Рецензия на: Трещева Е.А. Субъекты арбитражного процесса. Общие теоретические вопросы понятия и классификации субъектов: Моногр. — Самара: Самарский ун-т, 2006

М.А. ФОКИНА,
кандидат юридических наук, доцент, замзавкафедрой гражданского, арбитражного и административного процессуального права Российской академии правосудия
В.Н. ИВАКИН,
кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского, арбитражного и административного процессуального права Российской академии правосудия 
 
Актуальность рассмотренных в монографии Е.А. Трещевой вопросов несомненна, поскольку посредством действий субъектов, участвующих в арбитражном процессе, обеспечивается достижение задач, стоящих перед арбитражными судами. Рецензируемое издание, представляющее собой теоретическое исследование правового положения субъектов арбитражного процесса, направлено на восполнение пробелов в научных трудах по этой проблематике.
 
Монография структурно состоит из четырех глав, объединивших 12 параграфов, и отвечает заявленным автором основным целям научного исследования. В работе детально анализируются вопросы, связанные с формированием учения о субъектах гражданского и арбитражного процессов, понятие и структура арбитражных процессуальных правоотношений, классификация субъектов арбитражных процессуальных правоотношений, правовое положение лиц, участвующих в деле, и иных участников процесса.
Заслуживает одобрения творческое использование автором научных трудов не только современных ученых, но и наследия русских правоведов XIX — начала XX в. Предпринята попытка проанализировать труды известных русских и советских ученых-процессуалистов с позиций современных правовых реалий. Автор уделила внимание трудам не только корифеев процессуальной мысли — А.Х. Гольмстена, Е.А. Нефедьева, Е.В. Васьковского, но и многих других выдающихся ученых — Б.Н. Зейдера, В.Н. Щеглова, А.А. Мельникова, П.Ф. Елисейкина, А.А. Добровольского, Р.Ф. Калистратовой, Д.М. Чечета, Н.А. Чечиной.
Истоковедческая база обширна, что позволило автору раскрыть содержание арбитражных процессуальных правоотношений и предложить классификацию субъектов арбитражных процессуальных правоотношений. Особое внимание обращается на проблему юридического интереса, наличие которого служит главным признаком лиц, участвующих в деле. В качестве объединяющего признака этих лиц автор называет процессуальный интерес.
Заслуживает внимания поставленная Е.А. Трещевой проблема адресности норм, регулирующих порядок совершения и содержания процессуальных действий во время рассмотрения арбитражными судами дел. По мнению автора, нормы арбитражного процессуального права адресованы прежде всего суду, поскольку определяют, какие процессуальные действия в ходе процесса может совершить суд. Регулируя деятельность участников процесса, нормы арбитражного процессуального права указывают суду, в каких рамках могут действовать те или иные субъекты.
Выявив тесную взаимосвязь прав и обязанностей суда и участников арбитражного процесса, Е.А. Трещева приходит к выводу о необходимости закрепления в нормах арбитражного процессуального права полномочий суда на принуждение к исполнению конкретных процессуальных обязанностей.
Положение арбитражного суда как обязательного субъекта арбитражного процесса определяется автором рецензируемой работы через компетенцию, которая исследуется применительно к отдельным стадиям арбитражного процесса. При исследовании вопроса о правовом положении арбитражного суда первой инстанции Е.А. Трещева обосновывает заслуживающее поддержки мнение о целесообразности уточнения в АПК РФ порядка прекращения производства по делу с указанием, что процессуальное действие совершается в судебном заседании (предварительном или основном) (с. 89—90). Правильно отражено отличие статуса арбитражного заседателя от статуса судьи арбитражного суда (с. 124—126). Следует согласиться и с тем, что законодатель ошибочно отнес помощника судьи и секретаря судебного заседания к лицам, содействующим осуществлению правосудия (с. 127—128). Интересно предложение автора о возложении на помощника судей функций посредников во время подготовки дела к судебному разбирательству (с. 131—134).
Работу отличает цельный, системный подход к характеристике правового статуса субъектов арбитражного процесса, позволяющий одновременно раскрыть его специфику применительно к их отдельным категориям и конкретным видам, что повышает ценность предпринятого автором исследования. Вместе с тем ряд положений не бесспорны. Это относится к утверждениям, что судьи являются отличным от суда видом субъектов арбитражного процесса (с. 23—24); объект процессуальных правоотношений — материально-правовые отношения (с. 25); компетенцию арбитражного суда составляет совокупность его процессуальных прав и обязанностей (с. 77); понятие «субъект доказательственной деятельности» следует отграничивать от понятия «субъект доказывания» (с. 96).
Едва ли можно согласиться с предлагаемым автором определением юридического интереса в деле как направленности процессуальной деятельности лица, участвующего в деле, к определенному результату (с. 66), поскольку очевидно, что эта направленность определяется юридическим интересом. Касаясь правового положения представителей в арбитражном процессе (с. 70—71), Е.А. Трещева не упоминает о позиции, занятой законодателем по вопросу о процессуальном положении данного вида участников арбитражного процесса в АПК РФ 2002 года (ст. 54 АПК РФ).
Вызывает возражение предложение автора относительно представления арбитражному суду в порядке кассационного производства права исследовать и оценивать (т. е. устанавливать) фактические обстоятельства, на которые ссылаются лица в возражениях по жалобе (с. 109).
Цель проверки судебных актов арбитражным судом кассационной инстанции — соблюдение их законности. Проверка обоснованности носит вспомогательный характер и актуальна в той мере, в которой способствует достижению цели по установлению законности судебного акта. Из аксиоматического утверждения о том, что законность всегда включает в себя некоторую часть обоснованности, поскольку мотивировка судебного акта содержит юридические и фактические основания выводов, не следует с неизбежностью вывод о пересмотре фактических обстоятельств дела в арбитражном суде кассационной инстанции.
Согласно Рекомендации Комитета министров № R (95)5 от 07.02.1995 государствам-членам относительно введения в действие и улучшения функционирования систем и процедур обжалования по гражданским и торговым делам жалобы в суд третьей инстанции должны подаваться прежде всего в рамках таких дел, которые будут развивать право или способствовать единообразному толкованию закона. Функциональное предназначение суда третьей инстанции заключается, во-первых, в обеспечении единообразия судебной практики. Во-вторых, не исключается рассмотрение этим судом дел с точки зрения соответствия их нормам права. Первая функция в отечественном арбитражном процессе реализуется на четвертой стадии — надзорном производстве, вторая — в арбитражном суде кассационной инстанции, который проверяет вступившие в законную силу судебные акты с точки зрения соответствия нормам материального и процессуального права.
В европейских странах (Германия, Франция) суд третьей инстанции в исключительных случаях сохраняет право контроля за фактической стороной дела. При этом для него оценка фактических обстоятельств дела, данная судом нижестоящей инстанции, обязательна. Такой контроль осуществляется в форме проверки правильности применения норм материального и процессуального права.
Вышеперечисленные моменты носят дискуссионный характер, но ни в коей мере не меняют благоприятного впечатления от книги Е.А. Трещевой, что свидетельствует о реальном вкладе ее автора в науку. То обстоятельство, что монография вызывает желание вступить с ее автором в дискуссию, свидетельствует о важности поднятых в ней проблем.
Монография написана хорошим литературным языком, полезна как научным, так и практическим работникам, а также всем тем, кто интересуется проблемами арбитражного процессуального права.