценностей, правовых притязаний и отношений, внутреннее единство и дифференцированность которых позволяют обеспечивать такой порядок в обществе, когда достигается минимум свободы субъектов, необходимый для сохранения цивилизованного существования данного общества.

Система же законодательства предполагает два основных момента: единство юридических норм, обеспечивающих согласование и непротиворечивое регулирование общественных отношений; единство внешних форм выражения юридических норм. Такая система — это внутренне и внешне организованная целостность, состоящая из всех нормативных правовых актов государства, обладающая единством содержания и способов его выражения, дифференцированная на отрасли, подотрасли и институты, обеспечивающая порядок в нормативном массиве информации.

Однако категория «правовая система» в научной литературе является относительно новой, ее появление связано в развитием правопонимания1. Поскольку отдельные правовые феномены (право, правоотношения, правосознание, нормативный правовой акт и др.) достаточно хорошо изучены, возникла необходимость в одном понятии представить общую картину всей правовой действительности.

Практически любой законодатель при установлении нового нормативного акта должен ясно представлять, как будет действовать этот акт в рамках данной правовой системы, ее институтов, отраслей. Это положение тривиально, но на практике и в науке весьма сложно охватить в каждом конкретном случае всю действующую правовую систему.

Общеизвестно, что правовую систему в юридической литературе до конца 1970-х годов отождествляли с системой права. В начале 1980-х годов в статьях С.С. Алексеева, В.Н. Кудрявцева, Н.И. Матузова, В.С. Нерсесянца, Ю.А. Тихомирова и др. вышеизложенное понимание было подвергнуто сомнению. В советское время господствовал сугубо узконормативный подход к пониманию права. Первая дискуссия о системе права возникла в конце 1930-х годов, продолжилась в 1950-х, а новую силу приобрела в 1980-х годах. В это время в ряде работ появились элементы широкого подхода к пониманию права.

Ряд ученых полагает, что право — это не только система норм, а еще и нечто другое, более широкое. Такой методологический подход к пониманию права уже был воспринят за рубежом, хотя и там преобладало отраслевое понимание правовой системы.

 

Библиография

1 Сов. государство и право. 1986. № 3. С. 124—126.

2 См., например: Правовая система социализма: В 2 кн. / Под ред. А.М. Васильева. — М., 1986, 1987; Матузов Н.И. Правовая система и личность. — Саратов, 1987; Тиунова Л.Б. Системные связи правовой действительности. — СПб., 1991.

3 Теория права и государства / Под ред. Г.Н. Манова. — М., 1996. С. 180.

4 См.: Синюков В.Н. Российская правовая система. — Саратов, 1994; Саидов А.Х. Сравнительное правоведение. — Ташкент, 1999; Он же. Введение в основные правовые системы современности. — Ташкент, 1998.

5 Казахстанская правда. 2005. 19 февр. С. 2.

6 См.: Стучка П.И. Революционная роль права и государства // Избр. произв. марксистско-ленинской теории права. — Рига, 1964. С. 120—131.